Очень условно всех заботливых родителей



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Очень условно всех заботливых родителей



можно разделить на 4 группы:

1.- те, которые были трезвенниками всегда или стали ими до рождения своих детей;

2.- те, которые пришли к Трезвости, уже имея детей;

3.- те, которые живут трезво, но своих детей воспитывают с другими членами семьи, которые отравляются – «пьют и курят»;

4.- те, которые сами «пьют и курят», то есть отравляются, но хотят, чтобы их дети избежали участи алкоголиков, или умерших от болезней, непосредственно связанных с табакокурением, или от других интоксикантов.

 

Есть ещё одна группа родителей, которых уже коснулась деградация из-за отравления интоксикантами (алкоголем, табаком или другими) – они сами травят себя «с удовольствием», «культурно» или не очень и не видят ничего плохого в том, что их ребёнок отравляется табаком или, например, травится «немножко» пивом.

О таких родителях и горькой участи их детей мы говорить не будем. Очень мала вероятность, что они нас услышат. Но те родные и друзья, которые живут рядом с ними, могут попробовать помочь детям. Известно много случаев, когда бабушки и дедушки на склоне лет приходят к Трезвости и приводят в Трезвость своих внуков, буквально вырвав их из алкогольных родительских пут – у своих детей. Крёстные родители, друзья семьи, дяди, тёти – все могут, воспользовавшись нашими советами, помочь ребёнку, глубоко запрограммированному на самоотравление собственными родителями.


Часть 1

Табачно-алкогольно-интоксикантная зависимость: когда и где всё начинается?

Когда я работала воспитателем в детском саду, то в разговорах и играх детей своей группы наблюдала довольно частое упоминание ситуаций, событий, слов, связанных с отравлениями алкоголем и табаком.

Есть в детском саду такая форма работы, как беседы (индивидуальные, подгрупповые, групповые) на разные темы. Чаще всего они проводятся в утренние и вечерние часы. Например, беседы, целью которых является развитие связной речи «Как я провел выходные», «Что умеет мой папа», «Как я помогаю маме» и т.д. Один мальчик (6 лет) регулярно во время таких бесед рассказывал об отравлениях алкоголем мамы, папы, соседей.

Причем папа этого мальчика, по общепринятым меркам, не алкоголик. Но из рассказа мальчика о папе я услышала такую богатую информацию об алкогольных отравлениях! В ней были даже правила отравлений, наблюдения последствий, знания крепости и вкуса. Передо мною был ребёнок, глубоко запрограммированный на алкогольные отравления в будущем! Я поняла, почему он так часто говорит о виденных им ситуациях. У него (а это довольно умный мальчик) не укладывались в голове противоречия наблюдаемых явлений жизни, что связанны с алкогольными отравлениями. Он подсознательно искал помощи в разрешении этой сложной для него задачи. Он всегда слушал меня внимательно, но ни разу не согласился, что «пить» плохо, не защищал отравлений, но часто повторял: «Ну почему же...»

Как-то раз зашёл разговор с детьми о Трезвости, как хорошо, естественно быть трезвым. Дети наперебой поддерживали меня, хотя рассказывали при этом об отрицательном воздействии на человека табачных отравлений, приводили примеры. «Я видел дядю, он курит, и у него черные зубы», «Мой папа курит и все время кашляет», «Один дядя курил и умер, потому что у него почернели лёгкие», «Папа из-за того, что курит – всё время болеет» и т. д. А потом долго-долго перечисляли родственников и знакомых, что отравляются табачными ядами. После такой беседы одна девочка (6,5 лет) стала часто обращаться ко мне с просьбой: «Расскажите ещё, почему «курить» плохо?». Я видела в её глазах не простое любопытство, а тревогу и какую-то решимость. Мне приходилось переводить разговор на другие, более подходящие для ребёнка темы, но она вновь и вновь возвращалась к теме «Почему «курить» плохо» и была настойчива. Оказалось, что мама этой девочки призналась ей в том, что отравляется табачными ядами, очень хочет перестать, но не может, и дочь проявила заботу о маме, рассказывая всё, что узнавала в детском саду о курении.

После этих двух случаев у меня появилась мысль придать таким разговорам методическую основу. Я составила анкету-план, продумала вопросы и стала говорить с каждым в свободное время наедине. Ответы детей моей группы были потрясающими. Я стала опрашивать и других детей этого же возраста.

Получилось маленькое, но очень наглядное исследование. Опрошено было 120 детей 6-7 лет (иногда 5,5 лет).

Я рассчитывала получить представление о том, что знают дети об алкоголе и табаке, было ли у кого-нибудь приобщение случайное или осознанное; и, главное, какое отношение у дошкольников к этим ядовитым веществам, что думают о наблюдаемых ими ситуациях, когда взрослые отравляются табачно-алкогольными ядами. В моей анкете были вопросы о Трезвости, о перспективе на будущее.

Оказалось:

- все из опрошенных детей знают, что такое алкоголь, легко перечисляют алкогольные изделия (в основном ядовитые разведения вида – водка, шампанское, вино, пиво);

- 70 % детей пиво к алкогольным изделиям не причисляли;

- 60% детей сообщили, что у них родители «пьют спиртное», и ещё 35% говорят приблизительно так: «Не пьют, только по праздникам чуть-чуть, по капельке»;

- отрицательное отношение к человеку, отравленному алкогольным ядом, высказали все дети, но к процессу отравления только 20%;

- у 70% детей приобщение к отравлению алкогольным ядом состоялось из рук родителей, причем почти половина из них пробовали «всё по чуть-чуть», а вторая половина пробовала пиво. Характерно, что при ответе на этот вопрос многие дети довольно или смущенно улыбались, но говорили, что им не понравилось. Только один мальчик из 120 опрошенных детей на вопрос: «Тебе понравилось?» ответил: «Нормально»;

- около 80% детей пили детское шампанское. Когда рассказывали об этом, некоторые дети делали оговорки: «Детское шампанское можно, это тот же лимонад»;

- конфеты с примесью алкогольного яда ели многие дети, но все сказали, что им не понравилось;

- у 95 % детей в семье отравляется табачными ядами хотя бы один человек.

- Характерное наблюдение. В моей нефрологической группе (это дети с заболеваниями мочеполовой системы) все дети (все 100%!) из семей, где травятся табаком. И часто – не только мужчины, но даже есть мамы и бабушки;

- некоторые дети при упоминаниях об отравлении табачным ядом тут же переходят на разговор о других интоксикантах. У многих одна и та же мысль: «Если один раз попробуешь, то будешь всю жизнь»;

- «Что значит быть трезвым?» – не знает никто! Ответы самые невероятные: «Трезвый – это тот, кто вчера много пил», «Трезвый – это побитый», «Трезвый – это который сильно пьяный», «Трезвый – это который много знает», но чаще отвечали «не знаю».

- на вопрос: «Хотел бы ты, чтобы твои родители «пили» и «курили?» все дети отвечали «нет». Некоторые обнаруживали безысходность ответами типа: «Если я скажу папе не «пить», он поставит меня в угол»;

- на вопрос: «Будешь ли ты, когда вырастешь, «пить и курить?» все отвечали «нет». Только один мальчик ответил так: «Дядя сказал, что если захочу, то буду». Причем об алкоголе иногда говорят «нет», «не знаю» с хитринкой в глазах, а о курении все утвердительно и категорически «нет», а девочки иногда очень эмоционально отрицали.

Однажды, во время подготовки к обеду, мы говорили о пище, о том, что полезно, а что вредно – дети хорошо просвещены в этом. Но когда я задала вопрос: «А что есть такое, что некоторые люди ставят на стол вместе с едой, но это яд? И люди пьют этот яд, а думают, что пьют хороший напиток?»- никто не мог догадаться, не помогли и наводящие вопросы.

Такие вот грустные результаты.

Дети дошкольного возраста испытывают воздействие противоречивой информации о процессах отравления табачным и алкогольным ядом. Детям трудно понять, почему родители говорят, что эти вещества плохие, а сами «пьют» и «курят». Почему эти «напитки» такие горькие и противные, но их ставят на стол вместе с хлебом и конфетами. Решить эту трудную задачу им невозможно без помощи. Постепенно ситуации, в которых взрослые отравляют себя этими ядами, в представлении детей становятся интересными, захватывающими и вполне нормальными.

Увиденное дети отображают в играх. Наблюдая игры детей, можно определить, насколько ребенок уже запрограммирован и, чем чаще в игре появляются моменты, связанные с табачным и алкогольными ядами, тем сильнее надо «бить тревогу». Малыш впервые «закурил» палочку – это должно стать первым тревожным сигналом для родителей. И если они позволят себе умиленно улыбаться шалостям малыша, то через 8-10 лет могут оказаться бессильными перед проблемой и скажут, что беда пришла неожиданно и случайно. Легко можно провести такое наблюдение – предложить детям поиграть в такие игры, как «Праздник», «Гости», «Прогулка в парк», «Папа», «Водитель троллейбуса» и посмотреть, какое место будут занимать в этих играх сюжеты, связанные с табачно-алкогольными отравлениями. Их будет столько, сколько каждый конкретный ребёнок видел в жизни и запечатлел в своей памяти.

Приведу лишь несколько примеров из моих наблюдений.

Павлик, 4 года. Едет на машине, в руках держит кубик и кричит: «Я пью водку, я пью пиво». Воспитатель забирает кубик и говорит: «Это плохая игра, плохую водку и пиво выбросим». Павлик соглашается и, продолжая двигаться по группе на машине, отталкиваясь от пола ногами, кричит: «Я еду в магазин за водкой, я еду в магазин за пивом».

Маша, 4 года. Идет по группе, раскачиваясь. Говорит Ане: «Я как будто буду мама, я иду пьяная домой, а ты будешь подруга». Воспитатель останавливает Машу: «Не надо играть в такую игру, пьяной быть плохо». А она в ответ: «А мама была пьяная». Воспитатель переключила внимание девочек на уголок с посудою, они увлеклись игрой – готовят пироги. И вдруг Маша говорит Ане: «Иди в магазин, купи пиво».

Женя, 2 года. Сел прямо на землю, нашел палочку, сунул ее в рот - «курит». Мама забрала палочку и выбросила. Тогда он нашел окурок, сунул в рот. Мама окурок забрала и тоже выбросила. Тогда малыш найденные окурки стал прятать в карман, хитро поглядывая на маму.

Кирилл, 3 года. Играет в водителя троллейбуса. Сунул в рот карандаш, словно табачный отравляющий снаряд. Мама забрала карандаш. Тогда он нашел игрушечную отвертку, сунул в рот, взял руль. Едет. Мама стала ему объяснять: «Где ты видел, чтобы дядя ехал с отверткой во рту или с карандашом? Карандашом надо рисовать, отверткой ремонтировать». Кирюша увлекся другим делом – без «сигареты» во рту в водителя троллейбуса не игралось.

Детский сад, подготовительная к школе группа. Предлагаю поиграть в игру «Ждем гостей». Задаю вопрос: «Что нужно сделать, когда ждешь гостей?». Ответы детей: «Навести порядок в доме, нарядно одеться, накрыть стол, купить пиво и шампанское».

В играх дети реализуют те свои желания, которые еще не могут осуществить по-настоящему. В играх дети выражают свои впечатления о жизни взрослых.

А ведь впечатления детства самые сильные, они откладывают отпечаток на всю жизнь. Все знают о том, как важно, чтобы с ранних лет ребёнок общался со спокойными доброжелательными людьми, жил в мире природы, искусства, читал жизнеутверждающие литературные произведения (особенно народные сказки), соприкасался с предметами и событиями, несущими позитивную информацию. «Привычка» взрослых к отравлению табачно-алкогольным ядами, сам процесс ритуального самоотравления, чем, по сути, и является так называемые «питие» и «курение», несут негативную информацию, разрушающую верное представление о естественном здоровом образе жизни.

Поэтому формирование трезвеннических убеждений надо начинать с рождения. Трезвость – естественное нормальное состояние человека, и, если бы мы жили в естественных и нормальных условиях, то и речи о каком-то специальном воспитании трезвеннических убеждений бы не было. Человек просто бы рождался, жил, развивался; пил, ел продукты, поддерживающие жизнь, работал, общался с другими людьми, любил и продлевал свой род. Но, к сожалению, мы живем в условиях информационно-финансовой агрессии, когда людям сознательно и настойчиво навязываются стереотипы разрушительного поведения. Мы живем в условиях, когда навязывается извращенное понимание жизни. Когда в сознании многих людей все смешалось, исказилось, вывернулось наизнанку. В результате в общественном сознании есть ложное мнение, что алкоголь, табак и другие интоксиканты это неотъемлемая часть жизни современного человека, и напрочь забыта многими истина: табак, алкоголь – это яды; а Трезвость – естественное состояние человека, семьи, общества.

К сожалению, наши дети о Трезвости не знают, а вот об интоксикантах слышат часто. Слышат и видят. С раннего возраста и ежедневно наблюдают процесс отравления у своих близких, знакомых, соседей и, особенно, у родителей. Взрослые, беззаветно любящие своих детей, не отдают себе отчета в том, что, «раскуривая» отравляющие табачные снаряды, отравляясь алкогольным ядом, они выступают мощными программистами, ярким примером и образцом для подражания. Стоит ли удивляться тому, что их дети чуть лишь почувствовав себя взрослыми (12-15 лет) обязательно начнут отравляться табачно-алкогольными ядами. И очень трудно будет их от этого пагубного занятия освободить.

Сильнейшее программирующее воздействие испытывают наши малыши, когда видят и слышат о табаке и алкоголе в средствах массовой информации: через телевидение, радио, газеты, журналы, книги...

Особую роль играет телевидение. Ещё 15-20 лет назад, обучая будущих воспитателей в педучилищах применению технических средств в педагогическом процессе, обязательно предупреждали, что ребёнок должен смотреть телепередачи не более 15 минут в день! А сколько минут, часов проводит у телеэкранов современный ребёнок? Телевизор пришел даже в детский сад. Он так же, как и видеомагнитофон, бывает очень нужен. Но лишь иногда. Например, проиллюстрировать сюжетом какую-нибудь часть занятия или просмотреть видеозапись прошедшего утренника. И не более. Когда же воспитатель усаживает перед телеэкранами детей для просмотра мультфильмов, то заботится он вовсе не об их развитии. Известно, что сам процесс длительного просмотра передач пагубно сказывается как на физическом, так и на психическом здоровье детей. Тем более, если ребёнок смотрит все без разбора, и взрослые передачи, и фильмы, и рекламу. Информация агрессивна, противоречива, обладает целым комплексом программирующих детское сознание установок, дающих искаженное представление о мире, о жизни взрослых людей и т. д. Идёт навязывание сюжетов и моментов, связанных с табачно-алкогольными и иными отравлениями.

Многие взрослые уже перестали обращать внимание на то, что на экране почти ежеминутно мелькают сигареты, бокалы, бутылки, шприцы; ведутся разговоры где, как, с кем отравить себя. Травятся девочки и бабушки, милиционеры и преступники, школьники и ученые, изящные дамы и даже герои мультфильмов. У ребёнка вырабатывается устойчивая взаимосвязь понятий: человек – сигарета, человек – алкоголь. В понимании малыша алкоголь и табак становятся непременными спутниками человеческой жизни. Более того – это часть такой желанной и загадочной взрослой жизни. В сознании маленького зрителя формируется также представление о табачных и алкогольных ядах, как о ритуальных (праздничных) «напитках». Удачно исполненное дело, радостная встреча, праздничное застолье – тут же польются с экрана телевизора алкогольные яды, потянутся струйки ядовитого табачного дыма. Да обязательно крупным планом, в выгодном ракурсе. Малыш также хорошо усваивает, что алкоголь и табак – средства, которые взрослые используют в трудные минуты переживаний, страхов, неудач. И не надо ему осознавать и обдумывать эти ситуации. Многократный просмотр таких сюжетов сделает свое дело. Но позже, попав в такого рода ситуацию, повзрослевший ребёнок никому не сможет объяснить, почему он потянулся к табачному или алкогольному отравлению. Просто сработает стереотип поведения, выработанный с помощью многократно увиденных сюжетов.

Ещё один характерный абсурд последнего десятилетия – пропаганда отравления табачными и алкогольными ядами появилась в детской литературе.

Ребенку об алкоголе и табаке говорят. Говорят не правду, а ложь, говорят люди непорядочные, заинтересованные в производстве и сбыте табачно-алкогольных ядов. Они получают за отравление людей деньги, а родители получают больных и слабоумных детей, общество получает преступников и самоубийц, пожары, аварии, разводы и прочие проблемы. Те, кто программирует наших детей на табачно-алкогольные отравления в будущем, говорят много и регулярно. А родители молчат. Не могут или не хотят дать детям правдивую информацию и защитить от ложной.

Более того, по неграмотности родители еще и приобщают детей к алкоголю.

 

Что такое приобщение?

Это самое первое поступление яда в организм.

И здесь важно понять защитные реакции организма. Первая всем видимая реакция – организм пытается сразу же очиститься от яда. У человека начинается рвота, кашель. Но есть и вторая часть защитных реакций. Они в том, что для разложения поступившего яда и выведения его из организма сам организм вынужден вырабатывать противоядия, которые сами по себе крайне ядовиты. Вскоре после начала самоотравлений организм приучается выделять собственные яды прежде поступления тех же алкогольных ядов в организм, лишь при возникновении вероятности самоотравления. Вплоть до мысленного представления о самоотравлении. И чем раньше будет запущен этот «механизм», тем благоприятней будет почва для развития зависимости в будущем. Поэтому любая доза алкоголя, полученная ребенком опасна и чревата не только текущими одномоментными последствиями, но и тяжелыми последствиями в будущем. Нужно понимать, что этот механизм может быть сформирован у ребёнка ещё до рождения. В том случае, если мать в период беременности сама отравлялась различными интоксикантами (табаком, алкоголем и другими), пусть даже в минимальных дозах. Полезно учитывать, что женщины в первые 2-3 месяца беременности часто не знают о том, что станут матерью, и в это, самое важное для ребёнка, время травят его, если сами отравляются различными интоксикантами.

Следующий и очень важный момент приобщения – это первые ощущения малыша, полученные им при знакомстве с миром. Младенец сразу после рождения имеет хорошее обоняние и, естественно, запечатлевает первые запахи от родителей как родные, приятные и желанные. Удивительно и крайне противоестественно слышать, когда девушка говорит, что ей нравится, если от парня идет запах табака или алкоголя, и она соотносит эти запахи с образом настоящего мужчины. А ведь такое мнение у нее сформировалось в раннем детстве от ощущений, связанных с отцом или дедом, особенно, если они любили девочку.

Приобщение – не всегда тот момент, когда ребёнок пришел домой, еле удерживаясь на ногах и не тот момент, когда родители почувствовали от него впервые запах табака. Приобщение может состояться гораздо раньше, пройти незаметно для родителей и практически без видимой защитной болезненной реакции организма ребёнка, например, в виде рвоты или «плохого самочувствия». Многие дети получают первый опыт самоотравления, сливая остатки из рюмок после праздничного стола. Доза небольшая. Алкогольный яд в значительной степени выветрился, и приобщение может состояться практически безболезненно, оставив малыша в полной уверенности, что взрослые на праздник ритуально вливают в себя что-то вкусное.

Возможно, ребёнку повезло, и его зачала и выносила трезвая мать. Но дальше его подстерегают такие ситуации, в которых, опять-таки по недоразумению, он может быть приобщен из рук родителей.

Существует целый ряд продуктов, в состав которых искусственно вводят алкогольный яд – это конфеты с алкогольными наполнителями, пирожные, кефир и др. И пусть в этих изделиях алкоголя капли и глоточки, но ведь и вес младенца очень мал. К тому же на детей этанол (алкогольный яд) действует в примерно в 5 раз сильнее, чем на взрослого человека, и потому вышеописанный механизм, способствующий возникновению зависимости, формируется очень быстро.

Из статьи д.э.н. Б. Искакова, д.х.н. С. Жданова, д.б.н. О. Хоперской «Этот «безобидный» кефир»: «Кефир – продукт слабоалкогольный, что для грудных детей имеет существенное значение. Дело в том, что те незначительные дозы алкоголя, которые присутствуют в кефире, могут с большой долей вероятности включить так называемый механизм алкопрограммирования... Младенец массой от 5 до 10 килограммов выпивает ежесуточно от 200 до 400 граммов кефира с этанольностью от 0,009 до 0,34 и усвояемой этанольностью от 0,1 до 0,5 процента. В пересчёте на взрослый эквивалент это равносильно ежедневному приёму от одного до двух стаканов водки! Разумеется, в этом случае алкопрограммирование для такого младенца гарантировано и длится от квартала до полугода... Подавляющее большинство стран Америки и Западной Европы решительно отказалось от кефира в пользу его безалкогольного аналога - йогурта... Скрытая алкоголизация миллионов людей в раннем возрасте несёт в себе угрозу генофонду...»

В семьях без трезвых традиций у ребёнка может состояться приобщение на первый взгляд случайно. Но в такой случайности проглядывается закономерность.

Вечером в семье 3-х летней Юли были гости. Накрыли стол, поставили алкогольные изделия. Малышка с интересом наблюдала за взрослыми, как они оживленно общались и пили из красивых бокалов. Уснула Юлечка рано. Гости разошлись поздно. Уставшие мама и папа легли спать, оставив уборку со стола на утро. На следующий день Юля проснулась раньше всех. Увидела стол, заставленный посудой. Ей вспомнилось, как вчера взрослые интересно пили из бокалов. Девочка брала бокалы, нюхала, заглядывала в них, а потом стала пить то из одного, то из другого. Морщилась и кривилась, но попробовала из всех. Приобщение состоялось. Ребёнок, подражая взрослым преодолел защитные рефлексы организма. В следующий раз преодолевать их будет легче. Скажется приобретённый «опыт».

Ещё абсурдней и печальнее, если родители сознательно дают детям пиво или вино в потеху или из-за ошибочного убеждения, что это может быть полезно детям. Не наставления взрослых воспитывают, а та среда, в которой живёт ребёнок.

Если он с раннего возраста регулярно наблюдает процесс отравления табачно-алкогольными ядами и при этом видит к нему положительное отношение со стороны взрослых, то у него сформируется установка на самоотравления.

Если ребёнок видит табачно-алкогольные отравления взрослых, подкрепленные отрицательными эмоциями (отец отравлялся и бил мать), то и это еще не значит, что он сделает выбор в пользу трезвого образа жизни. Скорее всего, подрастая, он будет повторять ту же модель поведения.

Но, если ребёнок видит процесс самоотравления, подкреплённый отрицательными моментами с одной стороны, а с другой он видит трезвый образ жизни, то есть все основания полагать, что он сделает выбор в пользу Трезвости.

Если ребёнок живёт и с людьми трезвыми и с людьми отравляющими себя «культурно», то его выбор будет зависеть от того, где ему было лучше, веселее, радостнее.

В семьях горьких алкоголиков встречаются трезвые дети, в семьях «культуропитейщиков» их практически нет.

Вывод: воспитывать трезвеннические убеждения у детей надо. И говорить при этом об алкоголе и табаке придётся, но относиться к просветительским беседам надо очень внимательно и осторожно, воспитательный процесс организовывать грамотно. И, прежде всего, воспитанием трезвеннических убеждений имеют право заниматься только те, кто сам ведёт трезвый образ жизни.

 

Часть2



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.58.199 (0.033 с.)