ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Дизайн «Школы Глазго» и творчество Ч.Р. Макинтоша



Человек, объединивший в своём творчестве современность и дух романтики, шотландский архитектор и дизайнер Чарльз Ренни Макинтош (Charles Rennie Mackintosh) стал автором многих Работ, которые оказали большое влияние на развитие дизайна и остаются актуальными и любимыми до сих пор.

Немногие дизайнеры имеют право утверждать, что они создали уникальный индивидуальный стиль, который был бы мгновенно узнаваем. Известный сегодня в основном как дизайнер мебели, Чарльз Ренни Макинтош (Charles Rennie Mackintosh) был архитектором в самом широком смысле понятия, он занимался проектированием школ, офисов, церквей, чайных комнат (tearoom – британский вариант кафе), частных домов. Чарльз Макинтош — архитектор, дизайнер и декоратор, в сферу деятельности которого входило конструирование мебели, работа с металлом, текстилем, витражами в последние годы показал себя как талантливый акварелист. Благодаря Чарльзу Макинтошу флористика в живописи и орнаментике поднялась на принципиально другой уровень.

Его особый стиль слил вместе элементы шотландских и английских народных искусств и ремесленной традиции с органическими формами L'Art Nouveau. Работы Чарльза Макинтоша совместили в себе смелые геометрические формы с органическим символическим орнаментом.

Работы Чарльза Макинтоша можно условно разделить на три основные области: общественные здания, частные дома и чайные комнаты. Первый проект чайной комнаты был реализован им в 1900 году, и вероятно является наиболее уникальным вкладом в развитие архитектуры и дизайна, в котором все элементы собрались в единой среде. Эти лёгкие, элегантные и современные интерьеры имели огромное отличие от задымленных улиц и песчаных ландшафтов Глазго — крупного промышленного города-порта, где Чарльз Макинтош родился, обучался и прожил большую часть жизни. Глазго, где он выполнил большинство своих работ. К концу 19 века Глазго был богатым, бурно развивающимся европейским городом с огромной сетью торговли и производства, что представляло хорошие возможности для молодого архитектора и дизайнера.

Один из одиннадцати детей, Макинтош родился 7 июня 1868 года в семье Маргарет и Уильяма Макинтоша, служившего клерком в полиции.

Первоначальное профессиональное образование Макинтош получил в Глазго в Художественной школе А. Глена. Еще будучи студентом, Макинтош уделял большое внимание созданию нового изобразительного языка графики, отличающегося от рутинного академического стиля. В результате, как пишет Т. Ховард, Макинтош «приобретает умение выразить определенную идею с помощью чисто символических средств», без сомнения, его поиски шли под влиянием творчества прерафаэлитов и их последователей. Близкие устремления обнаружились у соучеников Макинтоша — Герберта Макнейра (Herbert MacNair), и сестёр Маргарет и Фрэнсис Макдональд (Margaret and Frances Macdonald — в будущем их жёны) — эта группа стала известна как группа «Четыре» (The Four). Окончательно «стиль Глазго» сложился уже в совместной работе, хотя определенные различия творческих подчерков у членов группы сохранились.

Как архитектор Макинтош опирался на традицию сельского шотландского жилища и так называемый «баронский стиль» средневековых шотландских замков, то есть с этой точки зрения он был типичным представителем неоромантизма. Все его работы в жанре загородного особняка представляют собой талантливое и своеобразное проявление этого направления модерна.

В 1896 году Фрэнсис Ньюбери (Francis Newbery) объявил конкурс на проект нового здания Школы Искусств Глазго. Одной из 12 компаний, представивших проекты, была Honeyman & Keppie, в которой на тот момент работал Чарльз Макинтош. Компания получила заказ почти наверняка из-за дружбы Чарльза с Фрэнсисом Ньюбери. Этот заказ положил начало будущей репутации Чарльза Макинтоша.

Проект Школы Искусств на крутом склоне холма был очень прост, даже утилитарен с учётом очень жёстких бюджетных требований. Из-за финансовых ограничений проект был реализован в два этапа: северная часть была открыта в 1899 году, а строительство западной части было начато лишь в 1907 году и завершилось в 1909. Это время совпало с наиболее продуктивным периодом в жизни и карьере Чарльза Макинтоша и считается промежуточной фазой в творчестве архитектора и дизайнера. По окончании строительства это стало очевидно — Западная часть Школы Искусств была гораздо более радикальна и прогрессивна, нежели Северная, также был добавлен чердачный этаж-студия. Умение вписать современный дизайн в исторический контекст, соединить в напряженно-выразительном облике здания аскетичную монументальность и чувственность, богатство декора со сдержанностью форм, — все эти качества создали Макинтошу репутацию выдающегося художника.

Здание имеет Е-образную форму. Рисовальные студии и архитектурные мастерские в основном расположены вдоль северного фасада школы. Другие учебные и служебные помещения - в восточном крыле. На запад выходят главный лекционный зал, библиотека и несколько студий.

Длина здания - семьдесят пять метров, ширина - двадцать восемь метров. Кроме пяти основных этажей в нем имеется чердачный этаж для мастерских, добавленный на втором этапе строительства. Перепад высот, составивший с севера на юг десять метров, помог создать эффектную вертикаль западного фасада. Лёгкая асимметрия во всех частях здания придает композиции живописность, свойственную народной архитектуре. Например, на северном фасаде два крайних окна на одну панель уже, чем остальные проемы.

Проект школы искусств Глазго

Центральный вход в школу искусств Глазго

Школа искусств в Глазго

Школа искусств в Глазго /внутри/

Большие окна-витражи обеспечивают хорошее естественное освещение. Контрастируя с массивным каменным фасадом, они напоминают одновременно о стиле эпохи Елизаветы I и о крупных стеклянных элементах, характерных для современной архитектуры. Для естественного освещения подвального этажа вдоль северного фасада был вырыт глубокий ров, куда выходят окна нижних помещений.

Дверь первого этажа украшена цветным витражом. Рисунок включает характерные для Макинтоша элементы — «древо жизни», которое превращается в женское лицо и бутоны роз. Эти стилизованные, эротические и в то же время символические мотивы отражают разные стороны творческой индивидуальности мастера.

В мощной композиции западного фасада жесткость сочетается с асимметрией, характерной для традиционной народной архитектуры. Особенности внутренней структуры здания снаружи выразились в контрастном противопоставлении крупных стеклянных витражей с массивом глухой стены.

Интерьер библиотеки не менее удивителен — свет, падающий через витражное освещение, контрастирует с тёмными пятнами деревянной галереи, и лучи как бы раздваиваются. По замыслу Макинтоша тёмные пятна мебели украшены вставками-вспышками красного, зелёного и белого — магическое сочетание академической трезвости и современной геометрической интенсивности.

 

Макинтош разрабатывал идею тотального дизайна: здание со всей его начинкой (вплоть до мебели и мелких деталей внутренней отделки) - это целостный объект, все элементы которого должны находиться в стилевом единстве. Предполагалось системное проектирование всей жилой или общественной среды.

Одновременно с работой над проектом Школы Макинтош строит и оформляет крупные общественные здания в Глазго - церковь Куинс-Кросс (Queen’s Cross Church), школу на Скотланд-стрит (Scotland Street School).

Серию проектов частных одноквартирных домов Чарльз Макинтош начал в 1900 году с дома своего друга Уильяма Дэвидсона в Windyhill, Kilmalcolm. Следующим проектом стал дизайн музыкальной комнаты в Вене для Фрица Вандорфера, сторонника движения Secession Movement и после — Wiener Werkstätte. Но наиболее важным был проект Hill House.

В 1902 году Чарльз Макинтош берётся за проект собственного дома для Вальтера Блэки (Walter Blackie) — Дом на холме (Hill House) в Хелленсбурге с видом на залив Клайда. Дом идеально вписан в ландшафт и ориентирован по сторонам света. Это классический семейный дом с библиотекой, главным залом для приёма клиентов и садом для детей. Здесь он также использует традиционные элементы шотландской «баронской традиции», объединённые с современными средствами визуализации. Всё стилистически объединено – от фасадов здания до дровяных шкафов и каминных щипцов. Его стремление к созданию общей среды обитания идёт в соответствии с общеевропейской тенденцией — Йозеф Хоффман в Вене и Бэйли Скотт (Baillie Scott) в Англии работают в том же манере.

Hill House, пожалуй, был самым продуманным проектом Чарльза Макинтоша, до этого в подобном стиле был выполнен собственный дом супругов Макинтош на 120 Mains Street в Глазго (а затем на Southpark Avenue), где они экспериментировали с контрастом чёрных и белых комнат, «женской» и мужской» средой.

Чарльзу Макинтошу очень повезло с клиентами, такими как Вальтер Блэки, которые позволяли ему иметь полный контроль над проектом. Самым щедрым клиентом и постоянным покровителем Макинтоша была миссис Кэтрин Крэнстон, которой принадлежала сеть чайных заведений (tea rooms) по всему Глазго. В то время чайные комнаты были уникальным явлением. В них могли собираться люди разных классов, встречаться с друзьями и наслаждаться безалкогольными напитками в разных залах одного комплекса. На момент, когда идеи воздержания становятся всё более популярными, чайные комнаты того типа, которыми владела миссис Кэтрин Крэнстон, играли важную роль в культурной и экономической жизни Глазго.

Макинтош был первым, кто использовал трафареты для декорирования интерьера. Эти помещоены Джорджем Вашингтоном и реконструированы Брауном Эдинбургом, оформлением и меблировкой занимался Джордж Уолтон.

 

Макинтошу предложили украсить стены в дамской чайной комнате, обеденном зале и галерею для курильщиков. Он выполнил этот проект в виде удлинённых женских фигур, стоящих парами друг с другом в окружении роз. Успех этой работы привёл к длительному сотрудничеству. В 1899 году в чайной на Argyle Street Макинтош впервые меблировал зал стульями с высокой спинкой. Которые впоследствии стали известны как «Стул Макинтош». В 1900 году он разработал дамскую комнату для завтраков (The Ladies’ Luncheon Room) на Ingram Street, в 1903 году – чайную Willow.

Чайные комнаты Willow были расположены на узкой улице Sauchiehall — старой шотландской «Ивовой аллее», что подтолкнуло к использованию темы ивы в орнаментике интерьеров. Ничто не избежало внимания Макинтоша. Он и Маргарет разработали всё — от мебели и меню до униформы официанток. В здании четыре этажа: дамский чайный зал на первом этаже, общий обеденный зал и чайная галерея над ними.

В 20-х годах всё большее влияние на развитие архитектуры оказывает прогрессивное функционалистическое движение Германии и Австрии. Стиль Макинтоша и Школы Глазго, возникший из традиционной шотландской сельской эстетики и ремесла становятся неинтересны публике. В 1923 г. он переехал на юг Франции, где он провел последние пять лет его жизни перед смертью в Лондоне. Несмотря на все разочарования архитектора, его работы в Глазго, многие из которых используются и сегодня, вошли в историю мировой архитектуры и дизайна как одни из самых важных произведений, они актуальны — мебель по его проектам до сих пор производится и успешно продается, а его дизайнерский метод стал основой мастерства для последующих поколений.

Другие работы Ч. Р. Макинтоша:

THE TEA ROOMS

THE TEA ROOMS

4)Дизайн эпохи ар нуво во Франции. Общие тенденции формообразования, ведущие мастера.

 

Словосочетание L’Art Nouveau впервые начало широко использоваться во Франции в середине 19 века. L’Art Nouveau переводилось как «новое искусство» и имело прямое отношение к стилю модерн. Однако Модерн и Ар–нуво совсем не одно и тоже. Ар–нуво означает декоративно–орнаментальный стиль и, как это ни странно, был заимствован из японского искусства. Аналогичного в Японии стиля тогда не существовало. Зато были отдельные элементы характерные японской культуре, которые как – то присмотрел французский живописец и мастер по керамике Ф. Бракмон. Он увидел японские цветные гравюры, сделанные на дереве. В них заворачивали пачки китайского чая. Свою находку Ф. Бракмон привез во Францию. Благодаря этому, французские художники начали использовать японские мотивы в своем творчестве, развивая их и видоизменяя.

 

Дизайн интерьера в стиле Ар–нуво скорее всего очень понравится любителям природы. Этот стиль приветствует интерьер, где все элементы кажутся как бы природными, естественными, а не сделанными и придуманными человеком. Об этом говорит отказ от прямых линий и углов. Создается наружная и внутренняя архитектура – мебель, ковры и даже самые второстепенные предметы обихода. Конструктивные элементы стиля оформлены в виде орнаментальных, более того, его постройки представляют собой в идеале синтез чисто орнаментальных форм, которые также могут быть несущими или заполнять свободные плоскости. Особенности ар-нуво, как и модерна, это волнистые линии и формы по образцу органических растений (водные растения, магнолия, лилия), также лебедь, аист, пламя, развевающиеся волосы и т.п.

Однако архитекторы «нового стиля» придавали флореальным формам более сложное значение, выходящее за рамки простой стилизации растений. Очертания зданий расплываются, амебообразно вдавливаются, образуют спиралевидные планы или аморфные фигурации, выступающих в самых неожиданных местах внутрь или наружу. Иногда даже превращаются в структурную бесформенность. Сложной является и конструкции крыш: складчатые, изломанные, растресканные, изогнутые, висячие и в виде оболочки. На основе изогнутых линий они разрабатывали концепцию непрерывного «перетекающего» пространства, объединяющего утилитарную функцию архитектурных сооружений, мебели, бытовых предметов с их конструкцией, внешним декором и технологией обработки материала. Эта новаторская концепция обусловила целостность и органичность Ар-Нуво.

В рисунках и расцветках интерьера в стиле Ар–нуво преобладают цвета, которые существуют в природе и рисунки – геометрические фигуры, формирующие природные образы. Это могут быть зигзаги, треугольники, овалы и т.д. Особое предпочтение отдается кругу. «Символ солнца» можно встретить в этом стилевом дизайне интерьера намного чаще, чем другие фигуры. /Для более подробной информации необходимо обратиться к вопросу №1/

Во Франции, где и возник термин «ар нуво», этот стиль был тесно связан с символизмом в поэзии и живописи. У истоков французского ар нуво стояли Поль Гоген и художники его круга. Наиболее известным мастером ар нуво во Франции был Анри де Тулуз-Лотрек. В своих плакатах и литографиях он отдал должное характерному для ар нуво графическому узору, напоминающему арабеск, позволив линиям течь легко и энергично. Важную роль в развитии ар нуво во Франции сыграли архитектор Эктор Гимар (1867–1942), оформивший входы станций парижского метро чугунными решетками с орнаментами из стилизованных орхидей, ювелир Рене и художник по стеклу и мебели Эмиль Галле (1846–1904). Значительное место в искусстве ар нуво принадлежит известным бельгийским архитекторам Анри ван де Велде (1863–1957) и Виктору Орта (1861–1947); Брюссель был центром развития этого стиля на раннем этапе. Ар нуво имел множество последователей и в Германии, где он получил название «югендстиль». В Испании архитектор Антонио Гауди создал, пожалуй, наиболее индивидуальный и оригинальный вариант ар нуво.

Стиль ар нуво достиг высшей точки своего развития на рубеже 19–20 вв., но затем был вскоре забыт – ведущие архитекторы стремились теперь к простоте и ясности форм и проявляли больше интереса к машинным технологиям, чем к ручной работе. Богатый декор 1890-х годов уступил место геометрическим, ничем не украшенным поверхностям зданий начала 20 в. Ар нуво вышел из моды и был открыт заново только пятьдесят лет спустя. В России для этого стиля принято название модерн, в Австрии – сецессион, в Италии – либерти.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.45.252 (0.009 с.)