Глава 5. «Человек со шрамом».



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 5. «Человек со шрамом».



 

Сентябрь 1962 года. Великобритания, графство Линкольшир, Бостон, железнодорожный вокзал.

Конни МакДермот, мать-одиночка.

 

Кажется, даже сейчас по моим щекам лились слезы. Его тело обнаружили всего несколько дней назад, а все так и продолжала оплакивать своего Джеймса. В тот вечер он должен был принести деньги, заработанные у мистера Холмса, но так и не дошел. Констебль сообщил мне о случившемся лишь на утро. Моего любимого мужа ограбили, когда он возвращался домой. Джеймс дал отпор, и его убили.

Но что бы ни произошло, я должна была заботиться о Лили, нашей маленькой девочке, которая унаследовала прекрасные глаза своего отца. В кошельке ни пенса, а ближайшие родственники жили в Йорке. Туда я и направлялась. Но как добраться до столь удаленного города, если в кошельке нет денег, да и как выяснилось, это был последний поезд до Йорка в этом месяце, на который были разобраны все билеты.

Я слышала, что на нашем вокзале есть один грязный тип, который вполне мог усадить нас с Лили на этот поезд за «особую» плату. А так как иного выбора не оставалось – я должна была через это пройти, чтобы добраться с дочкой до родственников, которые смогут помочь мне.

Мы находились на железнодорожном вокзале. Лили спала на моих руках, хотя я чувствовала ее беспокойный сон. Громкий шум, исходивший от людей, паровозов и других устройств иногда заставляли малышку проснуться, но я вовремя убаюкивала ее, осознавая, что вскоре она проснется и успокоить ее у меня, вряд ли получится.

Я мельком глянула в зеркало: лицо красное от слез, волосы растрепаны. Похожа на ведьму, а не на красивую девушку, которой была еще несколько дней назад. Как быстро может измениться жизнь.

Вокзал был спроектирован каким-то известным архитектором и представлял собой произведение искусства. Зоны вокзала были накрыты стеклянными куполами, под сводами которого были установлены металлические конструкции, оплетенные загадочным, явно тропическим растением. И из-за этого под куполом всегда летали небольшие птички – единственное упоминание о красоте природы в нашем городке. Все остальное уже давно превратилось в механизированного монстра, питающегося черным золотом, как сейчас называли нефть.

Зато ровно посередине вокзала, где и пролегали железнодорожные пути, был просвет. И дождь, который уже лил пару часов, хорошенько обмыл красивый локомотив, стирая с него пыль и грязь. Я не понимала смысла в данной архитектуре, ведь это было неудобно. Все входящие или выходящие из поезда в такую погоду просто вымокали под дождем. Но не это тяготило мое душу в ту секунду.

Парень, о котором был слух, что он грязно провозит безбилетников, был невысоким и кучерявым. По лицу были разбросаны мелкие солнечные точки – веснушки. Но во взгляде я сразу заметила что-то холодное и даже непристойное. Он заглядывался на всех женщин, которые входили в поезд, а изредка даже облизывал свои потрескавшиеся полные губы. Мне даже стало противно от мысли, какую цену придется заплатить за то, чтобы уехать из этого проклятого городишки завсегда.

Я неуверенно подошла к нему. Ноги были ватными и в голове так, и пульсировала мысль: «Не смей! Помни о Джеймсе!». Но я подошла. Он обвел меня взглядом и слегка передернулся, скривив лицо.

- Ваш билет? – спросил он с прямым отвращением в голосе.

- У меня нет билета, - мой голос дрожал.

- Тогда проваливайте Миледи. Нет билета – нет и места в этом поезде, - бросил он в мою сторону, а я почувствовала, как накатываются слезы у меня на глазах.

- Прошу вас! – взмолила я к нему. – Пожалуйста, я должна добраться до Йорка. Помогите мне! Если я останусь здесь вместе с дочкой – мы вместе погибнем от голода.

- Это не мои проблемы! – рявкнул он. – Убирайтесь или я вызову полисмена.

- Прошу вас! – я одной рукой все так же держала Лили, а другой хотела обхватить этого парнишку и даже упала на колени.

Парень лишь ловко уклонился от меня и смотрел с презрением. Ухмыльнулся и произнес:

- Я ничем тебе не помогу, грязная шлюха. Убирайся прочь!

По моим глазам бежали слезы. Не уж то мне и Лили придется погибнуть здесь? На что, Господь, ты ниспослал мне все эти беды? Или ты решил меня проверить на стойкость духа? Но не так! Не так же! Зачем ты просишь меня унижаться перед тем, кто грешен в твоих глазах? Зачем ты оставил своих детей перед бедой, которая упала на их плечи? Лишь этого я не могу понять, мой Святой Отец…

 

* * *

 

Охотник Консорциума, Малой.

Из дома Стюартов мы вышли лишь ближе к вечеру. Дали таки возможность Сьюзан, так кстати звали ту девушку и она даже оказалась внучкой Альберта, немного выспаться. А ушли как раз в тот момент, когда к ним пришел их семейный доктор. На улице, словно из ведра, лил дождь. А небо полностью заволокло черными тучами.

Мы держали путь на железнодорожный вокзал, уже откуда мы должны были добраться до Йорка, где все еще мог находиться тот человек со шрамом на лице, про которого в своем дневнике писал Альберт.

Исины предоставили нам всю нужную информацию по нахождению вокзала и все вместе, перебежками от одного навеса до другого, приближались к своей цели. Хотели не промокнуть, но уже на середине пути все охотники уяснили, что пока дойдут до вокзала вымокнут до нитки.

Тогда-то Лина и произнесла фразу, которую как она сказала, услышала от одного из знакомых при ее прошлой жизни:

- Зачем прятаться от дождя, если все равно промокнешь? Можно с тем же успехом идти под ним и наслаждаться его каплями.

Хотя сама же бежала вместе с нами от навеса к навесу. Это вызывало улыбку. Усталую, но довольную улыбку.

Подошли к вокзалу мы в тот момент, когда часы на этом достаточно новом здании отбили курантами ровно девять вечера. Но даже в столь поздний час у вокзала было достаточно много народу. Кто-то кого-то встречал или наоборот провожал.

Я сразу заметил необычную конструкцию здания. Оно было словно разделено на две части, а ровно посередине располагались железнодорожные пути, на которых стояло два локомотива. Один, как я понял, только недавно прибыл, и из него высаживались пассажиры, бросаясь в объятья встречающих. А вот второй локомотив только дожидался отправки. А под куполами была металлическая конструкция, увитая то ли плющом, то ли каким-то другим растением. Летали птицы, что меня лишь порадовало. Необычайное зрелище и божественно красивое. Смесь живой природы с железными конструкциями двадцатого века.

Я вместе с охотниками тут же направились к кассам, у которых уже столпились недовольные люди.

- Как, нет билетов? – негодовал один мужчина. – Но ведь следующий поезд будет только через три недели! Вы хоть понимаете, что если я не уеду – то пропущу самую важную сделку в моей жизни.

- Простите, но все билеты до Йорка были проданы еще позавчера, - сухо отвечала кассирша, уставшая объяснять это каждому человеку, подходящему к кассам.

Затем она уже не вытерпела и закрыла окошко, приставив небольшую табличку к окну, на которой прямым текстом говорилось: «Билеты до Йорка распроданы. Приносим свои извинения за сложившиеся неудобства!». Просто прекрасно. Возможность добраться до Йорка в ближайшее время оборвалась, словно нить паутины, которую случайно смахнул человек, потянувшийся за черникой.

- И что мы будем делать? – тут же спросил Стас, обращаясь к охотникам.

- Может получиться у кого-нибудь перекупить билеты? – с ноткой неуверенности вопросом ответила Мария.

- Или вовсе, может, стоит кого-нибудь подкупить? – отозвалась Лина.

- На крайний случай, придется ехать зайцами! – откликнулся Сталкер, но затем резко по заговорщицки снизил голос.

- Будем действовать… - но Саша не успел договорить. Его перебил резкий крик младенца.

Я повернулся в сторону, откуда и доносился плач младенца. Какая-то девушка, сжимавшая одной рукой сверток с ребенком, стояла на коленях перед одним из работников железной дороги, протягивая к нему другую руку. Плач младенца резал мои уши. Я никогда не мог выносить этого звука. Не потому что, не любил детей, а потому что это просто была больная для меня тема. Я сорвался с места и рванул к бедной девушке, которая продолжала умолять кучерявого парня с веснушками на лице…

 

* * *

 

Дилан О’Хара, работник Английской железной дороги при городе Бостон.

- Я ничем не могу тебе помочь, грязная шлюха. Убирайся прочь! – выкрикнул я.

Эта женщина, пытающаяся пройти в поезд без билета и умоляющая меня, ее пропустить – жутко надоедала. Я даже успел разозлиться. Да и женщиной то я ее назвать не мог. Ведьма какая-то, да еще и с этим младенцем на руках. Может быть, я бы ее и пропустил, если бы она смогла отплатить мне немного иным образом. Но только не эта ведьма, которую то и красивой было сложно назвать. Только представлю, если бы я взял ее силой, как тут же к горлу подступал комок. Гадость.

Да еще и этот ребенок, начавший блажить, как резанный. В нашу сторону тут же устремились взгляды обычных прохожих. Лучше бы я провалился под землю в этот момент. А эта женщина все продолжала меня умолять, пытаясь дотянуться до меня рукой. Слезы на ее лице смешивались с соплями. Я отошел на пару шагов от нее. Нужно бы вызвать полисмена, чтобы он разобрался с этой нищенкой.

- Что здесь происходит? – к нам подбежал парнишка. Единственное чем я его запомнил, были глаза разного цвета. Один был голубой, а другой – зеленый. Чертовщина какая-то.

- Что здесь происходит? – вновь спросил он.

- У нее нет билета! – выкрикнул я, поглядывая на нищенку.

К парнишке тут же подошли еще человек десять. Девушки и юноши лет двадцати. Разноцветноглазый быстро поднял девушку на ноги, утирая ее лицо платком, который он достал из внутреннего кармана своей куртки.

- Успокойтесь, прошу Вас, - говорил он ей. – Все будет хорошо.

- Не будет! – проговорила нищенка себе под нос. Хотя ее голос был тверд и уверен.

Парнишка легко взял ребенка из ее рук и передал одной из девушек. Плач стих. Ну хоть что-то хорошее, а то этот крик уже начал надоедать. Нищенка уткнулась своим лицом в его плечо и принялась вновь рыдать. А он лишь продолжал ее успокаивать.

Из этой группы ко мне вышел другой светловолосый юноша. Он был хорошего телосложения и достаточно высок. Наклонился ко мне и почти что шепотом выдвинул свое предложение:

- Я и мои друзья, тоже бы не отказались уехать сегодня на этом поезде. Скажи лишь, сколько тебе нужно денег и мы тебе их отдадим.

Да что он о себе возомнил? Внутри меня вспыхнул праведный огонь.

- Нисколько! – выкрикнул я ему. – Нет билета – значит, нет и места в этом поезде.

Он лишь подмигнул мне, что немного вывело меня из строя. Что это было? Я только что отказал ему, а он улыбается мне во все свои тридцать два зуба, да еще и подмигивает. Я даже не нашел слов, чтобы ему что-то ответить.

- Проверь свои карманы и хорошенько подумай о моем предложении, - ответил парень и повернулся к своим друзьям.

Разноцветноглазый уже успокоил нищенку, и она что-то торопливо пыталась ему объяснить, а одна из девушек спокойно убаюкивала младенца. Ее подруги склонились над ребенком и довольно улыбались, разглядывая его. А я даже не заметил, как к нам со спины подбежал полисмен и положил мне на плечо руку. Обернулся и уставился на его лицо, украшенное смешными кисточками усов.

- Что у вас тут произошло? – серьезным тоном он обратился ко мне.

Я сунул руки в карманы и нащупал в правом какой-то мешочек. Раскрыл его пальцами и залез внутрь. Там оказались монеты. Какими именно они были, я не мог знать, но почему-то почувствовал, что светловолосый парнишка не обманывал и вправду мог заплатить ту сумму, которую бы я запросил. На секунду задумался и вновь посмотрел на полисмена.

- Ничего, - сказал я слегка хрипнувшим голосом. Затем обернулся к группе людей вполоборота и махнул рукой на нищенку. – Вот та девушка потеряла свой билет, но сейчас мы его нашли. Все хорошо.

Полисмен подозрительно на меня посмотрел, а затем, поправив фуражку, добавил:

- Хорошо то, что хорошо кончается. Я буду неподалеку, если что-то случится, а то эти проблемы с закончившимися билетами до добра не доведут, - легонько кивнул мне и удалился в неизвестном мне направлении.

Я достал одну монетку и поднес к лицу. Она блеснула на свету ламп.

- Золотые, - прозвучал голос над ухом.

Обернулся и вновь увидел светловолосого. Монета тут же исчезла в моем кармане.

- Точно такой же мешочек получишь, если мы доберемся до Йорка.

Достаточно прибыльная сделка. Но где мне всех разместить? Десять человек. Только если в почтовом вагоне. Да, там их не заметят. Я тут же согласился на условия этой сделки. Да даже если схватят, у меня был целый карман золота, а вскоре и два, и если уволят – мне хватит на что прожить, пока я не отыщу более подходящую для себя работу, нежели то, чем я сейчас занимаюсь.

- Хорошо. Поднимайтесь в поезд и я вас провожу до вашего временного укрытия.

Светловолосый добро улыбнулся и что-то сказал своим друзьям, они направились. И вот тут я заметил неладное. Та нищенка, которая умоляла впустить ее в поезд, они хотели взять ее с собой. Да еще и с ребенком.

- Стойте! – крикнул я и светловолосый обернулся ко мне. На его лице было непонимание. Он подошел ко мне и уже хотел что-то сказать. – Мы договорились только на вас десятерых. На счет этой ведьмы мы не договаривались!

- Я заплачу и за нее, - сухо ответил парень.

- Нет. Сейчас дело уже не в цене. Мне просто негде ее расположить, да к тому же она с ребенком!

Светловолосый смотрел на меня. Рядом с ним стоял еще один парень и девушка. Они прекрасно слышали разговор.

- Стас, - обратился к светловолосому парень. – Езжайте без нас, но отвезите Конни с девочкой до Йорка, а мы уж найдем способ как вас найти.

- Сталкер, Юля, вы уверены?

- Да, конечно, - ответила девушка с этим странным именем «Юля». Никогда раньше о таком не слышал. Иностранка? Хотя и имя «Сталкер» не внушало особого доверия.

- Хорошо, - ответил Стас, легонько прикусывая губу. А затем повернулся ко мне. – Я заплатил за десятерых, вот вдесятером мы и поедем. А эта «ведьма» с ребенком поедет с нами!

Я был не особо доволен случившимся, но сделка есть сделка. Пускай едут. Самое главное, чтобы заплатили.

Группа людей начали прощаться с теми, кто останется в Бостоне. Они не совсем хотели соглашаться на то, чтобы их друзья останутся здесь, но видно все посчитали это лучшим выходом из данной ситуации.

- Не забудьте обновлять в Исинах информацию о своем местонахождении, чтобы мы могли вас найти, - на прощание сказала им Юля.

И вот тогда я пошел провожать своих безбилетников до почтового вагона, в котором им придется трястись около десяти часов, пока мы не прибудем в Йорк. А в моем кармане приятно позванивали золотые монетки…

 

* * *

 

Бостон – Йорк. 634 локомотив Английской короны, почтовый вагон.

Охотник Консорциума, Малой.

Локомотив примчался к Йорку к обеду следующего дня. Ночь была спокойной, а маленькая Лили просыпалась лишь раз, чтобы ее покормили, и сделать свои дела. Конни благодарила нас всех до самого конца пути и все время спрашивала:

- Чем я могу вам отплатить?

На что лишь получала ответ, либо «Ничем», либо «Для нас самих было приятно помочь вам в беде». Но, кажись, это нисколько не успокаивало девушку. Хотя ближе к ночи ее сморило от усталости, и она провалилась в спокойный крепкий сон. Охотники же первое время обсуждали добрй поступок Юли и Сталкера, а затем уснули. Не спал лишь я, да Лина. Хотя по ней было видно, что она клюет носом и в любую секунду уснет прямо у меня на плече. Но упорности ей не отбавлять – держалась она до последнего.

- Ну не бросать же тебя одного, - говорила она, сонно хлопая глазами. – Заскучаешь еще! – и добро улыбалась.

Но к часам четырем ночи Морфей добрался и до нее. Так тихо и спокойно. Слышен лишь стук колес о рельсы. Кажется, лишь ко мне одному сон все никак не хотел приходить. Я внимательно смотрел на Конни с малышкой Лили в руках. Даже во сне, она крепко держала свою дочку в руках, боясь отпустить.

В моей руке, даже неожиданно для меня возникла фотография молодой девушки, держащей в своих руках сверток со своим первенцем. Она была счастлива. А вот я сейчас совсем нет. Она улыбалась, а я… Да, я тоже улыбался. И по моим щекам текли слезы. Но в душе, я был несчастен.

Столь сильно я углубился в воспоминания, что даже сам не заметил, как реальность превратилась в сон. Не заметил, когда воспоминания – превратились в образы.

Она стояла прямо передо мной. В ее руках все так же был сверток с ее первенцем. Протянула руку ко мне, и какие-то слова сорвались с ее губ. Но понял я их не сразу.

- Малой, пора просыпаться, - меня за плечо тормошила Лина, протирая второй рукой свое лицо. – Мы почти приехали.

Все уже проснулись и с нетерпением ждали, когда поезд подъедет к платформе и мы наконец покинем этот неудобный и неуютный вагон.

Исины прозвучали своими короткими сигналами.

- Сообщение от Сталкера и Юли, - произнес Саша. – Говорят, что нашли способ, как добраться до Йорка. Завтра вечером прибудут.

- Хорошо, - ответил я, кажется, себе под нос и ладонью стер последние остатки сна с лица.

«Иди ко мне! Найди меня!» - вот те слова, которые сказала мне девушка из сна и с фотографии, которая вновь скрылась в подкладке моей ветровки.

 

* * *

 

Великобритания, графство северный Йоркшир, Йорк, железнодорожный вокзал.

- И что же мы будем делать?

- Вот именно. Все, что мы знаем, это лишь то, что несколько лет назад человек со шрамом на лице, забравший у Стюарта Лягушку, отправился в Йорк, и тут все следы обрываются.

Стас сидел на лавочке, упершись лицом об кулак. Лина ходила рядом взад-вперед. Все размышляли о том, где предстоит продолжать поиски артефакта.

С Конни и малышкой Лили мы распрощались несколько часов назад и все это время просидели на вокзале. Стас щедро заплатил тому парню, который позволил им проехать зайцем. Лишних проблем не возникло.

Я же отправил сообщение Сталкеру и Юле, пока мы сидели и пытались логически рассуждать.

«Не можем найти след Лягушки. Сидим на вокзале.»

- Может, попытаемся, что-то выяснить хоть где-нибудь? – предложила Мария.

- С тем же успехом, можно наугад указать пальцем в небо, - ответил ей я. – Йорк намного больше Бостона. И здесь подобный подход не пройдет.

- Я ненадолго отойду, - произнес Саша. – Надеюсь, вы еще будете здесь, когда я вернусь.

- Можешь по пути купить мне бутылку воды? – повернулся в его сторону Стас.

- Хорошо.

Повисла тишина. Охотники продолжали думать. Глупо это как-то. Я попытался найти хоть какие-нибудь сведения в Исине, но тот давал лишь нулевые ответы. Ни-че-го. Совсем ничего.

- Но не будем же мы здесь просто так сидеть и ничего не делать?! – неожиданно для всех вклинился в разговор один из охотников, с которыми я был плохо знаком. Кажется, его звали Глеб.

- А что нам остается? – возразил другой.

- Но точно не тут сидеть. Нужно делать хоть что-то. Вдруг удача на нашей стороне?

Исины разразились звуковыми сигналами, что даже в нашу сторону начали оборачиваться обычные прохожие, спешащие на поезд.

«Кажется, я что-то нашел!» - гласило сообщение от Саши. – «Жду вас на противоположной улице».

- Хоть какие-то подвижки! – воскликнул Стас и подпрыгнул со скамьи.

Я вместе с остальными двинулись следом. Мы дружно вышли из здания железнодорожного вокзала и заметили, как на другой стороне нам машет довольный Саша с бутылкой воды в руке.

- Сюда!

Двинулись через улицу, ловко маневрируя между автомобилями и повозками, гружеными лошадьми. Саша провел нас чуть дальше по улице и довольный собой указал на портрет какого-то мужчины, у которого через глаз до уголка рта по лицу тянулся шрам. Имя неизвестного было размыто дождем. Но хоть что-то.

- А что, если это не наш клиент? – подняв бровь, спросила у охотников Лина.

- Будем искать дальше, а пока – это единственная зацепка, - отозвался Стас. – Значит, ей мы и займемся.

- Его разыскивают, - произнесла Мария. – И, видно, наш путь лежит к полицейскому участку. Может, там нам дадут хоть какую-нибудь информацию.

- Вперед!

 

* * *

 

Великобритания, графство северный Йоркшир, Йорк, полицейский участок близ Йоркского собора.

Уэсли Никсон, констебль.

 

Передо мной на столе лежала большая пачка дел, которые следовало сегодня разобрать. Но настроения не было с самого утра. То ли встал не с той ноги, то ли организм требовал подпитки. Нет! Нет-нет-нет! Ради Маргарет, я больше стану пить.

«Но, а тогда зачем в шкафчике твоего стола все еще лежит фляжка с хорошим бренди?» - твердил тот самый Дьявол, что восседал на одном плече. – «Разве не для того, чтобы укрепить твой организм?»

Нет! Нельзя! Но руки сами открыли шкаф, и я даже не заметил, как с фляжки открутил колпачок и в ноздри попал терпкий аромат бренди. Закрыл глаза и сделал глубокий выдох. Закрутил крышку обратно и положил флягу в ящик.

Открыл папку, лежащую на самом верху. Убийство. Обвиняется муж. Жертва найдена в их доме с раскуроченной кочергой головой. К делу приложена небольшая фотография. Одного взгляда хватает, чтобы понять, что день будет не из легких. Закрываю папку и кидаю обратно на стопку других дел, похожих друг на друга как две капли воды.

Уперся головой на руку, другой же барабаню по столу. Ну что это за работа? Зачем вообще я пошел сюда работать? Все эти кражи, убийства и вся остальная чернь этого жестокого мира. Нет, это не для меня.

Не выдерживаю и в моих руках вновь фляга с бренди. Делаю небольшой глоток, и жгучая жидкость пробегает по горлу, пока не окажется в желудке. Смакую остатки на языке. А затем делаю еще один глоток.

Убрал флягу обратно в шкаф как раз в тот момент, когда ко мне в кабинет врывается какой-то полисмен. Я даже не знаю его. Новичок.

- Извините, констебль, - начал он. – Но тут пришли люди, они говорят, что их ограбили. Дело этого, как его там, ну, в общем, человека со шрамом.

Я чувствую, как краснеет мое лицо от бренди, и ловко прикрываю его рукой, закрыв тем самым и рот. Думаю несколько секунд, продолжая стучать пальцами по столу.

- Пригласите их сюда.

Полисмен удалился, а затем в кабинет зашло аж восемь человек. Девушки и юноши лет двадцати. Я легонько поправил свои усы и удобно расположился в своем кресле.

- О чем вы хотите мне рассказать? – заявляю я.

Начинает говорить худощавый и высокий парнишка с темными волосами:

- На нас напали и украли драгоценности… - но договорить он не успевает, так как я его перебиваю и вполне основательно.

- Прямо на вас всех и напали?

Группа людей замолчала. Повисла неловкая тишина. А ответил мне уже другой парень хорошего телосложения и с…

…С разноцветными глазами.

- На меня напали, - произнес он и выдвинулся ко мне поближе.

- Ну и какого тогда черта, вы все здесь столпились? Вот ты и останься, а все остальные, прошу вас, подождите своего друга снаружи.

Группа засуетилась и покинула мой кабинет, закрыв за собой дверь. А парень с глазами цвета неба и цвета изумруда остался и лишь после того, как я указал ему на стул, присел на него.

- А теперь, рассказывай в деталях, что произошло.

- На меня напали на железнодорожном вокзале и похитили драгоценности, которые ценны для меня и моей семьи. Сначала из-за того, что произошло, я даже не запомнил лица нападавшего. Но после я увидел его на плакатах. И точно уверен, что это был именно он. Человек со шрамом.

Я потер свою шею и извлек из шкафа флягу с бренди.

- Вы не против?

Парень замотал головой.

- Ну и хорошо, - ответил я и сделал глоток.

Затем достал из стопки бумаг на стуле, стоявшем рядом со мной, листовку с изображением этого парня со шрамом и протянул ее разноцветноглазому.

- Вы уверены, что это он?

Парень утвердительно закачал головой.

- И когда же произошло нападение?

- Вчера.

Я на секунду задумался. Вчера значит.

- А почему не сообщили сразу?

Теперь задумался паренек.

- Не знаю. Так получилось, - с несколько секундной заминкой он ответил.

- Хорошо. Хо-ро-шо, - медлительно произнес я и еще раз отпил из фляги. – Что же, мне жаль вам об этом сообщать, но мы больше ничем не можем вам помочь.

- Почему? – на лице парня появилось растерянность, а разноцветные глаза часто захлопали. Вот гляди и взлетит вскоре.

- Вчера вечером мы проникли в квартиру этого человека, - для убедительности своих слов, я зачем-то прижал пальцем плакат с информацией о розыске. – Но он успел сбежать, и как нам стало известно, он уехал из города. А раз он уже за пределами нашей территории – это не наше дело.

Парень был удивлен и не мог сказать не слова. Я воспользовался этой паузой и отпил из фляги, затем потряс над ухом. Осталось совсем немного, но надеюсь, напитка хватит, чтобы день прошел как можно быстрее.

- А есть предположения, куда он мог отправиться?

Хм, парень пытается узнать, где искать этого ублюдка. Видно то, что он у него украл и вправду очень ценное. Но это уже не мое дело. А если хочет знать, где искать его грабителя, то почему бы с ним и не поделиться такой информацией? Может ему повезет.

- Уитби.

- Что? – переспросил парень.

- Скорее всего, он отправился в Уитби. По-крайней мере именно на это указывают все личные записи, которые мы нашли в его квартире.

- Ясно, - ответил парень и поднялся со стула.

Он уже направился к двери.

- Удачи тебе парень! Может ты сможешь найти украденное.

Парень приоткрыл дверь и неожиданно обернулся:

- Спасибо Вам. Но не можете ли вы мне рассказать кое-что еще?

Вопрос удивил меня. Я поправил усы и произнес:

- Что ты хочешь узнать?

- Как зовут этого человека?

Я улыбнулся, хотя где-то в глубине души смеялся. Сделал еще один глоток и внимательно посмотрел на разноцветноглазого.

- Зингер. Карл Зингер…

 

 

Глава 6. «Лягушка в крови».

 

Сентябрь 1962 года. Великобритания, графство северный Йоркшир, Йорк, кафе «У Тиффани».

Охотник Консорциума, Малой.

- Значит, этот Зингер только вчера отбыл в Уитби?

- Да, именно так.

- У нас появился шанс его поймать, - елозя вилкой по тарелке, прокомментировал наш с Линой разговор Стас. – У него всего день форы.

- Только нам, еще предстоит найти способ добраться до этого городишки. Железная дорога туда не проведена. Весь транспорт если и едет туда, то только по делам. Все возможные варианты отпали. А найти человека, который согласится отвезти нас до туда – это еще постараться нужно.

Мимо нашего столика прошла официантка и долила кофе в кружку Саши, который сидел с нами. Мария с тремя другими охотниками, одного из которых, как я убедился, точно звали Глебом, сидели за другим столиком практически в другой части зала. Но они прекрасно нас слышали через Исинов.

- Да ладно вам, мы почти у цели, а какой-то путь приблизительно в 50 миль уж точно нам не помеха. И не через такое проходили, - послышался голос Марии через Исина.

- А что, если Лягушка не у Зингера?

А и вправду, что если она не у него? Что если она уже много лет назад совершенно у нового хозяина? Да и вообще, такая фигурка за это время могла сменить десятки владельцев и тот путь, по которому мы следовали, мог быть ошибочным с самого начала. Но у нас оставалось еще пять дней до того момента, когда Консорциум мог прекратить нашу операцию и сделать серьезный выговор, последствия которого были неизвестны. Никто из охотников не знал, чем это может грозить. Хотя ходили слухи, что все те, кто не смог справиться со своими прямыми обязанностями, то есть стали бесполезны для Консорциума – просто исчезали… бесследно.

- Будем надеяться, что у него, - ответил я и отпил из своей кружки.

Кофе был противным, но надежда на то, что он мог взбодрить, заставляла пить его дальше.

За моей спиной что-то зашевелилось, и я просто почувствовал, что рядом со мной кто-то навис. Я машинально повернулся и увидел лицо женщины лет сорока. У нее была грубая кожа, серые блеклые глаза и седеющие волосы.

- Извините, что подслушала ваш разговор, - произнесла она. – Но как я поняла, вы тоже держите путь к Уитби.

- Верно, - ответил за всех Саша.

- Тогда нам по пути, ребятки.

- Вы сможете нас довезти до Уитби? – спросил у женщины Стас.

- Смогу, если и вы мне кое в чем поможете, - ответила женщина. – Извините меня за мои манеры, мое имя – Нарцисса.

Так мы и познакомились с той, кто довезет нас до небольшого городка Уитби. Ее просьба была не слишком серьезной и была вполне нам по рукам.

- Просьба заключается в том, чтобы вы достали для моего грузовичка новый двигатель. Поправочка, работающий двигатель. Мой сломался и, скорее всего я не смогу его починить в ближайшее время, хотя уже завтра в Уитби свадьба у моей сестры и я просто обязана там быть. Машинка у меня старенькая и такие двигатели уже не производят, но я знаю, где вы можете его найти. У Уильямса Гатли, местного старьевщика, в магазине которого, кажется, можно найти все, чего только душа пожелает. Но так случилось, что при прошлой нашей встрече мы с ним очень сильно повздорили и он из принципа не продает мне двигатель. Если разрешите эту проблему – я вмиг довезу вас до Уитби.

- По рукам! – произнес Стас.

На том и порешили. Нарцисса рассказала нам, где искать мистера Гатли и мы спокойно доедали свой обед. А я отправил еще одно сообщение нашим друзьям:

«Скорее всего, через несколько часов мы отправимся в Уитби. Езжайте туда. Там и встретимся.»

Ответ пришел очень быстро:

«Хорошо», - единственное, что написал Сталкер.

Надеюсь, у них все хорошо. Было бы неплохо, если наш отряд успеет объединиться перед тем, как мы заполучим Лягушку. Это общая победа. Победа каждого из нас. Но точно так же я знал, что каждый из нас хочет первым заполучить фигурку из таинственного металла. Такой небольшой эгоизм во время командной игры…

 

* * *

 

Великобритания, графство северный Йоркшир, Йорк, магазин «Склад 13»

Уильям Гатли, старьевщик.

На двери уже давно висит табличка «Открыто», но посетителей все не было и не было. Если раньше ко мне еще хоть кто-то заходил, то теперь это редкость. За эту неделю ко мне заходил лишь один человек – искал какие-то особенные часы, но в итоге так и ушел ни с чем. Кажется, совсем скоро придется и вовсе закрывать магазин.

Маленькой гильотиной я отрезал кончик у сигары, а затем сунул ее в рот, придерживая зубами. Чиркнул спичкой и прикурил. Ах, как я их люблю! И что бы так ни говорила Констанция, я продолжу курить. Правда, нужно будет сходить, и купить новую коробку. Эта сигара осталась последней.

Я сидел в кресле, которое стояло у камина прямо в самом магазине. Еще давно я решил сделать такое разделение этой здоровой комнаты на две зоны. Одна была завалена разным хламом и предназначалась для использования магазином. Другая же, была более комфортабельной и приятной глазу. Обычно именно в этих креслах я сидел со своими покупателями, да и обычными друзьями, долгими вечерами. Да вот только, где все те друзья? Где все те покупатели? Один я остался.

Да и мне уже стукнул восьмой десяток. Пора и честь знать. Ну, уж нет, так легко они от меня не избавятся. Специально буду продолжать мозолить всем глаза своим присутствием до самой смерти.

Затянулся и выдохнул дым. Все-таки люблю я их! Непроизвольно улыбнулся.

Констанция, Констанция. Ведь точно учует запах сигар, когда я приду домой, и опять начнет читать нотации по поводу моего здоровья. А что, мое здоровье-то? Я итак уже долго прожил, вот и проживу столько, сколько мне положено. А сигары. Да они уже ничем не смогут приблизить мою кончину, как бы ни старались. Семья обеспечена. Дети счастливы. Пора пожить и для себя.

Я затушил сигару и вновь отрезал кончик гильотиной. Отложил ее в сторону и тяжело поднялся с кресла. Кости уже старые. Поскрипят, да успокоятся. Дошел до своей стойки и облокотился на нее. На меня смотрела морда серебряного китайского дракона, извивающегося вокруг железной конструкции, на которую был насажен. Любопытная статуэтка. Я привез ее после одного из своих путешествий на восток. Там красиво, но слишком все странно. Восток не для Европейцев. Все-таки запад и восток настолько разные.

- Ну что друг мой, как думаешь, хоть кто-нибудь зайдет к нам в гости?

Дракон промолчал.

- Молчаливый ты, собственно как и всегда, - я усмехнулся и посмотрел на входную дверь. Хоть бы ветер ее приоткрыл – хоть какая-то радость для старика.

- Видно, ты прав, мой друг, - произнес я, выключая в магазине свет. – Никто к нам больше не придет. Тогда пойду я домой, нечего здесь время попусту просиживать.

И уже направился к двери, когда она открылась, и внутрь зашло аж восемь молодых людей. Они довольно улыбались и продолжали что-то бурно обсуждать. Ну а я что, пришлось вернуться за прилавок и вновь включить свет.

- Обманываешь ты меня, друг мой, - под нос пробурчал я, обращаясь к статуэтке дракона.

Люди подошли к прилавку, и было видно, что они с интересом разглядывали разные экспонаты моего магазина. Но из всех них лишь один парень бросился мне в глаза. И не внешностью или одеждой, которая видно было проявлением новой моды, а именно глазами. Один голубой, другой зеленый. Я уже встречал таких людей, и они не раз захаживали в мой магазин. Обычно они спрашивали про какие-то фигурки животных, но о чем они вели речь, я так и не понял.

- Ищите что-то определенное, - подал я голос, и молодые люди тотчас же повернулись в мою сторону.

- Да, мы ищем двигатель для машины. Нам подсказали, что стоит спросить именно у вас, - тут же ответил мне худощавый парень, но достаточно высокий, что отличало его от остальных его друзей.

У меня в подсобке был лишь один двигатель, и упоминание о нем напомнило мне об одной противной женщине, которая приходила пару дней назад. Разговаривала она со мной отвратно, а я имел привычку не продавать свои товары тем, к кому не испытывал хотя бы малейшей симпатии. Она в эту категорию не попала.

- Двигатель, для какого автомобиля вам нужен?

Молодые люди затихли. Кажется, никто из них даже не догадывался, для какого автомобиля им нужен этот двигатель. А я, зато понял, по просьбе кого, они сюда пришли.

- Извините, но у меня нет двигателей. Лишь сувениры и обычные вещи, которые можно преподнести как подарок или просто украсить свой дом.

Группа затушевалась, и вроде бы они хотели что-то сказать, но поняли, что разговор шел не в их пользу. А я этим вальяжно пользовался. Что еще взять со старика?

Дверь в магазин вновь открылась и на пороге оказалась молодая девушка с младенцем на руках. Я не сразу признал в ней свою внучку с правнучкой. Конни и Лили. Мои девочки.

Как только Конни зашла она удивленно смотрела на группу молодых людей, а затем произнесла то, чего я уж совсем никак не ожидал услышать:

- Мои спасители! Никак не ожидала вас здесь увидеть.

Теперь, кажется, я один не понимал, что происходит. Молодые девушки тут же принялись нянчиться с Лили, а Конни приветствовала всех остальных. И только потом она подбежала ко мне и поцеловала в щеку:

- Привет, дедушка. Извини, что заранее не предупредила, но так просто получилось, - затем она обернулась к молодым людям. – Дедушка, ты уже познакомился с моими друзьями?

Я надвинул брови и лишь покачал головой.

- Они помогли мне. Можно сказать, спасли меня и Лили. У меня не было денег даже уехать из Бостона, а они помогли мне и вот теперь мы все здесь.

Час от часу не легче. То, что Конни приехала с Лили – было счастьем для меня. Но то, что моя внучка оказалась кому-то должна, да еще и тем людям, которые пришли по просьбе той противной дамы – немного усложняло ситуацию.

- А где же Джеймс?

Конни молчала. Она сжала свои губки и, казалось, держалась, чтобы не зареветь. Я крепко обнял ее и уже тихо, на ухо, произнес.

- Хорошо-хорошо, внученька. Не рассказывай. Расскажешь, когда придет время. Бери Лили и иди домой. Твоя бабушка должна быть дома. Она будет очень счастлива вас видеть. А я пока улажу те дела, по которым пришли ко мне эти молодые люди.

Внучка посмотрела на меня и утерла ладонью слезинку. Еще раз поцеловала в щеку и произнесла:



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.180.223 (0.054 с.)