Позволить себе умеренно потранжирить



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Позволить себе умеренно потранжирить



 

Мне никогда не доводилось серьезно подумать о том, каким образом можно купить счастье за деньги.

У меня всегда было смутное ощущение, что, тратя деньги, люди потакают своим слабостям, и что мне следует при любой возможности воздерживаться от этого. Однажды я получила большое моральное удовлетворение от того, что прожила полгода в Сан‑Франциско, тратя по 5 долларов в день (не считая тех дней, когда приходилось ходить в прачечную). Но теперь я решила найти способ тратить деньги так, чтобы приблизиться к своим целям в области счастья.

Исследования показывают, что в список фундаментальных психологических потребностей человека входит потребность в безопасности, потребность ощущать себя мастером своего дела, быть любимым, чувствовать эмоциональные связи с другими людьми, а также иметь возможность держать свою жизнь под контролем. Деньги не обеспечивают автоматического выполнения всех этих требований, но они, несомненно, могут помочь в этом деле. Люди любого уровня достатка способны по собственному выбору управлять своими тратами таким образом, чтобы приближаться к счастью или отдаляться от него.

 

 

Я хотела тратить деньги так, чтобы быть еще ближе к своей семье и друзьям, набираться энергии и здоровья, создать умиротворенную атмосферу у себя в доме, более эффективно работать, ликвидировать источники скуки, раздражения и супружеских конфликтов, поддерживать важные для меня общественные инициативы, а также получать опыт, полезный для моего личностного роста.

 

 

Итак, перебирая категорию за категорией, я начала искать способы тратить деньги на поддержку своих целей в области счастья; конечно, в разумных пределах.

 

Чтобы набираться энергии и здоровья: в январе я уже нашла способ тратить деньги на повышение эффективности спортивных тренировок. Силовые упражнения требовали больших затрат, но сознание, что я занимаюсь важным делом для своего здоровья, делало меня счастливой. Кроме того, я стала тратить больше денег на еду, когда мне надо было перекусить вне дома. Я всегда хвалила себя, покупая бублик или какую‑нибудь «ненастоящую» еду типа батончика‑мюсли, так как это были очень дешевые продукты, но теперь прекратила делать это. Я стала награждать себя мысленной золотой звездочкой за покупку большой порции салата или супа и фруктов, хотя это и оказывалось гораздо дороже.

 

Чтобы укреплять взаимоотношения: я устрою праздник на свадьбу сестры. Это будет недешево, но принесет очень много счастья. Взаимоотношения с сестрой (а теперь и с ее женихом) я считала для себя одними из самых важных в своей жизни, но дело осложнялось тем, что они жили в Лос‑Анджелесе. Организация такой вечеринки будет для меня способом внести свой вклад в свадебный уикенд.

 

Для работы: я купила себе новые ручки. Как правило, я пользовалась дешевыми ручками, не слишком удобными для письма, которые сами по себе откуда‑то появлялись у меня в сумке или в ящиках стола. Но в один прекрасный день, стоя в очереди за конвертами, вдруг увидела коробку со своими любимыми ручками – Deluxe Micro Uniball. «Почти три доллара за ручку! – подумала я. – Это возмутительно дорого!» Но после длительных внутренних дебатов купила четыре штуки.

Какая же это радость – писать хорошей ручкой, вместо того чтобы обходиться прихваченной из офиса своего врача полуисписанной ручкой с накатанной на нее фармацевтической рекламой. Купленные ручки были недешевы, но, если подумать, сколько времени я пользуюсь ими и насколько ценю хорошие ручки, то эти деньги были потрачены вовсе не зря. Хороший инструмент превращает работу в удовольствие.

 

Для других: я выписала чек в пользу программы детских читален Нью‑Йоркской публичной библиотеки. Я уже и так жертвовала свои силы и энергию на помощь в формировании группы людей, поддерживающих организацию детских комнат в отделениях библиотеки. Силы и энергия помогали библиотеке, деньги тоже пошли на пользу.

 

Чтобы гарантировать себе счастливые воспоминания: в апреле я очень удачно проявила умеренную расточительность, купив фотоальбомы. Я не могла забыть слова одной из своих старших подруг: «Вспоминая, как мои дети были маленькими, я больше всего жалею, что тогда не потрудилась сделать их профессиональных фотографий». Мне повезло, среди моих знакомых был замечательный фотограф. Я договорилась, что он сфотографирует моих детей, и была в полном восторге от результатов. У меня никогда не получились бы снимки такого уровня, и я заплатила ему, чтобы он сделал фотографии не только для нас, но и для наших родителей. Воспоминания о радостных моментах жизни дают мощный импульс счастья, а возможность посмотреть фотографии, сделанные в те радостные моменты, позволяет сохранять свежесть этих воспоминаний. Деньги, потраченные на фотографии, послужат укреплению семейных связей и, запечатлев мимолетные мгновения детства наших детей, позволят сохранить эти счастливые моменты в памяти. Это весьма неплохая отдача на деньги, инвестированные в счастье.

 

Забежав к одной из своих подруг полюбоваться ее недавно рожденным ребенком (в соответствии с данным себе в июне обещанием «навещать друзей»), я стала подталкивать и ее «купить себе немного счастья».

– Меня по‑настоящему беспокоит одна вещь, – сказала она, – в детстве я была очень близка со своими бабушкой и дедушкой, но сейчас свекровь и свекор, живущие совсем рядом, не проявляют почти никакого интереса к моему ребенку. Моя мама готова сидеть с ребенком, но она живет в Кливленде и приезжает в Нью‑Йорк лишь раз в год.

– Ну, – предложила я, – почему бы тебе, по крайней мере до тех пор, как твой сын не пойдет в школу, не ездить каждые несколько месяцев в Кливленд?

– Это для меня слишком дорого, – посмеялась она.

– Да, на это уйдет много денег, но это же для тебя очень важно. Ты ведь можешь себе это позволить? – спросила я, зная, что может.

– Ну, да, наверно, могу, – согласилась она, – но летать с ребенком – это так трудно…

– Ты можешь сказать маме, что будешь оплачивать билеты на самолет, если она будет чаще приезжать в Нью‑Йорк. Она согласится?

– Знаешь… уверена, что согласится! – сказала моя подруга.

Решение, к которому мы пришли, демонстрирует, что очень важно не только думать о том, как можно использовать деньги для покупки счастья, но и соблюдать мою Восьмую заповедь, то есть «уяснить проблему». В чем состояла проблема в данном случае? В поиске способа предоставить бабушке возможность чаще быть со своим внуком.

 

 

Разумно потраченные деньги могут обеспечить выполнение таких целей Проекта «Счастье», как укрепление взаимоотношений, улучшение здоровья, возможность получать удовольствие от жизни и т. д.

 

 

Кроме того, очень мощные эмоции обеспечивает и просто сам процесс покупки. Теория счастья говорит, что, перебравшись на новую квартиру или купив себе новую пару обуви, я вскоре привыкну к новым приобретениям, и не буду чувствовать себя счастливее, чем раньше. Тем не менее многие люди делают покупки именно ради всплеска счастья, сопутствующего акту приобретения новой вещи.

Конечно, вы можете сказать, что это вовсе не настоящее счастье: ведь оно возникает, когда ты делаешь добро другим, находишься в кругу семьи и друзей, попадаешь в поток жизни, медитируешь и т. д. Однако, оглядываясь по сторонам, я вижу, что множество людей, несомненно, ощущает счастье в процессе совершения покупок. То, что всплеск счастья, происходящий у кассы в магазине, нельзя считать достойным восхищения явлением, вовсе не означает, что это счастье не является реальным или что оно не формирует поведение людей. Научные изыскания и повседневные наблюдения свидетельствуют, что, получая неожиданные подарки или непредвиденный доход, люди ощущают сильный эмоциональный подъем.

В ходе одного исследования, когда ученым, проводившим эксперимент, необходимо было приводить людей в хорошее расположение духа для изучения его эффектов, они добивались этого, подстраивая ситуации, в которых испытуемые находили монетки в телефонных будках или получали в подарок пакетики с шоколадными конфетами. Для некоторых людей прилив счастья, сопутствующий акту приобретения, оказывается настолько соблазнительным, что они тратят гораздо больше денег, чем могут себе позволить, а потом, сразу же по возвращении из магазинов домой, начинают чувствовать угрызения совести и приступы беспокойства. Такие «вливания» сиюминутного счастья оборачиваются несчастьем в долгосрочной перспективе.

 

Счастье, получаемое людьми в процессе приобретательства, нельзя отнести исключительно на счет потребительской невоздержанности. Приобретение любого типа сопровождается кратковременным приливом морального удовлетворения, а людям этот процесс нравится по великому множеству причин.

Например, они могут покупать, чтобы в доме был порядок, красота и изобилие, чтобы оказать помощь любимым или совершенно незнакомым людям, чтобы овладеть новыми навыками (научиться пользоваться новым приспособлением), чтобы обладать вызывающим восторг объектом, чтобы научить чему‑нибудь своих детей, чтобы не отличаться от людей своего круга, чтобы выделяться среди людей своего круга, чтобы стать красивее, чтобы собирать коллекции, чтобы поспевать за модой, чтобы противоречить моде, чтобы иметь хобби или серьезное увлечение, чтобы приносить пользу другим, чтобы оправдать для себя удовольствие от шопинга как самостоятельного развлечения, чтобы оказывать гостеприимство, чтобы дарить подарки и оказывать моральную поддержку, чтобы добиться определенного социального статуса и поддерживать его, чтобы доминировать над окружающими и держать их под контролем, чтобы самовыражаться, чтобы отмечать праздники, чтобы хранить традиции, чтобы нарушать традиции, чтобы сделать жизнь более удобной, здоровой или безопасной, чтобы сделать жизнь более трудной, авантюрной и рискованной…

 

Если говорить о себе, то я редко чувствую такое «магазинное» счастье. Скорее, когда я трачу деньги, меня охватывает покупательский стыд, ощущение, которое я называю «магазинным шоком». Возможно, именно по этой причине я с такой ясностью замечаю энтузиазм окружающих. Однако, «позволив себе умеренно потранжирить» и при этом разумно выбрав покупки, прилив счастья могу ощутить даже я.

Когда я написала о решении «позволить себе умеренно потранжирить» в своем блоге и получила от читателей рассказы о том, как выглядит такое умеренное безрассудство у них, меня поразило необычайное разнообразие людских вкусов.

 

«Много лет я пользовалась на кухне паршивыми, самыми дешевыми ножами, но в прошлом году „разорилась“ на несколько хороших ножей. Я заплатила 200 долларов за три ножа („сантоку“, овощной и хлебный) и поняла, что они, БЕЗ СОМНЕНИЯ, стоят потраченных денег и прослужат целую вечность».

«Мне стыдно признаваться в этом, но я обратился за помощью к специалисту по организации жилого пространства, чтобы разобрать скопившееся у нас в подвале барахло. Его рекламку я нашел на доске объявлений в гастрономе. Жена пилила меня, чтобы я сделал что‑то с накопившимся там мусором с тех пор, как мы въехали в дом, а это было три года назад. Еще никогда в жизни я не выписывал чек, будучи таким счастливым. В результате оказалось даже, что его услуги обошлись нам совсем недорого: часть хранившегося в подвале барахла удалось продать».

«В этом году я подарил а себе на Рождество несколько подушек. Я давно чувствовала, что старые мне не очень нравятся, и цепная реакция их влияния на уровень моего комфорта, длительность и качество сна, настроение на следующий день, уровень производительности на работе – ясно дала мне понять, что следует сделать».

«Я завел собаку. Присутствие животного в доме оказалось более дорогим удовольствием, чем я думал (еда, прививки, необходимость платить соседке, которая присматривает за собакой, когда я уезжаю из города, и т. д.), но и гораздо большим удовольствием, чем я себе представлял. Я живу один, и собака принесла мне настоящее счастье».

 

Одна из моих лучших покупок, на которую я «выкинула» некоторое количество денег, не приведет большинство людей в восторг, но для меня является вещью, получить которую я мечтала много лет. Я позвонила в расположенный в Манхэттене магазин детской литературы «Книги чудес» и заказала там «Супернабор Волшебника Оз, специальное издание № 4», то есть полное собрание всех пятнадцати книг, написанных про страну Оз Фрэнком Л. Баумом. Через две недели я с огромным восторгом и волнением открыла доставленную мне большую коробку. Все книги собрания были в прекрасно оформленных твердых переплетах с одинаковыми корешками, а текст сопровождался классическими цветными иллюстрациями.

Конечно, специалисты в области позитивной психологии могут начать доказывать, что со временем я адаптируюсь к этой своей покупке. Уже совсем скоро я привыкну, что эти книги – моя собственность, и они будут просто собирать пыль на книжной полке, тогда как я не стану чувствовать себя лучше, чем раньше. Я не соглашусь с этим. Я знала, что в силу моей страстной любви к детской литературе, эти книги будут приносить мне большую радость каждый раз, когда будут попадаться мне на глаза. В конце концов, я до сих пор храню большущую стопку старых, потрепанных журналов «Крикет», которые так любила в детстве, и, просто видя, как они лежат на полке, ощущаю прилив счастья.

Как всегда, секрет заключался в том, чтобы «быть собой» и принять мудрое решение. Меня делает счастливой возможность потратить деньги на вещи, имеющие для меня ценность, но чтобы разобраться, чего я действительно хочу, а не обезьянничать, копируя желания других людей, необходимы самодисциплина и умение понимать себя. Покупкой, которая осчастливила моего отца, стал электрический бильярд. В детстве он часами играл на таких игровых автоматах, и одной из его детских грез было иметь такой аппарат дома, чтобы можно было играть, когда захочется, и совершенно бесплатно. Это приобретение явно не из тех, что способно осчастливить любого человека, но моему отцу оно принесло огромную радость.

 

Погруженная в серьезные размышления о взаимосвязи между деньгами и счастьем, я разговорилась на предсвадебном девичнике с одной из присутствовавших там женщин. Я рассказала ей, что пытаюсь найти возможности «купить себе немного счастья». (В процессе объяснения сути проблемы я вдруг начала смутно осознавать, что, наверно, превращаюсь в «зацикленную» на счастье зануду.)

Ее мои слова привели в негодование.

– Это же совершенно неправильно! – сказала она. – Счастье за деньги не купишь!

– Вы так думаете?

– Да, и я могу служить идеальным доказательством. Я не слишком много зарабатываю. Но несколько лет назад я сняла со счета все свои накопления и купила себе лошадь. И мама, и все остальные говорили мне, что я сошла с ума. Однако эта лошадь приносит мне невероятное количество счастья, несмотря на то, что мне пришлось отдать за нее все свои свободные деньги.

– Но, – немного запутавшись, сказала я, – деньги все‑таки сделали вас счастливой. Ведь покупка лошади принесла вам счастье.

– Но у меня больше нет денег, – ответила она. – Я их все потратила.

– Ну да, правильно, чтобы купить лошадь.

Она покачала головой и махнула на меня рукой.

 

Тем не менее в некоторых случаях мои попытки «купить себе немножко счастья» не приносили результата. Я буду называть этот феномен «синдромом абонемента в дорогой тренажерный зал» в честь бесплодной склонности платить большие деньги за абонемент, думая: «Боже, он такой дорогой, что мне просто придется ходить на тренировки!»

Я наблюдаю «синдром абонемента в дорогой тренажерный зал», когда плачу за что‑нибудь в попытке заставить себя высвободить немного времени на какое‑нибудь увлечение. Например, я обошла три магазина в поисках «Mod Podge», то есть комплексного клея/герметика/лака, потому что хотела поэкспериментировать с изготовлением бумажных аппликаций на мебели. В итоге я уже давным‑давно купила этот «Mod Podge» и ни разу им не воспользовалась. Мне хотелось бы выкроить время на какие‑нибудь творческие проекты, но простой покупкой художественных принадлежностей это желание приоритетным не сделаешь. Я должна принять решение выкроить время, но мне это явно не удается. (Кстати, эксперименты с «Mod Podge» могут стать одним из обязательств в рамках Проекта «Счастье»‑2.)

Подобным образом мой друг‑трудоголик, желая почаще играть в теннис, купил себе очень дорогую ракетку, но так до сих пор ею и не воспользовался. Теннисная ракетка стала символом его желания изменить что‑то в своей жизни, но добиться этих изменений, просто купив ее, невозможно. Ему надо было сосредоточиться не на поисках подходящей ракетки, а на корректировке своего рабочего графика.

Конечно, у методики «купить себе немного счастья» есть ограничения. Я знала, что нельзя упускать из внимания особенность беготни в замкнутом круге гедонизма, то есть тот факт, что любая приносящая радость роскошь очень быстро превращается в скучную повседневную потребность. Позволяя себе немного потранжирить деньги, «инъекцию» счастья можно получить только в том случае, если делать это редко. Например, гостиничное обслуживание в номерах. До медового месяца я ни разу в жизни с таким сервисом не сталкивалась, и он произвел на меня очень большое впечатление. Но если я начну ездить в командировки и пользоваться этой услугой часто, она перестанет быть для меня чем‑то особенным.

 

В силу того, что деньги позволяют нам потакать собственным слабостям и обеспечивать себе постоянный приток роскоши, все эти вещи могут потерять свою прелесть, а способность денег обеспечивать немедленное исполнение желаний лишает нас счастья предвкушения. Ведь экономия, откладывание денег, фантазии, планы и надежды – это стадии, во время которых в нас растет ощущение счастья.

 

 

Даже совсем скромное удовольствие (заказанная в ресторане чашка кофе, купленная книга или просмотренная по телевизору передача) может быть роскошью, если испытывать его редко, и именно поэтому депривация – один из самых эффективных, хоть и малоприятных, способов лечения гедонизма.

 

 

Подруга рассказала мне, что когда она в 1990‑х годах жила некоторое время в России, там периодически отключалась горячая вода, и иногда ее не было неделями. Она сказала, что мало какое жизненное переживание могло сравниться с тем счастьем, которое она ощущала на протяжении нескольких дней после того, как в кранах снова появлялась горячая вода. Но теперь она опять живет в США, где горячая вода не отключается никогда, и поэтому даже не задумывается об этой проблеме.

Замкнутый круг гедонизма означает, что покупка всяких вещей чаще всего не является удовлетворительным способом прийти к счастью, но деньги способны помогать в этом. Мой отец до сих пор рассказывает о том дне, когда он вдруг осознал, что может заплатить, чтобы кто‑нибудь другой подстриг траву на лужайке перед домом. За множество самых приятных в жизни вещей приходится платить.

Еще о воздействии денег можно думать в терминах Первой Великой Истины, то есть рассмотреть их в качестве элемента «атмосферы роста», очень важной для счастья. Нам необходима атмосфера духовного роста, но, как бы ни отрицали это некоторые люди, большое удовлетворение приносит и материальный рост.

 

Мы обладаем повышенной чувствительностью к изменениям, оцениваем свое настоящее в сравнении с прошлым и ощущаем счастье, когда замечаем перемены к лучшему.

В ходе одного исследования людям предлагали выбрать одно из двух мест работы: на одном из них зарплата составляла 30 тысяч долларов в первый год, 40 – на второй и 50 – на третий, тогда как на другом, соответственно, сначала 60 тысяч долларов, потом 50 и затем 40. В основном люди предпочитали первый вариант, где заработная плата постоянно повышалась, хотя общий заработок за три года в этом случае составлял всего 120 тысяч долларов вместо 150.

Их решение может показаться иррациональным, но респонденты, выбравшие первый вариант, прекрасно понимали важность ощущения роста для уровня своего счастья. Люди очень тонко чувствуют относительные изменения в своем состоянии, будь то в лучшую или в худшую сторону.

 

Ощущение роста настолько важно для счастья, что зачастую предпочтительнее двигаться к вершине, нежели уже стоять на ней. Не имея отношения к областям науки и философии, писательница Лиза Грюнвальд придумала самое гениальное определение принципа счастья: «Лучше всего» – это просто хорошо, а просто «лучше» – это лучше всего.

Одна из самых сложных задач для любого родителя – умение ограничивать себя в покупке всяких гостинцев и подарков своим детям. Например, решив сделать сюрприз Элизе, я купила ей большую книгу оптических иллюзий. Как я и ожидала, книга ей безумно понравилась, и она постоянно сидела над ней, показывала ее своим друзьям, а ночью брала ее с собой в постель. Я так хвалила себя за то, что выбрала ей такой чудесный подарок! Но вскоре после этого я зашла в аптеку, где мне на глаза попалась стойка с дешевыми детскими книжками. Я увидела книгу с оптическими иллюзиями и чуть было не купила ее Элизе, ведь ей так понравилась предыдущая…

Но потом я одернула себя. У нее уже была книжка с тремя сотнями иллюзий, и в этой вряд ли нашлось бы что‑то новое. Но даже после этого я продолжала размышлять, не заставила бы Элизу покупка второй книги потерять удовольствие от первой. Ведь она бы перестала казаться ей таким волшебством и откровением.

Педагог из яслей, в которые ходит Элеонора, рассказала мне историю о четырехлетием мальчике, у которого была любимая синяя игрушечная машинка. Он не расставался с ней ни на минуту и постоянно с ней играл. Но потом бабушка, приехавшая к нему в гости, купила ему десять новых машинок, и он перестал играть с игрушечными машинами вообще. «Почему ты не играешь в свои машинки? – спросила она его. – Ты же так любил свою синюю…». «Я не могу любить целую кучу машинок», – ответил он.

Легко сделать ошибку, подумав, что, если ты что‑то любишь или чего‑то хочешь, то будешь тем счастливее, чем у тебя будет этого больше.

 

Покупать нужные вещи

 

Начав обращать внимание на отношение людей к деньгам, я заметила два различных подхода к покупкам: покупать меньше, чем нужно, и покупать больше, чем нужно. Я отношусь к первой группе.

Будучи, так сказать, «недопокупателем», я всегда откладываю необходимые покупки «на потом» или покупаю как можно меньше. Я покупаю соль, которой пользуюсь ежедневно, строго по одной пачке за раз. Я бросаюсь покупать такие вещи, как зимнее пальто или купальник, уже после того, как они становятся необходимыми. Я с подозрением отношусь к вещам, имеющим узкое назначение, например к пакетам для одежды, крему для рук, кондиционеру для волос, резиновым сапогам и бумажным салфеткам.

Очень часто я подумываю, не купить ли мне ту или иную вещь, а потом решаю, что «сделаю это как‑нибудь в следующий раз» или «возможно, нам эта вещь и не нужна». Я часто оказываюсь в стрессовых ситуациях, потому что у меня вечно не находится того, что нужно. Мне регулярно приходится посреди ночи выбегать в круглосуточно работающие магазины. Я живу в окружении потрепанных, плохо работающих или не очень подходящих мне вещей.

При этом я с изумлением взираю на выходки моих друзей, склонных покупать слишком много. Такие люди нередко создают гигантские запасы всяких медленно расходующихся товаров, типа шампуней или сиропов от кашля. Они покупают всякие инструменты или технические приспособления с мыслью: «Однажды они непременно мне очень пригодятся». Они основательно «закупаются» перед поездкой в отпуск или празднованием дня рождения. Они выбрасывают любые вещи, будь то молоко, лекарства или даже банки консервированного супа, как только истекает указанный на них срок хранения. Они покупают разные вещи с мыслью, что «из этой штуки получится прекрасный подарок», не имея ни малейшего представления о том, кому именно.

Как и я, люди такого типа тоже подвержены стрессам. На них давит список вмененных себе в обязанности заданий, а также беспорядок и количество отходов, создающиеся в результате их чрезмерного приобретательства.

 

Когда я написала у себя в блоге о двух этих подходах, свои комментарии оставили люди, относящиеся к обеим категориям. Они без всякого труда узнавали себя в приведенных мною описаниях.

 

«Я склонна покупать слишком много, а когда покупаю мало, начинаю чувствовать стресс и ощущать в себе неспособность правильно организовать свою жизнь. Я предпочитаю, чтобы у моих дочек было побольше колготок, чтобы под рукой всегда был двухнедельный запас бумажных полотенец, чтобы, когда заканчивается шампунь, у меня всегда была наготове новая бутылка. Если вдруг заканчиваются салфетки, молоко или подгузники, меня охватывает ощущение, что я недостойна называться матерью. Я обожаю возвращаться из супермаркета, раскладывать все по своим местам и чувствовать, что теперь ни в чем не будет недостатка».

«Я – ужасный „недопокупатель“ и раньше очень этим гордилась. Но потом поняла, что такое поведение было не столько результатом осознанных решений, сколько каким‑то психозом… У меня редко находится запасной тюбик зубной пасты или кусок мыла. Как правило, я бесконечно откладываю покупку подобных вещей и бегу за ними за час до того, как они закончатся. Когда‑то я была артисткой, и, мне кажется, привычка к бережливости досталась мне с тех времен. Но теперь очень сложно переломить эту схему поведения. Тем не менее я с радостью могу рассказать, что недавно позволила себе купить пачку из шести рулонов бумажных полотенец вместо упаковки из двух штук, как делаю обычно, а еще три новые губки для лица. Внезапно я почувствовала себя невероятно богатой. Я была удивлена, что в такое головокружительное состояние меня привела покупка самых простых вещей».

 

Я знала, что буду гораздо счастливее, если смогу сделать сознательную попытку подавить в себе импульсы «недопокупательства» и вместо этого стараться покупать то, что нужно. Например, я ликвидировала политику «последнего момента» в отношении покупки запаса туалетной бумаги. Один из моих Секретов зрелости гласил, «на экстренный случай где‑нибудь в доме всегда должен быть лишний рулон туалетной бумаги», поэтому уж совсем без нее мы никогда не оставались, но часто балансировали на самом краю.

Я рассказала об этой проблеме Джеми.

– Мы живем по принципам супермаркетов Уолл‑Март, – сказал он, – то есть вместо того, чтобы забивать свои кладовки, мы заставляем работать на себя весь свой капитал.

– Ну, – сказала я, – теперь мы будем инвестировать средства в некоторые товарные излишки.

Умеренность – это радость для мудреца, но оставаться без туалетной бумаги мне совсем не хотелось. Такие мелкие неприятности оказывают на удивление мощное негативное влияние на уровень счастья. Как заметил Сэмюэл Джонсон, «жизнь при постоянной нехватке каких‑то мелочей – это, конечно, не пытка, но непрестанное мучение».

Мне были нужны белые футболки, потому что я ношу их практически постоянно. Ходить по магазинам я люблю исключительно в компании своей мамы, поэтому отложила покупку футболок до ее приезда в гости из Канзас‑Сити. Я хотела, чтобы футболки были из мягкой, эластичной, но не очень тонкой ткани, чтобы у них был V‑образный вырез и длинные рукава, но процесс поиска и покупки таких маек казался мне неподъемной задачей. Маму же мои запросы нисколько не смутили. «Мы пойдем в Блумингдейл», – сказала она.

Тогда как я впала в прострацию, стоило только мне перешагнуть порог магазина, мама начала целеустремленно переходить из одного отдела в другой. Когда она начала свою систематическую инспекцию товара, мне оставалось только ходить следом за ней, таская в руках все отобранные ею футболки, После того как она пересмотрела абсолютно все белые футболки в магазине, мне пришлось примерить (по самым консервативным оценкам) около двадцати маек. В результате я купила восемь штук.

Мама с энтузиазмом приняла участие в поисках идеальных белых футболок, но, взглянув перед самой кассой на эту стопку монохромной хлопковой ткани, она спросила меня: «А ты уверена, что не хочешь попробовать других цветов или фасонов? А то как‑то многовато белых футболок получается…»

«Ну…» – замялась я. А действительно, нужно ли мне столько белых футболок? Но тут я вспомнила исследование, показавшее, что разнообразие нравится людям меньше, чем они думают. Когда им предлагали составить свое меню на несколько недель вперед, они комплектовали его из разнообразных блюд, но если им надо было выбирать еду из недели в неделю, они раз за разом выбирали одни и те же любимые блюда.

В магазине идея купить разноцветные футболки казалась привлекательной. Но я знала по опыту, что, стоя перед своим шкафом, я всегда тянусь за одними и теми же вещами, то есть за белой футболкой с открытым воротом, черными лосинами или джинсами и кроссовками.

Покупай только нужные вещи.

– Да, я хочу только белые, – твердо ответила я.

 

Воодушевленная успешной операцией с футболками, я поменяла старый, работающий с перебоями, блендер. Я заказала себе штампик с обратным адресом. Я сообразила, что парадоксальным следствием моей привычки покупать слишком мало является необходимость чаще ходить в магазины, тогда как, покупая немного лишнего, мы получаем возможность реже стоять перед кассой. Я купила батареек, лейкопластырей, лампочек, подгузников, то есть всего, что рано или поздно обязательно нам понадобится.

В конце концов, я сделала то, что откладывала годами, – заказала себе визитные карточки. На этот шаг меня вдохновил случай, когда во время одной из встреч кто‑то дал мне карточку, красивее которой я в жизни еще не видела. Я переписала с нее всю информацию, чтобы пойти и, скопировав дизайн, заказать себе такие же.

Процесс принятия решения в отношении заказа визитных карточек продемонстрировал мне, что я была не только «недопокупателем», но еще и принадлежала к «удовлетвористам» (в противоположность «максималистам»), «Удовлетворист» – это тот, кто принимает решения или приступает к активным действиям, как только находит то, что соответствует его критериям. Это вовсе не означает, что такие люди соглашаются на посредственные варианты (их критерии могут быть очень высоки), но как только они находят отель, соус для спагетти или визитную карточку, обладающие желаемыми качествами, это их удовлетворяет. В отличие от них «максималисты» хотят принять лучшее решение из возможных. Даже увидев велосипед или рюкзак, соответствующий их требованиям, они не могут принять решение, пока не исследуют все доступные варианты, чтобы получить возможность сделать лучший выбор из всех возможных.

 

 

Исследования показывают, что «удовлетвористы», как правило, живут счастливее, чем «максималисты». Вторые тратят гораздо больше времени и сил на принятие решения, а потом еще нередко продолжают мучиться мыслями о том, действительно ли оно было самым лучшим.

 

 

Выступая в роли покупательницы, моя мама являет собой прекрасный пример человека, которого я назвала бы «счастливым ограниченным максималистом». В некоторых конкретных категориях она – «максималистка» и очень любит сам процесс перебора всех возможных вариантов. Сейчас, когда Элизе и Элеоноре предстояло на свадьбе моей сестры сопровождать невесту и нести за ней букеты цветов, я знала, что для мамы не будет большего удовольствия, чем пересмотреть все платья в магазинах. Просто так, для развлечения.

Однако часто «максималисты» находят процесс таких исследований слишком утомительным, но не могут заставить себя согласиться на что‑то, не являющееся лучшим вариантом. Различие между этими двумя подходами может быть одной из причин, благодаря которым некоторые люди ощущают в таких больших городах, как Нью‑Йорк, огромное психологическое давление. Будучи «максималистом» в Нью‑Йорке, можно месяцами выбирать мебель для спальни или даже простые деревянные вешалки для одежды. А в Канзас‑Сити даже самый упертый «максималист» имеет возможность очень быстро оценить все имеющиеся варианты.

Как правило, большинство людей в той или иной мере сочетают в себе оба эти принципа. Я принадлежала к «удовлетвористам» почти по всем категориям и часто корила себя за то, что не потрудилась перед принятием решения исследовать больше вариантов. Когда я училась на юридическом, одна моя подруга сходила на интервью в пять десятков адвокатских контор, прежде чем решить, в какой из них хотела бы проходить летнюю практику. Я же прошла собеседование только в шести фирмах. В конце концов, мы оказались в одной и той же конторе. Как только я осознала, что отношу себя к «удовлетвористам», меня стал гораздо больше удовлетворять мой подход к процессу принятия решений: вместо того чтобы считать себя ленивой и недобросовестной, я начала называть себя осмотрительной. Вот вам прекрасный пример психологического рефрейминга.

 

Перестать беречь вещи

 

Я склонна цепляться за вещи… как за материальные предметы, так и за какие‑нибудь идеи или мысли. Я пользуюсь бритвами до тех пор, пока они окончательно не затупятся, не выбрасываю зубные щетки, пока на них не пожелтеет и не размочалится щетина. Конечно, в застиранных джинсах и хлопчатобумажных рубахах есть некая консервативная «ваби‑саби», но все‑таки не очень хорошо окружать себя заношенными, надоевшими или уже отслужившими свой срок вещами. Я часто ловлю себя на желании беречь вещи, даже когда в этом нет ни малейшего смысла.

Взять, например, купленные мной белые футболки. Я героически справилась с задачей их выбора и покупки, но потом передо мной встала задача их носить. Когда я вынула майки из пакета и положила на полку (прямо такими, свернутыми и сложенными в идеальную стопочку, как это умеют делать лишь продавцы), я почувствовала в себе желание «сохранить» их в этой девственной красоте. Но не носить одежду – это настолько же расточительно, как сразу после покупки выбрасывать ее в помойку.

В рамках своего проекта я решила прекратить чахнуть над своим добром и начать верить в изобилие, чтобы получить возможность расходовать вещи, отдавать их кому‑то или просто выбрасывать. Мало того, я хотела еще и перестать с таким беспокойством следить за бюджетом, считать приход и расход. Я хотела начать проживать то, что у меня есть.

 

Несколько лет назад сестра подарила мне на день рождения коробку прекрасной бумаги для писем. Бумага мне очень понравилась, но я никогда ею не пользовалась. Отправляя почтой фотографии родителям, я запрещала себе пользоваться этой бумагой, потому что «берегла» ее, но неужели есть лучший способ ее применения? Конечно, надо перестать жалеть ее.

Я осмотрела свою квартиру в поисках того, что еще можно не жалеть. Самой сложной задачей оказалось принять решение в отношении вещей, которые, так сказать, почти работали: видеокамеры, у которой сломался «зум», и машинки для печати этикеток, которая стала не очень хорошо печатать. Я терпеть не могу расточительность, но на ремонт этих приборов у меня ушло бы, наверно, больше денег (и уж гораздо больше времени), чем на покупку новых, а пользоваться ими в их текущем инвалидном состоянии было почти невозможно. Я выбросила их и купила новые.

Мои цели



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.203.87 (0.017 с.)