Глава 7. «С запада на восток».



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 7. «С запада на восток».



 

Сентябрь 1962 года. Великобритания, графство северный Йоркшир, окрестности Уитби.

Охотник Консорциума, Малой.

Фигурка лягушки спокойно лежала в нагрудном кармане ветровки Стаса. Мы уже как час назад покинули поместье Зингеров, так и, оставив тело Карла лежать в столовой. А я так и не смог зайти внутрь вновь. Зрелище было не для меня.

Мы дружно покинули Уитби и следовали по тому пути, которым нас вели Юля и Сталкер – до самой ближайшей Линзы, чтобы как можно скорее оказаться на Базе и спокойно выспаться перед следующим путешествием, которое, как я надеюсь, будет еще не скоро.

Я шел за всеми остальными, хотя себя совершенно не ощущал. Словно призрак, плетущийся за еще живыми, преследуя свою темную цель. Ног не чувствовал и подавно. Парил над землей. А что, если я уже умер? Что если все, что происходит вокруг меня – одна иллюзия, которая привиделась моему воспаленному разуму? Ущипнул себя для достоверности. Нет, все хорошо. Чувствую.

Но из головы все никак не уходили вредные мысли о своей новой жизни. Убийства, кровь, охота за зооморфными фигурками. Этого ли я желал? Нет, точно не этого. Хотя, как я мог упустить столь значимую деталь своей новой жизни? Неизвестно. Каждую секунду я знал, что может произойти что-то подобное. Прекрасно знал, что любого из нас, да даже меня самого, могут легко, даже без сожаления, могут просто убить. Знал, что моя новая жизнь – это война. А на войне нет ничего прекрасного. Хотя не мне решать, возможно, чей-то другой воспаленный разум наоборот счастлив тому, что эта война продлится вечность.

Я жил в грезах, мечтая о том, что я буду жить вечно. Так бы и было… но самая маленькая ошибка в системе может привести к краху. Видно именно это со мной и произошло. Грезы рухнули именно в тот момент, когда я своими глазами увидел бесчувственное холодное тело Карла Зингера и вязкую кровь, разливающуюся в моем сознании багровыми реками. Стены крепости были взяты штурмом, а в разум было подсажено семя сомнений. И с этим уже ничего нельзя было поделать. Я сам выбрал этот путь и сейчас мне остается лишь сожалеть о том, что, возможно, я свернул не в ту сторону.

Стас и остальные пробирались через какие-то кустарники, которые больно хлестали по лицу. Мы с Линой следовали за ними. Кажется, она тоже сейчас думала о том же, о чем и я. Главный вопрос, который повис в воздухе и своей вязкой тишиной нагнетал сознание. Был лишь слышен шум деревьев, склоняемых ветром, но именно в этой спокойной атмосфере, я слышал, как стучит мое сердце. Словно удары в набат. Громкие. Звучные. Отдающиеся эхом.

- Еще около километра через эти дебри и мы дойдем до линзы, - сверившись с показаниями Исина, озвучил информацию для группы Сталкер.

- Ура! – тут же отозвался Глеб. – Еще немного и будем дома!

Дома… У меня бы никогда не повернулся язык назвать Базу Консорциума – домом. Нет, ни за что! Но, а что такое дом? То место, куда ты рад приходить и где тебя ждут родные люди? Да, наверное, именно так бы сказали дети лет семи. Возможно, это даже и есть истина. А так ли это на самом деле мне неизвестно.

Где мой дом? Есть ли он вообще? Где мои родственники? Где мои родные, которых бы я смог вновь встретить? Встретить…

«Мы еще встретимся!» - вспомнил я крик того человека, что как раз бежал прочь от поместья Зингеров.

Как я мог про него забыть? Ведь, возможно, это и есть убийца. Тот, кто хотел получить фигурку лягушки. Но что-то пошло не так. Да и почему я все свожу к предметам? Ведь, точно так же возможно, что этот неизвестный приходил к Зингеру по другому делу. Между ними что-то произошло. Несчастный случай. Да! Ведь возможно, что это все был всего лишь несчастный случай! Парень испугался и побежал прочь с места преступления.

«Мы еще встретимся!» - это было единственное, что на корню опровергало мою теорию.

Он знал кто мы. Знал, что мы идем за лягушкой.

Странник.

Про странников я слышал лишь на Базе. Нам рассказывали, что существуют одиночки, которые путешествуют через линзы, следуя лишь за своими, им же и известными, целями. Те, кто остаются в тени и стараются не вмешиваться в события истории. А один из заслуженных охотников рассказывал, что встречи со странниками вполне обычное дело для охотников.

«Мы занимаемся фактически одним и тем же делом», - говорил он. – «Только если нас сравнивать, то странники – это ученые, когда мы - испытатели».

То ли я успокаивал сам себя, то ли семя сомнений двигало меня к верному ответу. Но каков этот ответ? Этот незнакомец, который так уверен в нашей будущей встрече, точно являлся странником. Но какие все-таки у него были дела с Карлом Зингером? Лягушка? Я могу лишь гадать. А достичь правды сейчас мне не суждено.

Мы вышли на небольшую поляну, вокруг которой словно частокол росли сосны. И как раз рядом с одной из этих сосен располагалось еле видимая червоточина. Она переливалась во тьме и тихонько поблескивала. Юля отправила сигнал на базу, и ее Исин буквально через пять секунд огласил поляну сигналом о входящем сообщении. Очередная запись.

- Сигнал принят, линза будет перенаправлена в ближайшее время. У вас будет всего лишь минута, чтобы пройти через нее, - отрапортовал механический голос.

Края линзы окрасились в белый цвет. Все готово к отправлению. Первыми в нее вскочили Стас со Сталкером. Остальные проходили через нее с двухсекундным перерывом. На поляне остались лишь Лина с Глебом, да я.

- Увидимся уже на базе, - довольно произнес Глеб и буквально вбежал в линзу.

Лина угрюмо проводила его взглядом, а затем обернулась ко мне.

- Давай, - произнесла она. – Ты следующий. А я сразу за тобой.

- Хорошо, - ответил я, но голос был тих.

Переступил через червоточину. В глазах промелькнуло звездное небо, и я уже стою на площади Базы. И не успел обернуться к линзе, из которой буквально секунду назад вышел, как из нее уже появилась Лина и отправила сигнал в лабораторию, чтобы они закрывали переход.

Дом… Нет, это не было моим домом. Но я был рад вернуться сюда, и именно здесь были родные мне люди. Может, я их плохо знал, но они уже моя семья. А значит, они мне родны…

 

* * *

 

Вне времени и пространства. База Консорциума, кабинет Главы Консорциума.

Четвертый охотник Консорциума, Валет.

 

Группа новичков вернулись на базу еще вчера вечером. А отчет лежал на моем столе спустя каких-то два часа, успев побывать и у Туза, и у Короля, и у Дамы и, в конце концов, даже у Чарльза Роулинсона. И лишь в самом конце своего пути он попал ко мне.

Предмет получен. Бывший владелец мертв, предположительно убит каким-то странником. Молодым человеком лет тридцати со светлыми волосами по скулы. Был одет в черное пальто. И только в отчете того паренька, которого звали Малым, я заметил еще одну деталь: «Зрачки имели неестественный блеск на свету. Предполагаю, что это были линзы». Странник, да еще и с предметом. Скорее всего, охотился на лягушку, но по странному стечению обстоятельств, не смог ей завладеть. Ясно, что ни черта не ясно.

Я глянул на наручного Исина. В правом верхнем углу разместилась небольшая иконка с часами, настроенными на часовой пояс базы. Через пятнадцать минут я уже должен быть вместе с остальными охотниками из колоды в кабинете Главы.

Мановением руки я закрыл папку с отчетом, и на меня уставилось молодое лицо парнишки с разноцветными глазами. Малой. Не знаю почему, но он вызывал у меня тревогу. И каждый раз, когда я видел его вживую, фигурка сверчка у меня в кармане начинала дрожать и даже раскаляться. Обычно он так реагировал только на фигурку скорпиона из-за их извечной вражды. Но сейчас…

…Сейчас то причины вроде, как и не было. Но он продолжал вибрировать.

Накрыл папкой с отчетом его лицо и встал со своего кресла. Накинул на плечи ветровку и вышел из своей комнаты. Прямо у входа стояла Дама. Казалось, что она здесь стоит уже вечность и все никак не может дождаться меня.

- Чего так долго? – негодовала она. – Мы же опоздаем.

Настроения не было. Я вновь углублялся в свои мысли. Сомнения. Ожидание перемен. А сверчок лишь усиливал это чувство.

- Со своим колибри, тебе бояться о пунктуальности не стоит, - немного злобно бросил ей я.

Она недовольно фыркнула и пошла за мной.

Вдоль длинного коридора, мимо нескольких жилых комнат других охотников и прочь из жилого корпуса. Солнце уже закатилось за горизонт и базу освещали лишь фонари вдоль улиц. Вздохнул полной грудью и почувствовал легкое мановение яблочной пыльцы. Я остановился буквально на секунду, но Дама даже не обратила на меня внимания и обогнув меня направилась прямо к палатам Главы. Посмотрел ей в спину, отметив ее вульгарную, но очень легкую походку, и направился следом.

Палаты Главы, или здание, которое мы привыкли так называть, было выложено из белого гранита, словно вырезано из цельной породы. Весь первый этаж больше походил на особняк какого-нибудь посла, привыкшего каждые выходные принимать у себя гостей. Большая зала, в которой разместился здоровенный обеденный стол из красного дерева. Хрустальные люстры на потолке. И пол, выложенный паркетом все из того же красного дерева. Дорого, бесспорно, но безвкусно. У меня всегда складывалось ощущение, что Глава специально захотел подобный дом. Не для того, чтобы показать свои вкусы. Нет, его не интересовало, что о нем могут подумать. Но он желал продемонстрировать свою власть и влияние. И это у него получилось.

Мы с Дамой поднялись по античной винтовой лестнице точно так же выбитой из цельной породы гранита. А вот второй этаж был совершенно другой, нежели первый. Сразу поднявшись по лестнице, все шедшие к Главе, видели лишь длинный коридор, на стенах которого висели разнообразные картины. Я бы даже не удивился, если это оригиналы, а в музеях мира сейчас находятся искусно воссозданные подделки. Коридор, и больше ничего. А в конце коридора дубовая дверь, ведущая прямо в кабинет Главы.

Я прекрасно знал, что из самого кабинета можно было пройти и в другие комнаты на втором этаже, но они были частной собственностью Главы, и мне оставалось лишь гадать, что бы мог увидеть мой глаз в его настоящих покоях.

Дама постучала в дверь ровно два раза. Каждый удар отозвался глухим эхо по коридору, от чего становилось не по себе. Слишком как-то это было неестественно.

- Войдите! – услышал я голос Главы, и Дама отворила дверь.

Внутри кабинета было темно, и глухой свет исходил лишь из камина, в котором потрескивали дрова. Глава сидел в своем кресле, отвернувшись от своих подданных к затонированному окну. За всю свою работу на Консорциум я ни разу не видел лица Главы. Это оставалось для меня ореолом тайны. В другом кресле напротив стола сидел Туз, перелистывая какую-то книгу на своих коленях. А рядом с ним стоял Король, вновь продолжая выводить свои формулы совместно с собственным Исином.

- Вот все и собрались, - отозвался Глава, когда за моей спиной захлопнулась дверь. – И нам с вами есть что обсудить.

Я краем уха услышал, как Глава перелистывает что-то. Хотя сразу догадался, что это был отчет, который я еще листал буквально двадцать минут назад. Дама облокотилась на стенной шкаф и пыталась при столь глухом свете рассмотреть свои ногти. Извлекла нож, ножны которого были надежно прикреплены к икре правой ноги и прикрыты ее джинсами, и именно им начала делать себе маникюр. Совсем бесшабашная, что я даже уже не удивляюсь. Привык. Я же встал между ней и Королем, сцепив руки за спиной. Сверчок легонько вибрировал. Что-то будет. Что-то обязательно произойдет, и я прекрасно знал об этом.

- Что там с новичками, которых отправляли за лягушкой?

Странно это. Зачем он задает нам этот вопрос, если сам только что просматривал отчет, в чем я стопроцентно был уверен. Проверяет нас? Или тем самым хочет показать нам, кто именно здесь главный? Может и так.

- Лягушка у нас. Потерь нет, - сухо отрапортовал Туз, даже не отводя взгляда от книги. И как только он там что-то видит?

- Как мне стало известно, у них там что-то произошло, - подталкивал нас Глава к дальнейшему разговору. – Я требую деталей.

- Бывший владелец лягушки, некто Карл Зингер. Как нам известно, он последний из рода Зингеров, семьи масонов ранее входящих в состав тайного англосаксонского общества «Рубиновая роза». Ранее их семья была достаточно известна в этих кругах и все, в том числе Карл, в чем я даже не сомневаюсь, прекрасно знал о предметах и их силе. Из дальнейшей хроники событий мы выяснили, что после смерти отца Карла, его разум помутился, и он словно обезумел от желания владеть одной из фигурок. Тогда то члены «Рубиновой розы» прогнали его. И уже, после чего он решился на отчаянные меры, когда смог с помощью обмана и убийства забрать у ученого Альберта Стюарта фигурку лягушки. На коей и помешался окончательно, о чем свидетельствуют все охотники, побывавшие в его родовом поместье, - точно так же сухо говорил Король, время от времени, сверяясь с информацией в своем Исине. – Он был мертв, когда его обнаружили охотники. А предмет оказался при нем же. Хотя так же есть свидетельства, что на пути охотников появился молодой человек со светлыми волосами до скул, одетый в черное пальто.

- У него так же было маленькое колечко в левой мочке уха, - произнесла Дама, на секунду отвлекшись от своего ножа. – Я заметила эту деталь в отчете одной из охотниц. Правда она указала, что увидела лишь какой-то блеск. Но я уверена в том, что это было кольцо.

Тут же с кресла поднялся Туз, совсем забыв про книгу. Он покосился на Даму.

- Получается тогда, что я догадываюсь, кто это был, - произнес он.

- Так я и подумала, как прочла отчет, - высказалась Дама и скривила рот. – Этот сукин сын вернулся!

- Кажется, я один не понимаю о чем речь, - отозвался я. – Но я добавлю к отчету: один из охотников обратил внимание на то, что этот странник носил линзы. И из всего этого, что я услышал, сделаю, скорее всего, верный вывод, что он предметник.

- Хм, - раздался звук из кресла Главы. Это «хм» тут же приостановило наши разговоры, хотя я видел, как Дама рвалась, чтобы выложить все и вся, да и покрыть этого неизвестного мне странника всеми бранными словами, которые она знает. Чувствуется, в свое время он хорошенько попортил ей жизнь. – Я тоже, перво-наперво вспомнил именно о нем, но давайте не будем углубляться к воспоминаниям и продолжим отчет. Что у него были за дела к Зингеру?

- Это неизвестно, - ответил Король. – Мы даже не можем утверждать, что это именно он убил Зингера, зная его безупречную и чистую работу. Но я, во всяком случае, уверен, что он приходил за лягушкой. Она была ему необходима. Но… в итоге лягушка так и осталась при покойном. Поэтому точных выводов мы не можем сделать.

- Ясно, - растягивая каждую гласную, произнес Глава, и в кабинете повисла тишина, изредка прерываемая треском поленьев в камине.

О ком они говорили, я так и не понял, хотя уже вовсю желал узнать о неизвестном у Дамы при первой же возможности.

- Значит так, - вновь подал свой голос Глава. – Лягушка, которую искал наш общий друг, лишь один из предметов, который мог помочь ему в его деле, но не единственный. А если предположить, что он все так же не оставил свою давнюю мечту, то я догадываюсь куда он отправится далее. Лягушка помогла бы ему узнать информацию от тех, кто обычно молчит. От обычных вещей. Воробей и голубь ему явно не понадобятся, так как все мертвецы, которые могли бы ему помочь, уже затеряны во времени и явно не смогут дать ему требуемых ответов. Осталось лишь воздействие на людей, - глава выдержал паузу, словно для создания пущего эффекта. – Орел! Он будет искать орла. А так как он раньше был вместе с нами, то он, скорее всего, запомнил одну единственную лазейку, которая позволит заполучить орла. Не навсегда, но на длительное время. Хотя я так же мог предположить, что он начнет искать другие предметы, но мы все помним, как аккуратно он работает. А до носорога ему не добраться.

Туз еле заметно улыбнулся. И так же еле заметно кивнул в сторону Главы.

- Он отправится в сокровищницу под Хэйаном, - с какой-то радостью в голосе произнес Глава. – Соберите все тех же новичков. Пусть в путь отправляются они. Если мое предположение подтвердится, тогда я смогу предсказать и его следующий шаг. Скажите охотникам, что они ищут фигурку крота, ибо, как мне известно, она точно так же лежит в той же сокровищнице. Но главной их целью, конечно же, будет наш общий друг. Король и Туз, вы отправитесь вместе с ними, но так, чтобы вас не видели. Вы должны прикрыть их в непредвиденной ситуации. Не позвольте ему, - Глава особенно выделил последнее слово. – Выполнить задуманное. Свободны!

Я вместе с остальными тихонько поклонились Главе, хотя он ясное дело не мог этого видеть, и направились к двери. Кто же этот странник, о котором они говорили? Он еще и работал на Консорциум. Ренегат? Казалось, что я очень много не знал, и новая информация давила на меня. Не сильно, но так, что казалось, что в данной ситуации точно не я являюсь главным.

Дверь открылась, но не успели мы выйти, как Глава, после того как откашлялся, произнес:

- Лягушку оставьте у ее нового владельца. Она еще может ему пригодится…

 

* * *

 

Июнь 1510 года. Япония, окрестности близ города Хэйан.

Охотник Консорциума, Малой.

На базу мы вернулись ближе к полуночи, как выяснилось, в четверг. Хотя само понятие времени на базе Консорциума было абстрактным. Нет, солнце, конечно же, было, и по нему все могли понять время суток, но с настоящим миром общего ничего не было. Все ориентировались лишь по тому времени, которое указывали Исины. А я на все эти пару месяцев так и не смог разобраться в тайне местонахождения базы.

На следующее утро сам Чарльз Роулинсон заставил нас написать отчеты о проделанной работе, в которых должны были указать все моменты и детали, которые помнили. Еще в школе у меня были проблемы с написанием разных сочинений или эссе, поэтому, как я полагаю, мой отчет был явно не самым лучшим.

И тогда, когда отчеты были написаны, нам дали возможность отдохнуть. И все ею с удовольствием воспользовались. Я провалился в беспокойный сон. Не помню, что мне снилось, но проснулся я в поту на следующее утро. Суббота. В обычном мире для многих это день, который обозначает начало выходных, но у нас все получилось иначе.

Мы успели пообедать, когда я смог хорошенько познакомиться с Глебом и другим охотником, с которым мы были в рейде за лягушкой. Его звали Серж. Если бы я не видел его в лицо, подумал бы, что он француз. В итоге же оказался русский, родом откуда-то с Урала. Он был самым старшим из нас всех, совсем недавно ему исполнилось двадцать семь. Странный, высокий, забавный. С ним было вполне интересно вести разговор. А вот сразу после обеда нас всех собрал в зале совещаний Роулинсон.

Новое дело. И так рано. Лина всем своим видом показывала, что она даже не поняла о том, что у нее был отдых. Лицо ее было недовольным, но вот такова новая жизнь. Остальные охотники тоже где-то внутри были расстроены столь коротким отдыхом. Зато Роулинсон сиял от осознания того, что еще десяток охотников покинут базу по работе и в той же столовой станет меньше людей.

- Вас отправляют в средневековую Японию 16 века, - отзывчиво произнес он. – Ваша новая цель – фигурка крота, которую Консорциум желает видеть в своем хранилище.

Крот? Зачем Консорциуму столь слабый предмет? Не только я был удивлен новым заданием. Если в лягушке был хоть какой-то толк, то от крота я не видел совершенно никакой выгоды.

- Больше подробностей для вас нет. Информация достаточно скудна, - Роулинсон продолжал улыбаться, и его улыбка казалась мне злой. – Но Консорциум рассчитывает на вас. Вы отправляетесь через два часа, поэтому будьте готовы. А вот вам, Tovarisch, - Чарльз повернулся к Стасу и передал из своих рук металлическую фигурку лягушки. – Консорциум разрешил оставить эту фигурку для выполнения вашей миссии за те заслуги, которые вы показали на своих прошлых делах. Удачи!

Именно после таких слов мы и разошлись по своим комнатам, чтобы подготовиться к следующему путешествию. И когда все ходили с кислыми минами на лице, один лишь Стас остался доволен тем, что Консорциум вознаградил его за проделанную работу.

И ровно через два часа мы пересекли очередную червоточину пространства, чтобы оказаться на зеленом, пахнущем свежестью и молодой зеленью, поле. Впереди показался большой город, ограниченный неприступной стеной. Целый замок в большом городе. Но до него было добрых два, а то и больше, километров.

- Мы у Хэйана, - отозвался Глеб. – Позже его назовут Киото.

- Как думаете, где может оказаться крот? – вяло произнесла Лина. – Хоть бы он был неподалеку. Я отдохнуть не успела после рейда за лягушкой, а нас уже вновь отправили за предметом. Мы там-то в Англии побывали аж в трех городах. А что будет тут, я уже даже не представляю!

- Да, надеюсь, сейчас мы управимся как можно раньше, - поддерживая Лину, добавил Серж.

- Тогда, не будем медлить! – выкрикнул Стас. – Я считаю, что мы не зря оказались рядом с Киото...

- Хэйан, - поправил его Глеб.

- Ну, рядом с Хэйаном, не суть! Где-то здесь мы должны искать подсказки, чтобы отыскать след крота, - затем Стас задумался. – Никто не узнавал у Исинов про то, что они знают о кроте?

- Ни-че-го! – отозвался тут же Саша. – Вообще ничего! Как будто такого предмета и нет. Хотя я помню, как читал про него в архиве на базе.

- А в архивах, что было написано? – уже отозвалась Мария.

- Не помню, - немного озадаченно ответил Саша и нахмурил брови. – Вообще ничего не помню, что читал.

- Ладно, тогда, не будем терять на все это время и отправимся в путь, - отозвался Сталкер. – На Хэйан!

И мы пошли. Я только сейчас понимал, что нахожусь в Японии. Средневековой, но Японии. Я житель запада, никогда не понимавший культуры и обычаи востока, и вот таким вот неожиданным образом оказываюсь на том самом востоке, о котором ничего не знаю. Который никогда меня не притягивал. И которого я, почему-то, побаивался. Даже эти языки востока были мне чужды и до глубины души непонятны.

Я вместе с остальными вышли с поля на грунтовую дорогу, размытую недавними дождями и ведущую прямо к Хэйану. Недалеко мы увидели небольшой домик в сени нескольких деревьев сакуры. Он был совершен одинок и было даже не ясно, но скорее непонятно, зачем нужно было его строить именно здесь, а не в городе.

- Народ! – окликнула всех Юля. – Да постойте вы!

Я повернулся к ней. Она шла почти в самом конце нашей процессии. Глаза ее горели какой-то идеей. А волосы были слегка растрепаны от ветра и прямого отсутствия зеркала с расческой.

- Одежда!

- Что, одежда? – тут же недоуменно уставившись на нее, отозвался Глеб.

- Наша одежда! – вновь воскликнула Юля.

- Да что же с ней не так? – немного вспылив, произнес Стас, а затем его лицо стало удивленным, что он даже слегка приоткрыл рот. – Точно!

- Я одна здесь ничего не понимаю? – поправляя свои собственные непослушные волосы, все так же вяло произнесла Лина.

- Ну вы разве еще не поняли? – оглядывая лицо каждого из нас, отозвался Стас.

И тут до меня дошла совершенно обычная мысль. Одежда! Мы одеты так, как будто собрались на прогулку в веке так 20-22. Ветровки, кофты и джинсы. Эта одежда совершенно не подходит под реалии начала 16 века в средневековой Японии. И как только мы не подумали об этом еще непосредственно на базе? Какую же глупость допустили!

- Да, наша одежда совершенно не соответствует тому, что сейчас носят в Японии, - довольный собой, я сообщил остальным.

Стас с Юлей просто стояли, довольные тем, что додумались, улыбаясь во все лицо. Остальные же прыснули от смеха, когда тоже поняли, о чем шла речь. Глупо – да! Но весело! Даже Лина, которая до этого пребывала в плохом настроении, добро улыбнулась и, кажется, позабыла о том, что не смогла отдохнуть после прошлого рейда.

- Ничего, может вон в том доме, - Сталкер указал на домик впереди. – Мы сможем раздобыть одежды. А потом отправимся дальше в путь!

Все дружно поддержали его слова и дальше, все так же дружно напевая какую-то песню, шли по размытой дороге. Мне отчего-то эта идиллия напомнила сказку про изумрудный город и девочку Элли с собачкой Тото. А так же желтая кирпичная дорога. Не помню, как точно назывался этот мультик, но там девочка вместе с Тото, железным дровосеком, пугалом и львом, весело вприпрыжку скакали по этой дороге из желтого кирпича, напевая веселые песни. Вот и мы сейчас исполняли что-то подобное. Забавно. Задорно. Но не по-взрослому. А ведь мы еще и в 16 веке. Увидел бы нас кто-нибудь из местных, точно посчитал бы за злобных духов или еще какую нечисть.

Спустя буквально пятнадцать минут мы подошли к этому наспех сколоченному домишке, на крыльце которого сидел мужичонка-японец. Его итак узкие глаза теперь и вовсе превратились в щелки. Перед ним стояла бутылка, и я сразу же догадался, что находится в ней. Алкогольный японский напиток. Что-то связанное со словом сок, именно такая у меня была ассоциация. Сок. Сак. Сакэ. Точно! Сакэ! Дак вот, перед этим мужичонкой стояла бутылка сакэ, от которой осталось уже меньше половины. Одет же он был вполне достойно.

Мужичонка налил горячительный напиток в кружку и залпом выпил. И лишь потом заметил нас. Глаза его тут же округлились, а руки сами собой убрали бутылку за спину.

- Кто вы? – произнес он и Исины тут же перевели его речь на понятную нам.

Вступил с ним в диалог Серж, чем меня, несомненно, удивил.

- Мы всего лишь путники, - произнес он на японском. – Держим путь на Хэйан.

Меня все же это смутило. Серж оказался не так прост. Но вот то, что Серж, скорее всего, говорил на японском более позднего времени, нежели был принят в средневековой Японии, мог привести нас к плачевному исходу. Но мужичонка был уже изрядно пьян, да и легенда о том, что мы простые путники, скорее всего, облегчили путь к пониманию. Бутылка тут же плавно выплыла изо спины и опустилась на деревянную ступеньку.

- Почему вы ходите в период Хэйан? То, что там происходит, я не слышал об этом? – перевели речь мужичка Исины. Все-таки древне-японский не входил в их лингвистические модули и они старались перевести именно с японского. Но даже с таким переводом, я смог понять то, что он сказал.

- Нет, не слышали, - вновь отозвался Серж, тем самым, став нашим голосом. – Можете немного рассказать об этом?

Мужичонка посмотрел на нас, затем на бутылку сакэ и обернулся к входной двери, у которой я чуть позже заметил еще две бутылки народной горячительной.

- Почему вы это говорите? Убедитесь, что моя компания, я знаю, последние новости для вас я просто говорю, - в этот раз Исины видно старались, как могли, но досконально точный перевод дать так и не смогли. – Пожалуйста, трейдер хромой компании?

И вот, поди, разбери, что он пытался нам сказать. Тут же быстро Серж объяснил нам, что он предлагает нам выпить с ним. А вот тогда то он и поделиться всей информацией, которую знает. Ну что поделать. Последние сводки новостей из древней Японии нам бы совсем не помешали, да к тому же во время посиделок, можно будет как-нибудь намекнуть на то, что нам нужна более подходящая одежда. Самое главное не увлечься. А то так можно и до вечера сидеть, о чем прекрасно понимали и остальные охотники.

- В городе Хэйан сейчас, еще не все спокойно. Город разделен на два лагеря, которые, казалось, постоянно бороться между собой. Да, конечно, тихий город. Но иногда, кое-где, начинают бороться с людьми. Город занимает тревога. Трейдеры, я только беспокоит, котлов, почему бедные, стали получать лучшие моменты своей жизни без него, - начал мужичонка, и даже казалось, что Исины просто не успевают обрабатывать информацию, но суть его речей была все же ясна. Трудно ему живется, ничего не скажешь. - Ой, мне очень жаль моих манер, и джентльмен. Я не представлю. Тсутому Ито. Торговцев.

- Мне и моим друзьям очень приятно познакомится с вами Ито-сан, - произнес в ответ Серж. – Благодарю Вас, что пригласили к себе в гости и поделились очень важной информацией. Но я был бы еще сильнее благодарен Вам, если бы Вы помогли нам найти одежду, в которой мы смогли, как можно незаметней посетить великий город Хэйан, не попавшись на глаза враждующим, в это тяжелое время, людям.

Мужичонка выслушал его и кивнул. Хотя в его глазах-щелочках был явно виден материальный интерес. Он готов помочь нам, но желает потребовать какую-то сумму денег. С прошлого рейда в наших кошельках почти не осталось золотых монет, которые можно было бы пустить в расход. А пополнить свои запасы никто из нас не догадался, да и слишком быстро и неожиданно отправили нас на новое дело.

- Денег у нас немного Ито-сан, - сразу начал Серж. – Но можем мы сможем чем-то помочь Вам взамен на одежды.

И мужичонка вновь закивал. Затем выпил из своей кружки сакэ и посмотрел на всех нас, дожидаясь, когда и мы опустошим свою тару. Пришлось выпить. Горло легонько обожгло, а затем запершило так, что у меня создалось ощущение, что я внутрь себя просто вылил весь пузырек спрея от воспаления горла. Какая гадость. Вот говорил же я, что никогда меня не тянуло на восток. Дак, а теперь я точно подтверждаю это!

Японец улыбнулся нам и, встав на свои ватные ноги, нетвердым шагом пошел внутрь дома. Вернулся он уже с каким-то свитком. Развернул его, продемонстрировав нам, и быстро защебетал, что Исины еле-еле справлялись с поступающей информацией и ее переводом:

- В последнее время такая интересная вещь для меня. Все игры знати, поскольку они говорят, весело здесь. Нравится ли вам это или там? И мне делать? Это качество торговцы не знают, как читать обязательно, просто взять его. Вы объясните, что это такое, если что-то я должен сделать, я могу вам помочь!

На пергаменте были нарисованы несколько квадратов, поделенных внутри себя еще на кучу маленьких квадратиков. А в некоторых из них стояли цифры. Судоку. Это ведь обычное судоку, которых полно почти в каждом магазине в том городе, где я раньше жил. Как хорошо быть человеком из будущего. Прямо гордость распирает от того, что я умнее тех, кто жил намного раньше нас. Хотя умнее ли?

- Ищите одежду, Ито-сан, - воскликнул Серж. – Мы сможем вам помочь!

Японец заулыбался и скрылся в доме. А затем, минут через двадцать, вернулся и пригласил нас всех внутрь, где для каждого из нас приготовил новую одежду. Мне же досталась какая-то серая, совсем блеклая мантия, кажется, монаха. Забавно. Никогда не думал, что буду притворяться монахом. Ну что же, иного выбора нет.

Когда переоделся, я вышел из дома, где Саша с помощью Сержа, как переводчика, объясняли совсем уже захмелевшему японцу правила судоку. Совместными усилиями была выпита и вторая бутылка. Вторая порция этой гадости чуть не вызвала у меня рвоту, но я перетерпел.

Мужичонка сидел с кружкой в руках и смотрел на нас. Громко икнул и залпом опустошил свою кружку. А потом указал пальцем сначала на Стаса, а затем на меня.

- Я заметил, что другим глазом. Один – синий, голубой, как небо. Другие – как изумрудно-зеленый граненный. Я вспомнил, мой дед рассказывал о семье Желтого императора ко мне. Он был ребенком, то, я полагал, эти истории. А потом, когда он впервые встретился лично, а не другой – перестали верить. Это ерунда. Эпохи Хэйан, который содержит самые дорогие сокровища мира семьи, я помню историю о том, как вырыли под своим великим городом. Как и много серебра, металлов Божий кричащие. Но это неважно. Все ее истории. Находиться рядом с городом мира не является не богатство. Потому что она нигде не существует. Не только в любом месте.

И на последних словах японец уснул, грузно склонив голову. Серж позже более менее перевел то, что пытался сказать японец. Получалось лишь то, что существовала легенда, как под городом Хэйан находится священная сокровищница клана Желтого императора. Того самого клана, который занимался сбором и хранением предметов. Их еще считали Хранителями.

Ошибки не может быть. Под Хэйаном находится сокровищница, в которой лежит фигурка крота. И нам просто необходимо было туда попасть.

Настала пора западу вторгнуться на восток. Жди нас Хэйан, охотники идут!

 

 

Глава 8. «Сокровищница»

 

Июнь 1510 года. Япония, Хэйан, храм Нинна-дзи.

Иошинори Такаяма, настоятель храма.

После того как храм был разрушен, еще пару десятков лет назад, только четыре года назад его начали восстанавливать. Зал для молитв был восстановлен и теперь, когда на меня возложили обязанности настоятеля, мне приходилось разбираться не только с теми, кто приходит помолиться, но и с теми, кто восстанавливал храм, все время отлынивая от работы.

Тяжелые времена.

Я зажег благовония, и по залу потекли ручейки дыма, принося с собой пряные ароматы. А ведь вместе с теми обязанностями, что на мне лежали, была еще одна тайна, в которую меня посвятили. Под храмом находился проход в величественную сокровищницу, где хранятся сокровища самих богов. А так же я каждое утро повторял те наставления, которые мне дали, ожидая моменты их исполнения.

«Однажды в Нинна-дзи придет человек с разного цвета глазами. Избранник, который должен вернуть великие дары своим прямым обладателям. Но лишь тот, кто пройдет испытание разума, сердца и воли сможет достичь их яркого света. И только он вознесет разрушенную империю Желтого императора».

Я знал эти слова, так как заучил их наизусть. И каждое утро повторял, сразу, после того, как проснусь. Их нельзя забыть. На то я и стал Хранителем тех бессметных даров, что сейчас лежат и ждут, когда за ними придут.

Послушники прибирались в молебне, по моему приказу, который я отдал с утра. А из дальней комнаты были слышны звуки сякухати, на которой играл один из умельцев-послушников. Настоящий талант.

В храм вошел молодой человек. Европеец. Я не сразу его заметил, но как повернулся к нему, отметил для себя, что пророчество вот-вот должно сбыться. У него были светлые волосы до скул. В ухе блестело кольцо. А вот глаза, ясно говорили мне о том, что это избранник.

- Чем могу вам помочь? – произнес я, приближаясь к нему. Я говорил на английском, которому обучил меня мой наставник, ибо он не знал, кто именно может придти, когда пророчество начнет сбываться. Язык противный для моего слуха, но я исполнял свои прямые обязанности.

Европеец моргнул и его разноцветные глаза блеснули от света свечей. Он уже хотел что-то сказать, но я прервал его и взял под локоть.

- Следуйте за мной, - сказал я. – Я знаю, зачем вы пришли.

Он шел следом за мной, не задавая вопросов. Я тут же понял, что он тоже прекрасно знал о пророчестве и стремился к нему. Мы прошли через залу, и зашли в коридор, за стенами которой и сидел послушник, игравший на сякухати. Прекрасные мелодии лились сквозь стену и придавали сил. Довел до скрытой двери, к которой я лично никого не подпускал и достал из рукава ключ, которым ее и отпер.

- Вы должны знать, что лишь тот, кто храбр сердцем, - повернулся я к европейцу. – умен и силен волей, может пройти к сокровищнице.

Дверь открылась, и из нее повеяло холодом. Снял со стены факел и поджег его от другого, который висел на стене. От факела тут же пошел густой черный дым. Я вручил его европейцу и жестом руки указал на дверь. И лишь когда он скрылся за ней, я запер дверь на ключ.

- Да свершится предначертанное и возродится империя Желтого императора, - произнес я вслух и вернулся в залу, где уже решили отдохнуть другие послушники.

Но только они увидали меня, вернулись к работе. А я к своим насущным делам.

Я не обратил внимания, но через какое-то время в залу вошли еще два человека. Опять же европейцы. Один был невысок и походил еще на юнца. Другой же оказался выше меня на головы две и крепок телосложением. А самое главное – их глаза были точно такими же, как и у другого европейца, которого я уже проводил к входу в сокровищницу.

- Чем я могу… - но не успел я договорить, как меня прервал высокий европеец.

- Дерзай, Туз.

Юнец достал что-то из кармана. Какую-то фигурку из металла, перелившуюся на свету. Он крепко ее сжал и смотрел прямо на меня. Улыбался.

- Прогони этих домработниц, - указав на послушников, произнес юнец.

Но нет, как я только мог называть его юнцом? Это же король всех королей. Великий принц. Вот тот единственный избранник пророчества. А я всего лишь старый глупец.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.180.223 (0.028 с.)