Глава 11. «Сказки для безумца».



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 11. «Сказки для безумца».



 

Вне времени и пространства. База Консорциума, жилой комплекс.

Первый охотник Консорциума, Туз.

Дама вкратце изложила суть дел. И собственно говоря, дела наши не били ключом. Потеряли целую группу новичков. Упустили V. А теперь выясняется, что один из нас – предатель. Обязанности выпали странным образом. Король занимался новым уровнем защиты для архива, Дама сбором данных и отслеживанием сигналов, как по базе, так и по всем активным Исинам охотников Консорциума. Валета заняли выяснением местонахождения броненосца. Работка не пыльная, да и мальца придержит в стороне от грязной работы. А вот мне досталась роль детектива.

Выследить крота – вот моя цель.

На базе находится 934 охотника, включая Колоду и Главу. За нас пятерых я отвечаю головой и знаю, что никто из нас подобного совершить не мог. Осталось всего-то 929 человек. Так же вычеркнем всех тех, кто в рейде и просто не могли отправить сообщение неизвестному адресату, который даже Король, кстати, не смог отследить. Скорее всего, устройство было уничтожено после прочтения. Это 217 человек. Осталось 712 человек, и кто-то из них и являлся кротом.

Но круг поиска нужно было еще сузить. К архивам и, что самое главное, к хранилищу имеют доступ всего чуть более 30 человек из оставшихся охотников. В основном ученые, полковники и инструктора. Но и обычных служащих нельзя списывать со счетов. Крот, скорее всего, имеет неплохие технологии, раз смог обойти наши защиты, да еще и конфиденциально передать послание своим людям. А раз смог это, то я не могу исключать и того, что он сможет войти в те двери, куда ему попросту нельзя входить.

Строить дальнейшие догадки я мог до бесконечности долго, но это ни на йоту не приблизило бы меня к разрешению загадки. Нужно было идти по следам преступника. Глава сказал, что крот сливал информацию с архива. Значит именно туда я и направлюсь.

Архив, как и Хранилище, находились на нижних этажах жилого комплекса, находясь на «-1» и «-2» этажах соответственно. Дано расположение было не случайным. Глава всегда говорил, что те знания, которые хранятся в архиве, и фигурки животных, дающие сверхъестественные способности, намного важнее даже его собственной жизни. А раз так, то самое надежное место не в каком-то сейфе, хотя защиты и на том и на другом помещении было предостаточно, а именно рядом с теми, кто эти богатства мира и защищают. Проникновение в архив даже невозможно совершить с цокольного этажа жилого комплекса, так как «-1» этаж находится на расстоянии в 50 метров под землей, а «-2» еще на 30 глубже.

Чтобы докопаться до туда – потребуется иметь при себе, как минимум, горсть зооморфных фигурок, а таким наличием артефактов мало кто сможет обладать, не имея при себе саламандру. Но мало кто управится с ее буйным нравом. А если и управится, то, вряд ли, успеет добраться до Консорциума, чтобы совершить задуманное.

Вышел из своей комнаты и тут же ворвался в поток без дела шатающихся охотников. Вот взять бы их всех да отправить в рейд. Но нельзя… сейчас нельзя. Любой из них может оказаться предателем, а позволить кому-либо из них бежать – недопустимо.

Порылся в кармане и достал пачку сигарет. Осталось всего три штучки. Кажется, придется сгонять в 22 век и прикупить себе на будущее еще пару блоков. Но это потом, а пока экономим, как можем.

А прежде чем идти в архив, я выруливаю из жилого комплекса на свежий воздух и присаживаюсь на верхней ступеньке. Я всегда замечал, что строения базы хоть и выглядят монументально по плану металлических покрытий, но само себе напоминало какой-нибудь университетский кампус. Да и охотники, большая часть которых не преодолела в рубеж тридцати лет, вполне походили на студентов, особенно учитывая то, что строгих правил на счет одежды не было. Каждый ходил в том, что ему было удобно носить. И в этом был плюс, так как я сам недолюбливал форму во всех ее проявлениях.

Прикурил сигарету и сделал затяжку. Хорошо так, легко. И даже мысль о предателе отступила на задний план. Пока есть возможность – нужно наслаждаться жизнью. А вот возможности не будет – там и поглядим, кому проломить череп. Еще пара затяжек и жизнь словно утонула в сигаретном дыме. Я бы сам в нем утонул, но еще предстоит работа.

Если честно, то у меня было намного больше желание отыскать V и показать ему, где раки зимуют. Но приказ – на то и приказ. Найти крота и представить его перед судом, во главе которого, как бы это глупо не звучало, Глава. Затянулся в последний раз и бросил окурок на дорогу, вымощенную из булыжников. Если бы не лень, то поднялся бы и затушил, а так – не, не пойду. Поднялся со ступеньки и вернулся в комплекс. Прошел по коридору, пока не уперся в служебный лифт. С боку вместо обычной кнопки вызова, была электронная панель, желавшая получить правильный код. Но даже этого ей было мало. Потребовала мой отпечаток пальца и отсканировала мою сетчатку глаза. И только тогда открыла передо мной створки лифта.

Я вошел внутрь и кулаком нажал на кнопку «-1» этажа. Створки закрылись и лифт рывком поехал вниз. На противоположной стенке лифта была большая голографическая панель, которая давала всю интересующую меня информацию: кто находится в данный момент в архиве; кто его недавно покинул; кто какую информацию просматривал или вносил в реестр. А так же демонстрировал полный план этажа с зелеными точками, показывающими людей. Всего в архиве сейчас находилось семнадцать человек, включая Короля и Роулинсона, единственных, кого я знал из остального списка посетителей.

Лифт открыл створки, и я выбрался в большой мраморный холл, который вел прямо к архиву. Весь потолок являлся одной здоровенной лампой, которая в данный момент была приглушена на 80%. Но даже тот свет, что оставался, был безумно ярким. Включи эту лампу на полную мощность, под ее светом, казалось, можно просто-напросто сгореть. Но тянуть кота за хвост я не рисковал.

Передо мной растворились большие дубовые двери, подключенные к опознающему устройству. Очередная преграда для всех тех, кто пожелает прорваться в архив без спроса. И вот я попал в большую залу, заставленную стеллажами. И на каждом стеллаже находилось, наверное, по сотне блоков памяти, хранящих в себе бесчисленные тайны Консорциума. Я заметил, как один ученый сновал из одного ряда в другой, пытаясь свериться с информацией на носителях, но выходило у него это не ахти, как увлекательно. В какой-то степени глупо. Но это было одним из правил, которые ввел Глава. Входя в Архив или Хранилище, все устройства, на подобие Исинов, глушились электромагнитным полем, созданным и доведенным до ума нашими учеными и, естественно, Королем.

Кстати, и самого Короля я обнаружил, в одном из рядов. Он лишь неловко помахал мне рукой и вновь углубился в свои научные изыскания. Его задачей было улучшить систему безопасности, как в Архиве, так и в Хранилище. Собственно этим он и занимался. А после, он должен был заняться налаживанием какого-то устройства, которое бы отлавливало незаконные пересылки посланий и файлов с базы. Наверное, хорошо быть умным. Но мне то откуда знать об этом? Я даже улыбнулся от той мысли, каким бы я был, если по складу ума был схож с Королем. Это вызывало лишь искреннюю улыбку, но не больше.

Прошагал мимо стеллажей и вышел к небольшому закутку, в котором находился главный сервер, который, собственно говоря, и занимался тем, что связывал всю информацию с носителей в одну большую каталогизированную систему. Вот он то мне и нужен.

Подошел и вывел на голографический экран информацию с сервера. Вылезло куча графиков с информацией о том, кто посещал архив за последнюю неделю, а так же, кто какую информацию просматривал, и во сколько именно это было по времени базы.

Послание, которое было перехвачено Главой, было отправлено с базы Консорциума в 16:47. Но вот подписи о точном дне, когда это произошло – не было. Пришлось опираться лишь на эту информацию. Ввел в поиск время от 16:45 до 16:49 и отправил его просматривать информацию лишь по данным за последнюю неделю. Спустя десять секунд, он выдал мне аж 63 запроса. Большинство из них были пустышками, обычная информация о том, что файл открывался, но подписи о прочтении не осталось. Такое бывает с системой, когда запрашивается файл, он открывает его и один из соседних, лишь потому, что проходил через него при поиске. В итоге осталось лишь 24 точных запроса информации.

Я просидел у сервера около полтора часа, просматривая досконально каждый документ, но там не было ничего такого, что вообще могло быть полезно стороннему человеку. Информация имела ценность только для наших сотрудников, которые сканировали все отчеты охотников с рейдов и на их основе выясняли точное или приблизительное нахождение того или иного артефакта, а в некоторых случаях человека или места. Но для выяснения детали требовались сотни, и даже тысячи отчетов, но точно никак не двадцать четыре. Это слишком мало. След обрывался.

Уничтожить историю было невозможно, так как система была основана на трех серверах, каждый из которых записывал информацию обо всем, что происходило в архиве, и обменивался с собратьями этой информацией каждую наносекунду, наверное. Более точно я просто не знал, с какой скоростью передаются потоки данных в сервере архива. Если же файл уничтожается на одном сервере, то он практически тут же восстанавливается, получив утерянный документ с собрата. Была лишь одна возможность уничтожить нужный файл – в одно мгновение стереть файл со всех трех серверов, которые находились в разных углах архива. Для человека это практически невозможно. А для одного человека и вовсе нереально. Значит, был другой подход. Осталось лишь о нем узнать.

Глаза уже болели от мелькавших перед ними букв и цифр. Протер лицо ладонью, а затем в зевке, прикрыл рот ладонью. Тогда-то все и произошло. Сначала я этого даже не заметил, но после пригляделся. В нижнем правом углу мелькал маленький красный огонек. Если долго работать, он и вовсе не привлечет внимания, но меня все-таки привлек. Я отправил команду, узнать о случившемся. Окошко развернулось, и я прочел то, что и стало для меня подсказкой.

«С терминала №354871 производится несанкционированная передача данных».

Вот сука! Ему и не требовалось стирать информацию о своих проступках, он лишь обманул систему, заставив игнорировать такие файлы, если на них не обратят внимания сотрудники. Всего лишь заглушил тревогу. Но не ослепил. Не ослепил, сученыш!

Я спрыгнул со стула, и следуя указателем, понесся к терминалу №354871, за которым и должен был находится предатель.

35-1. 35-2. 35-3.

А впереди виднелся уже ряд с порядковым номером «35-4». Я на бегу завернул в него и уже был готов навалиться на нашего крота, но… там никого не было. Голографический дисплей активирован и я увидел как идет процесс передачи данных. Кинулся к нему, чтобы отменить передачу, но налетел на что-то твердое, что повалило меня на землю. Во рту появился железный привкус крови. А в голове тут же вспыхнула мысль: «Да он еще и гребанный невидимка».

Попытался встать, но видно его кулак прилетел мне в живот и я еле удержался от того, чтобы не согнуться пополам. Затем кулак в пустоту – и лишь промахнулся. Я бы воспользовался носорогом, но я должен видеть свою жертву, чтобы он или она подчинился моей власти. А так, приходилось бить наугад и пытаться предсказать его движения.

А тем временем на дисплее уже почти был отправлен файл.

«Передача файла. До завершения процесса осталось: 34 секунды».

Я смог отразить удар невидимки. Если честно, это произошло случайно. И ринулся к панели, чтобы отменить передачу данных. Но лишь схлопотал мощный удар по лицу. Я даже, кажется, отлетел на метр назад. Кровь хлестнула из нос, да и вообще, мне показалось, что он уже сломан. Голова кружилась. Но я просто обязан был закончить начатое. Принял сидячее положение и просто бросился в ноги невидимого противника. Но лишь проскользил по полу, а в довершение получил по голове с ноги. Уж этого я не ожидал. Боль вспыхнула, что в глазах появились искры, а затем мой взор и вовсе застлал туман.

«Файл передан».

Зрение восстановилось, и я повернул голову к панели. Увидел, как вверх взлетает блок памяти, а затем с диким грохотом разбивается о пол. Осколки летят мне и лицо и я еле-еле успеваю отвернуться.

- Туз, ты в порядке? – слышу я голос Короля, который видно только недавно услышал звуки борьбы и прибежал на подмогу.

- Невидимка, - выдавливаю я из себя.

Лицо Короля стало растерянным, но он тут же собрался и загородил своим телом выход из ряда. Я увидел, как что-то налетело на него, повалив своим весом. Король упал на спину, но успел при падении зацепить невидимку за ногу. Наш крот видно не ожидал этого и потерял концентрацию, что часть его тела на считанное мгновение стало видно. А затем, он вырвал ногу из лапищ Короля и исчез в неизвестном направлении. Но Король поднялся и бросился в сторону выхода, преследуя невидимку.

Я же приподнялся, держа руку у носа, из которого все еще хлестала кровь. Прислонил в лицо свою футболку, которая тут же начала впитывать багровый нектар. Да черт с ней, с футболкой, новую достану. Даже лучше прежней.

Поднялся на ноги и оперся на стеллаж. Король примчался обратно. Он немного запыхался и я впервые увидел его злым.

- Удрал, черт! – выругался он. – А ведь еще немного и был наш! Ты то как?

- Выживу. Ничего серьезного. Лучше давай думать о нашем кроте. У него богомол, вот и способ маскировки, - сухо произнес я. Чувство усталости накатило, как волной. – Ты видел его, когда он появился на секунду?

- Обычная камуфляжная форма. Из охотников многие любят носить подобное.

- Не в том суть. У него были погоны полковника. Мой список существенно сузился, - затем я вытер еще чистым местом футболки остатки крови на лице и добавил. – Проверь данные о том, кто именно только что покинул архив, а я выясню, что наш крот отправил своим друзьям. Может смогу достать адрес получателя.

- Хорошо, - кивнул Король и то ли недовольно, то ли устало посмотрел на меня напоследок.

Он вышел из ряда и скрылся за стеллажами. Я же подошел к блокам памяти и вызвал голографическую панель. Покопался в истории и смог лишь найти текстовый файл, не соответствующий именной маркировке Консорциума. Это очередное послание от крота своим дружкам. Открыл файл. Теперь в послании не было ни информации о времени отправления, ни адресов получателя и отправителя. Хорошая работа.

И только потом я глянул на само послание:

«Консорциум вмешался. Переходим к плану Б»…

 

* * *

 

2412 год. Где-то в заснеженной тайге. Температура: -102оС.

Охотник Консорциума, Малой.

 

Стена изо льда была проломлена, а экскаватор исчерпал свою энергию. Ковш так и остался висеть в бреши, преграждая путь. Но мы смогли пролезть под ним и оказаться на другой стороне. Здесь ветер дул как сумасшедший. А учитывая наше состояние с наполовину опустевшим запасом энергии скафандров – холод пробирался и внутрь. Стало прохладно, но жить можно. Индикатор на визоре показывал, что внутри костюма температура в пределах 5 градусов по Цельсию с положительным знаком. Но все понимали, что чем меньше энергии останется в наших блоках питания в скафандрах, тем холоднее будет нам.

Все пребывали не в лучшем расположении духа. Этот рейд слишком затянулся. Многие хотели нормально поесть, а кто-то и вовсе устал и нуждался в крепком здоровом сне. Я не был исключением. А этот холодок внутри скафандра только сильнее клонил в сон.

По эту сторону стены все так же были редкие стволы, так похожие на черные иглы. А земля была покрыта толстым слоем заснеженного льда. Но даже в этом скучном пейзаже встречались свои особенности. Иногда мы встречали большие валуны, составленные друг на дружку, словно ребенок-великан собирал снеговиков. Некоторые были вполне обычные. А некоторые представлялись нашему разыгравшемуся воображению злыми демонами, которые только и ждут, когда путники измотаются и лягут поспать, совсем обессиленные.

Но нет, не будет такого. Мы охотники и выдержим выпавшее нам испытание.

Саша уже отчаялся восстановить Исина и вовсе про него забыл. Зато Сталкер разговорился с остальными, хоть как-то поддерживая нас в эту трудную минуту. Кто-то успевал шутить или рассказывать разные несуразицы, но по большей части, все веселые истории пролетали мимо ушей. Хотя надо отдать должное, что если бы не они – то мы давно уже скисли бы от этого черно-белого однообразия.

Впереди лес заканчивался и вновь превращался в заснеженную пустыню. Самое время переводить шипы на ботинках скафандра в снегоступы. Но даже не это привлекло наше внимание, у одной иглы-ствола, прислонившей к ней, сидел на снегу какой-то человек. Точнее точно такой же скафандр, который был и на нас. Я ожидал худшего. Весь человек в скафандре давно мог быть мертвым. Тот самый путник, который от усталости погрузился в забытье.

Охотники даже ничего не сказали, лишь давали указания жестами. Мы окружили человека полукругом и медленно приближались к нему. Я обратил внимание, что в кобуре у скафандра находился пистолет. Именно его и выдернул Глеб, подойдя совсем уж близко. Если человек и жив, его стоило для начала разоружить, а уж потом вести разговор.

Но человек даже не отреагировал на действия Глеба. Все так же продолжал сидеть. Спит… или уже мертв. Охотники обогнули его, и я первым нагнулся к нему, чтобы посмотреть в стекло визора. На меня уставилось два серых глаза. Но казалось, что они пусты и безжизненны. Человек смотрел прямо на меня и не сводил взгляда, даже не моргал. Не уж то он умер вот так?

А затем я заметил, как еле заметно раздуваются его ноздри. Дышит, значит еще живой.

- Он жив, - обратился я к остальным.

- Кто он? – услышал я голос Сталкера.

Я провел своей рукой у визора незнакомца, но он даже не отреагировал на это. Все так же смотрел на меня, но казалось, его взгляд нацелен на пустоту. Лицо его казалось грустным, хотя на самом деле оно совершенно не выражало ни единой эмоции.

- Ты меня слышишь? – произнес я.

Но тут же услышал ответ от Лины:

- Он не слышит тебя, - я как раз пытаюсь наладить связь с его экзоскелетом.

- Хорошо, - ответил я и привстал. - Кажется, он совершенно не понимает, что происходит или, возможно, он слеп.

Потом к незнакомцу нагнулся Саша, пытаясь разглядеть на визоре слепца хоть какие-то индикаторы защитного костюма. Но все, что он увидел, были лишь какие-то числа и то в зеркальном отображении. Этой информации ему было недостаточно.

- Связь налажена, - произнесла Лина и присела на корточки, чтобы примерно быть на уровне глаз незнакомца. – Вы меня слышите?

Но он не отреагировал, лишь один раз моргнул, но, скорее всего, это было просто инстинктивное. Глазным яблокам требовалась влага.

- Кто вы? – продолжала Лина.

Но реакции вновь не последовало.

- Кажется, он нас совершенно не понимает. Не видит и не слышит, не потому что поврежден костюм, а, скорее всего из-за того, что что-то не ладное с ним самим, - высказал свое предположение Саша. – Лина, скинь мне те настройки, с помощью которых ты настраивала связь, возможно я смогу получить данные с его экзоскелета. Камера же должна сохранять в себе хоть какую-то информацию.

- Хорошо, - сказала Лина. – Отправила.

- Окей, сейчас попытаюсь что-нибудь сделать. А вы постарайтесь так его расшевелить.

Но я, кажется, понял причину того, почему этот незнакомец совершенно был не от мира сего. Он жив и я был уверен, что он погружен в свои мысли или воспоминания. Такое состояние ступора может произойти только с теми, кто испытал воистину леденящий кровь ужас или пережил не самый лучший момент своей жизни. Его память отказывалась принимать полученную информацию, и просто заблокировал ее, тем самым, посадив себя в темницу, которая до скончания веков будет мучить его душу.

Что же с ним произошло в этой тайге? Что смогло помрачить его рассудок? Неужели там, дальше, куда мы идем, нас ожидает что-то настолько страшное, что и мы можем превратиться в подобные овощи? Не лучшая перспектива, но у нас, собственно говоря, и другого выбора то нет.

- Он совсем не отображает реальность, - произнес Сталкер. – Ни бе, ни ме, ни кукареку!

- И что будем с ним делать? – задала волнующий всех вопрос Юля.

- Сначала узнаем, что с ним произошло, а затем… да я даже не знаю, - как-то неуверенно ответил Стас.

- Я считаю, что нам стоит взять его с собой, - вставила свое слово Мария. – Он здесь погибнет, а на базе Консорциума ему смогут оказать высококвалифицированную помощь. Нельзя просто так оставлять человека на верную погибель!

- А что, если это наш враг? – встрял Глеб. – Что если это один из ренегатов?

- Каких еще ренегатов? – усмехнулся Сталкер. – Консорциум уже давно расправился со всеми своими врагами, а нынче никто не смеет преграждать ему путь. А истории про ренегатов, не более чем глупые байки, чтобы пугать новичков.

- А как же V? – сделал я замечание.

- V не противник, я считаю. Он просто преследует свои цели. Да и к тому же, я просто на все сто процентов уверен, что он одиночка. Любит работать исключительно один. Если бы он был не один – ему вряд ли понадобилось привлекать нас.

- Но он же заманил нас, охотников Консорциума, в свою ловушку и ты еще утверждаешь, что он не противник? – повышая голос, спросила у Сталкера Лина. – Он уже вставил Консорциуму палки в колеса, а значит, его нужно убрать с пути. И если не мы это сделаем, то другие охотники точно отправятся по его душу. Консорциум не потерпит подобного.

- Я все равно считаю, что нам не стоит брать этого ренегата, - Сталкер уже отчетливо называл безумного незнакомца ренегатом, как будто это и являлось истиной. – Он будет для нас лишней обузой, во-первых. А, во-вторых, доставим мы его на базу, а вдруг, когда он придет в себя, окажется, что это шпион?

- А что если нет?

- Пока вы тут спорили, я смог восстановить кое-что интересное, - вмешался в разговор Саша. – Видеозаписи, увы, нет, но если хорошая аудиозапись. Пересылаю на ваши визоры.

- Отправь еще и на визор этого парня, - сказала Лина, указывая на незнакомца. – Может это поможет ему придти в себя.

- Окей.

На визоре появилась линия, которая тут же ожила, и из динамиков послышались разные звуки. Видно незнакомец бежал, так как его дыхание было очень учащенным и сбивчивым. А где-то вдалеке слышалось, как ломаются деревья и что-то воистину большое несется за ним следом. Каждый шаг чудовища отзывался из динамиков ухающим эхом. А затем появился голос, очень сбивчивый и до ужаса напуганный:

«Кто-нибудь! Кто-нибудь, кто меня слышит! Я прошу о помощи. Мое имя Джеймс и мы с группой оказались в этом проклятом месте. Кажется это тайга, мы находились у одной из Черных башен. 2412 год. За мной гонится… гонится это чудовище! Оно убило всех моих товарищей. Я остался последний! Прошу, кто-нибудь, кто меня слышит, помогите!».

К концу аудиозаписи голос Джеймса стал и вовсе диким. Слышалось, как незнакомец кричал это сквозь слезы страха. Я прослушал ее еще несколько раз, и мое тело покрылось гусиной кожей. Только этого не хватало. Где-то там дальше их ждет неведомое чудовище, которое разделалось с товарищами Джеймса, да и ему самому помутнило рассудок.

Охотники были напуганы. Они наблюдали за человеком, единственным, который уцелел. Но это не внушало надежды, понимая, что он пережил, и что это создание сотворило с ним. Тело продолжало функционировать, а вот разум погиб. Возможно, ученые Консорциума и смогут восстановить его разум, поставив блокираторы, но даже это могло ему не помочь.

- И что же мы будем с ним делать? – прозвучал еле слышный голос Лины. – Его точно нельзя оставлять здесь. Он либо умрет оттого, что закончится энергия в экзоскелете. Погибнет от холода. Или его разорвет на части этот зверь, о котором он говорил.

Сталкер и еще пара охотников были против самой идеи о спасении. Но большинство были за то, чтобы взять с собой обузу. Возможно, сейчас было не самое подходящее время для спасительных операций, но и оставить Джеймса на верную смерть мы не могли.

- Хорошо, возьмем с собой, - отозвался Стас. – Серж поможешь?

- Конечно, - отозвался тот и подбежал к незнакомцу.

Они вместе подняли за руки Джеймса. Закинули его руки через свои шеи и, поддерживая за спину, понесли. Тогда то я и услышал еле различимый голос. Он что-то повторял и повторял. Глянул на визор, шум исходил от недавно добавленного в общую связь скафандр Джеймса.

- Что он говорит, - сказала Юля.

- Не знаю, - ответил я. – Слишком тихо говорит. Шепотом.

Я добавил громкости в динамиках, отметив взглядом, что температура вне костюма опустилась еще на три градуса, и услышал повторяющиеся слова нашего безумца:

- …броненосец. Броненосец. Броненосец, - он сделал паузу, а затем начал фразу заново. – Нам нужен броненосец. Броненосец. Броненосец…

 

* * *

 

База Консорциума, жилой комплекс.

Третий охотник Консорциума, Дама.

 

Только недавно я узнала от Короля, что произошло в архиве. И да, я была на взводе. Просто не находила себе места. То садилась в кресло, то подпрыгивала и принималась наводить круги по своей комнате. Затем садилась на край кровати и уже хотела упасть на нее полностью, но резко подскакивала и возвращалась в кресло.

Идти к Главе с этой информацией – было явным самоубийством, да и скорее всего, он уже обо всем знает и ждет, когда мы предпримем хоть какие-нибудь меры по уличению крота. Но информации у нас было мало. Шпион был одним из наших полковников. А всего их было ровно десять. Кто-то из них являлся предателем. Но то послание, которое он отправил своим друзьям, прямо говорило о том, что он в ближайшее время отложит все планы действия и станет тише травы, ниже воды.

Но усугубляло все то, что у крота был богомол, который позволял ему становиться невидимкой. Хороший предмет, однако, но не самый действенный. Мы искали эту фигурку долгое время, но никакой информации о его местонахождении просто не было. Хотя такой предмет вполне бы пригодился в Колоде. Но чего нет, того нет.

Вот была бы я в архиве в тот момент, когда там был крот, и все могло бы быть иначе. Уж кто-кто, а колибри никогда меня не подвела бы. Но меня там не было. Туз сейчас в больничном комплексе, хотя всех успел уверить в том, что цел и это лишь царапины. Король ходит как безумный и пытается придумать более действенный способ защиты архива и всех данных. Один лишь Валет оставался не при делах, но вскоре и его надо будет привлечь к поискам крота. Я знала, что крот рядом и это лишь сильнее меня раздражало.

Я вновь упала в кресло и вытащила из стены стекло дисплея. Начала сверяться с уже имеющейся информацией. Десять полковников. Один из них наша цель. Я бы могла прямо сейчас пойти и допросить каждого, легонько надавив своим каблуком на их самое важное похотливое место, но Глава сказал, что мы должны действовать как можно скрытно, чтобы информация о предательстве не всколыхнула всю базу. Это могло вызвать панику и недоверия всех друг к другу. А в случае опасности, нам только недоверия в коллективе не хватало.

Нужно действовать осторожно, чтобы не спугнуть крота. Всю нашу ситуацию облегчало лишь то, что подозреваемых было лишь десять человек. Нужно проверять по одному. И оставаться в тени, чтобы никто ничего не заподозрил. Что за идиотская ситуация?

А может, стоит собрать всех полковников в одном месте и провести допрос с пристрастием… и оружием? Может сработать, но Глава вряд ли даст разрешение. Или может, он именно этого от нас и ждет? Сделать все, как можно быстрее и агрессивней, чтобы подавить в мятеж в зародыше. Если крот всплывет еще раз и так и останется неопознанным, то именно это и сделаю, а пока. Надо передать задание Туза Валету. Пусть начнет проверять полковников по одному. Сверчок поможет ему в этом деле.

Я уже хотела вызвать Валета через Исин, как на экран выплыло окошко с какой-то информацией, перекрывая документы с досье на каждого из десяти полковников. Входящий сигнал, гласило сообщение. Отправитель неизвестен. Час от часу не легче. Это-то что такое?

Щелкнула на окошко и раскрыла его на весь экран. Это была лишь запись. Ну, послушаем, что нам прислали, хотя первой мыслью у меня всплыло то, что это сообщение отправил крот с какой-нибудь неизвестной мне угрозой на тему того, чтобы мы не вмешивались. Ага, конечно же, не вмешаемся. Только найдем и сломаем шею нахрен!

Но аудиозапись была не от предателя. Даже отдаленно не напоминало. С самого начала были очень громкие шумы. Вся запись длилась шестнадцать секунд, и все это время в записи присутствовали шумы. Пришлось прогнать запись через программу шумоподавления. Но даже она не полностью справилась со своей целью. Я прислушалась и заметила, что в обновленной записи присутствует голос. Тихий и прерываемый статическим шумом.

Вырезала интересующий меня фрагмент и вновь прогнала через программу и лишь тогда я смогла распознать речь. Это говорил мужчина с приятным голосом. Американец по акценту.

«I’m so sorry…» - это все, что присутствовало в записи.

И кому там чего так жаль? Что за несуразица? Хотелось взять лампу с тумбы и кинуть через всю комнату, чтобы она разбилась и осколками осыпалась на пол. Но сдержалась. Что это за запись? Я проверила свои фильтры и вспомнила, что отдала приказ отправлять все внешние сигналы именно мне.

Некоторое время поработала с аудиозаписью и смогла таки определить, откуда именно было отправлено сообщение. И это сильно меня удивило. Аудиозапись была отправлена с одного из Исинов наших потерявшихся новичков, которых с собой забрал V.

Быстро вытащила досье всех охотников, которые считались потерянными и сравнила голос каждого из них, которые были в досье, с голосом из аудиозаписи. Сходства не было. Не они, но отправлено с Исина одного из них. Да и на голос V это было не похоже. Тогда кто? Хотя, это не так важно. Я знала, где сейчас находятся наши охотники и, собственно говоря, сам V. Правда, они могут быть убиты, но и не они были для меня важны. Только V. Его нужно было поймать.

Теперь у меня есть информация, которая должна обрадовать Главу. Возможно, это даже смягчит его после того случая в архиве. Хорошая возможность доложить обо всем, что произошло. И даже надеялась, что именно меня отправят на его поимку. Уж очень я хотела его поймать и переломать каждую косточку в его теле. А это дело с кротом? Туз с Валетом и Королем справятся. Не малые дети, все-таки.

Подскочила с кресла и понеслась прочь из своей комнаты в кабинет Главы, чтобы доложить информацию о местонахождении V.

«2412 год. Планета Земля, территория тайги, в 10 километрах от Черной Башни»…

 

 

Глава 12. «Доверься лжецу».

 

2412 год. Где-то в заснеженной тайге. Температура: -107оС.

Охотник Консорциума, Малой.

 

Мы прошли еще километр. Несли Джеймса по очереди. Спустя какое-то время Стас с Сержем устали и их сменил я с Глебом. А затем нас сменили Саша со Сталкером. Безумец и вправду оказался обузой, но выбор уже был сделан, и бросать его посреди снегов было бы настоящим предательством. Так и шли.

Зато девушки были довольны своим выбором и уже что-то обсуждали на счет того, что было бы хорошо, если на базе смогут восстановить рассудок Джеймса и поставить блокиратор на те воспоминания, что он пережил в тайге.

Если честно, то блокираторы не были идеальны. И даже если они помогут бедолаге, то он все время будет ходить с мыслью о том, что забыл что-то особо важное. И его счастье, если он это не вспомнит. Но жизнь его будет полна тяжелых мыслей и вечных дум о своем беспамятстве и чувстве утраты части себя. Хотя так же были случаи, когда блокираторы через какое-то время выходили из строя, обрушив на своего владельца все то, от чего избавили. Многие не выживали, накладывая на себя руки от безумия, охватившего их. Но были и те, кто смог побороть память, но на всю жизнь оставались пугливыми и несчастными.

Сам же блокиратор представлял собой небольшое устройство, которое вживляли прямо в мозг подопытному. Оно не мешало всем жизненно важным функциям, но блокировало тот участок памяти, который и воспалял душевную болезнь. Операция была очень рисковой, но в крайних случаях ее все же делали, особенно в тех ситуациях, когда иного способа восстановить личность человека просто не было.

А вокруг нас был лишь один снег. Белый, пушистый снег. На визоре показывалась температура вне скафандра. С момента нашего прибытия она опустилась на почти что 12 градусов. Внутри скафандров стало совсем не по себе. Температура опустилась почти до ноля градусов. Спасало лишь то, что на нас была наша одежда. Может и не совсем теплая, но хоть что-то. Хотя я был бы не прочь закутаться в теплую куртку с подогревом.

- Смотрите, - послышался голос Юли. Она была чем-то обрадована и изумлена одновременно. – Да там же тепло!

Она шла впереди и довольно сильно обогнала. Стояла на снежном бархане, и мы еще не могли видеть то, что так изумило ее. Охотники прибавили шагу и вскоре поравнялись с ней. А там, за барханом, посреди других снегов, стояло дерево. Покрытое листвой, такой зеленой и сочной, что тут же на душе стало тепло. Фрагмент лета в этом бескрайнем ледовом царстве.

Ветки покачивались на ветру, но делали это так безмятежно, словно ветер почти и не дул. Хотя на нас налетали настолько сильные порывы, что если бы не экзоскелеты, мы бы улетели вместе с ними. Вокруг дерева с радиусом в метров пять, совершенно не было снега, а землю покрывала сочная зеленая трава, над которой летали бабочки. Я, было, хотел протереть глаза, но скафандр не позволил сделать мне это.

Нет. Не может это быть. Мираж! Да, точно! Это всего лишь мираж. Точно так же в пустынях, уставшим путникам мерещатся оазисы с питьевой водой. А нам, промерзших в снегах и льдах, померещился этот теплый уголок.

- Скажите, вы видите то же, что и я? – из динамиков прозвучал неуверенный голос Глеба.

- Зависит только оттого, что видишь именно ты, - ответила ему Лина, все так же разглядывая дерево.

- Я вижу, - начал Глеб, но тут же запнулся, словно пытался подобрать слова. – Там зелень. Дерево. И… тепло.

- Да, я тоже это вижу, - отозвался Сталкер и тут же помчался к дереву.

Остальные последовали за ним. Один лишь Саша остался на месте. Кажется, он пытался что-то узнать с помощью экзоскелета. Функций в нем было не особо много, но и он вполне мог помочь в экстренных ситуациях.

Сталкер уже почти пересек границу между снегом и травой, как нас всех остановил голос Саши:

- Стойте! – кричал он и бежал в нашу сторону. – Не подходите к дереву.

Мы встали как вкопанные. И я только сейчас заметил, как мы, обезумевшие от этого райского миража, совсем забыли про Джеймса, которого усадили на бархане. Я взглянул на Сашу, который только поравнялся с нами.

- Не пересекайте границу, - произнес он.

- Да что такое то? – уже, кажется, совсем не понимающий происходящего, произнес Стас.

- Это аномалия. Такие в свое время были в тайге. И видно некоторые еще сохранились.

- Аномалии? – отозвался Сталкер.

- Да. Внутри них идет очень вредное излучение. Возможно даже, смертельное для нас. Я могу лишь предполагать, так как я не знаю, какие именно свойства оно может нести спустя четыре века. Но я точно уверен, что пересекать границу – нельзя.

- А может, все-таки рискнем? – жалобно произнесла Мария. – Там должно быть так тепло. А я совсем замерзла в этом костюме. Недолго погреемся и отправимся дальше в путь.

- Не стоит, - отрезал со всей серьезностью Саша. – Я понимаю, что все мы замерзли и хотели бы погреть свои косточки, но давайте сохранять свой рассудок во здравии. Это может быть очень опасно, - слово «очень» он особенно выделил. – Осталось меньше половины пути. Мы справимся.

Хотя я видел, насколько грустными были его глаза. Он тоже бы с удовольствием погрел бы свои косточки, но понимал, что в данный момент этого категорически нельзя допускать. И он сделал все, чтобы оградить и нас от этого поступка. Появилась еще одна причина уважать его, как человека.

- Кто сейчас понесет Джеймса? – отозвался он, возвращаясь к сидячему на снегу безумцу.

- Я, - отозвался охотник, имя которого я так и не удосужился узнать.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.110.106 (0.066 с.)