Свинка — золотая щетинка, утка с золотыми перьями и конь с золотой гривой



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Свинка — золотая щетинка, утка с золотыми перьями и конь с золотой гривой



Жить в Иоанновом Христианстве — это значит: неоднократн у ирать и вновь воскресать. Если новая сущность хочет воскреснуть в нас, нужно сначала старую в могилу положить. Немецкое слово "опустить" указывает на это. Когда мы кладём тело в могилу — мы говорим: «опустить»; когда мы внутренне рассматриваем какую-либо истину, мы говорим: "погрузиться" в себя. У могилы старой сущности получают ведущую истину, сильную делом интеллектуальность, которая гармонично соединяет в себе — небесное (белое) и земное (черное). Это и есть благословение отца — Великий Серый. Бодрствовать у могилы значит: погружаться во внутреннее созерцание, медитировать. Сын, совершающий такое погружение в себя, получает на вторую ночь красные сапоги, т. е. способность со всей своей кровью и со своим Я стоять на земле. В третью ночь он получает красную шапку, т. е. возможность мыслить также, исходя из крови и Я и под собственную ответственность. Он может теперь "принять всё на свою голову". Благодаря "благословению отца" — внутренняя жизнь человека становится богаче и разнообразнее, его аура изменяется (он получает разноцветный кафтан), а соприкосновение с высшей душой даёт красоту — дух светится вновь в человеческом существе. На лбу — "горит печать", и новые мысли сияют на нём. Королевская дочь находит "дурачка-простофилю" за печкой: скрываясь в своей очередной сфере, он ожидает, полный смирения, как бедняк-нищий. Она узнаёт и признаёт его. Имя её - "Милочка" — т. е. прекрасный лик.

Эта "сказка о дурачке". Во времена развития мышления интеллект был "умным", а сила познания сердцем — "глупостью". Неизрасходованные, удерживаемые силы действуют в дурачке. Глупость "простофили", третьего сына, является на самом деле живущей в сердце волей. Она же действует и в сфере душевного (у отца невесты). Там должен быть принесён в жертву примитивный, сухой рассудок, годный только для поездок "по воде", но не годный ещё для земных заданий. После этой жертвы в "чистом поле" он получает силу "Великого Серого". С его помощью добывает он уточку с золотыми перьями, а также богатство преображённых низших страстей ("свинка—золотая щетинка"), и, наконец, золотую кобылицу. А зятьям — нужно урезать их стремление к жадности, причём, и дурачку перепадает кое-что от их физических сил, нужных ему, пока не будут выполнены все задания.

Всё существо человека со всеми духовными и душевными силами может теперь пережить во внутренней свободе претворение этой, сперва такой незаметной, силы: смиренная сила воли в сердце достигла своего высшего завершения.

 

Иоанн, сидящий на золе — Иван Попьялов

Иоанн, лежащий на золе, напоминает нам птицу Феникс, которая поднимается из неё, вновь рождённая. Зола остаётся после сгорания, это указывает на то, что этот Иоаннов импульс живёт там, где постоянно имеют место: сгорание, очищение и превращение. Двенадцать лет мальчик из сказки "Ведьма и Солнце" остаётся немым, живёт в тишине.

Ночью человек ведь не присутствует в себе. Он грезит и включен пассивно в жизнь и события мира. Если же это становится слишком длительным состоянием, то нужно выступить против той силы, которая вызывает его. В сказке тут действует дубинка. Должны быть развиты три вещи: дневное, бодрственное мышление, внутреннее чувство, в котором живёт Я, и самосознающая воля; это всё свойства "дня". Кто завоёвывает эти силы, становится свободным в своём существе и побеждает власть тьмы.

Но когда сила дракона побеждена как духовная сила, в душевном ещё угрожает опасность, теперь выступают жёны драконов. Шёлковые подушки манят к покою — но этот покой был бы эгоистическим ослаблением воли (так говорили когда-то рыцари), тут замешана кровь: сила эгоизма проникает её Серебряные и золотые яблоки на древе познания могли бы утолить внутренний голод, но эти плоды выступают из эгоистической природы крови в человеке. Также и источник живого чувства, из которого хочет напиться существо человека, тоже проникнуто эгоизмом. Очистительная сила соли вошла в поговорку. Когда выкристаллизовывается новая жизнь мысли, противодействующая внутреннему гниению, тогда в сказке бросают соль в пасть дракона. Но ещё и другие силы должны прийти на помощь: мы несём в себе невидимую кузницу, там, где в крови работают силы железа с их процессами, там действует "внутренний кузнец". При недостатке железа человек становится мрачным, невесёлым с ослабленной волей. Мы не могли бы быть бодрствующими днём людьми со своими Я без сил железа в крови. Косьма и Дамиан были два брата из Аравии, которые лечили даром людей и многих язычников обратили в Христианство. Они — это святые хранители врачей и аптекарей. Когда истинное Я человека с его способностями связано с силами исцеления, зло может быть схвачено и убито с помощью силы импульса сердца.

 

Иоанн из горошинки

Струящийся свет мудрости — это золотые волосы несравненной Василисы Прекрасной (происходит это имя от Базилиуса — царственного), дочь Светозара (Свет — и также мир). Здесь подразумевается Дева Света в человеке, Просветлённая. Её волосы не покрыты, т. к. непокрытая голова доступна действию воздуха и солнца. Так когда-то внутреннее сознание в голове человека было непокрыто, т. е. полностью открыто для всех сил, стремящихся в него из окружающего мира. Человек ещё не был замкнутым в себе, он ещё не пришёл к самому себе. Когда он начал вырабатывать своё самосознание, он стал больше замыкаться и отгораживаться от мирового сознания. Это самосознание образовывалось в голове, в мышлении. Мозг стал вместилищем ответственности и мыслящего познания. Человек ощущал это как колпак, как шапку, добытую им для себя. Он мог сказать: "Я принимаю нечто на свою голову". В этой сказке говорится, что открытое для мира и ещё не замкнутое в себе сознание попадает под власть дракона, необузданной эгоистической чувственной природы. Скрытая в человеке — скрытая также в мире за историческими событиями — зреет сила Иоанна, третьего брата, которому по плечу бой с драконом.

Он получает железную палицу и умеет ею владеть. Отношение к тайному откровению Иоанна становится здесь вполне ясным: "И он будет править ими железным жезлом", Иоанна 19, 15. Когда ещё среди народов господствовали великие законодатели, — они давали заповеди, которые были опорой и поддержкой людям на их пути. Человек должен теперь находить такую опору всё больше и больше в себе самом. В этом помогает изнутри действие железа в крови, если оно куётся с помощью лишённого эгоизма Я, которое связано с Христом. Иоанн забрасывает палицу в небо — и когда она возвращается опять вниз, она годится для борьбы с драконом. Палица попадает на землю — и всей земной сущностью сообщается ей эта сила, благодаря воздействию Иоанна.

 

11. Два Ивана (Иоанна) — солдатских сына

Когда Я человека становится борцом, — он походит на солдата. Сыновья солдата близнецы являются двумя сторонами Я: одна — обращена к небу, другая — к земле. Оба брата получили чудесные дары. Один — быстро завоёвывает королевское достоинство и живёт в богатстве и роскоши во внутреннем царстве. Другой не хочет знать, "какова смерть". Он хочет воевать со смертью и добыть земное сознание. В человечестве тоже ведь запечатлевается эта противоположность: восточный человек живет больше обращаясь к потустороннему миру, западный же должен учиться крепко владеть этим миром. (Братья Гримм: "Два брата"; один едет на восток, другой — на запад.) Второй солдатский сын должен завоевать своё королевство. В постоянной борьбе побеждает он силу низкого эгоизма, который подстерегает его во всех чувствах и страстях, и в глубинах душевной жизни, и спасает душу. Другой опыт приобретает не искушённый. Он гонится за оленем и попадает в пасть львицы. Если невинная страсть к чувственному миру изображается в образе лани, бегущей и стремящейся вперёд, то олень является со своими чудесными рогами положительной стороной этого бега и стремления вперёд. Из его головы растут каждый год обновляющиеся живые отростки рогов. Это — затвердевшее и уплотнённое разветвление крови, похожее на два деревца, растущих вверх. Олень стал символом стремящейся вверх, познающей верхний мир чистой страсти человека (Губерт и Олень, — олень — в псалмах и в средневековом искусстве).

Лев как символ мужества — известен нам. Но львиное мужество — это совершено особенное мужество. Если рассмотреть его фигуру, то видно, что главное в нём — голова и грудь. Это и величественное выражение, особый покой, а также мощная сила его прыжка — делают его символом мужества сердца. Мощность, заключённая в нём, и импульсы, охватывающие мир силой поступков, вместе с высокой сердечностью характеризуют его. (См. Ричард — Львиное Сердце). Всюду, где мы сталкиваемся с Иоанновым Христианством, мы встречаемся с образом льва. В церкви Св. Духа в госпитале в Любеке на старой фреске изображён Христос, окружённый двенадцатью львами, написанными с жестами, выражающими волнение. Но их всех сдерживает сила существа Христа. Иоанново Христианство при правильном руководстве приводит к посвящению сердца: мудрость завоёвывают не только через мышление (голова), но через силу любви. Для этого нужно признать все силы мужества — львы должны быть готовы к действию. Но они должны быть укрощены. В своей отдаче Духу человек может стать жертвой своей импульсивности, своих естественных сил состраданья — и больше ещё, он может обратиться слишком односторонне к небесному и пренебречь своими задачами на земле. И тогда мужество и воодушевление, воспламеняющие человека и зажигающие огонь любви, становятся в нём огоньком самодовольства. Человек отворачивается от мира и наслаждается в себе самом силами сострадания и доброты, вся внутренняя жизнь подчиняется его Я и становится темной и душной, и только один гений живёт в этой сфере: сестра дракона, надутое высокомерие, люциферическая душа. Одностороннее небесное сознание чахнет, голова его становится "лысой" — он теряет всю силу инспирации. Бодрствующее и испробованное в борьбе Я должно прийти на помощь. Солдатский сын никогда не разлучается со своим волшебным конём (другой ничего не принёс с собой, кроме своего обычного рассудка). В нём же действуют рассудок и сердце вместе. Но полного познания он не достигает — он должен был отрубить голову львице.

Когда образ близнецов — Я — пытается жить и действовать из внутренней свободы, искушение выступает ещё раз. Одному оно является в детском образе, невинном и просящем защиты, другому — в бедном старике, и оба дают из своего сокровища мудрости, ничего не проверяя. Но добродетели Иоанного человека — сострадание, сердечное мужество и способность любви должны сочетаться с бодрствующим познанием, т. к. в их величии заключается и их опасность. В сказке описывается трагедия царствующего и героически сражающегося Я, которому ещё не достаёт этого полного познания.

В сказке "Два брата" брат, уехавший на восток, спасает другого, уехавшего на запад: старый мотив — что служащий больше духу, должен спасти работающего в земном. В нашей же сказке наоборот: земное Я, достигшее познания и бодрствующего сознания, помогает брату в его внутреннем и всему человечеству.

 

Иван — Коровий сын

Если рассмотреть корову, лучше всего на пастбище, когда она целиком отдаётся перевариванию пищи, — она ведь делает это семь раз — то мы сможем её пережить как существо обмена веществ в чистейшем его выражении. Она отдаётся во сне этому внутреннему процессу переваривания. Процессы обмена веществ — мощные процессы. Германцы видели в них работу творческих мировых сил, без которых не может никакая жизнь ни сохраниться, ни обновляться. Святая корова —Аудумла. В религии индусов — корова — это святой символ жизненной силы. В человеке — три важнейших силы в его существе связаны главным образом с тремя жизненными законами: мышление принадлежит голове, чувства — сердцу, и области дыхания — воля; всё это живёт в таинственном сне в области членов обмена веществ. (По походке узнаёшь волевого человека!) Двойная воля, мощно выступающая, является в образе быка, полная терпения, питающая и творчески деятельная жизненная сила является в образе коровы.

В сказке описывают троякие жизненные силы человеческого существа. Сын коровы — сила воли в быке — завоевывает инспирируемую душу.

Чисто интеллектуальный инстинкт рассудка, который отражает мудрость только в лунном свете, появляется в образе серебряной лошади. Если же эта лошадь имеет ещё двенадцать крыльев (см. — Пегаса), жеребят фантазии, это значит, что этот интеллект поднялся в нереально-фантастическое. Но если там — нереальное мышление, которое не может постичь мудрости, захотело бы подняться к мировой мудрости (золотой хвост и грива, двенадцать крыльев), то большая опасность угрожает тогда человеку. Особенно, если это мышление служит низшей чувственной природе — двенадцатиголовому дракону. Наш мозг плавает в воде, окружающей его, как кораблик. Жизнь мысли в мозгу — это лодочка для духа- кормчего. Нужны мощные силы воли, чтобы вызвать активную жизнь мысли из жизненных сил, связанных с разветвлениями нервного ствола (дерево дуб). Если герой справится с этим, то древние силы, находившиеся там в плену, становятся свободными и действуют совместно с жизнью мыслей (они входят в лодочку). Эта лодочка плывёт по земле: логическое мышление, действовавшее в чувственном мире, несёт героя в царство духа. Его помощники — "честные старцы" — могут переварить всё в подготовленном сознании, каждое очищение, каким жгучим и болезненным оно ни было бы, одолеть: "выпить любую меру пива и вина". Вино, побуждающее к действию — это главным образом добытое из солнечного растения. Когда-то оно имело великую миссию — укреплять в человечестве Я-сознание, когда оно только начало образовываться (смотри культы Диониса и Вакха). "Пить вино" — на языке образов значит: принимать Я-укрепляющие, индивидуализирующие силы. "Пить пиво" — указывает на нечто другое. Пиво — это перебродивший сок ячменных зерен, и в древние времена его употребляли как жертвенный дар (действующий как наркотик, ячмень стали добавлять только в средних веках). Так как в образовании зерна действуют главным образом лунные силы, то мы можем предугадать смысл этого образа. Лунные силы в этой связи являются главными (смотри также пиво и вино на "королевской свадьбе"). Просветлённая духом душа должна подчиниться всеобъемлющей духовной воле "коровьего сына". Теперь кораблик плывёт по воде: жизнь мысли движется в мире души. Она становится образной, имагинативной. Здесь в мире души инспирированная душа должна быть вновь узнана как сущность, принадлежащая высшим мирам — как звезда. Её нужно вновь завоевать как звёздную сущность. Теперь она становится рыбой существом мира души. Она открывается в душевном, и она должна быть принята в мышление в мозгу' и доставлена "на землю". Здесь ясно описывается путь познания. Но силы высших миров желают овладеть инспирированной душой — они должны быть побеждены.

 

Хрустальная гора

Мы говорим "выкристаллизовываться" и подразумеваем под этим затвердение. Королевство, заключённое больше чем на половину в хрустальную гору, обозначает духовное царство, наполовину застывшее, затвердевшее. И не удивительно, что в этом царстве драконы уносят коров. И только духовная сила Иоанна, которая всё охватывает и объединяет в себе полёт мысли — сокола — и усердие прилежной работы муравья на земле, может освободить это царство от затвердения, застывания.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.124.56 (0.019 с.)