Метаязык и метапредставление



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Метаязык и метапредставление



 

Мы уже достаточно писали об этом методе мышления. Можно ска­зать, что вся эта книга является примером такого рода подхода. Сам анализ логических уровней сознания и даже корректное введение это­го понятия возможны лишь при последовательном использовании ме­таязыка применительно к психосоматическим и психофизическим (в принятом нами смысле этого слова) феноменам. Действительно, каж­дый последующий уровень представляет собой метапредставление структурных элементов предыдущего. Тем не менее, имеет смысл сде­лать еще несколько замечаний.

Прежде всего, переход от концепции к метаконцепции вовсе не оз­начает смены знаковой системы. Это значит, что, говоря о метаязыке, мы имеем в виду не замену одних знаков другими, а переход от одних принципов коннотации к другим - более общим. В этом легко убе­диться, представляя себе смысл (это и есть коннотат) того или иного слова (т. е. знака), в зависимости от когнитивных вопросов, присущих разным логическим уровням сознания.

Например, смысл слова жизнь будет меняться от констатации не­которых внешних признаков к выяснению глубоких мировоззренче­ских и философских проблем.

Таким образом, знаковая система всегда лишь связана с коннотационной, а вовсе не порождается ею. Знак может быть использован для самых различных коннотации, в разных культурных и познавательных контекстах. Последнее обстоятельство порождает очевидные трудно­сти - изменение принципов коннотации может быть воспринято толь­ко сознанием, которое также осуществляет переход от уровня концеп­ции к следующему уровню - метаконцепции. Путаница между разны­ми коннотациями, а точнее, разными уровнями коннотации, которые определяются одним и тем же словом, приводит к тому, что иногда проще ввести новый термин (т. е. новый знак), чем постоянно разгра­ничивать смысловые контексты одного и того же термина.

С другой стороны, часто приходится слышать о «девальвации» тех или иных понятий, тех или иных слов. На самом деле речь здесь идет об использова­нии массовым сознанием этих слов (знаков) применительно к самому примитивному уровню коннотации, связанному с внешними логиче­скими уровнями сознания. Напротив, слова, связанные с коннотатами, возникающими на глубинных уровнях, всегда исполнены смысла и значения - в буквальном смысле этого слова, поскольку они макси­мально приближены к денотатy (уровню значения), собственно к «ве­щи». Возникает впечатление, что слова рождаются в момент произне­сения, что их никогда прежде не было; знаковая система все та же - коннотация другая.

Операция перехода от представления к метапредставлению все­гда связана с радикальным расширением поля зрения. Имея дело с экономическими представлениями, мы, вместо экономики конкрет­ного предприятия, рассматриваем его связи и положение в макро­экономической структуре; рассматривая живое существо, перехо­дим от его физиологии к экологическим взаимодействиям внутри связанного с ним биоценоза; рассчитывая конструкцию механизма, движемся не от отдельного узла, а от параметров машины в целом. При этом метаконцепция совсем не обязательно означает переход от одних объектов к другим - более крупным, включающим первые. Переход от натуральных чисел к рациональным и далее - к дейст­вительным вовсе не означает смены денотата, объекта отражения -изменяется только коннотация: сперва «числом» считается только целое число, затем - такое, которое может быть корнем уравнения первой степени, затем - любое число на числовой оси. Здесь мы имеем дело с обобщением, с включением в поле зрения существен­но большего числа аспектов изначального объекта отражения, ре­альной «вещи», а не с изменением самого объекта. Переход от раз­розненного изучения и описания отдельных химических элементов к периодической системе элементов Менделеева также демонстри­рует нам движение от языка к метаязыку. Опять-таки, сами объекты остаются теми же - это химические элементы, но прежде они пред­ставлялись не связанными между собой, а после перехода к мета­языку стали представляться аспектами одного и того же явления.

Последнее очень важно. Переход от концепции к метаконцепции всегда происходит таким образом, что известные первой феномены оказываются следствиями феноменов более «высокого» порядка, о существовании которых концепции неизвестно и которые «возника­ют» только на метауровне описания. Формально это можно было бы изобразить следующим образом:

= {а1 а2, а3... аn}, где а1...аn-

объекты, которые рассматривает концепция;

= {А1 => (а1, а2, а3... аn), А2, А3,... аm }, где А1... Аm -

объекты, которые рассматривает метаконцепция.

Здесь, соответственно, Кn - концепция, - метаконцепция, а содержание фигурных скобок - присущие им коннотационные систе­мы, их язык и метаязык.

При этом, оказывается, что переход от концепции к метаконцеп­ции позволяет связать воедино несколько концепций «низшего» уров­ня. Действительно:

 

 

На практике переход от концепции к метаконцепции осуществля­ется, как правило, по следующей схеме:

Концепция => обобщение => метаконцепция => метапереход => =>конкретизация и сопоставление => другие концепции, включая первоначальную, между которыми выявляется связь

 

С этой точки зрения, концепциями, предшествовавшими периоди­ческому закону Менделеева, как метаконцепции, являются химии от­дельных элементов («химия водорода», «химия кислорода» и т. д. -они и сейчас являются отдельными главами общей химии, а «химия углерода» вообще превратилась в отдельную отрасль науки - органи­ческую химию). Метапереход от натуральных чисел к рациональным позволил «объединить» арифметику и геометрию[106], а переход от ра­циональных чисел к действительным - алгебру и анализ[107].

Применительно к практике структурной психосоматики, это озна­чает, что для разрешения какой-либо проблемы, кажущейся неразре­шимой на данном логическом уровне, необходимо перейти к следую­щему логическому уровню - к метаконцепции и метаязыку.

В практике терапии это выражается в том, что работа с патологи­ческими стратегиями требует перехода к уровню карт, а работа с ис­каженными картами - к уровню космограммы. Точно так же разреше­ние личных проблем человека требует обращения к его сознательному и семейному окружению, к культуральным и общественным структу­рам, в которые он вовлечен, а определение текущего психосоматиче­ского статуса и состояния - исследования его «личной истории» и со­ответствующих структурно-циклических параметров.

С точки зрения анализа, безразлично, касается ли это отдельной личности или каких-либо общественных институтов; это значит, что, исследуя вопрос, лежащий в плоскости какого-либо когнитив­ного вопроса, мы должны ставить другой вопрос - на следующем логическом уровне. Если, например, проблема формулируется в разрезе вопросов: «Каким образом это происходит? Каким образом на это воздействовать? Как этого добиться?» - должны формулиро­ваться «более глубокие» вопросы: «Почему это происходит? Поче­му на это необходимо воздействовать? Зачем этого нужно добить­ся?» и т. д. Эти вопросы неизбежно приводят и к радикально более широкому взгляду на проблему, и к выходу на уровень метаконцепции, метаязыка.

 

Динамика и структура

 

Как было показано выше, динамические (или энергетические) про­явления нарастают по мере развертывания базовой матричности от уровня «+0» к уровню «-0». Отсутствие внешней динамики, то, что мы воспринимаем как статику или иногда «пустоту»[108], на самом деле, представляет собой возрастание значения структуры, ее качество.

Вместе с тем, динамический элемент Универсума и человече­ского существа всегда может быть представлен как структурный. Мы показали это на примере феномена времени, которое при пере­ходе на более высокие уровни организации, расположенные ближе к базовой матрице антропосферы, теряет характеры самостоятель­ного физического процесса и оказывается всего лишь одним из ас­пектов структурно-ритмической природы Глобального взаимо­действия. Другим хорошо известным примером сведения динамики к структуре является теория гравитации Эйнштейна.

Чисто методически сведение динамики к структуре всегда воз­можно потому, что, во-первых, при переходе на следующий уро­вень организации мы всегда можем обнаружить элемент, допол­няющий любой отдельно взятый динамический элемент до некото­рого суммарного постоянства; «действие» действительно всегда имеет «равное ему и противоположно направленное противодейст­вие». В этом суть и содержание всех законов сохранения и принци­па причинности.

Иными словами, обнаруживая в наблюдении некоторый динамический процесс или компонент, который всегда может быть выражен как некоторый вектор Zn, мы, при метаанализе всегда можем выявить и другой вектор (- Zn), такой, что Zn + (-Zn) = 0. Это «и другой вектор (- Zn), такой, что Zn + (-Zn) = 0. Это и приводит нас к мысли, что, в конечном счете, базовая матричная структура Уни­версума в векторном выражении имеет форму:

 

 

Во-вторых, сам метапереход на следующий уровень структурной организации, на котором феномены предыдущего уровня оказываются следствиями более общих феноменов, т. е.

 

A => (a1, a2, a3, … an),

 

означает неизбежную структуризацию коннотаций, присущих подчиненному уровню.

Преимущество структурного подхода очевидно на примере все тех же законов сохранения, которые позволяют переходить от слепой фик­сации к констатации фактов («вещества стало больше», «вещества ста­ло меньше» - если в качестве примера мы возьмем химию и закон со­хранения количества вещества) к предсказанию возможных следствий и фактов, непосредственно не фиксируемых в первичном опыте (если «вещества стало меньше», значит, появилось какое-то новое вещество, которое можно обнаружить и выяснить его свойства). Нас же сейчас интересует другое.

Когда мы говорим о «периферичности» динамики, о возможности сведения динамики к структуре, это вовсе не означает, что динамики как таковой не существует, что она «нереальна». Наше утверждение следует понимать в плане сингулярной логики: если динамика это А, а «не-динамика» - А, то их объединение, которое мы и называем «структурой», есть объединение типа AT А, т. е. структура - это «ди-намика»-»и»-»не-динамика», где «и» - внутренний закон композиции соответствующего структурного уровня, а отрицание динамики ведет все к той же знакомой формуле:

А = А = А' => (АТА).

Это утверждение имеет очень важное значение для структурной психосоматики в плане предельной постановки проблемы: «Что такое сознание как таковое?». Читатель должен был заметить, что в настоя­щей книге мы нигде специально не рассматриваем конкретные психи­ческие (или физиологические) процессы. Это происходит потому, что для нас они сводимы к соответствующим структурным феноменам более высокого структурного уровня организации. Однако динамиче­ский непрерывный характер таких феноменов, как «сознание» или «жизнь», представляется интуитивно очевидным. Еще И. М. Сеченов писал: «Как основа научной психологии мысль о психической дея­тельности с точки зрения процесса, движения ... должна быть принята за исходную аксиому, подобно тому как в современной жизни исход­ной истиной считается мысль о неразрушимости материи. Принятая как проверочный критерий, она обязывает психологию вывести все стороны психической деятельности из понятия о процессе, движении».

Однако, говоря о структурных феноменах психосоматики, созна­ния и жизни, мы все время подразумеваем, что эти категории приме­нительно к конкретным их носителям предполагают постоянную ме­таморфозу, изменение или, лучше сказать, становление. Таков, в ча­стности, смысл концепций «личной истории» и «личной эволюции».

Здесь важны следующие обстоятельства:

- с точки зрения отражения-отреагирования как аспекта Глобаль­ного взаимодействия, любой конкретный уровень структурной органи­зации представим в виде двух аспектов - динамики субъекта и «не­динамики» объекта[109];

- с точки зрения предельного выражения субъективной процессу­альности, при ее приближении к сингулярности «+0», мы можем выде­лить Абсолютную, «базовую» структурность сознания как первичного выражения базовой матричности - «не-динамику» - и приближаю­щееся к ней индивидуальное сознание - «динамику».

Первое утверждение связано с устройством любого уровня отно­сительно «высшего» по отношению к нему, а второе - со сквозным строением антропосферы, в котором базовая матричность представля­ет собой абсолютный аспект, а конкретное индивидуальное сознание -его относительное проявление. В этом смысле целью и идеалом «лич­ной эволюции» и является приближение индивидуального проявления к универсальной первопричине: «типа индивида» - к «типу Адама».

20 Еще одно обстоятельство следует постоянно иметь в виду: когда мы говорим о том или ином уровне организации, о феноменах того или иного уровня (например, о логических уровнях сознания) это не зна­чит, что существует или существенен только этот избранный уровень: в реальной структуре Универсума или человеческого существа всегда присутствуют все структурные уровни, переход с одного уровня на другой - это вовсе не переход из одного мира в другой, а обретение нового состояния - и только. Это, во-первых, означает, что динамиче­ская периферия равно присутствует в организации и «реализованной личности» - «сянь» - и человека, чей центр осознания всегда пребыва­ет на первом логическом уровне. «Личная эволюция», во-вторых, сво­дится к тому, что благодаря осознанию глубинных логических уровней они приходят в соответствие с базовой матричностью антропосферы, происходит приближение относительного аспекта сознания к абсо­лютному[110].

Таким образом, абсолютный аспект, состояние «сянь», «тип Ада­ма», действительно не являются чем-то исключительным или недос­тижимым; в принципе, они доступны для каждого, хотя препоны на пути перехода центра осознания на глубинные логические уровни могут оказаться и очень существенными, труднопреодолимыми, а иногда и непреодолимыми. - ведь первый шаг к ним заключается в коррекции структурных дефектов, исправлении изъянов «личной истории» и даже врожденных генетических дефектов[111], а последующие шаги требуют большой личной работы, для которой чаще всего нет ни подлинного мотива, ни надлежащих условий.

 

Принцип иерархии

 

Фрактальность организации Универсума, в целом, и человеческого существа как его составного элемента позволяет нам сформулировать еще один важный принцип - принцип иерархии. Он вытекает из того очевидного факта, что любой структурный уровень организации мо­жет быть расчленен на подуровни, т. е.:

 

сингулярность «+О» сингулярность «n+0»

…….. ……….



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.50.173 (0.007 с.)