Кейсы на основе экспертного материала



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Кейсы на основе экспертного материала



 

Разбор ситуации по взятке

Ситуация дачи взятки и предполагаемого сговора между адвокатом и следователем с целью вымогательства взятки (по материалам реального уголовного дела по даче взятки). Студентам выдаются расшифровки и аудиозаписи диалогов между взяткодателем и вымогателем, а также между адвокатом и следователем (предположительно находящимися в сговоре).

 

Задание:

1. Проанализировать, кто в коммуникативной ситуации ведомый, кто ведущий, обосновать.

2. Перечислить приемы манипуляции, осуществляемые адвокатом, проанализировать, имеется ли в его словах требование денег за осуществление действий.

3. Имеются ли признаки сговора между адвокатом и следователем, исходя из аудиозаписи их телефонного разговора?

4. Имеется ли в высказываниях адвоката требование взятки?

5. Проанализировать ситуацию с правовой точки зрения и с психологической точки зрения.

6. Составить вопросы для назначения психолого-лингвистической экспертизы.

 

 

  Дословное содержание аудиозаписи диалога адвоката с клиентом  
М2: Здравствуйте. Симпатичный офис.  
М1: Рассказывай или спрашивай.  
М2: Я...  
М1: Или или с чего начинай.  
М2: А я вот по какому вопросу: я... мы в общем с ними договорились, что а мне надо будет кого-нибудь ну сдать с этой темой.  
М1: Ну...  
М2: Вот. И отдать денег.  
М1: Ну?  
М2: Вот, они сказали, что я разговаривал с э-э Макаровым. Он мне сказал, что Вы мне сможете ответить на несколько вопросов. Там я его просто спрашивал, говорю: я говорю, откуда я знаю, что я Вам щас типа ну денег отдам, а Вы мне типа скажите, что всё нормально вот. А….  
М1: А вот этого я тебе не скажу, что Макаров говорил, откуда я знаю. Что Макаров говорил?  
М2: Не, ну он про… он мне говорит, что а ну «мне тебя обманывать смысла нет, потому что я здесь сколько лет работаю», говорит. – Ты главное сделай дело и всё будет нормально». Я у него я у него просто спрашиваю, говорю: «Скажите, а какие, - говорю, - вообще могут быть ну как чё произойдет вот? Вы удалите мои показания или там а перепишем их там с Вами? Или как это всё с Вами будет делаться?»  
М1: Сколько денег?  
М2: Сколько денег?  
М1: Да, отдашь им. Денег сколько с тебя спрашивает?  
М2: Я... Он не говорит сколько.  
М1: Ну а что взамен он обещает?  
М2: В смысле взамен?  
М1: Ну что обещает тебе он? За деньги что обещает? Макаров-то?  
М2: А, ну что? «Всё, - говорит, - ты сдашь человека, отдашь денег и всё, ты выйдешь нормально сухим из воды».  
М1: Каким образом? Ну каким образом «сухим»? Что дело прекратят? Что?  
М2: Вот я у него и спрашиваю. А он говорит: «Позвони адвокату. Он тебе всё объяснит. Они, - говорит, - там со следствием как-то это всё делают. Но мне, - говорит, - важно, чтобы а... чтоб мы со своей стороны на тебя положительно посмотрели».  
М1: Угу.  
М2: «Чтоб ты нам помог».  
М1: Ну что касается каких-то сотрудничества, так называемого, с операми: там сбыть кого-то... сдать кого-то – сбытчика.  
М2: Ну?  
М1: Это тема отдельная.  
М2: Да да да, он и говорит: «Мне, - говорит, - важно, чтоб ты вот это сделал».  
М1: Это тема отдельная. Она как бы имеет место быть. Люди так делают и кому-то помогает, кому-то нет. Но смысл – попробовать можно.  
М2: Ну попробовать – понятно. А друго... другой какой вариант? Попробовать...  
М1: Нет, а другой вариант… он говорит: отдашь деньги. Ему отдашь деньги? Кому отдашь деньги?  
М2: Нет, он говорит, что «решите со следствием. Там уже вы, - говорит, - решите со следствием – с адвокатом, со следствием. Ты, - говорит, - сам там решишь. Я - говорит...»  
М1: Для того, чтобы что-то решать, я должен понять, во-первых, что ты хочешь. Во-вторых, какая сумма <неразборчиво>. Раздается телефонный звонок. М1 разговаривает и просит перезвонить позже.  
М1: В общем, давай начинаем сначала: что ты хочешь? Какие у тебя пожелания? Если хочешь дело прекратить, его не прекратят. Это однозначно. Это сто процентов. Даже и <разговор на деньги>. Есть возможность а там в тюрьму прыгнуть, грубо говоря, на два метра, можно на два двадцать. <На больше метров> он не прыгнет. Так что надо понимать реально, что у тебя... какая ситуация и какой из этой ситуации положительный итог. Какой выход положительный для тебя из этой ситуации. Дело не прекратят, никто.  
М2: Ну нет...  
М1: Пер... это первое, чтобы ты понимал. Потому что если тебя вопрос интересует, грубо говоря, <сотворения мира с нуля>, я тебе с нуля это начинаю объяснять.  
М2: Угу.  
М1: Вот этот момент, что дело прекратите – его никто не прекратит. Единственный вопрос у тебя сейчас стоит самый главный вопрос, как я вижу, может ты еще его не видишь: у тебя главный вопрос - <сядешь ты в суде или не сядешь>. Всё. Два... две ситуации: либо сядешь ты в суде, либо не сядешь.  
М2: Ну а это от кого зависит?  
М1: Это зависит от множества факторов. Зависит и от тебя в том числе. Это зависит и от того... от адвоката, который будет с тобой работать. Это зависит также в какой-то мере от оперов. Если ты, допустим, пойдешь на сотрудничество и кого-то им сдашь.  
М2: Ну.  
М1: То это в материалах дела будет проведено как <как следователь себя проявит>. Как будет проведено, как сотрудничество с органами следствия. Это тоже плюс.  
М2: Ну? Сотрудничество с органами следствия – плюс. Понятно. И что это дает?  
М1: Плюс дает. Плюс ко всему. Когда набираешь много плюсов, получается много плюсов. Когда ты набираешь одни минусы, то одни минусы.  
М2: Ну то есть (откашливается) такого быть не может, что а они возьмут и перепишут. Скажут: «Давай вот на хуй твои показания щас рвем и перепишем. Скажем, что у тебя щас этого не было, того не было».  
М1: Нет.  
М2: А ты нам ты нас человека сдал, всё нормально.  
М1: Нет.  
М2: Мы вот с ним будем дальше работать, а ты...  
М1: Нет, Михаил. Нет нет и нет. Это могло быть, знаешь когда? Когда тебя только приняли в тот день, когда тебя только приняли, и говорят они тебе: «Вот видишь ситуация какая?»  
М2: В тот день когда меня приняли, Вы Вы ко мне сразу и приехали. Вот это и было.  
М1: Когда тебя приняли, дело было возбуждено. Когда тебя приняли там, где? Где тебя приняли?  
М2: Меня нигде не приняли. Меня... домой ко мне приехали. Я приехал туда и приехали Вы потом.  
М1: <Ну ладно, как я понимаю ситуацию: там как-то ты> ты ты ушел просто, да? Тебя никто не принимал?  
М2: Не нет.  
М1: В момент передачи?  
М2: Нет нет.  
М1: Ну вот смысл-то в чем? Всегда можно что-то разговаривать по поводу вот этих вот «перепишем, порвем, выкинем или вообще писать не будем», если только еще не возбуждено уголовное дело.  
М2: А оно уже возбуждено.  
М1: А оно было уже возбуждено, когда мы с тобой встретились. Сережа вызвал следователя к тебе, да?  
М2: Ну да.  
М1: Потому что сколько… какой был разрыв временной между самим фактом и... Сколько прошло?  
М2: А много. Там месяцев, не знаю, 9 может.  
М1: Ну тогда о чем разговор-то? У них, правильно, дело уже возбуждено давным-давно. Оно прошло уже... может не один раз, уже даже несколько раз было в прокуратуре: его приостанавливали, его возобновляли. Это всё через прокуратуру делается.  
М2: Угу.  
М1: То есть ничего ни одной странички в этом деле переписать нельзя.  
М2: Угу.  
М1: Ни одной странички.  
М2: Но можно сделать как-нибудь так, чтобы...  
М1: Исключительно, что можно в этом деле сделать, это сделать так, чтобы ты не сел.  
М2: Набрать вот этих плюсов, что здесь сотрудничал.  
М1: Чтобы ты не сел, да.  
М2: Там еще чё-нибудь.  
М1: Да.  
М2: Еще чё-нибудь и...  
М1: Если есть материальные средства, то еще лучше. Там там можно разговаривать со стопроцентной гарантии>.  
М2: Чтоб не сел.  
М1: Чтоб не сел, да. Но эти все вопросы решать в комплексе, в комплексе. Вот... потому что конечно можно проводить эксперимент над собой: сяду – не сяду; сяду – не сяду.  
М2: Не, ну я вот к Вам.  
М1: Проведем эксперимент, да?  
М2: Я вот к Вам и приехал этот вопрос решить. Мне же надо...  
М1: Я же и говорю, что эксперименты проводить над собой не надо. Лучше знать ситуацию, знать, как выйти из ситуации и идти именно этим путем. Поэтому про переписывание забыть.  
М2: Угу.  
М1: Этого не будет никогда. Квалификация у тебя третья часть?  
М2: Угу.  
М1: Она остается. Там <ответственность>. Здесь тебе никто ничё не делает, потому что всё делается в Москве в экспертной лаборатории экспертизу – там <ответственность определяют>. Никто тебе <ни за какие деньги это переписывать не будет, переделывать не будет>. Это нереально. Во всех <неразборчиво>: есть ты и есть <мы, всё>. Соответственно, исключительно только экспертиза и средства на то, чтобы получить <студенту приговор условный>.  
М2: Можно так сделать по этой части, да?  
М1: Это можно, да. По третьей части.  
М2: Но это должен тоже там следователь чё-то написать, да? Там что...  
М1: <Я тебе сказал>, делается всё: пишет следователь. Сможешь ты сдать кого-то операм – хорошо. Ну не сможешь? Ну значит ну ну не сможешь. А что делать? Ты щас никого не родишь <неразборчиво>. Но самое главное – это вопрос решить <неразборчиво>.  
М2: Не, ну я как бы занялся этим вопросом.  
М1: И всё. Это самое главное. Здесь как бы ты не первый, ты не последний. Всё решаемо.  
М2: Ну хорошо. Я просто собрался еще... у меня там машина немножко сломана. Я там крыло нашел переднее. Я ее собрался продавать, потому что как денег надо будет давать. Я просто... на какую сумму рассчитывать? Она... я не знаю, сколько она щас стоит. Тыщ может там 400, 450, 500 может.  
М1: Тысяч <неразборчиво> примерно <неразборчиво> примерно тысяч <400> примерно.  
М2: Ну не больше? Там не 500? А то потом...  
М1: Ну <Миш>. Если ты у тебя будет в кармане 500, а тебе скажут 300 или там 400, то у тебя сто в кармане останется. <Надо готовиться к большему>. Сколько скажут, столько скажут. Тут вариант такой: есть, что и 500 <неразборчиво>. Но я думаю, что по твоей статье вот. Ты не судимый раньше?  
М2: Нет.  
М1: Нет. Положительных характеристик наберем?  
М2: Ну да.  
М1: Ну и я думаю, что в принципе у тебя не должно быть там <неразборчиво> <зато быстрее>. Ну опять же <неразборчиво> всё зависит еще от множества факторов. Например, первый фактор – один из них, который мы не можем с тобой обсуждать: так к кому из судей попадет дело, к кому?  
М2: От судьи тоже, да, зависит?  
М1: Это от судьи зависит исключительно, исключительно <неразборчиво>. Больше ни от кого. Поэтому...  
М2: Ну Вы как имеете в виду? Эти деньги это надо будет давать...  
М1: Тебе какая разница?  
М2: Судье или кому?  
М1: <Будешь сам давать>? Иди давай куда хочешь. Если ты сам будешь этим заниматься, то что я тебя буду учить, кому ты будешь давать деньги. Не хватало мне еще этого. <Сам – большой мальчик. Сам занимаешься вопросом? Берешь и идешь, занимаешься>. Куда, чего – я не знаю, какие у тебя варианты. Я знаю свои варианты, а твои не знаю.     Но здесь, в принципе я понял, что <неразборчиво> щас обозначить <неразборчиво>. Даже вот <у кого дело? А хрен его знает>.  
М2: К кому попадет?  
М1: Конечно. Вот к кому попадет – от этого надо отталкиваться. Это не магазин: ты пришел <к свободной кассе> и давай там <неразборчиво>. Здесь немножко посложней. Поэтому примерный порядок цифр ты так представляешь для себя, а способы решения каждый для себя выбирает сам.  
М2: Ну это это если 300-400 – это с Вашим интересом или нет?  
М1: Нет, у меня по этому делу интерес – обыкновенный гонорар – 40 тысяч рублей.  
М2: 40 тыщ рублей?  
М1: Остальное – всё это (жестикулирует).  
М2: Ну понятно.  
М1: Здесь как бы надо различать гонорар и гонорар.  
М2: Угу. Я понял.  
М1: А так просто есть <неразборчиво> тема для решения этих вопросов. Она действует, она решаема. Она работающая тема. Изобретать велосипед здесь не надо.  
М2: Угу.  
М1: По крайней мере с моей стороны.  
М2: Угу.  
М1: Поэтому если нужно, пожалуйста, <будем обсуждать> теперь предметно. Если ты занялся этим вопросом самостоятельно, ну занялся. Значит можно <неразборчиво>.  
М2: Нет, я занялся вопросом самостоятельно тем, что человека найти.  
М1: Какого человека?  
М2: У которого можно будет купить, чтобы...  
М1: Да это, Господи, это <неразборчиво>. Миш, это даже не обсуждается по той причине, что... это я тебе здесь помочь не смогу никак.  
М2: Ну а я про это и говорю. Это вот я занялся именно вот этим просто вопросом.  
М1: Нет, я просто думал я просто думал по-другому. Поэтому я тебе и говорю, что если вот так вот такая тема устраивает, а тема эта закончится условным приговором, условным – значит работаем.  
М2: Угу.  
М1: И можем вести разговор о гарантиях. То есть это когда мы дойдем уже до решения материального этого вопроса, то есть 40 тысяч рублей, которые <оплачиваешь> по договору. Когда мы дойдем до того, что ты продашь ты машину, не продашь ты машину. Найдешь ты где-то – перекрутишься.  
М2: Угу.  
М1: Ну не знаю, всякое бывает. И скажешь мне, что «всё, я готов», тогда я начинаю действовать. Объясняю, объясняю, выслушиваю, встречаемся: и всё, и после этого будет гарантия.  
М2: Угу.  
М1: И всё. Куда идти и что делать – это уже наработано всё. А будет у тебя... сдашь ты человека – ну очень хорошо. Ну а не сдашь? Ну...  
М2: Так а там по-другому вопрос и не стоит.  
М1: А ты не забывай, что кто у нас су... решает. Макаров или судья? На выходе кто тебе будет решать?  
М2: На выходе – судья.  
М1: Ну тогда чё ты? <В чем вопрос и стоит>. Что это значит «стоит так»? Что если ты щас операм не сдаешь какого-то сбытчика, то тебе Швах, да? Ты прикурил и сел, да? Так что ли стоит вопрос? Так вопрос не стоит, чтоб ты знал. Так вопрос не стоит.  
М2: Нет, просто когда у нас с ним изначально был разговор, он говорит: «Вот смотри...»  
М1: Миш, ну давай...  
М2: «Один один только вариант».  
М1: Давай мы с тобой немножко это обсудим. Давай, Миш, мы с тобой обсудим.  
М2: Давайте.  
М1: Есть Макаров. У него свои интересы.  
М2: Ну?  
М1: Я даже никакие там материальные вопросы его не решал и не обсуждал. Ну у него есть, допустим, чисто служебные во... интересы.  
М2: Ну да.  
М1: Чисто служебные интересы. Поэтому естественно, чтобы его <тащить>, он где-то что-то преувеличит либо преуменьшит.  
М2: Угу.  
М1: Поэтому да, конечно, он будет от него... если будет ему письмо от <о сотрудничестве – ты сдал> – ну да, это конечно лучше немножко, немножко лучше. Но не принципиальный вопрос, но не принципиально. Принципиальный вопрос стоит исключительно в одном в одной плоскости: если чётко, например, <будет получено> <неразборчиво>, что вы делаете вот это, мы делаем вот это. Чтобы <неразборчиво> вопрос <решал>, всё. Это самое главное. А там будет чуть-чуть плюсов больше, будет чуть-чуть меньше – всё равно, понимаешь? Одним с одним этим письмом от Макарова, которое ты щас, допустим, извернешься и сделаешь ты ему это дело, да? Это как раз будет «рулетка русская». Если ты вот пойдешь этим путем исключительно. Или не понимаешь меня?  
М2: Насчет «русская рулетка» - вот чё-то про последнее.  
М1: Я в том плане, что если помогать... вот щас ты с Макаровым вопрос решишь, да? Сдашь ты там кого-то, людей.  
М2: Ну? Ну?  
М1: И дальше никуда не дрыгаешься. Это уже называется эксперимент над собственной судьбой, я тебе говорил об этом.  
М2: Нет, а... а смысл? Нет, тогда смысл-то вообще?  
М1: Поэтому я тебе говорю: ты сейчас занимаешься двумя вопросами: самый главный вопрос – это материальный вопрос – самый главный.  
М2: Угу.  
М1: Ну если у тебя получится найти <неразборчиво>, сдавай ты его. Но если не получится, это не смертельно.  
М2: Угу.  
М1: Вот это как раз не перечеркивает тот путь, который мы обсуждаем – материальный путь, понимаешь? Это не перечеркивает.  
М2: Угу. Я понял, понял. А...  
М1: Понимаешь, если ты не сдал сбытчика, тогда тебе никто не поможет. Вот так.  
М2: Я понял. А он мне просто говорит...: я говорю: «Давайте просто решим на деньги вопрос». А он говорит: «Нет, ни фига. Давай сначала ты нам кого-нибудь сдавай, а потом мы уже поговорим на эту тему, - говорит. – Сначала вот это».  
М1: Миша.  
М2: Я говорю: «Давайте просто я никого сдавать не буду, просто через бабки».  
М1: <Ты 15-ый> в очереди <или 16-ый>, между нами говоря, кто решал материальный вопрос через оперов и остался у разбитого корыта. На ихнем уровне, вот на своем уровне – принять кого-то, не принять; принять, отпустить – пожалуйста, все вопросы они решают. Согласен. Но на уровне суда они ничё не решают. Они только могут пообещать, а потом <неразборчиво> сказать: «Ой, ёб ты, не получилось». А чё ты им там будешь делать? Пальцем грозить?  
М2: Нет, я просто думал то, что можно вообще просто дать денег и всё, они там возьмут, дело там выкинут там в ящик.  
М1: Нет нет нет, даже забудь. Мы с этого начали. Забудь. Этого не будет. Это не реально. Это не будет. Никаких «дал денег – дело вы... а дело закончили» - это не реально. Я думаю, что никто этого не обещал так прямо. Тебе так в лоб никто не обещал?  
М2: Нет.  
М1: Это ты так думаешь, да, что так можно сделать?  
М2: Ну да.  
М1: Так нельзя сделать. Нельзя так сделать.  
М2: Ну то есть дело полюбому дойдет до суда?  
М1: Дело будет в судебном <разбирательстве>.  
М2: В любом случае?  
М1: В любом случае.  
М2: Сдам я кого-то – не сдам; будут бабки – не будут.  
М1: Сдашь – не сдашь.  
М2: Бабки ка... с бабками лучше, но в суде оно полюбому окажется.  
М1: А с бабками еще лучше. <Еще лучше с бабками>.  
М2: Вот то, что можно будет уже решить там в суде?  
М1: Естественно, что так. Поэтому ни про какие деньги вот щас на следствии разговор вообще идти не может.  
М2: Ну понятно.  
М1: Бессмысленно, понимаешь? <И эти письма> <неразборчиво>. Смысла нет. Вся проблема твоя будет разрешаться именно только в суде. Никакие опера в этом плане... тот же следователь ни в каком здесь боком тебе не поможет, никаким. Только... потому что всё в деле у тебя уже ясно, как Божий день. Там уже ничё изменить нельзя. Есть? – Есть. Есть вес? Есть вес. Всё. Поэтому еще раз говорю: <неразборчиво>. Сможешь ты сдать кого-то Макарову? <Сдай, ради Бога>. Это никому еще не мешало. Но опять же связывать напрямую, что ты щас кому-то сдашь и там что-то у тебя в деле изменится – ничё не изменится. В суде <неразборчиво>. То есть тебе нужно единственное еще что, главное, что <неразборчиво> мы готовимся в материальном плане. И при том не не вечером на следствии перед судом, а заранее.  
М2: Ну понятно.  
М1: Потому что хуже нет тараканьих бегов, когда ты бежишь вслед уходящему поезду. Четко всё, заранее отслеживаем, если надо. Если надо. Я говорю о себе. Если надо тебе, отслеживаем это дело: как оно приходит, когда оно приходит в суд. Сразу узнаем, кто судья.  
М2: Угу.  
М1: И тут же с тобой встречаемся и <неразборчиво>: «Есть у тебя что?» Ты говоришь: «Нет, будет завтра». Я говорю: «Ну хорошо. Встречаемся завтра».  
М2: Угу.  
М1: Ты говоришь: «Есть у меня...» Потому что, Миш, пока не будет у тебя, я никуда не пойду. Ученый. Ходил.  
М2: Ну понятное дело, Вы там договоритесь, а я потом скажу: «А у меня тут <болт>».  
М1: Да, и я тут...  
М2: Ну понятно.  
М1: И я прихожу. Они на меня смотрят, как на дурака.  
М2: Понятно.  
М1: Зачем? Раз пришел, как дурак, два – как дурак, а третий раз вообще разговаривать никто не будет. Зачем <неразборчиво>. Всё четко <говори>, спокойно, без шума, без лишних базаров. Наш разговор Макарову можешь не передавать. Можешь, конечно, передать, если тебе по барабану. Лучше не надо.  
М2: <Зачем его передавать?>  
М1: Спросит: «Был у адвоката? Что адвокат сказал тебе? – Сказал, что да... сдать – это хорошо».  
М2: Ну да да да.  
М1: Ну это это я так и говорю.  
М2: Ну да.  
М1: Я ж тебя не отговариваю кого-то сдавать. Наоборот говорю: «Да, пожалуйста. Сдавай».  
М2: Ну да.  
М1: Я тебя просто пытаюсь... Ты понял, что это, конечно, шажок к цели, но это не достижение цели. Достижение цели будет именно <неразборчиво> статью применяют – условное наказание. Вот тогда и... А чтобы это случилось и <потом чтобы ты> не шел туда и <не знаешь, чё делать>: или дальше быть или <неразборчиво>. Ты пришел, четко уже знаешь, что будет всё нормально и что <неразборчиво>. Поэтому я с тобой разговариваю откровенно. Мы с тобой откровенно и говорили еще изначально, я тебе то же самое говорил.  
М2: Да.  
М1: Еще не обозначали там какие-то...  
М2: Не, я просто думал, что можно вообще как бы, чтоб дело даже до суда не дошло.  
М1: Нет.  
М2: Решить вопрос с этим с Макаровым – сдать ему кого-то, а потом с Вами решить вопрос со следователем и всё.  
М1: <У тебя от 4-ех до 8-ми> – тяжкое преступление.  
М2: Ну.  
М1: Его нельзя прекратить ни в каком <неразборчиво>. Ты просто полагаешь, что вот то, что тебе щас <обозначал вот эти четыреста>, это <нужно> умножить может быть в 3-4 раза.  
М2: Чтоб на этапе следствия его прикрыть?  
М1: Да. Лимон, полтора – это просто в четыре. Даже не <неразборчиво>. <Ты скажешь: у меня есть такие деньги. Я думаю, они не откажутся>.  
М2: Откуда такие расценки-то?  
М1: А ты давно наверно не сталкивался.  
М2: А я с ними вообще не сталкивался.  
М1: Чё ты тогда спрашиваешь? Это расценки уже не сегодня они выяснились, они уже и раньше были. <Неразборчиво> <хуйней сильнодействующей> – это всё очень тяжко и очень долго, потому что содят <неразборчиво>: лучше когда кого-то, блядь, оглушить по башке, блядь, и ограбить на улице, чем торговать этой хуйней. За это сажают так <неразборчиво> (только в путь – установлено экспертом).  
М2: Я просто знаю, слышал: мне парень мой знакомый тоже рассказывал, его приняли. Тоже там было у него а ну в общем чё-то трава что ли или чё-то такое, и он просто отдал 300 тыщ и всё.  
М1: Не сравнивай траву... у него при себе было – значит хранение.  
М2: Его прям, да, он прям, да, с пакетом. А, нет, ему передавали и он... а, он покупал получается.  
М1: Покупал.  
М2: Да, его прям сразу хлопнули на этом деле. Прям сразу руки за спину – всё. Он отдал сразу 300 тыщ и всё.  
М1: Сразу? Тут же?  
М2: Ну я не знаю. Либо прям тут же, либо на следующий день или там... ну как-то в течение какого-то времени.  
М1: Это считай, это коротко коротко, да? То есть еще может бумаги даже не зарегистрировали.  
М2: Ну может быть. Я тонкости просто не знаю.  
М1: Вот это Макаров. Вот это бизнес Макарова. Вот это бизнес Макарова, о чем я тебе и говорил. Если ты сам <неразборчиво>. «Ну хорошо, приходи». Приходишь, они эти бумаги (отмахивается рукой).  
М2: А чё они мне так не сказали? Зачем они дело тогда завели?  
М1: Так не... да не знаю я, они ж тоже не работают по <неразборчиво>.  
М2: А.  
М1: Они ж тоже должны и какие-то показания делать. Иначе, их просто выкинут оттуда. Что же они... лавочка по частному бизнесу что ли? Это так, приработок.  
М2: У.  
М1: А так-то они должны кого-то хлопать, кого-то там дела возбуждать.  
М2: Палки получать.  
М1: Палки, дела. А как же? План еще никто не отменял. У нас плановая экономика. Так что чтобы не <противоречить себе, выполняй> <неразборчиво>. <Там можно еще с горяча сразу – давай, конечно>. Их там было двое-трое, они раз вчетвером решили. А тут получается, что по этой пирамиде, чем выше поднимаешься, то <дороже, дороже, дороже>. Пока еще вот не очень-то дорого, потому что там тебе никто <медаль не выдаст>.  
М2: По сравнению со следствием, просто дешево.  
М1: Но но не забывай, что здесь ты получаешь.  
М2: Стопроцентную гарантию.  
М1: Ноль, ноль ты получаешь на выходе – зеро. Ты не судимый и никакой.  
М2: А здесь условный срок.  
М1: А здесь получаешь условный срок. Конечно. Так что тут... Здесь и дешево, но твое дело не дороже. В чем проблема? <неразборчиво> может потому, что у меня небольшая цепочка такая, не очень большая. Есть больше. На каждой... на каждом этапе что-то <неразборчиво>.   То есть я хочу, чтоб ты вот из нашей <неразборчиво> понял... ты вот получил ответы на свои вопросы?  
М2: Да.  
М1: Или нет? Или у тебя еще есть какие-то вопросы или сомнения?  
М2: Да нет, всё получил. Я просто не не думал, что так <неразборчиво> (как бы – установлено экспертом) до суда дойдет.  
М1: Дойдет.  
М2: Ну понятно.  
М1: <неразборчиво> - установлено экспертом. Мне-то какая разница?  
М2: Ну да.  
М1: Ты вот ко мне обратился, слава Богу. Я бы пошел: <Делать? – Да делай>.  
М2: Ну да.  
М1: В чем проблема? Я же не <неразборчиво> тебя <неразборчиво> там пока с адвокатом, со следователем, если дело прекратят. Он такого не сказал, правильно? Он тебе сказал: «Сдай мне человека».  
М2: И потом и потом, да, с адвокатом, с адвокатом и со следователем решайте.  
М1: Не вопрос.  
М2: Да.  
М1: Да нет, тут надо понимать, что сдашь ты или не сдашь, тебе всё равно <неразборчиво>. Ну чё я буду щас <распинаться>? Вот у меня щас точно такой же товарищ, только у него еще хуже – у него героин.  
 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.51.24 (0.006 с.)