Законы экономии поглаживаний



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Законы экономии поглаживаний



 

Обучение детей законам экономии поглаживаний составляет программу начальной подготовки по Отчужденности. Как и любой другой сценарий, Отчужденность основана на запретах и предписаниях.

Запреты, ведущие к экономии поглаживаний, таковы:

1. Не давай поглаживаний, когда тебе хочется ими с кем-то поделиться. Этот запрет объясняет сам себя. Он означает, что людям не разрешается свободно обмениваться проявлениями симпатии и любви.

2. Не проси поглаживаний, когда они тебе нужны. Этот запрет тоже объясняет сам себя, и, похоже, именно его вбивают в головы детей сильнее всего.

3. Не принимай поглаживаний, когда хочешь их принять. Этот запрет не так распространен, как два первых. Когда он есть, он не дает людям принимать поглаживания, которые им дают, даже если им хочется принять эти поглаживания.

4. Не отказывайся от поглаживаний, когда они тебе не нужны или не нравятся. Часто люди дают друг другу поглаживания, которые вызывают у них неприятные ощущения или не нужны им. Например, женщина, внешность которой по несчастной случайности соответствует стандартам красоты журнала «Плейбой», постоянно получает поглаживания за свою красоту. После нескольких лет такой жизни она начинает раздражаться, когда ей их предлагают. Она говорит, что ей неприятно, когда люди, главным образом и в первую очередь, обращают внимание на ее внешность. Женщины, которых редко посещают такие чувства, видимо, имеют разрешение отказываться от таких комплиментов. Освобождение женщин позволило им говорить в ответ на избитый комплимент: «Я не хочу слышать, что я красива. Я уже знаю это. Что еще ты можешь сказать обо мне?» Это пример отказа от нежелаемых поглаживаний. Если женщина кроме разрешения на отказ от поглаживаний имеет еще и разрешение просить о поглаживаниях, она может добавить: «Почему ты не скажешь, что я умна или что я сильная?»

У мужчин существуют аналогичные проблемы с поглаживаниями, которые касаются их силы, ответственности, ума и трудолюбия. Движение за освобождение мужчин помогает им отказываться от таких поглаживаний, а вместо них спрашивать: «Я хороший человек? Я чувствителен? Я красив? Я симпатичный?»

5. Не давай поглаживаний самому себе. Самопоглаживание, или то, что в транзактной терапии называется «хвастовство», объявляется вне закона. Детей учат, что «скромность — лучшая добродетель» и что любовь к себе и похвалы самому себе постыдны, греховны и неправильны.

Перечисленные основные запреты формируют у детей стремление экономить поглаживания, гарантирующее им голод по поглаживаниям, который сделает их управляемыми. Как было указано раньше, хроническое голодание такого рода ведет к депрессии или Отчуждению. В главах, посвященных терапии, я расскажу, как лечить Отчуждение.

Запрет на выдачу поглаживаний самому себе легче всего продемонстрировать в игре «Хвастовство». Когда человека просят встать посреди комнаты и сказать, что ему в себе нравится, самая частая реакция — это паника. Когда Джек решает «похвастаться» и выходит на середину комнаты, он чувствует, что нескромно или неправильно — говорить о себе хорошее или что, если он скажет о себе хорошее, другие люди могут обидеться.

Далее Джек, скорее всего, обнаружит, что не знает своих положительных качеств и что он не может себе позволить называть себя словами, подразумевающими ценность. Если он попробует послушать комплименты в свой адрес, то есть принять поглаживания, он наверняка обесценит большую их часть.

На слова «у тебя прекрасная кожа» Родитель в его голове скажет: «Они не видели тебя вблизи». На слова «у тебя красивая улыбка» Родитель ответит: «Они не видели, как ты злишься». Если кто-то заметит, что Джек умный, его Родитель тут же обесценит комплимент, добавив: «Да, но ты некрасивый». Есть и другие хитрости, которые помогают избежать поглаживания: поблагодарить, сделав вид, что принимаешь поглаживание, но при этом пожать плечами (при этом комплимент как бы скатывается с них, вместо того чтобы «впитаться»). Можно «вернуть» поглаживание, как бы говоря: «Я не заслужил вашего комплимента, поэтому в ответ должен дать вам свой». Еще один аргумент: «Эти люди не знают тебя, поэтому их поглаживания пустые» — и это несмотря на то, что перед началом игры каждый участник принял обязательство говорить только искренние слова!

Существует множество табу, препятствующих свободному обмену поглаживаниями. Гомосексуальное табу предупреждает поглаживание между мужчиной и мужчиной и женщиной и женщиной. Гетеросексуальное табу предупреждает поглаживания между людьми противоположного пола, если только они не состоят в определенных отношениях, одобренных обществом (в браке или помолвлены). Некоторые табу на прикосновения запрещают физический контакт между детьми и взрослыми, если только они не принадлежат к одной семье, и даже в этом случае контакт допускается только в специально оговоренных ситуациях. Одним словом, средства удовлетворения базовой потребности человека «благодаря» табу делаются недоступными этому человеку.

В результате этих манипуляций люди лишаются способности любить, и любовь оказывается направлена против них, став наградой за примерное поведение.

Из сказанного ясно, что человек или группа людей, которым удалось отбросить экономию поглаживаний, обретают контроль над удовлетворением одной из важнейших своих потребностей и вследствие этого снимают с себя обязательства по отношению к обществу. Именно по этой причине субкультура хиппи, с ее проповедью свободной любви, вызвала такую панику в правительстве и в юридических кругах. Мнение о том, что человек перестает работать и вести себя ответственно, освободившись от необходимости экономить поглаживания, верно в том случае, когда понятия «работа» и «ответственность» определяются не самим человеком, а другими людьми. Неверно, что индивид, свободный от экономии поглаживаний, будет вести растительный образ жизни, как боятся некоторые. Понятие о том, что удовлетворенный человек не будет ни трудолюбивым, ни ответственным, было краеугольным камнем традиционной педагогики. Тем не менее факты противоречат этой гипотезе. Я предполагаю, и мой опыт неоднократно подтверждал, что человек, чья потребность в поглаживаниях удовлетворена, сильнее стремится к гармонии с собой, другими и природой.

Удовлетворение потребности в поглаживаниях — противоядие от Отчужденности и депрессии. Банальный сценарий депрессии может быть преодолен через понимание экономии поглаживаний и отказ от нее. То, как это сделать в условиях групповой работы, будет показано в главе 22 настоящей книги.

 

 

Глава 9

Начальная подготовка: начальная подготовка по безумию

 

Познание

 

Мы являемся на свет, будучи в таком же неведении относительно законов природы, в каком находился наш самый первый предок, живший в пещере, и за относительно недолгое время от рождения до наступления зрелости приобретаем огромное количество информации и достигаем понимания, необходимого для того, чтобы жить в нашем сложном мире.

Люди многое сделали для того, чтобы добиться права познавать, несмотря на сопротивление других людей. В истории были времена, когда людям не разрешалось забираться на горы, вскрывать мертвые тела или смотреться в зеркало. Каждая из разновидностей стремления к знанию когда-то была жестоко наказуема. Далеко не всегда было безопасно пытаться понять законы природы. В ряде мест до сих пор некоторые знания находятся под запретом. В некоторых школах США учитель, который рассказал детям о сексуальности, о теории эволюции или о социализме, рискует потерять место.

Ученые детально изучили законы химии и силы неодушевленной природы и теперь знают, как их контролировать. Каждый человек, который хочет иметь автомобиль, может его получить (правда, за плату), но мы до сих пор не изучили свою душевную жизнь настолько, чтобы дать каждому, кто захочет, близкие отношения, хотя иметь такие отношения хочет каждый.

Я полагаю, что стремление к знанию подавлялось всегда. Люди узнали о движении звезд и планет вопреки этому сопротивлению; несмотря на него, мы поняли законы физики и химии и изучили собственное тело.

Теперь мы стремимся как можно полнее познать свою душу и души других людей. Мне кажется, что сейчас в этой области существует такой же запрет на познание, какой существовал во времена Леонардо да Винчи и Галилея.

Самопониманию нередко препятствуют представители медицинских специальностей. Психиатры говорят нам, что мы не можем понять себя, и не одобряют тех, кто считает, что способен на это без их помощи.

Человека, который пожелает понять, как функционирует его организм и откуда берутся болезни, доктора не погладят по головке. В лучшем случае врач скажет: «Я — доктор», что значит: «Доверьте свое тело мне». В худшем случае его заставят испытать чувство вины за то, что он попытался контролировать процесс лечения или (о ужас!) действия врача.

В средневековье запрещалось смотреть на себя в зеркало. В двадцатом веке косо смотрят на женщин, которые с помощью зеркала проводят гинекологическое самообследование, — их действия приравниваются к осуществлению медицинской деятельности без лицензии.

Тем не менее человек имеет право познавать себя, включая свое тело. Способность познавать и понимать мир и самих себя является функцией взрослого эго-состояния. Личность располагает двумя Взрослыми: Взрослым первого порядка, или Взрослым в Ребенке (Маленьким Профессором), и Взрослым второго порядка. Эти два состояния занимаются тем, что собирают и обрабатывают информацию о мире.

Взрослый второго порядка создан для переработки закодированной информации, то есть информации, изложенной словами или символами. Это эго-состояние считается рациональным, или научным, в противоположность интуитивному. Хотя это разделение не совсем правомерно: интуитивное прозрение является важной частью научного исследования. Многие ученые признавали, что интуитивные «озарения» и иррациональный ход мысли играют большую роль в их работе. Ratio не более научно, чем интуиция. При рациональном подходе полученная информация точнее, а данные можно измерить и количественно обработать. С другой стороны, когда нет доступа к количественным данным, интуиция дает больше для понимания процесса, чем рациональное мышление.

Маленький Профессор, или Взрослый в Ребенке (интуитивное начало), больше приспособлен для сбора, хранения и анализа незакодированной информации, то есть информации, которая, будучи смутной и неоформленной, тем не менее является полезной. Интуиция, или Взрослый в Ребенке, работает на границах человеческого познания. Как обнаружил Эрик Берн в своем исследовании, интуиция — это могущественный инструмент, который можно использовать с выгодой для себя. Несмотря на то, что в научных кругах интуиция не признана в качестве источника достоверной информации, люди постоянно пользуются ею в быту. В отсутствие точных, количественных данных интуиция может стать эффективным инструментом решения проблемы (так же, как Родитель помогает принять решение в отсутствие информации, необходимой Взрослому). Так как о душевной жизни человека мало научных данных, в человеческих отношениях важную роль играет интуиция.

Оба Взрослых в человеке подавляются в процессе начальной сценарной подготовки. Как будет показано в главе, где говорится о полоролевом программировании, в каждой семье есть тенденция нападать на одно из двух взрослых состояний человека. Воспитание мальчиков подавляет интуицию (Маленького Профессора), воспитание девочек — логику (Взрослого). Иными словами, хотя бы одной из этих двух способностей (которые являются краеугольным камнем взаимодействия с миром) не суждено развиться полностью. Логика и интуиция ребенка разрушаются двумя способами: игнорированием и ложью.

 

Игнорирование

 

Игнорирование — очень распространенное явление.

Так называют пересекающуюся транзакцию, где человек, которого подвергают игнорированию, хочет передать информацию от своего Взрослого Взрослому собеседника, а собеседник отвечает от лица Родителя или Ребенка. Рассмотрим следующий пример.

Мэри приходит в спальню родителей среди ночи и будит маму.

Мама(Взрослый). Что случилось, Мэри?

Мэри(Взрослый). Мама, мне страшно.

Мама(Родитель). Не надо бояться, Мэри, иди спать.

Мама задает Мэри вопрос от лица своего Взрослого, на который Мэри отвечает тоже от лица Взрослого: она сообщает, что ей страшно. Мамин же ответ обесценивает сообщенный факт, а именно информацию о том, что Мэри страшно. После этого Мэри скорее всего испугается еще больше и потеряет остатки здравого смысла. Если она заплачет, мать может рассердиться, а может предложить ей лечь с собой в постель. Независимо от того, как поведет себя мать — заботливо или строго, игнорирование в любом случае уменьшит способность Взрослого Мэри мыслить разумно.

Сравните:

Мама (Взрослый). Что случилось, Мэри?

Мэри (Взрослый). Мама, мне страшно.

Мама (Взрослый). Чего ты боишься?

Мэри (Взрослый). Я услышала шум, и боюсь, что в наш дом залезли воры.

Мама (Взрослый).А-а, понимаю. Но я думаю, в доме никого нет. В нашем квартале за десять лет не было ни одной кражи, и (Родитель) я бы хотела, чтобы ты пошла к себе и легла спать, хорошо?

Мэри (Ребенок).Хорошо. Но можно, я приду опять, если мне приснится еще один страшный сон?

Мама (Родитель).Согласна, а сейчас иди спать.

В этой транзакции информация, сообщенная Мэри, не была обесценена, и поэтому она не испугалась еще больше. Мэри узнала ряд важных фактов: что она живет в спокойном районе, где очень мала вероятность преступления; что на маму можно положиться, если ты испугалась; наконец, она узнала от мамы, как себя вести с человеком, который испугался.

Игнорирование сводит людей с ума. Рональд Лэнг хорошо понимал это и дал в своей книге «Узлы» несколько примеров игнорирования и того, как оно действует на человеческий разум.

Джилл. Я боюсь.

Джек. Не бойся.

Этот диалог — пример игнорирования. Игнорирование сбивает человека с толку. Лэнг продолжает.

Джилл. Я боюсь испугаться, когда ты говоришь мне, чтобы я не боялась.

Боюсь.

Боюсь испугаться.

Не бояться испугаться.

Не боюсь.

Боюсь не испугаться.

Не боюсь не испугаться.

Другой пример.

Джилл.Я недовольна, что ты недоволен.

Джек. Я не недоволен.

И снова Джилл теряется.

Джилл.Я недовольна, потому что ты не недоволен тем, что я недовольна тем, что ты недоволен.

Джилл — не единственная жертва игнорирования. Джеку тоже придется иметь дело с его результатами.

Джек. Янедоволен тем, что ты недовольна тем, что я не недоволен тем, что ты недовольна, когда я недоволен, в то время как я не недоволен.

Джилл.Ты думаешь, что я глупая.

Джек. Яне думаю, что ты глупая.

Это тоже игнорирование. У Джилл есть интуитивное ощущение того, что Джек не уважает ее мыслительные способности. Джек прибегает к игнорированию и запутывает Джилл.

Джилл. Я глупая, потому что думаю, что ты думаешь, что я глупая, когда ты этого не думаешь, или это значит, что ты лжешь.

Я глупая в любом случае!

Думать, что я глупая, если я глупая.

Думать, что я глупая, когда я не глупая.

Думать, что ты думаешь, что я глупая, если ты не думаешь этого.

Психиатр или психолог назвал бы некоторые мысли Джилл паранойяльными. Чувства, которые сопровождают эти мысли, можно счесть неадекватными. Люди, которые постоянно терпят и принимают игнорирование, действительно могут сойти с ума и «демонстрируют» симптомы заболевания паранойей и неадекватные чувства. Безумие — это крайнее проявление сценария «Без ума».

Игнорирование — это способ, которым родители и другие люди, окружающие ребенка, препятствуют развитию его интеллектуального потенциала и подавляют его способность к пониманию окружающего мира. Игнорированию подвергаются интуитивное, чувственное (эмоциональное) и логическое познание.

 

Игнорирование интуиции

 

Люди способны мгновенно и не рассчитывая, то есть интуитивно, оценить душевное состояние другого человека — иными словами, читать мысли друг друга.

Мы чувствуем, когда другой человек счастлив, печален, возбужден или напуган, чувствует вину, доверяет или подозрителен. Мы различаем, когда человек нападает, а когда защищается, знаем, когда он лжет, а когда говорит правду.

Чувствовать состояние другого очень важно для того, чтобы эффективно общаться. Процесс переработки интуитивной информации отличается от процесса переработки логической (или взрослой) информации.

Логические данные могут быть использованы как таковые, без поправок. Например, когда вы покупаете бензина на два доллара и платите в кассу двадцатидолларовым билетом, вы знаете, что вам должны дать восемнадцать долларов сдачи, с вероятностью, скажем, 99,5 %, а точнее, это знает ваш Взрослый.

С другой стороны, допустим, вы встретили на улице знакомого, и у вас возникло впечатление, что он расстроен, грустен или устал и что он может не принять дружеское приветствие. Вы не знаете этого наверняка, но можете приблизительно представить, что именно он сделает. Итак, вы решаете, что с вероятностью 60 % он оттолкнет ваше поглаживание, и поэтому приближаетесь к нему с нерешительной улыбкой, ожидая его реакции (обратной связи). Если он широко улыбнется в ответ на вашу улыбку, значит, ваша гипотеза была неверна и ее нужно изменить и т.д. Эффективное использование интуиции происходит с опорой на обратную связь.

Опираясь лишь на интуитивное ощущение, нельзя решить, что друг обязательно (то есть с вероятностью 100 %) отреагирует негативно на встречу с вами, и пройти мимо, не поздоровавшись. Излишнее доверие к интуиции, не подкрепленное обратной связью, вредно и считается проявлением паранойи. Даже несмотря на то что интуитивные заключения редко оказываются неверными, важно пользоваться ими с осторожностью.

Когда интуитивные догадки ребенка обесцениваются, он оказывается в ситуации, когда интуитивной информации Маленького Профессора раз за разом противоречит информация, исходящая от обесценивающего лица. Такое положение дел приводит ребенка в состояние стресса.

Человек, чья интуитивная способность была обесценена, может игнорировать данные своей интуиции или попытаться реагировать одновременно на информацию, исходящую извне и изнутри. Оба варианта оставляют желать лучшего.

Игнорирование интуиции делает нас неинформированными, беспечными и заставляет нас чувствовать себя глупыми. Игнорирование информации извне превращает нас в «параноиков», делает нас неспособными общаться и мешает нам достигать компромисса в общении. Попытка учитывать как информацию извне, так и свои ощущения, сбивает человека с толку.

Противоядием от игнорирования служит прояснение (гл. 23).

 

Игнорирование чувств

 

Другая важная форма знания, которую разрушает игнорирование, — это знание человека о его собственных чувствах. Мы постоянно испытываем различные чувства в связи с происходящими вокруг нас событиями. Мы злимся, печалимся, чувствуем себя виноватыми или счастливыми в зависимости от обстоятельств. Некоторые из этих чувств могут оказаться неприемлемыми для окружающих, особенно когда они исходят от маленького ребенка.

Одни родители не любят, когда их дети грустят, других раздражают проявления радости, третьи не одобряют выражения гнева или любви. Когда ребенок выражает такое чувство, родители делают все, чтобы заставить ребенка никогда больше не выражать его. В одной семье игнорируют гнев, в другой страх и т.д. С другой стороны, излюбленные чувства родителей (или семейный транзактный рэкет: чувства гнева, печали, разочарования и т.д.) поощряются и некритично применяются в любой ситуации. Как и в случае с интуицией, игнорирование чувств ребенка приводит к тому, что он лишается очередного важного источника информации. Лэнг указывает на то, что отношение к чувствам ребенка как к необоснованным превращает его в душевного инвалида. Игнорирование чувств ведет к расколу личности. Человек перестает замечать важную часть своего бытия, свои чувства. Они тем не менее продолжают существовать и влияют на телесное состояние индивида и его поведение. Не выраженные гнев, стыд, страх, печаль аккумулируются и находят свое выражение окольным путем. Иногда не выраженные чувства (купоны) выплескиваются наружу в «эмоциональном запое». Иногда они проявляются в болезненных симптомах или в каких-то особенностях поведения, как в случае человека, который ночью скрежетал зубами, или женщины, у которой постоянно дрожали губы. Человек, чьи чувства игнорируются, имеет выбор:

Игнорировать свои чувства и вести себя, как если бы их не было. В результате человек «отключается» от своих эмоций. Этот выбор часто делают мужчины: они становятся холодными и бесчувственными.

Сохранить свои чувства и не обращать внимания на тех, кто их игнорирует. Таких людей обычно считают чрезмерно эмоциональными и незрелыми. Такой выбор чаще делают женщины: они становятся «иррациональными».

Попытаться жить, одновременно учитывая чувства и мнение тех, кто их игнорирует. Так очень легко запутаться. Такой человек становится рассеянным и тревожным.

 

Игнорирование логики

 

Наиболее часто в семье игнорируют чувства и (или) интуицию ребенка. Тем не менее рациональное мышление, или функция Взрослого, тоже может пострадать в процессе воспитания: восприятие ребенком очевидных фактов и построение логических связок между ними не всегда поощряется. Например, одна женщина вспоминала, что ее мать была ленивой и безответственной и что она часто думала, что мама ведет себя непоследовательно. Она задавала ей логичный вопрос: «Мама, почему ты сердишься на папу за то, что он не постриг газон, когда у тебя самой в раковине гора немытых тарелок?» Это искреннее и логичное рассуждение, сделанное Взрослым маленькой девочки, было встречено сильнейшим неодобрением матери: «Будешь умничать — голову оторву!» Это утверждение было ясным и сильным запретом на использование девочкой логической способности, ее Взрослого. Ее мать сказала ей «Не думай!», и в дальнейшем этот запрет сильно повредил развитию логического мышления девочки.

Другая женщина вспоминает, что ее родители всегда сердились, когда она приходила домой из школы и выражалась научными словами, рассуждая о понятиях, которые она узнала от любимого преподавателя, поощрявшего ее способность мыслить логически. Кульминация наступила в тот день, когда в ответ на расистское замечание отца относительно соседей, она сказала: «Это предрассудок». Отец повернулся к ней и закричал: «Предрассудок?! Я тебе покажу предрассудок! Не смей дерзить в этом доме!» и ударил ее по лицу. Фраза «Не смей дерзить в этом доме!» глубоко врезалась в детский ум. Для нее она значила, что быть умной и пользоваться научными терминами — это разновидность дерзости. Позже, когда она училась в колледже, в ее голове часто возникали слова ее Большого Свина: «Что ты хочешь сказать тем, что учишь эту чушь? Кто ты такая, чтобы умничать?»

Один из способов игнорировать Взрослого — не давать ему принимать участие в разрешении трудной ситуации. Эрик Берн указывает, что в одной семье, когда что-то не получается, родители злятся, обижаются или впадают в уныние, а в другой — ищут решение проблемы. Детей редко учат искать рациональное решение в сложной ситуации: вместо этого их приучают использовать при принятии решения Родителя или Ребенка.

Шифф и Шифф описывают, как игнорирование логической способности ребенка влияет на его способность разрешать проблемы. В трудной ситуации люди реагируют по-разному. Один подумает: «У меня есть проблема, и ее надо решить». Другой человек решит: «У меня проблема, и я не могу ее решить» или «Никакой проблемы нет», таким образом игнорируя свою способность мыслить логически (способность решать проблемы).

Когда родители не поощряют способность ребенка разрешать проблемные ситуации, у ребенка в ответ развиваются «легкомыслие», «глупость», пассивность и неспособность думать в сложной ситуации.

Запрет на решение проблем проявляется в отношении человека к трудным ситуациям. Люди часто говорят, что их судьба предрешена и ничего изменить нельзя. Некоторые даже чувствуют, что они не вправе приложить свои логические способности к изменению хода жизни. Если им предложить такую возможность, они могут спросить: «Так что, все нужно анализировать? Нет ничего святого?» Такая установка часто бывает результатом программирования родителей, которые не поощряли ребенка использовать свою взрослую часть.

Есть люди, которые считают, что, если думать о том, как решить проблему, обязательно сглазишь себя. Некоторые алкоголики верят, что их сглазили. Некоторые люди просто чувствуют, что трезвый, холодный анализ заставит то хорошее, что есть в их жизни, растаять в воздухе.

На самом деле познание помогает обрести власть над событиями своей жизни. Можно повлиять только на то, что понимаешь. Я приведу пример.

Мистер Бруто, чье сценарное решение гласило «буду работать на износ, пока не умру от сердечного приступа», знал только то, что было связано с его работой. Он начинал свой день пятидесятиминутной дорогой на работу, вдыхая загрязненный воздух. Он работал целый день, и у него было всего два пятнадцатиминутных перекура и один обеденный перерыв, во время которого он набирался сил на вторую половину рабочего дня. Он работал сверхурочно в выходные, а в свободное время подрабатывал как сантехник. Он считал, что у него хорошая работа, так как ему платили семь долларов в час плюс сверхурочные (но на деле у него не было выбора: он должен был работать сверхурочно, когда от него требовали). Единственной проблемой, которую он осознавал, была бессонница да еще головные боли, а временами — неконтролируемые запои. Он никогда не получал повышения на работе и всегда был в долгах. Счета за прошедший месяц оставляли его карманы пустыми. Кроме того, он выплачивал кредит за машину и воспитывал из своих детей хороших, ответственных работников, хотя иногда побаивался, как бы они не пристрастились к наркотикам.

Ему хотелось иногда почитать, но он не мог сосредоточиться и потому получал информацию о мире из телевизионных программ во время ужина. Как ему казалось, он смотрел телевизор больше, чем надо, но не мог остановиться.

Мистер Бруто пришел в группу, чтобы избавиться от пристрастия к алкоголю. Он не был полон надежд, так как верил, что алкоголизм — неизлечимая болезнь. Он был поражен, узнав, что это не так и что пристрастие к алкоголю поддается излечению. Он жадно впитывал новые знания о состояниях Я, силовых играх и сценариях. Он говорил: «С моих глаз как будто завеса упала». Его знания росли на глазах. Он был очень заинтересован стилем жизни других членов группы и тем, как они видят мир.

Он был потрясен, когда услышал предположение о том, что у него есть сценарий, предписывающий ему убить себя чрезмерной работой, и понял, что его ожидания относительно пенсии были беспочвенными фантазиями, которые служили тому, чтобы удерживать его на работе, и которые могли привести к его смерти сразу после выхода на пенсию, если не раньше.

Он сразу же согласился с предположением, что алкоголь и телевидение помогали реализации его сценария, так как служили своеобразными транквилизаторами, которые не давали ему думать. Его главным запретом было «Не думай!», а предписанием — «Ты трудяга». Труднее ему оказалось признать, что у него было пристрастие к кофе, табаку и снотворным таблеткам и поэтому он был таким же наркоманом, как и те, кого он осуждал.

Для него стало открытием, что работа может быть приятной: для него она никогда не была таковой, да он и не ожидал от нее удовольствия.

Ему нужно было научиться отдыхать, но он ни в чем не находил удовольствия. Он знал, что если работать и не развлекаться, то легко отупеть. Он чувствовал, что уже отупел, и знал, что хочет научиться радоваться.

Так как он состоял в профсоюзе, то знал, что промышленность эксплуатирует рабочих, но не относил это к себе, так как считал, что ему хорошо платят. Он был удивлен, когда некоторые члены группы нашли его работу ужасной (он работал на конвейере) и сказали, что его эксплуатируют гораздо больше, чем он предполагал.

Труднее всего ему было осознать и принять свое желание взбунтоваться против условий работы, уволиться, найти другую, более интересную, которая помогла бы ему избавиться от тяги к алкоголю. Поняв, что к чему в его жизни, он стал строить планы. Он решил перестать вкалывать, как вкалывал раньше, травить себя спиртным, кофе и табаком и научиться отдыхать и развлекаться, чтобы пожить и после выхода на пенсию. Он ушел с завода и нашел другую работу, с меньшим рабочим днем и ближе к дому. Он стал больше времени посвящать своей работе сантехника. Он запланировал, что в выходные будет отдыхать, бросил пить и курить. Он стал размышлять о том, что не так в его жизни и как он может это изменить. Он обсуждал в группе свои проблемы и искал их решение.

У него наладился сон, он стал получать удовольствие от секса; он стал зарабатывать меньше денег, но и меньше тратить, он стал меньше работать и меньше смотреть телевизор. Шестнадцать месяцев спустя после своего прихода в терапевтическую группу он смотрел назад с восхищением. Понемногу, без потрясений и мгновенных преображений, его жизнь стала налаживаться. Он стал сильнее. По его словам, у него стало «больше времени на то, чтобы думать». Он не связывал свои изменения с процессом познания, но, на мой взгляд, расширение области его осведомленности стало двигателем перемен, произошедших в нем. Другим важным фактором стала постоянная поддержка членов группы, которая помогла ему преодолеть трудные времена.

 

А король-то голый!

 

Почему родители подавляют стремление своих детей к познанию и их логическую способность? Я считаю, что первая причина — в том, что родители чувствуют себя «не в порядке» и не хотят, чтобы за ними наблюдали и их поведение анализировали, тем более их дети. Они стыдятся себя как людей, как родителей и как кормильцев и не хотят, чтобы другие увидели, как они плохи.

Как и голый король, родители не хотят, чтобы, пристально наблюдая за ними, дети открыли их недостатки. Но мир ребенка — это его родители: они привлекают большую часть его внимания. Постоянное внимание детей родителям неприятно. Поэтому они накладывают запреты: «не смотри на меня», «не говори обо мне», «не говори с другими людьми о нашей семье» и даже «не говори с другими людьми о себе». Эти запреты исходят от Большого Свина родителей и не дают ребенку видеть мир, особенно мир людей, таким, какой он есть. В результате к подростковому возрасту способность человека понимать себя и других сильно снижается.

Человек, чья способность к пониманию не искажена, может получить от жизни то, чего он хочет. Потеря способности познавать происходит в результате постоянных «нападений» на нее со стороны родителей и приводит к чувству запутанности, неспособности понять, что происходит; к тому, что человек разрывается между своими чувствами и тем, что он должен чувствовать, по словам других людей; наконец, к неспособности выбрать между своей картиной мира и картиной, навязываемой ему.

 

Ложь

 

Ложь и игнорирование подрывают способность ребенка познавать мир. Причем ложь — скорее правило, чем исключение. Мы все знаем, что нам лжет правительство, что нам лгут СМИ, что нам лгут те, кто хочет нас склонить потратить деньги на то, что нам не нужно. Но мы не сознаем, что и в повседневных отношениях ложь присутствует чаще, чем правда.

Ложь определяется в словаре как «действие или факт введения в заблуждение, ложное утверждение, имеющее своей целью ввести в заблуждение». Это определение лжи — определение, с которым согласны большинство людей, — не является полным: оно предполагает, что факт лжи обязательно включает сознательное намерение и знание говорящего о том, что его слова не являются правдой. Но даже если принять узкое определение лжи, придется признать, что люди постоянно лгут друг другу. А если прибавить к откровенной и сознательной лжи, которая говорится детям «ради их блага», полуправду и умолчание, с которыми дети тоже часто сталкиваются, станет ясно, что ложь — одно из основных измерений опыта ребенка.

Нужен долгий период обучения — годы и годы в детстве и отрочестве, чтобы приучить человека лгать и принимать чужую ложь без протеста. Детям лгут про аиста, который приносит детей, про Санта-Клауса, который приносит подарки, кроме того, им дают ложные объяснения и оправдания того, что происходит в семье. Им лгут через умолчание, когда утаивают информацию, которая считается неподходящей — слишком сильной или преждевременной — для их «восприимчивого ума».

Когда ребенок спрашивает мать или отца, откуда берутся дети, ответ «их приносит аист» является ложным. Но такой же ложью будет ответить «они берутся из маминого живота» или сменить тему разговора. Родитель располагает информацией, в которой нуждается ребенок. Чтобы быть правдивым, родитель должен или дать ребенку эту информацию, или честно объяснить, почему он не может дать ее. «Мне трудно об этом говорить» — это не ложь. «Ты еще слишком маленький» — ложь. «Я боюсь, что тебе не понравится мой ответ» — не ложь. «Я скажу тебе, когда ты будешь к этому готов» — это ложь.

Полная честность в общении между людьми — большая редкость, а между детьми и родителями она практически не встречается.

Принято считать, что лгать нехорошо. Однако если вдуматься, можно найти бесконечное число исключений из этого правила. Похоже, что в действительности считается недопустимым только один вид лжи: нам нельзя лгать вышестоящим людям (родителям, учителям, начальству, правительству), а тем, кто ниже нас по своему социальному положению (нашим детям, ученикам, студентам, подчиненным и т.д.), нельзя лгать нам.

Итак, нам можно лгать нашим детям, ученикам и подчиненным. А мы, в свою очередь, ожидаем от своего начальства, политиков, родителей и учителей, что они будут лгать нам.

Ложь и полуправда так же вредят логической способности детей, как и игнорирование. Дети верят тому, что им говорят. Когда то, что им говорят, противоречит тому, что они знают, их внутренний компьютер «зависает» и они чувствуют себя глупыми.

Лгать можно как словесно, так и действием. Часто человек утверждает словами одно, а действием — совсем другое. Например, Джон вспоминал, что отец сообщал ему следующее:

«Я люблю твою маму» (словесно).

«Когда любишь кого-то, на других не смотришь» (словесно).

«Я люблю только твою маму и не смотрю на других женщин» (словесно).

При этом Джон видел, какой ненавистью отец иногда реагировал на мать, слышал, как он обзывал ее, и знал, что у отца роман с соседкой (так как видел их целующимися). Значит, утверждение 3 точно было ложным. Утверждение 1, возможно, тоже было ложным. Утверждение 2 было бы ложным в том случае, если бы утверждение 1 оказалось истинным. Но так как утверждение 3 было откровенной ложью, оно ставило под сомнение истинность двух первых.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.136.29 (0.023 с.)