Традиционные подходы к медиации



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Традиционные подходы к медиации



Сферы применения медиации

Медиация проводится в ситуации длительного, «застрявшего» конфликта в таких сферах, как деловые отношения (между начальниками и подчиненными, сослуживцами, квартирантами и хозяевами жилплощади и пр.), тяжбы, разделение имущества и определение способа выполнения родительских обязанностей супругами в ситуации развода. Медиатор, или посредник, – это, как правило, специалист в сфере помогающих профессий (психолог, социальный работник), обладающий особыми знаниями и умениями в области коммуникации, общения. Медиация во многих случаях является альтернативой разрешению конфликтной ситуации через суд; медиация - один из методов, применяемых при работе в парадигме восстановительного правосудия.

Особенности медиации удобно рассмотреть в сравнении с психотерапией. Медиация не является психотерапией в классическом понимании этого слова, так как не подразумевает наличия «внутренней патологии» и ее излечения у одного или всех участников конфликта. Медиацию отличает от психотерапии (гуманистической, модернистской) также

 

1. конкретный фокус.

В психотерапии исследование проблем и вопросов может быть значительно более широким. Может быть 10, 20 или даже 30 встреч, сессий, и психотерапевт проводит с клиентом много времени, исследуя и обсуждая прошлое, и целью при этом являются исцеление и саморазвитие. Во время медиации медиатор обсуждает с клиентом 2-3 конкретные проблемы, и количество сессий ограничено. Например, в контексте терапии супружеских отношений вполне вероятно, что психотерапевт будет задавать клиенту вопросы о его взаимоотношениях с его родителями, тогда как в медиации супружеских отношений опыту, полученному в родительской семье, едва ли будет уделяться столько внимания.

 

2. медиация – это структурированный процесс. Процесс психотерапии – это гораздо более свободный поток. Будущее каждого психотерапевтического процесса не задано, не определено заранее, в то время как в медиации есть четкие стадии, которые обязательно должны быть пройдены.

Медиатор работает с двумя или более сторонами или группами, находящимися в состоянии конфликта. Медиатор не является адвокатом, защищающим права и интересы какой-то одной из сторон. Каждый из участников конфликта с подозрением относится к медиатору, высматривая, не поддерживает ли медиатор другую сторону. Соответственно, медиатору необходимо четко донести до собравшихся третий принцип:

 

  1. медиатор является нейтральным, он не придерживается ничьей стороны, его участие в процессе равно содействует решению проблем всех участников конфликта.

 

  1. ограниченность по времени – сколько происходит встреч и сколько времени это занимает. Может быть всего одна встреча, в случае сложных проблем – не более 6 встреч. На каждой встрече у медиатора есть очень конкретный план, что он и участники должны сделать.

 

  1. достижение конкретных соглашений. Цель медиации – достичь конкретного соглашения сторон по способу преодоления конфликта. Участники и медиатор сосредотачиваются на том, как дела обстоят сейчас, и на том, как хотелось бы, чтобы они обстояли в будущем, поэтому

 

  1. медиация – это процесс, ориентированный в будущее.

 

В медиации рассмотрение личных подробностей жизни участников очень ограничено. Если ведущий начинает задавать слишком много личных вопросов, участники могут почувствовать, что он влезает в их личное пространство, а не помогает им решать проблемы. Когда психотерапевты обучаются медиации, часто можно видеть, как влияет их психотерапевтическое образование: им так комфортно задавать все эти вопросы о чувствах, им так любопытно узнать, почему люди поступают так, а не иначе, - они задают все эти вопросы, и тем самым начинают себя вести как во время психотерапии. Поэтому медиация представляет собой серьезный вызов для психотерапевтов: как не «впасть» в привычную роль?.. потому что участники могут сказать: «я на психотерапию не подписывался, я не хочу, чтобы ее со мной проводили без моего согласия, а вы что делаете?» Однако, тем не менее, из психотерапевтов получаются самые лучшие медиаторы, потому что медиация на 95% основывается на психотерапевтических навыках и умениях. В США большинство медиаторов по образованию юристы. Людям, которые проводили следствие или представляли дело в суде, очень трудно перейти из этого формата в формат медиации – они слишком привыкли слушать и развивать историю одного из участников ситуации: «пострадавшего» или «подозреваемого/обидчика». Тем не менее, именно юристы контролируют развитие медиации в США.

Нарративная метафора и медиация

 

Нарративный подход к медиации разработан Джеральдом Монком и Джоном Уинслэйдом, психологами из Новой Зеландии, в настоящее время работающими в США. Нарративная медиация (НМ) основывается на постмодернистской, социально-конструкционистской философии – на предположениях о том, что люди живут и действуют в моделях, описаниях реальности, созданных во взаимодействии людей и институционализированных, и ни одно из этих описаний не является «истинным». Эти описания различаются по степени согласованности и правдоподобия, а также по тому, какие возможности они предоставляют людям для реализации предпочитаемой истории жизни. Каждое из описаний порождено в определенном культурно-историческом контексте.

 

Наличие множества разных описаний реальности ведет к тому, что конфликт между ними в тот или иной момент неизбежен. Конфликт – неизбежное следствие сложности; в нем сталкиваются сосуществующие в культуре и обществе различные описания того или иного события. Нарративная медиация способствует достижению взаимопонимания между конфликтующими сторонами за счет того, что более глубоко и подробно рассматривает те общие для всех участников личные и культурные нарративы, которые лежат в основе конфликта.

В нарративном подходе к медиации принято считать, что:

 

  • конфликт возникает внутри общей для его участников социо-культурной "ткани", а не порождается внутренне присущими людям влечениями и интересами;
  • люди проживают свою жизнь в соответствии с определенными историями, и потому сюжеты и смыслы важнее "фактов" и "причин";
  • истории социально конструируются в культуре.

 

«Нарративный» в названии подхода отсылает нас не только к процессу рассказывания истории, но и к определенному модусу мышления. В медиации мы можем ожидать, что будут разыгрываться два конфликтующих нарратива, в каждом из них персонажи будут охарактеризованы по-своему, и в качестве главных будут выделены различные тематические элементы; набор элементов сюжета также будет несколько различаться. Каждая история будет выстроена так, чтобы быть максимально согласованной и правдоподобной. Каждая из историй, соответственно, будет задавать свой собственный набор возможных будущих траекторий развития событий. Основной опорный момент в нарративной медиации – то, что истории обретают собственную жизнь, движение и развитие.

Сама медиация как таковая есть событие во времени, и она разворачивается по законам истории, нарратива - у нее есть начало, середина и конец, цель и этапы ее достижения. С точки зрения нарративного подхода, основная задача медиации – способствовать развитию и «продвижению» истории конструктивных взаимоотношений сторон. Письменное соглашение, формулируемое в конце медиации, является средством продвижения этой истории, но не наоборот. В других типах медиации соглашение является финальной точкой, а в нарративном подходе – это один из моментов в развитии истории конструктивных взаимоотношений.

 

Медиация и дискурсы

 

Под дискурсом в нарративном подходе понимается набор идей, выступающий как структурирующая основа, позволяющая придавать смысл социальным практикам и институтам, а также личному опыту. По своей природе дискурс является языковым, речевым (если учитывать не только вербальные, но и вневербальные речевые проявления). Каждый человек одновременно находится в контакте со множеством различных дискурсов. Медиатор стремится озвучить как можно больше различных описаний конфликтной ситуации (вместо того, чтобы создать одно-единственное согласованное описание), чтобы создать пространство для возникновения новых смыслов. Каждый новый смысл – возможность для участников занять позицию в альтернативном дискурсе. Сложность увеличивает количество возможных вариантов развития событий. Единство и согласованность – это иллюзия, химера, и от признания сложности и неоднозначности мы можем получить значительно больше, чем от попыток все «пригладить» и упорядочить.

Когда люди говорят, они занимают дискурсивные позиции по отношению к собеседнику – например, они могут занять позицию жертвы, пострадавшей от плохого обращения другой стороны конфликта. При этом они предлагают медиатору и второй стороне конфликта откликаться именно на эту позицию, тем самым призывая их самих занять вполне определенные позиции. Само присутствие медиатора при разговоре меняет конфигурацию возможных дискурсивных позиций для участников конфликта. В частности, участники могут позиционировать медиатора как более сведущего в решении проблем, нежели они сами, и по-разному к этому относиться, создавая отношения власти.

 

Ход медиации

 

В процессе нарративной медиации можно выделить три фазы: вовлечение, деконструкция конфликтной истории и конструирование альтернативной истории. На фазе деконструкции конфликтной истории применяются техники экстернализации, определения влияния конфликта на жизнь людей, деконструкция дискурсивных оснований «ощущения себя вправе». На фазе конструирования альтернативной истории используется пересочинение, при этом используется «карта пересочинения» Майкла Уайта, то есть происходит челночное движение между ландшафтом действия и ландшафтом сознания. Карта пересочинения – это «ориентировочная основа действия» нарративного практика, позволяющая ему в каждый момент беседы понимать, какие вопросы могут быть заданы. При составлении этой карты Майкл Уайт пользовался идеями Джерома Брунера о том, что в хорошей с литературной точки зрения, жизнеспособной истории речь идет не только о последовательности событий во времени, объединенных в сюжет («ландшафт действия» на карте), но и о том, каковы желания, намерения, ценности, принципы и обязательства героя («ландшафт сознания»). Под челночным движением подразумевается то, что для «уплотнения» предпочитаемой истории, если в данный момент человек дает описание события, то интервьюеру имеет смысл задать вопрос на ландшафт сознания, и напротив, если человек формулирует жизненную ценность или принцип, имеет смысл попросить его проиллюстрировать воплощение этой ценности или принципа примером события из прошлого или возможного будущего.

Об определенных аспектах проведения медиации, таких, как установление отношений доверия, обеспечение безопасности и использование писем и документов, необходимо сказать больше.

 

На фазе вовлечения медиатор сосредотачивается на том, чтобы установить отношения взаимного доверия со сторонами конфликта. При этом он уделяет внимание физическому пространству, невербальному поведению участников, дискурсивным позициям, которые они занимают.

Некоторых клиентов приглашают на медиацию, высылая им письма, однако большинство получают направление на медиацию, например, из суда. Тем важнее оказывается доверие медиатору, которое часто основывается на его репутации. Разрешение конфликтной ситуации часто сопряжено с тем, что людям приходится раскрывать медиатору те области своей жизни, где они чувствуют себя наиболее неуверенными и уязвимыми. Медиатору следует показать, что он понимает потребности клиента – за счет своевременных реплик и умелого применения рефлексивного слушания.

Когда в медиации выстроены надежные отношения доверия, взаимного уважения и сотрудничества, можно сказать, что большая часть дела сделана, и можно заниматься поиском конкретного решения проблемы, которая привела людей на медиацию. При этом люди оказываются готовы к значительной самостоятельности в поиске решений. Нарративный подход к медиации сокращает длительность фазы переговоров, потому что люди приходят к этой фазе более подготовленными.

 

Предварительные встречи по отдельности

 

На предварительных индивидуальных встречах медиатор выясняет не только то, в чем каждая из сторон четко уверена, он проявляет любопытство и по отношению к «оттенкам серого», тем дилеммам и внутренним конфликтам, с которыми имеют дело стороны.

Человек, который рассказывает свою историю первым, позиционирует второго, заставляя его отбирать эпизоды для своей истории либо в согласии с историей первого, либо в контрапункт к ней. Это еще одна причина дл того, чтобы вначале встречаться с обеими сторонами по отдельности. На встречах с отдельными сторонами медиатор может сосредоточиться на том, чтобы выстраивать отношения доверия с каждым человеком, не беспокоясь о том, что он при этом заставляет второго ждать. на отдельной встрече человек может сказать то, что не осмелился бы сказать в присутствии партнера. Каждая из сторон может рассказать свою версию событий - что привело к возникновению конфликта и как ситуация дошла до того, что пришлось обращаться к медиатору. С нарративной точки зрения, мы слушаем историю, версию описания событий, а не факты, не "то, как это было на самом деле".

 

Безопасность

 

Насилие или его угроза очень сильно влияет на возможность медиации и ее процесс. Однако определенные формы проведения медиации (например, примирительные встречи в рамках программ восстановительного правосудия и работа А.Дженкинса с мужчинами, осуществлявшими насилие в семье) указывают на то, что подобная форма работы с проблемами насилия возможна и эффективна. Ключевым моментом является безопасность. Если безопасность не обеспечивается, все остальные усилия по освобождению партнеров от пагубного влияния конфликта пропадают втуне. Гарантировать безопасность не может ничто, и медиатору следует быть очень внимательным к проявлениям факторов, могущих угрожать безопасности. Безопасность должна быть важнее стремления придти к хоть какому-то соглашению. Обычно в паре один из партнеров чувствует более неуверенно и в меньшей безопасности, чем другой (и чаще всего в гетеросексуальных отношениях это женщина). Именно с этим партнером медиатор встречается в первую очередь на индивидуальных сессиях. Человек, как правило, хорошо понимает, какие темы для обсуждения являются максимально рискованными, и как должна проходить совместная сессия, чтобы она была безопасной. Право уязвимой стороны избегать потенциально опасных вопросов отмечается в контракте на медиацию, который стороны и медиатор подписывают перед началом работы. Если условия контракта нарушаются, медиация немедленно прекращается.

Если одна из сторон боится за свою безопасность, можно попытаться обеспечить хотя бы некоторую безопасность путем определенной организации пространства и времени медиации. Человек, который боится агрессии со стороны другого, может сесть у выхода из комнаты. Можно договориться, чтобы один человек приходил и/или уходил на несколько минут раньше, чтобы избежать столкновения в приемной. Медиатор может озвучивать страхи и сомнения присутствующих: «Меня пугает то, что и как вы говорите. Вы действительно хотите меня напугать?» Если человек отвечает, что у него и в мыслях не было пугать, тогда медиатор может спросить, не хочет ли человек выслушать, как именно медиатор пришел к подобному заключению. Мягкая конфронтация такого рода обычно приводит к тому, что человек в процессе медиации начинает вести себя более уважительно. Медиатор также дает понять, что тайм-аут в ситуации, когда обстановка чересчур накаляется, – это совершенно нормальный ход.

Человек, который опасается насилия со стороны партнера, может приглашать на медиацию группу поддержки. Открытое обсуждение вопросов безопасности дает человеку, страдавшему от насилия, ощутить себя вправе задавать условия работы; в то время как если бы этот человек промолчал, то вправе задавать условия работы (как и условия их совместной жизни вообще) был бы тот человек, который осуществляет насилие.

 

Примерная последовательность этапов медиации развода

 

1. Расспросите участников о том, какие у них ожидания от медиации, на что они надеются.

2. Попросите вкратце рассказать историю конфликта/проблемы и, если необходимо, дайте ей название. Дайте отклик на эту историю - в экстернализующем ключе.

Как долго эти разногласия (этот конфликт) присутствуют в вашей жизни? Как давно это появилось? Было ли когда-то время, когда этой проблемы не было, а потом она появилась и стала мешать вам жить?

Расспросите о последовательности событий, в которой воспроизводится конфликт.

Что происходит, когда конфликт вторгается в вашу жизнь? И когда ваш(а) супруг(а) так говорит или действует, как конфликт побуждает вас реагировать на это? Как бы вы могли назвать весь этот «порочный круг» во взаимодействии?

Расспросите о последствиях конфликта в жизни партнеров.

Как этот конфликт побуждает вас думать, чувствовать, действовать?

«Иногда я ее просто ненавижу». – То есть, конфликт заставляет вас чувствовать ненависть. Как ему удалось сделать так, что ненависть захватила ваши чувства?

Навскидку, насколько обвинения контролируют ваше восприятие отношений с партнером? Насколько они мешают вам разбираться с трудностями?

Что предательство сделала с той радостью и счастьем, которые переполняли вас, когда ваши отношения только начинались?

 

Расспросите о последствиях конфликта в жизни детей и/или других родственников.

 

Расспросите о последствиях конфликта в других областях жизни вовлеченных в него людей.

Как конфликт повлиял на вашу работу, финансовое положение, на ваши планы на будущее и мечты, на доверие к людям в целом, на сон и самочувствие, на способность отдыхать и получать удовольствие от жизни?

Кого еще затронули последствия этого конфликта?

 

Там, где имеет смысл это сделать, расспросите о тех представлениях, которые лежат в основе истории конфликта.

Каковы ваши представления о том, что значит «быть родителем»? Как они у вас возникли, где вы научились этому?

В чем, как вам кажется, нуждаются дети?

Насколько вы принимаете ожидания окружающих в том, как вы должны заботиться о детях? Что вы хотите делать по-своему? Что мешает обсуждать это?

 

3. Выясните, в каком направлении хотят двигаться участники медиации. Хотят ли они, чтобы в их жизни все оставалось как сейчас, или хотят, чтобы стало лучше (или хуже)?

Мне любопытно, насколько далеко может зайти этот конфликт. Как вы считаете, худшее уже позади или еще впереди? Что это было (может быть)?

Что вам нравится больше – те периоды, когда вам удается обращаться друг с другом уважительно, или те периоды, когда вы все время ругаетесь?

Хотели бы вы, чтобы этот «порочный круг» оставался в вашей жизни, или чтобы его больше не было?

Являются ли перечисленные вами последствия конфликта приемлемыми для вас? Почему нет?

 

4. Способствуйте развитию и уплотнению предпочитаемой истории.

Что вы уже делали, или планировали, о чем думали, что могло бы уменьшить негативное воздействие конфликта на вашу жизнь и жизнь ваших близких?

Считаете ли вы себя здравомыслящим человеком? Если да, как вы пытались проявить это в отношениях с партнером?

Как развивались ваши отношения до тех пор, как в них не появился конфликт? Что вы ценили в них? Каково сейчас вспоминать об этом? Какие возможности это открывает?

Бывали ли случаи, когда конфликт мог захватить вас и испортить вам общение, но не захватил? Что вы сделали, чтобы не позволить ему хозяйничать?

Были ли в последнее время (пару недель) случаи, когда вы и/или ваш партнер предприняли шаги для того, чтобы проявить заботу, сотрудничество, справедливость? Как это было, каковы были последствия этого? Даже если вы не сделали ничего такого, возможно, вы думали или мечтали об этом?

 

Пусть история сотрудничества «набирает обороты»:

Что значит для вас слышать сейчас, что ваш бывший муж говорит о надеждах на понимание и сотрудничество? Как вам кажется, слышать это сейчас поможет вам в будущем находить лучшие решения для возникающих проблем? Каким образом?

Как вам кажется, что это проявление заботы говорит о том хорошем, что все еще присутствует в ваших отношениях, несмотря на такие серьезные проблемы? Как вам удалось сохранить это хорошее?

Какие обязательства вам нужно принять на себя, чтобы вырвать отношения из лап конфликта?

 

Укрепляйте отношения между партнерами, чтобы поддержать историю сотрудничества:

Что из того, чем вы дорожите в отношениях, пострадало от конфликта? Если бы вы могли что-то спасти, что бы это могло быть?

Вы говорите, что раньше вы могли проявлять уважение друг к другу. Это умение естественно для вас или вы ему где-то у кого-то научились? Каким образом?

Как вам удается сохранять эту область взаимодействия свободной от конфликта?

 

5. Подготовьте соглашение

Можно ли сказать, что вы пришли к соглашению в достаточной степени, чтобы быть способными противодействовать этому конфликту?

Что каждый из вас готов делать, каких принципов придерживаться, чтобы преодолеть эту проблему?

Что ваша готовность делать это говорит о том, что для вас важно?

 

Заключение

 

Особенности нарративного подхода к медиации:

  • Более привилегированное положение историй и смыслов по сравнению с фактами
  • Выслушивание истории конфликта в контексте дискурсов
  • Четкое отделение истории конфликта от историй о взаимном уважении, понимании, мире и сотрудничестве
  • Использование беседы-экстернализации для того, чтобы отделить людей от конфликта, рабами которого они являлись
  • Ориентация на создание отношенческого контекста для продолжающихся изменений в противовес ориентации на разовое достижение соглашения
  • Выявление и развитие альтернативных историй, которому сопутствует «растворение» конфликта

 

Эти идеи непросто усвоить, потому что они требуют в первую очередь приверженности философским и этическим основаниям подхода, нежели знания техник. (Именно те, кто привержен этическим принципам, и придумывают новые техники.) Однако есть свидетельства того, что применение этого подхода ведет к возникновению иного рода коммуникации и, соответственно, общества иного типа – общества, основывающегося на добровольно взятых на себя обязательствах поддерживать диалог на равных, совместно создавать смыслы, вместо того, чтобы побуждать людей к соперничеству и конкуренции друг с другом и фокусироваться на удовлетворении собственных индивидуальных потребностей. Отношения власти в подобном сообществе все время на виду.

 

Материал переведен и подготовлен к публикации Д.А.Кутузовой. При подготовке обзора использована информация с сайта http://narrative-mediation.crinfo.org/ и книга G.Monk, J.Winslade “Narrative Mediation: A new approach to conflict resolution”. Jossey-Bass, 2000.

Восстановительное правосудие рассматривает преступление как причинение вреда людям и отношениям, а ответственность правонарушителя – как заглаживание вреда. Программы восстановительного правосудия ориентированы на то, чтобы потребности пострадавшего, появившиеся у него в результате преступления (потребность в признании его чувств, возмещении ущерба) были удовлетворены, напряженная ситуация между правонарушителем и пострадавшим была разрешена, а правонарушитель получил возможность снова быть включенным в сообщество. В России продвижением восстановительной модели правосудия занимается центр «Судебно-правовая реформа» www.sprc.ru

Экстернализация – размещение проблемы вне человека (вместо «он лентяй» мы будем обсуждать Лень и ее влияние на его жизнь и жизнь окружающих его людей). Проблема может быть персонифицирована – можно сказать, что у нее есть свои намерения в отношении человека и его жизни, свои умения и уловки.

 

Человек, как правило, не является автором идей и принципов, которыми он руководствуется в жизни, они являются порождением определенного культурно-исторического контекста, и способствуют порождению и воспроизведению определенных отношений власти, выгодных какой-то социальной группе и угнетающих представителей другой социальной группы. Деконструирующие вопросы направлены на выяснение контекста идей, представляющихся универсальными и общезначимыми.

 

Пересочинение (re-authoring) – работа по выявлению исключений из доминирующей истории, того, что они значат для человека (какие ценности и принципы они выражают), прослеживание истории возникновения и развития этих принципов и ценностей в жизни человека, выяснение, какие поступки в ближайшем будущем становятся возможными, если эти ценности и принципы будут в большей степени присутствовать в жизни человека.

 

В нарративном подходе используется публицистическое толкование термина «дискурс», идущее из работ М.Фуко (Foucault, M. 1980: Power/Knowledge: Selected interviews and other writings, 1972-1977. (C. Gordon, ed.) New York: Pantheon Books. и Foucault, M. 1985: The History of Sexuality, Vol. 2: The use of pleasure. (R. Hurley, trans.) New York: Pantheon Books.)

 

 

Сферы применения медиации

Медиация проводится в ситуации длительного, «застрявшего» конфликта в таких сферах, как деловые отношения (между начальниками и подчиненными, сослуживцами, квартирантами и хозяевами жилплощади и пр.), тяжбы, разделение имущества и определение способа выполнения родительских обязанностей супругами в ситуации развода. Медиатор, или посредник, – это, как правило, специалист в сфере помогающих профессий (психолог, социальный работник), обладающий особыми знаниями и умениями в области коммуникации, общения. Медиация во многих случаях является альтернативой разрешению конфликтной ситуации через суд; медиация - один из методов, применяемых при работе в парадигме восстановительного правосудия.

Особенности медиации удобно рассмотреть в сравнении с психотерапией. Медиация не является психотерапией в классическом понимании этого слова, так как не подразумевает наличия «внутренней патологии» и ее излечения у одного или всех участников конфликта. Медиацию отличает от психотерапии (гуманистической, модернистской) также

 

1. конкретный фокус.

В психотерапии исследование проблем и вопросов может быть значительно более широким. Может быть 10, 20 или даже 30 встреч, сессий, и психотерапевт проводит с клиентом много времени, исследуя и обсуждая прошлое, и целью при этом являются исцеление и саморазвитие. Во время медиации медиатор обсуждает с клиентом 2-3 конкретные проблемы, и количество сессий ограничено. Например, в контексте терапии супружеских отношений вполне вероятно, что психотерапевт будет задавать клиенту вопросы о его взаимоотношениях с его родителями, тогда как в медиации супружеских отношений опыту, полученному в родительской семье, едва ли будет уделяться столько внимания.

 

2. медиация – это структурированный процесс. Процесс психотерапии – это гораздо более свободный поток. Будущее каждого психотерапевтического процесса не задано, не определено заранее, в то время как в медиации есть четкие стадии, которые обязательно должны быть пройдены.

Медиатор работает с двумя или более сторонами или группами, находящимися в состоянии конфликта. Медиатор не является адвокатом, защищающим права и интересы какой-то одной из сторон. Каждый из участников конфликта с подозрением относится к медиатору, высматривая, не поддерживает ли медиатор другую сторону. Соответственно, медиатору необходимо четко донести до собравшихся третий принцип:

 

  1. медиатор является нейтральным, он не придерживается ничьей стороны, его участие в процессе равно содействует решению проблем всех участников конфликта.

 

  1. ограниченность по времени – сколько происходит встреч и сколько времени это занимает. Может быть всего одна встреча, в случае сложных проблем – не более 6 встреч. На каждой встрече у медиатора есть очень конкретный план, что он и участники должны сделать.

 

  1. достижение конкретных соглашений. Цель медиации – достичь конкретного соглашения сторон по способу преодоления конфликта. Участники и медиатор сосредотачиваются на том, как дела обстоят сейчас, и на том, как хотелось бы, чтобы они обстояли в будущем, поэтому

 

  1. медиация – это процесс, ориентированный в будущее.

 

В медиации рассмотрение личных подробностей жизни участников очень ограничено. Если ведущий начинает задавать слишком много личных вопросов, участники могут почувствовать, что он влезает в их личное пространство, а не помогает им решать проблемы. Когда психотерапевты обучаются медиации, часто можно видеть, как влияет их психотерапевтическое образование: им так комфортно задавать все эти вопросы о чувствах, им так любопытно узнать, почему люди поступают так, а не иначе, - они задают все эти вопросы, и тем самым начинают себя вести как во время психотерапии. Поэтому медиация представляет собой серьезный вызов для психотерапевтов: как не «впасть» в привычную роль?.. потому что участники могут сказать: «я на психотерапию не подписывался, я не хочу, чтобы ее со мной проводили без моего согласия, а вы что делаете?» Однако, тем не менее, из психотерапевтов получаются самые лучшие медиаторы, потому что медиация на 95% основывается на психотерапевтических навыках и умениях. В США большинство медиаторов по образованию юристы. Людям, которые проводили следствие или представляли дело в суде, очень трудно перейти из этого формата в формат медиации – они слишком привыкли слушать и развивать историю одного из участников ситуации: «пострадавшего» или «подозреваемого/обидчика». Тем не менее, именно юристы контролируют развитие медиации в США.

Традиционные подходы к медиации

 

Наиболее распространенные в настоящее время на Западе подходы к медиации – подход интересов (ориентированный на решение проблем) и трансформативный.

В таблице 1 приводится сравнение этих подходов

 

  Медиация интересов (ориентированная на решение) Трансформативная медиация
Определение медиации В медиации нейтральная третья сторона содействует тому, чтобы конфликтующие стороны нашли такое решение спора или тяжбы, которое будет учитывать интересы обеих сторон. Медиация способствует тому, что у людей, находящихся в ситуации конфликта, развивается способность к самоопределению и отзывчивость, нарабатываются умения анализировать ситуацию, принимать решения и учитывать точку зрения других людей. Это процесс, направленный на развитие самости и ее позитивного проявления в отношениях.
Ценности и убеждения, лежащие в основе медиации Отдельный человек есть ядро и перводвигатель своего мира. Люди действуют самостоятельно и независимо и могут быть привлечены к ответу за свои действия. Человек действует для того, чтобы удовлетворить свои потребности; чтобы придти к решению конфликтной ситуации, нужно обеспечить, чтобы потребности обеих сторон были удовлетворены. Цель существования сообщества – в том, чтобы выявлять потребности индивида и содействовать их удовлетворению. Люди способны сами принимать решения, и стороны, вовлеченные в конфликт, более способны найти адекватное для себя решение, нежели посторонние лица. Люди самостоятельны и находятся в отношениях друг с другом. Конфликт – это кризис взаимодействия. Люди, вовлеченные в конфликт, озабочены собой и испытывают относительную неуверенность в том, что представляют собой их цели, потребности и сильные стороны. У них достаточно сил и средств, чтобы решить конфликтную ситуацию, и именно они сами должны определять, где, когда и каким образом они будут это делать. Признание и уважение для людей важнее, чем достижение конкретных целей и обретение выгоды. Медиация способствует более глубокому пониманию людьми самих себя и партнеров, большей ясности в отношениях.
Общая цель медиации Помочь участникам конфликта сойти с косных позиций и сосредоточиться на тех интересах, которые являются для них общими, чтобы найти решение конфликтной ситуации. Задача медиации – прояснить интересы каждой из сторон, чтобы улучшить понимание проблемы. Поддерживать желание участников конфликта стать лучше, содействовать развитию их способности действовать с позиции сочувствующей силы. Помочь сторонам перейти от позиций относительной слабости и неуверенности к позиции силы, а от озабоченности собой – к умению слушать и откликаться на мнение другого человека.
Ключевые стратегии медиации Признание чувств, улучшение коммуникации между партнерами, выстраивание отношений доверия. Обозначение неудовлетворенных общих потребностей как проблемы, приглашение объединиться в борьбе с этой проблемой. Обдумывание возможных решений, способствующих решению проблемы, каждым человеком по отдельности. Медиатор содействует проведению мозгового штурма, чтобы список вариантов решения был настолько велик, насколько это возможно. Каждый вариант решения оценивается по тому, насколько он способствует обоюдной выгоде сторон. Для оценки используются объективные критерии, такие, как стоимость. В случае, если стороны не могут договорить по содержанию, их побуждают придти к соглашению по процедурным аспектам. По итогам медиации составляется соглашение, по выполнению которого стороны должны через оговоренное время отчитаться. В начале – ознакомление участников с представлением о медиации как о процессе, направленном на усиление и признание каждого человека. Стороны определяют как содержание, так и ход процесса, они ведут, а медиатор следует за ними, используя возможности для того, чтобы поддержать и признать сильные стороны и желание стать лучше. Работа ведется в микромасштабе, медиатор сосредотачивается на взаимодействии сторон здесь-и-сейчас, задает открытые вопросы, предлагает отрефлексировать происходящее. Медиатор предлагает сторонам услышать и пересказать позицию партнера (когнитивное признание), задает проясняющие вопросы, направленные на выявление целей, ресурсов, сильных сторон, имеющихся возможностей и недостающей информации. Медиатор поддерживает выражение чувств участниками конфликта, будучи убежден, что эти чувства раскрывают важные сведения.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.2.4 (0.015 с.)