ТОП 10:

ОПЕКА, КОНТРОЛЬ И БЕЗОПАСНОСТЬ



 

В младшей группе детского сада проводили серьёзную беседу о правилах противопожарной безопасности. Теперь так же серьёзно Арина инструктирует своих домашних: - Запомните: при пожаре надо позвонить 01. Потом вдохнуть весь дым и быстро убежать на улицу.

 

Невозможно заранее предусмотреть все опасности, которые подстерегают юного человека. Вот родители и мучаются: а вдруг? а что, если? как бы чего не вышло? а как он там - без меня? И эта неизвестность, а точнее, невозможность предугадать и предусмотреть, защитить и укрыть держит многих родителей в постоянном напряжении. Причём это напряжение с годами не ослабевает, наоборот, чем старше становится ребёнок, тем больше озадачиваются и волнуются родители. И что получается? Из источника чистой радости любимый человечек превращается в источник проблем, как реальных, так и созданных богатым родительским воображением.

Чтобы как- то успокоиться (успокоить себя, себя, себя...), мамы и папы стано вятся очень инициативными людьми (это с их точки зрения). И очень надоедливыми (это с точки зрения ребёнка). Почему? Потому что слишком озабоченные безопасностью своего ребёнка родители обязательно начинают делать одно из двух: или усиленно опекают детку, или усиленно его контролируют. И пусть на родительском лексиконе это называется «воспитывать» и «оберегать», на самом деле это способ активно вмешиваться в другую жизнь, верный способ не дать ребёнку развиваться полноценно. Развиваться так, как задумано природой, то есть принимать жизнь такой, какова она есть, набираться собственного опыта и расти свободным и счастливым человеком. Стоя на страже детского здоровья и безопасности, излишне бдительные родители, по сути, встают заслоном между ним и миром. Да, они готовы отразить любые неприятности, подстерегающие растущего человека! Они готовы принять первый удар на себя! И принимают. И получают. По полной программе, причём с совершенно неожиданной стороны: от собственных детей получают неожиданные и часто печальные последствия. (Так и хочется сказать: получают по заслугам, но не скажем, потому что побуждения- то у них, у родителей, добрые.)

 

О ком вы заботитесь? О себе?

Беда в том, что и плотная опека, и жёсткий контроль - эти такие соблазнительные тактики - заранее обречены на провал. Провальны, потому что, ставя во главу угла опеку или контроль, мамы и папы ориентируются не на ребёнка, а на себя.

 

«Ой, какая хорошенькая девочка! Возьми конфетку!» - искренно восхищается тётя и протягивает малышке леденец. Малышка берёт... Растаявшая мама кивает головой. (Ну действительно, почему бы не взять, если женщина хорошая и предлагает от всей души.) А ведь это мы должны научить ребёнка (выработать у него буквально условный рефлекс): не бери ничего у незнакомых людей, не ходи никуда с незнакомыми людьми... Как ребёнок поведёт себя без вас, если у него нет простого опыта: он не знает, как вежливо отказаться.

 

Или другая картинка.

 

Малыш пытается взобраться на пенёк, он пыхтит, сопит, лезет, срывается и снова лезет. «Фу, как испачкался», - говорит мама и уводит его в песочницу. Малыш разворачивается и мчится обратно. И снова лезет на пенёк, и снова у него ничего не получается. Тогда мама подхватывает карапузика и ставит сама. Ребёнок возмущённо кричит и отбрыкивается, и он прав: он чувствует, что это - подъём на высоту - он должен освоить сам. Так тренируются мышцы, так согласовываются их движения, так появляется опыт.

 

Казалось бы, две совсем разные вещи. А по сути - одно и то же. И в том, и в другом случае родители не показывают ребёнку, как поступить правильно - правильно для его безопасности. Мамы озабочены конкретными вещами: не позволить малышу упасть, не позволить себе плохо выглядеть со стороны. Они думают о конкретной ситуации. А родителям надо научиться в каждой ситуации думать о будущем - о том, чему научится маленький человек сейчас и сегодня, какие выводы сделает, как усовершенствуется его мастерство.

Посмотрите, как маленькие дети, лет до двух, поднимаются по шотландской лесенке: кто- то добирается до верха, кто- то рискует подняться на две- три ступеньки - и тут же спускается обратно. А потом, освоив эту высоту, поднимется ещё на одну ступеньку, потом ещё на одну. Ребёнок учится рассчитывать свои силы, соизмерять высоту перекладин с длиной своих ножек, учится цепко обхватывать эти палочки руками. Вот так и безопасность; это та же лесенка, по которой ребёнок должен учиться взбираться всё выше и выше. Его можно подстраховывать, но переступать и крепко держаться он должен учиться сам.

А вот поставьте неопытного ребёнка сразу посередине лесенки - и что получится?

Он испугается высоты (и вам срочно придётся снимать его) или полезет выше (не сомневаясь, что вы обязаны держать его), надеясь не на свою сноровку, которой ещё нет, а только на вас.

 

Хорошо, когда ребёнок не сомневается в родительской поддержке, но вы обязаны научить его рассчитывать на себя самого.

Чем старше дети - тем выше «лесенки», на которые они взбираются. И чем дальше - тем «лесенки» круче.

Раз за разом попадая в сложные ситуации и раз за разом выкарабкиваясь из них, юный человек вырабатывает в себе те критерии «можно- нельзя», «опасно- безопасно», на которые будет опираться впоследствии. У малыша они коротенькие- коротенькие, но постепенно, вместе с опытом будет расти и его умение; и тогда случается то, о чём мечтают все нормальные родители. У ребёнка появляется, и крепнет, и в нужный момент срабатывает «внутренний тормоз» - умение вовремя остановиться и даже подумать, просчитать последствия поступков, степень допустимого риска.

 

Без тормозов?

Когда же родители излишне опекают своё вихрастое чудо или излишне его контролируют, тормоза развиваются не у ребёнка - у них. Они перестают расти сами - как родители, да и ребёнка будут удерживать изо всех сил.

Тормозные (или тормозящие?) родители творят сразу две вредные вещи:

1) лишают ребёнка инициативы;

2) не позволяют ему тренировать тело и мозг.

«Ну, тело - ещё ладно, а при чём тут мозги?» - спросите вы.

В каждом человеке (а в нынешних детях особенно) заложен огромный творческий потенциал. И чтобы вырасти в творческого человека, ему надо только одно: свободно развиваться. Свободно - то есть без неразумных запретов.

Ребёнок - это уже Личность, и он имеет право на собственное мнение, на собственные поступки и даже (даже!) на собственные ошибки. А когда мы зажимаем его инициативу, контролируя и опекая без нужды, мы ломаем человека как личность творческую, то есть нестандартную. Как пропадает гибкость тела, так уходит и гибкость мышления. Если долго долбить, то человек, вероятно, вызубрит: «это нельзя - это можно», «делай так - не делай так». Но при этом существует большой риск, что человек отучится думать самостоятельно, собственной головой, принимать нестандартные решения. Он сможет действовать только по готовой стандартной схеме - и никак иначе; а в жизни случаются такие ситуации, когда только нестандартные действия помогут человеку спастись.

Вот две очень похожие ситуации. И посмотрите, как по- разному повели себя девушки. И ответьте на вопрос: почему?

 

Домой Люся возвращалась совсем поздно, было темно и немного страшно, и она торопилась. Оставалось пройти немного, совсем чуть- чуть, уже угол родного дома показался... и тут она услышала, почуяла позади себя какое- то странное движение. Обернуться даже не успела - хоп! - и незнакомый мужчина возник перед ней. «Стой!» - сказал он, протянул руку и схватил за плечо. Дальше Люська рассказывала так: «Понимаю, что нападают. Понимаю, что надо кричать. А вот что кричать... забыла». И тогда... И тогда перепуганная Люся вдруг высоко подпрыгнула, зачем- то сорвала с головы шапку и заорала во весь голос: «Ура- а- а- а!»

Надо ли говорить, что мужчина моментально дематериализовался ?

 

И другая, очень похожая ситуация:

Девушка (назовём её Вика) поздно вечером возвращалась домой. В одной руке она несла увесистую сумку, в другой - торт. Темнело, и она, конечно, торопилась, и было страшновато, и тоже идти оставалось чуть- чуть. И вдруг... Вика почуяла: что- то не так. Сумка резко потяжелела. Она подняла глаза - и увидела... И потеряла способность соображать. Незнакомый тип вцепился в её сумку, и стоит, и гадко ухмыляется ей в лицо. У Вики моментально обмякли ноги. «Ох!» - простонала она тихо. И опять повторила, чувствуя, что сейчас свалится на тяжёлый весенний снег: «Ох!., ох!., ох!» - и ничего, только этот протяжный стон. Так они и стояли: он дёргал, она охала и приседала. «Знаешь, - говорила она потом, - даже не думала, что так по-дурацки буду себя вести... Он тянет - а я ни слова сказать не могу, ни рвануть, ни дёрнуться, ни закричать. А он- то и есть - метр с кепкой». Собственно, на этом дело и кончилось: мимо проходили люди, они- то мужичка и спугнули.

А теперь вопрос на засыпку. Почему одна девушка нашла выход (пусть и странный), а другая ничего кроме «оханья» сделать была не в состоянии?

Конечно, характер, темперамент и т. д., и т. п., но нам думается, дело в первую очередь в другом. В незашоренности ума.

В умении мыслить нетрафаретно. В умении услышать подсказку изнутри. Невозможно услышать голос инстинкта, подсказку из подсознания, если долгие годы их заглушали строгие (громкие, нежные и очень надоедливые) родительские голоса.

 

Плотная опека и жёсткий контроль одинаково вредны для ребёнка.

 

Опека и жёсткий контроль, казалось бы, совершенно противоположные вещи, но вот парадокс: они мало чем друг от друга отличаются - по результату. И то и другое не позволяет расти и развиваться юному человеку так, как задумано природой, то есть проявляя свои возможности и удовлетворяя свои потребности. Тренировать тело и ум. Набираться опыта и учиться на собственных (маленьких, неопасных) ошибках.

Конечно, ошибка ошибке рознь. Нельзя позволить ребёнку попробовать мухомор и на личном опыте убедиться, как он опасен. Но на то и имеются родители, чтобы вовремя заметить, предупредить, остановить, просветить. Но можно (и нужно) позволять ребёнку действовать самому, решать самому, самостоятельно - с учётом его возраста, знаний и сил.

Можно позволить делать такие ошибки, которые особо не повредят, мелкие, по сути, - безопасные. Совершить небольшие ошибки (и получить малые неприятности) всё- таки лучше, и спокойнее как- то. И для нас, и для наших детей.

 

Это тренинг, обыкновенный тренинг, который проводит с детьми сама жизнь.

 

Конечно, проще сказать «не- зя- я- я». И многие родители говорят, к сожалению, это слово очень, очень охотно. Проверьте, вы не из их числа?

 

 

МИНИ- ТЕСТ

Нель- зя- я- я...

Отмечайте каждое «нельзя» и «нет», которое вы сказали своему ребёнку за день. Сделать это очень просто: положите в карман ручку и, как только «нельзякнули», тут же ставьте чёрточку на тыльной стороне руки.

Это потрясающе: к концу дня у некоторых родителей на руке чистого места не остаётся!

А вот теперь представьте, что все эти запреты метлой проходятся по разуму ребёнка. И выметают из головы умные, творческие мысли. Когда понадобится принимать свои решения (и защищать себя), как раз те дети, которых усиленно опекают и контролируют, оказываются самыми незащищёнными. У них словно нет точки отсчёта, внутренних весов: «что для меня опасно, а что - без», их инстинкт приглушён родительскими голосами.

Мир опасен, недобр, надо всё время быть начеку - разве это не тормоз для творческого развития, разве это не жестокая прививка от инициативы и любознательности?

И разве это не опасно - так сориентировать ребёнка?

 

Безмерно опекая и контролируя ребёнка, мы получаем ещё две неприятности - уже для себя:

1) вечно держим себя на взводе, не можем расслабиться и отдохнуть;

2) портим отношения с собственными детьми.

 

Что выросло - то выросло...

Лет до двух - двух с половиной ребёнок более- менее успешно держится за мамину- папину ручку и слушается. И реагирует на наши запреты. И особо не сопротивляется нашей опеке. А вот дальше начинаются проблемы. Одни обнаружатся уже года в три, другие - годам к семи, а некоторые могут не проявляться достаточно долго, вплоть до подросткового возраста или до тех пор, пока человек не закончит школу.

Конечно, опекать, запрещать, усиленно контролировать - так спокойнее... Но дети всё равно вырываются из- под нашего контроля. Ребёнок - это Личность, а Личность всегда борется за свои права. Насколько хватает духу.

Неповиновение, капризы, открытый бунт - это один вариант, который может вас ожидать. Как только ребёнок заявляет «Я сам!» - он начинает бороться за свою независимость. Если вы очень строги и умело (и яростно) пресекаете эти попытки, он всё равно будет бороться, но - тайно. А к школьным годам так поднатореет, что вы и догадаться не сможете, что с ним случается и в какие переделки он/она вот- вот попадёт. Взаимонепонимание, скрытность, потеря контакта - это из того же репертуара, увы. (Обидно, но это развиваем и взращиваем мы сами.)

Есть люди, которые, как боевой курок, находятся в вечно взведённом состоянии (вы не из их числа?); они привыкли с детства бороться за свои права, зубами вырывать их у родителей, спасаясь от опеки или тотального контроля. Есть другие - инфантильные, застенчивые, вечно попадающие в неприятности и переделки (вы не из их числа?). Эти люди - и те и другие - стали такими именно из- за того, что их слишком контролировали или слишком опекали в детстве. Из самых гуманных побуждений: для их же безопасности.

Итак, два варианта.

Первый - вечный борец. Из непослушного ребёнка вырастет непослушный взрослый - тот, кто не умеет слушать (и слышать) самого себя. Не в силах понять самого себя, он не поймёт свои истинные потребности, не найдёт своё место в жизни. (А когда ему понимать, если всё детство боролся: сначала - с вами, а потом, по привычке, со всеми, кто под руку попадёт.)

Второй - тихоня. Из послушного ребёнка вырастет послушный (читай: вечно подчиняющийся) взрослый, который не умеет постоять за себя. Этакая инфантильная робкая личность, перекладывающая ответственность на других, вечная детка, прячущаяся за чужую спину.

Конечно, у любого человека может оказаться внешне весьма удачная жизнь (престижная и денежная работа, семья, своя машина, яхта и особняк, и т. д., и т. п.). Но ведь мы о другом - о счастье. А вот со счастьем у них, этих людей, как правило,туговато.

 

Беда в том, что неправильная забота о безопасности ребёнка сказывается не сразу.

 

Сначала всё вроде бы в порядке: ребёнок под крылышком, родственники спокойны. Но постепенно, постепенно, незаметно юный человек отдаляется от нас, и закрывается, и меняется, и теряет то лучшее, что заложено в нём природой, то, с чем пришёл в этот мир и ради чего пришёл, - забывает...

И жёстким контролем, и плотной опекой мы тоже не сразу опутываем человека. Мы ведь не хотим ему зла. Поначалу, когда он совсем- совсем маленький, так и надо: опекать и оберегать. И мы и опекаем, и оберегаем. А потом, по мере роста и развития, когда пора давать всё больше простора, всё больше возможности проявить и испытать себя, у кого- то из нас на это не хватает духу.

И тут родителей можно понять. Пока сокровище было маленьким, оно во всём, буквально во всём, зависело от нас: благополучие, здоровье, безопасность... Мыпривыкли опекать его и заботиться о нём. На каком- то этапе наша опека становилась тесноватой для малыша - и он громогласно заявлял об этом. И тогда мы отступали - чуть- чуть, и бдительно следили, чтобы он не перешагнул дозволенную черту. Так повторялось и раз, и три, и всё- всё время. Но странное дело! Чем старше становится наше сокровище, тем труднее было поверить, как быстро оно растёт. И набирается опыта. И мудреет.

Каждый раз приходится делать усилие, чтобы подрасти и самим - как родители. Чтобы понять, что уже можно позволить ребёнку, а что рановато, какие решения он может принимать сам, а где неизбежно ошибётся. Одни из нас делают это более успешно, другие - менее, но у всех родителей сохраняется стойкий рефлекс, почти безусловный: вмешиваться и за- щи- щать.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.48.199 (0.014 с.)