Социальное расслоение общества



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Социальное расслоение общества



Факторы расслоения Ранг % к числу опрошенных
Власть   91,3
Доход   91,2
Собственность   64,8
Незаконные действия   52,7
Образование   35,6
Талант, способности   34,8
Профессия   30,1
Происхождение   25,0
Национальность   14,5

 

Источник: ГоленковаЗ.Т., Игитханян Е.Д. Процессы интеграции и дезинтеграции в социальной структуре российского общества // Социологические исследования. 1999. № 9. С. 27.

Как видно из табл. 7.1, большинство опрошенных на первое место ставят традиционные факторы стратификации: власть, доход, собственность. В любом обществе они выступают причиной социального расслоения людей. Однако в России к ним добавляются специфические факторы, прежде всего незаконные действия, т.е. коррупция и криминал. Если проанализировать, распределение ответов по социально-профессиональным группам, то выявится еще более интересная картина.

У предпринимателей на первом месте находятся экономические интересы и распределение собственности. Неудивительно, что наиболее важными факторами стратификации они признали собственность, деньги, талант. Тот же набор факторов характеризует руководителей низшего звена. Управленцы всех звеньев и представители администраций - это те социальные слои, которые утвердили свой статус, усилили свою экономическую и политическую власть. Однако, в отличие от низшего звена, руководители высшего отметили следующую шкалу приоритетов: власть, деньги, талант. И у работников администрации присутствует фактор власти, но порядок факторов выглядит иначе: собственность, деньги, власть.

Социальное положение представителей массовых групп интеллигенции (гуманитарии, медики, финансовые работники, ИТР) после экономических реформ не улучшилось, а ухудшилось, и можно было ожидать, что у них будут иные представления о стратификации российского общества, хотя и они видят силу денег и власти, выделяют и такой фактор, как криминальные действия. Впрочем, и среди этих групп существуют различия. У медиков и финансовых работников, в отличие от гуманитарной интеллигенции, выросла удовлетворенность своей профессией, она стала источником относительно высокого дохода и приобрела материальную ценность. Поэтому у них из шкалы исчезает фактор “незаконные действия”, его место занимает профессия.

Инженерно-технические работники, так же как и служащие-неспециалисты и высококвалифицированные рабочие, среди факторов социальной дифференциации выделяют национальность. У неквалифицированных рабочих вслед за деньгами и образованием стоит профессия[126].

Исследование выявило не только различные группы и классы в российском обществе, но также “закрытые” корпорации (трудовые коллективы, профессиональные группы, занятые в различных секторах экономики и т.д.). Так, если в советском обществе группы руководителей и исполнителей различались только функционально, то в постсоветском обществе они различаются также по социальным и экономическим критериям, как богатые и бедные. Они различаются по уровню доходов, источникам их поступления, характеристикам качества жизни - в целом по показателям материального благосостояния.

Плюрализм форм собственности вызвал появление новых социальных общностей. Прежде всего, это специфические слои наемных работников, занятых в полугосударственном, частном секторах экономики по трудовым соглашениям или постоянно по договорам найма, работники смешанных предприятий, а также предприятий и организаций с участием иностранного капитала и т.д. Появились новая буржуазия, новая бюрократия, предприниматели, свободные профессионалы и др.

Изменилась оценка людьми своего статуса. Как показывают исследования, принадлежность к определенной профессиональной группе приобретает в сегодняшних условиях четко выраженное социальное качество. Оно заставляет объединяться в одну страту или класс профессии, представители которых имеют сходные экономические интересы. Наряду с формированием классов бедных, зажиточных, богатых, происходит агрегирование социальных групп по такому показателю, как отношение к собственности (обладание или распоряжение ею). Возникают новые для нашего общества социальные и социально-психологические типы личности — личность собственника и личность наемного работника, которых не существовало в советском обществе.

В социальной структуре постсоветского общества сформировались три группы, отражающие разные мнения относительно тех отношений, которые складываются между различными слоями: партнерская, конфликтная и нейтральная. Выяснилось, что всего 5,2% респондентов оценивают взаимоотношения между классами в нашем обществе как дружественные; 31% считают их конфликтными, а 63,8% — нейтральными[127].

Прослеживается любопытная тенденция: чем старше респонденты, тем меньше доля лиц, считающих, что формируется партнерская модель общества, и тем больше доля тех, кто полагает, что формирующаяся стратификационная модель носит конфликтный характер. Среди социально-профессиональных групп наиболее “конфликтными” оказались предприниматели, специалисты, неквалифицированные рабочие, работники административных органов. Наиболее “нейтральны” руководители обоих уровней, рабочие высокой квалификации. Представители культуры и искусства занимают самые крайние позиции по “конфликтности” — 85,7%, по сравнению с медиками (около 40%), педагогической и научной интеллигенцией (25,8%), финансовыми работниками (23%). Таким образом, дифференциация интеллигенции прослеживается по самым разным показателям, в том числе и по отношению к качеству формирующейся социальной модели общества.

Величина “конфликтной” группы возрастает и по мере роста уровня профессионального образования: она в 1,5 раза меньше среди лиц, имеющих среднее специальное образование, по сравнению с респондентами-специалистами высшего уровня. Причем тип образования (высшее гуманитарное, техническое, медицинское и др.) не является дифференцирующим фактором. В то же время, чем ниже уровень профессионального образования, тем выше удельный вес третьей (“нейтральной”) и первой (“партнерской”) групп. Таким образом, уровень, но не тип профессионального образования определяет то, насколько дружественными или враждебными считаются социальные отношения в российском обществе. Противоположная тенденция проявляется в зависимости от экономического статуса: чем ниже материальный уровень жизни респондентов, тем чаще они считают отношения в обществе конфликтными. В результате мы можем заключить: дискомфортно себя чувствуют, т.е. считают общество антагонистическим, конфликтным, самые образованные и самые необеспеченные[128].

Социологические данные последних лет позволяют заключить, что в российском обществе формируется новая модель стратификации, которая фиксируется не только по объективным, но и по субъективным критериям. Социальная поляризация раскалывает не только общество, но и сознание людей.

В середине 90-х годов Т.И. Заславской удалось обобщить многочисленные эмпирические данные, прежде всего мониторинговых исследований ВЦИОМ, наиболее представительных из всех имеющихся в настоящий момент. Основная часть населения России была поделена на четыре основных слоя: верхний средний, средний, базовый и нижний. Численно доли представителей каждого слоя в конце 1995 г. составляли: верхнего среднего – 1,4%, среднего – 28,3%, базового – 64,3% и нижнего – 6%[129]. Кроме того, в общую картину социальной иерархии в России Т.И. Заславская включила политическую и экономическую элиту, а также “социальное дно”, добавляя их, соответственно, на верхнюю и нижнюю строчки иерархии и доведя, таким образом, общее число слоев, составляющих вертикальную социальную структуру современной России, до шести. Для идентификации социальных слоев ею использовались десять статусных переменных: основное занятие, основной род деятельности, отрасль занятости, сектор экономики, размер организации, профессионально-должностное положение (по реальному содержанию выполняемой работы и согласно самооценке), уровень образования, самооценка квалификации и уровень доходов, которые в совокупности позволяли замерить экономический, властный (управленческий) и социо-культурный потенциал.

Верхний средний слой оказался представлен собственниками крупных и средних фирм, в большинстве своем являющимися и их руководителями, почти на 90% мужчинами молодого и среднего возрастов. Это самый образованный слой: подавляющее большинство его представителей имеют специальное образование, в том числе две трети - высшее. Уровень их доходов в 10—15 раз превышает доходы нижнего слоя и в 6-7 раз — доходы базового. Средний слой состоит из мелких предпринимателей, полупредпринимателей, менеджеров различных предприятий, бизнес-профессионалов, высшей интеллигенции, рабочей элиты, частично — работников силовых структур. Три пятых из них заняты в негосударственном секторе. Большую часть и здесь составляют мужчины, преимущественно среднего возраста. Уровень образования намного выше, чем базового, однако ниже, чем верхнего среднего. Уровень благосостояния его значительно ниже, чем у верхнего среднего, а 14% живут даже на уровне бедности (для сравнения - в базовом слое число бедных достигает, по оценке Т.И. Заславской, 46%, а в нижнем слое — даже 65%). Базовый слой состоит из людей, занятых квалифицированным исполнительским трудом, преимущественно в госсекторе. Это массовая интеллигенция, рабочие индустриального типа, крестьяне, работники торговли и сервиса. Около 60% этого слоя составляют женщины, чаще среднего и старшего возраста. Высшее образование имеют только 25% его представителей. Нижний слой наименее квалифицированный и наиболее бедный. Две трети его живут за чертой бедности, из них четверть - на уровне нищеты. 70% - женщины, а доля пожилых в три раза выше средней[130].

В результате проделанной отечественными социологами огромной работы стала в общих чертах прорисовываться модель стратификации российского общества. По общему мнению, около 60% населения сосредоточено в слое, занятом малооплачиваемым исполнительским трудом средней и низкой квалификации. При этом оставшаяся часть населения примерно поровну делится на “средний” слой, включающий в основном молодых высококвалифицированных специалистов, преимущественно мужчин, работающих, как правило, в частном секторе экономики, и “низший” слой, где сосредоточены работники госсектора (в основном неквалифицированные рабочие и служащие), а также сельские жители. Это в основном немолодые люди, преимущественно женщины[131].

Экономическая стратификация — это ранжирование или дифференциация основных слоев населения по доходам. Поскольку из четырех критериев — доход, власть, образование, престиж занятия, — используемых при измерении социальной стратификации, здесь учитывается только один, а именно доход, то экономическая стратификация должна рассматриваться как часть или срез социальной, представляющей более сложное и многомерное явление. Основанием классовой стратификации служит лестница доходов: бедняки занимают низшую ступень, зажиточные группы населения — среднюю, а богатые — верхнюю.

Экономическая стратификация выстраивается на основе дифференциации: а) всех категорий населения, получающих доходы, включая и пенсионеров; б) только категорий экономически активного населения (занятых в производстве) и в) классов. Первый подход называется расширительным, второй — узким, или строго научным. Дискуссия о том, какой из двух подходов наиболее верно отражает экономическую стратификацию, продолжается в зарубежной литературе (в отечественной она практически еще не разворачивалась) до сих пор. Кратко ее суть можно выразить так.

Согласно статистическим данным, большинство современных британцев не относятся к занятому населению. На таком основании дети и подростки входят в так называемое экономически неактивное население и не могут быть объектом классового анализа. Даже исключив всех в возрасте до 16 лет, мы получим, что 54% женщин и 22% мужчин экономически неактивны. К ним относятся 15% мужчин и 8% женщин пенсионного возраста. Студенты составляют 3% взрослого населения; 4% числятся среди “постоянно больных”. Всего же к экономически неактивному населению относятся 39% взрослых людей[132]. Напрасно социологи, по мысли П. Саундерса, пытаются включить эти категории в свой классовый анализ. К примеру, Э. Райт относит студентов, больных и пенсионеров к “классу-траектории”, т.е. к классу, из которого они вышли или в который войдут[133]. Дж. Голдторп причисляет женщин-домохозяек к классу их мужей (даже если оба работают), другие выносят их в самостоятельный класс[134]. Если при отнесении индивида к классу главными критериями выступают экономические — отношение к средствам производства, профессиональный статус, размер дохода” рыночная ситуация и т.д., — то можно ли включать в типологию тех, кто не получает заработную плату и не относится к экономически активному населению? Последнее составляет всего 61% взрослого населения Британии. К экономически активным относятся также безработные, неизвестно к какому классу принадлежащие. За вычетом безработных мы получаем 55% взрослого населения. Именно их следует распределять по социальным классам и строить из них полноценную экономическую стратификацию[135].

Если принимается узкий подход к экономической стратификации, то два явления — социальная стратификация, охватывающая все население, и экономическая стратификация, включающая только занятое население, — будут существенно отличаться друг от друга.

Основой экономической стратификации, в каком бы значении ни употреблялось данное понятие, выступает дифференциация доходов. Дифференциация доходов — разделение людей по величине доходов, которое измеряется в децильных коэффициентах. С 1992 г. в стране происходит рост дифференциации доходов. По разным оценкам, децильный коэффициент сегодня составляет 10—25 раз. Так, по оценке Всероссийского центра уровня жизни при Минтруде РФ, 10% наиболее обеспеченных слоев населения имели доходы в IV квартале 1995 г., в 15 раз превышающие доходы 10% наименее обеспеченных. В Европе это различие составляет не более 6—8 раз[136]. По данным Госкомстата, в 1995 г. соотношение средних доходов 20% с наименьшими доходами и 20% с наивысшими доходами составляло 8,5 раза. (В 1991 г. это соотношение равнялось 2,6.) Коэффициент Джини в 1994г. был равен 0,260, а в 1995 г. он был 0,381[137]. Между тем социологи утверждают, что при росте децильного коэффициента дифференциации до восьмикратного уровня возникает опасность социальной деградации общества[138].

По оценкам ИСЭПН РАН, реальные различия в доходах населения выше, чем это показывает официальная статистика. Объясняется это включением в распределение доходов, с одной стороны, численности “новых русских” (самых богатых), а с другой — групп населения, составляющих социальное дно, которые не попадают и не могут попасть в статистические обследования семейных бюджетов домохозяйств Госкомстата[139].

При анализе экономической стратификации населения России, проведенном Институтом социально-экономических проблем народонаселения РАН (рук. Н. Римашевская)[140], в качестве основного признака была выбрана материальная обеспеченность, измеряемая на шкале доходов от 50 до 3000 долл. и выше в месяц надушу населения (табл. 7.2). Доллар, а не рубль, взят за единицу измерения в силу устойчивости курса валюты в 90-е годы.

В таблице выделены шесть доходных групп: богатые, состоятельные, “середина” (аналог среднего класса), малообеспеченные, бедные. Диапазон разброса доходов в них разный. Наименьший - у бедных (100-50 долл.) и у состоятельных (3000-1000), а наибольший (1000-100)-у среднего класса. Объясняя причины столь необычного подхода, социологи пишут, что “столь широкий интервал был взят нами с целью не упустить из виду ни один составляющий "середину" социальный слой. Несмотря на такую широту, в "середине" находится относительно незначительная доля населения, материальное положение которого очень различается”[141]. Предложенный прием позволил сделать далеко идущие выводы.

Согласно полученным данным, в структуре населения России не выявлен “средний класс”. По мнению Н.М.Римашевской, в качестве фундамента рыночных отношений этот класс фактически отсутствует. На его месте образовалась структурная пустота. Лишь пятая часть населения оказалась в интервале с доходом от 1000 до 100 долл., именно там, где, по предположениям ученых, должен находиться средний класс. Итак, в середине общественной пирамиды находится относительно незначительная доля населения, материальное положение которого очень различается. Дифференциация настолько заметна, что одна часть “середняков” скорее примыкает к

Таблица 1.2

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.215.79.116 (0.012 с.)