ТОП 10:

Законом не могут устанавливаться дополнительные основания признания выборов несостоявшимися.



2 1 . Число избирателей, участников референдума, принявших участие в голосовании, определяется по числу бюллетеней установленной формы, обнаруженных в ящиках для голосования. Число участников референдума, принявших участие в референдуме, определяется по числу подписей участников референдума в списке участников референдума, проголосовавших в помещении для голосования в день голосования, и по числу отметок в списке участников референдума о том, что участник референдума проголосовал вне помещения для голосования либо досрочно.

Вопрос 25

Конституция 1993 года занимает верховенствующее положение в правовой

системе нашего государства. Она применяет новое для нашего законодательства

понятие “основы конституционного строя”. Оно заменило содержавшиеся в

Конституции РСФСР 1937 г. понятие “общественное устройство” и в Конституции

РСФСР 1978 г. понятие “основа общественного строя и политики”.

В каждом обществе имеется свой строй: экономический, политический,

социальный, духовные отношения. Этот общественный строй и является основой

для государства и права.

Конституционный строй - это совокупность закрепленных в конституции

принципов, основных ее положений, в соответствии с которыми должны

находиться все другие конституционные положения, а также текущее

законодательство. Основы конституционного строя образуют ядро Конституции,

т. е. то, что определяет само ее существо.

Согласно Конституции РФ, «Российская Федерация – Россия есть

демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой

правления». РФ также является суверенным, социальным, светским

государством, признающим права человека высшей ценностью.

Положения главы 1 Конституции РФ, формирующие основы конституционного

строя, занимают главное место в иерархии конституционных норм. Это находит

свое выражение в том, что все другие положения Конституции не могут

противоречить основам конституционного строя в соответствии с ч. 2 ст. 16

конституции РФ: “Положения настоящей главы Конституции составляют основы

конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе

как в порядке, установленном настоящей Конституцией. Никакие другие

положения настоящей Конституции не могут противоречить основам

конституционного строя Российской Федерации.”[1] Данное предписание

адресовано прежде всего второму по уровню (после Конституционного собрания)

органу учредительной власти - Федеральному Собранию, которое может

принимать законы об изменении и дополнении статей Конституции, но за

исключением содержащихся в главе 1, а также главах 2 и 9 (ч. 1 ст. 135). Ни

один принятый Федеральным Собранием закон, вносящий изменения в Конституцию

РФ, не должен противоречить основам конституционного строя. Все нормы,

содержащиеся в последующих главах Конституции РФ, должны толковаться в

соответствии с положениями главы 1. Положения гл. 1 Конституции РФ могут

быть изменены только в ходе полного пересмотра всей Конституции.[2]

Таким образом, статьи 1 главы Конституции РФ имеют высшую юридическую

силу над другими статьями, любые изменения этих статей недопустимо.

Статья 16 завершает важнейшую главу Конституции России “Основы

конституционного строя”, которая определяет главные черты государственного

и общественного строя, форму правления и политический. Эти положения

необычайно важны, на них базируются все последующие главы Конституции.

Принципы, закрепленные в главе 1 из-за их чрезвычайной важности нуждаются в

особой защите. Это нашло свое отражение в Основном законе, который не

допускает пересмотра парламентом положений этой главы. Данное

конституционное установление дает стабильность нашей Конституции и

конституционному строю. Если же предложения о пересмотре положений

Конституции будут поддержаны 3/5 голосов от общего числа членов Совета

Федерации и депутатов Государственной Думы, то они могут быть рассмотрены в

особом порядке, предусмотренном в главе 9 Конституции с соблюдением весьма

сложной процедуры.

Вопрос 25

Действующая Конституция отказалась от принципа жесткой опеки

государства над духовной жизнью общества и устанавливает принцип светского

государства.

Светским государством следует считать такое государство, в котором не

существует какой-либо официальной, государственной религии и ни одно из

вероучений не признается обязательным или предпочтительным.

Согласно ст. 14 Конституции России Российская Федерация объявлена

светским государством: «Никакая религия не может устанавливаться в качестве

государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от

государства». Правовое положение церкви в современной России, помимо

конституционных положений, регулируется российским законом «О свободе

совести и о религиозных объединениях».[11]

Принятие этого закона, как известно, сопровождалось бурной полемикой

не только в церковных кругах, но и в самих органах государственной власти.

Так что же явилось причиной возникновения противоречивых мнений в

процессе принятия Федерального Закона «О свободе совести и религиозных

объединениях»? По существу речь идет о различном истолковании новых

положений Федерального Закона от 26.09.1997, в корне отличающих его от

предшествующего законодательства в этой области, в особенности от явно

устаревшего Закона РСФСР «О свободе вероисповеданий» от 25 октября 1990

года. В основе же разногласий отечественных и зарубежных политиков лежит

диаметрально противоположная оценка роли государства и, прежде всего

исполнительной власти в правовой регламентации конфессиональной

деятельности. Проводники новой государственной политики в отношениях

государства и церкви, воплощенной в новом Федеральном Законе от 26 сентября

1997 года, отстаивают необходимость усиления роли исполнительной власти при

создании религиозных объединений и осуществлении контрольных полномочий

правоохранительных органов за их деятельностью. Такая позиция учитывает и

международную практику. В частности, решением Европейского парламента от 29

февраля1997 года предусмотрена возможность ограничения деятельности

религиозных объединений: государствам-членам Европарламента рекомендовано

не предоставлять «статус религиозной организации автоматически», а также

пресекать противоправную деятельность сект вплоть до их ликвидации.

Высказывались мнения, что Федеральный Закон имеет «дискриминационную

сущность», затрудняющую деятельность всех конфессиональных организаций,

помимо так называемых «традиционных», укоренившихся в России на протяжении

столетий и объединяющих приверженцев православия, ислама, буддизма и

иудаизма. На самом деле Федеральный Закон от 26 сентября 1997 года основан

на межконфессиональной концепции государственного регулирования, в

соответствии с которой «протекционистская политика государства

распространяется на все легитимно созданные религиозные объединения». Новый

Закон не предусматривает режима наибольшего благоприятствования в отношении

традиционных религий. Единственное упоминание о них содержится в преамбуле,

но не в нормативных предписаниях закона, которым подтвержден

конституционный принцип равной правовой защиты всех конфессиональных

объединений, официально действующих на территории России.

Суть ФЗ от 26 сентября 1997 года заключается в закреплении

превентивных полномочий правоохранительных органов: государственная власть

заинтересована в предотвращении возможной противоправной деятельности так

называемых «тоталитарных» сект, исключающих добровольную основу членства и

препятствующих выходу граждан из религиозного объединения.

Механизм государственной разрешительной политики, воплощенной в

полномочиях федеральных министерств и ведомств по регистрации,

лицензированию и контролю, призван предотвратить причинение имущественного

и морального вреда приверженцам различных вероисповеданий.

Религиозные объединения могут быть созданы в форме религиозных групп

и религиозных организаций. Следует подчеркнуть, что правоспособностью

юридических лиц обладают только зарегистрированные в органах юстиции

религиозные организации. Федеральный Закон от 26 сентября 1997 года

определяет статус факультативного и императивного режимов регистрационных

отношений, и их различия обусловлены намерениями лицу, создавших

религиозную группу. Факультативный режим имеет место в случае, если

учредители религиозных групп не намерены ходатайствовать в органах юстиции

о предоставлении им статуса юридического лица. Обязательная же

государственная регистрация предусмотрена лишь для объединений, созданных в

форме религиозной организации.

Нельзя отказать в регистрации религиозного объединения по мотивам

нецелесообразности его создания.

Для осуществления императивных регистрационных отношений решающее

значение имеет временной ценз деятельности объединения на территории

России.

Статус общероссийского религиозного объединения распространяется

только на централизованные религиозные организации, которые действуют на

территории России на законных основаниях не менее 50 лет (и имеющие в своем

составе минимум три местные организации, зарегистрированные на территории

одного или нескольких субъектов Российской Федерации) к моменту обращения

организации в орган юстиции с заявлением о государственной регистрации.

Учредители местной религиозной организации обязаны подтвердить в органе

юстиции факт своей деятельности на соответствующей территории в течение не

менее 15 лет (это требование не распространяется на местные религиозные

объединения, которые действовали в составе централизованной религиозной

организации до государственной регистрации).

Однако все же есть возможность распространения прав юридического лица

для местной и централизованной религиозной организации и без временного

ценза. Однако в этом случае учредители обязаны ежегодно в течение 15 лет

перерегистрироваться в территориальных органах юстиции. На такие

объединения распространяется целый ряд ограничений: они не вправе

образовывать учреждения профессионального религиозного образования,

производить, приобретать, распространять религиозную литературу, иметь при

себе представительство иностранной религиозной организации.[12]

Созданию централизованной религиозной организации свойственна особая

периодичность регистрационных отношений: на первом этапе государственной

регистрации подлежат местные организации, и только после ее завершения

учредители вправе ходатайствовать о регистрации централизованной

организации.

Для создания конфессиональными объединениями учреждений

профессионального религиозного образования необходимо сочетание двух видов

разрешительной политики. Такие учреждения подлежат государственной

регистрации в органе юстиции в качестве религиозного объединения, и для

получения права осуществления образовательной деятельности необходима также

выдача лицензии Министерством общего и профессионального образования

Российской Федерации.

Ликвидация конфессионального объединения также регламентируется

нормами административного права. Как правило, инициатором ликвидации или

запрета деятельности объединения является Министерство юстиции Российской

Федерации или его территориальный орган в субъекте федерации, но решение по

существу принимается судом. Федеральным законом не урегулированы различия в

процедурах ликвидации и запрета деятельности религиозного объединения,

однако полное прекращение правоспособности конфессиональной организации как

юридического лица допускается только в случае ее ликвидации судом. Запрет

деятельности объединения представляет собой временную превентивную меру,

цель которой - устранение фактов нарушения действующего законодательства,

выявленных органом юстиции или иным правоохранительным органом в процессе

осуществления контрольных функций.

Передача религиозным организациям соответствующего недвижимого

имущества с относящимися к нему земельными участками, которые находятся в

государственной или муниципальной собственности, осуществляется

безвозмездно. В таком же порядке, как правило, по решению соответствующего

органа исполнительной власти, конфессиональное объединение наделяется и

отдельными правомочиями собственника. Передача в собственность религиозным

объединениям культовых зданий и сооружений влечет за собой и имущественные

обязанности по их функциональному использованию. Конфессиональные

объединения вправе владеть, пользоваться и распоряжаться культовыми

зданиями и сооружениями только в целях совершения богослужений и иных

религиозных обрядов и церемоний, предусмотренных внутренними

установлениями. Следовательно, очевидны определенные ограничения правомочий

собственника. Договоры аренды зданий и сооружений, переданных

государственными и негосударственными юридическими и физическими лицами в

собственность религиозным организациям, должны предусматривать их

функциональное использование арендатором, что фактически означает

легитимную возможность существования таких арендных отношений, участниками

которых являются только приверженцы данного вероисповедания. Несоблюдение

указанных условий влечет за собой недействительность договора аренды.

Органы исполнительной власти контролируют соответствие федеральному

законодательству внутренних установлений религиозных организаций, прежде

всего уставов. При невозможности точно установить, соответствуют ли закону

сведения и другие положения уставов, орган юстиции вправе приостановить

процедуру регистрации на срок до шести месяцев для проведения

государственной религиоведческой экспертизы, определение порядка которой

отнесено к исключительному ведению Правительства Российской Федерации.[13]

Исполнительная власть взаимодействует с конфессиональными

объединениями при определении статуса учреждений религиозного образования.

Светская основа системы образования в нашей стране не препятствует

преподаванию религиоведческих учебных дисциплин в государственных или

муниципальных образовательных учреждениях: администрация таких учреждений

вправе удовлетворить просьбу родителей, обратившихся с просьбой о

преподавании религиоведческих дисциплин на факультативной основе. Таким

образом религиозное образование или основы его могут быть получены не

только в учреждениях конфессионального образования, но и в государственных

и муниципальных образовательных учреждениях.

Федеральный закон от 26 сентября 1997 года предусматривает также

контроль за религиозными организациями. Функции контроля осуществляют:

1. Органы юстиции (уставная деятельность религиозной

организации).

2. Государственная налоговая служба и Федеральные органы

налоговой полиции (финансовый контроль).

3. ФСБ и МВД России (специализированный контроль).

Особую разновидность административно-правовых норм в рассматриваемой

сфере отношений составляют предписания Федерального закона от 26 сентября

1997 года, которые предусматривают односторонние обязательства органов

исполнительной власти. Должностное лицо правоохранительного органа не

вправе настаивать на допросе священнослужителя по исповедальным

обстоятельствам; разглашение тайны исповеди не допускается даже в случае

совершения тяжких уголовных преступлений или административных проступков.

Тем самым законом предусмотрен иммунитет священнослужителей в сфере

административной и уголовной юрисдикции.[14]

Неучастие Русской Православной Церкви (РПЦ) в государственном

строительстве и в осуществлении мирских полномочий исполнительной власти не

следует отождествлять с отстраненностью церкви от решения судьбоносных

внутриполитических проблем. Все органы внутрицерковного управления РПЦ

обладают потенциальной возможностью участвовать в деятельности органов

исполнительной власти.

Разработка основ взаимодействия РПЦ и государства отнесена к ведению

ее высшего конфессионального органа - Поместного Собора. В период, когда

Поместный Собор не созывается, указанные полномочия осуществляются

подотчетным ему органом - Архиерейским собором РПЦ. Поместный и

Архиерейский соборы являются высшими представительными органами РПЦ,

различающимися периодичностью их созыва. Поместный Собор должен созываться

не реже одного раза в пять лет, тогда как перерывы в заседаниях

Архиерейского собора не могут превышать двух лет. Священный Синод -

единственный постоянно действующий орган внутрицерковного управления,

который осуществляет полномочия Архиерейского и Поместного Соборов в период

между их заседаниями. Председательствует на заседаниях Священного Синода

Патриарх РПЦ.

Решения Поместного и Архиерейского Соборов и Священного Синода в

сфере взаимоотношений с государством призваны содействовать решению

важнейших внутриполитических проблем. В случае кризисных ситуаций высшие

органы церкви, руководствуясь доктриной невмешательства в политико-правовые

причины разногласий, призваны способствовать примирению противоборствующих

сторон. Таким образом, РПЦ выполняет роль духовного арбитра во

внутригосударственных конфликтах.

Отделение религиозных объединений от государства ( это более четкая

формула, чем отделение церкви от государства ), закрепленное частью второй

ст. 14 Конституции РФ, означает, что государство, его органы и должностные

лица не вмешиваются в вопросы определения гражданами своего отношения к

религии, в законную деятельность религиозных объединений и не поручают

последним выполнение каких-либо государственных функций. В то же время

государство охраняет законную деятельность религиозных объединений.

Религиозные объединения не могут смешиваться в дела государства, не

участвуют в выборах органов государственной власти и в деятельности

политических партий. Вместе с тем религиозные объединения могут принимать

участия в социально-культурной жизни общества в соответствии с

законодательством, регулирующим деятельность общественных объединений.

Указанные положения содержатся в ст. 8 Закона РСФСР от 25 октября 1990 г.

“О свободе вероисповеданий”[15].

Статья 9 Закона “О свободе вероисповеданий” называется “Светский

характер системы государственного образования”. Она устанавливает, что

обучение в государственных и национальных образовательных учреждениях носит

светский характер и не преследует цели формирования какого-либо отношения к

религии. В то же время в негосударственных образовательных учреждениях,

частным образом на дому или при религиозном объединении, а также

факультативах( по желанию граждан ) во всех учебных заведениях

преподавание вероучений и религиозное воспитание допускается. Указанное

положение нельзя путать как это часто бывает, с возможностью включения в

официальное обучение программы государственных и муниципальных

образовательных учреждений Закона Божьего или других религиозных дисциплин.

Светское образование несовместимо с этим.

Таким образом, светское государство не провозглашает какой-либо

официальной или предпочтительной религии, ни одно вероучение не оказывает

определяющего влияния на деятельность государства, систему государственного

и муниципального образования.

В светских государствах в настоящее время каких-либо существенных

разногласий между государством и церковью не наблюдается: положение церкви

в государстве стабилизировано и не подвергается каким-либо кардинальным

изменениям. По-видимому, это достигается совместной работой органов

государства и церкви, результатом которой стало принятие решений,

удовлетворяющих обе стороны.

Однако, на мой взгляд, государство имеет преимущественный потенциал

воздействия на положение церкви путем принятия законов, которые обязательны

для исполнения. Поэтому, если и возникнут какие-либо трения, то государство

имеет возможность быстро «урезонить» церковь силой своей власти. Причем

характер ограничений может носить специфический характер - например,

вопросы собственности церкви, занятия церкви коммерческой деятельностью и

т.п. Такое положение вещей, на мой взгляд, крайне ограничивает ответные

меры церкви по отношению к государству, ведь не будешь же апеллировать к

верующим (с просьбой поддержать церковь) на то, что государство-де положило

глаз на, скажем, собственность церкви. Возможно, мои умозаключения носят

скорее умозрительный, отвлеченный характер, но такое положение вещей нельзя

исключать. Однако степень воздействия церкви на государство через верующих

тоже не стоит преуменьшать, причем не важно, светское это государство или

теократическое.

Следует отметить укрепление положения церкви в России. О том, что

церковь возрождается в России, можно судить по многим обстоятельствам:

реконструируются старые и строятся новые Храмы; выпускается множество газет

религиозного содержания («Жизнь с Богом», «Истина и жизнь» (католическое

издание), «Символ», «Русь православная» и др.), да и других газетах все

чаще появляются заметки и статьи, так или иначе связанные с церковной

тематикой; по телевидению в самых разных программах часто можно увидеть не

только репортажи о церкви, но и самих церковных деятелей, которые, к слову,

принимают, можно сказать, активное участие в политической и общественной

жизни страны (взять, хотя бы, активно дебатировавшийся зимой 2001 года

вопрос об уже упоминавшимся мной выше противодействии некоторых

представителей духовенства введению общероссийской системы налогового

учета; присутствие Святейшего Патриарха на практически всех больших

праздниках рядом с политическими деятелями и т.п.); люди все чаще и охотнее

посещают церковь; открываются религиозные образовательные учреждения, в том

числе и еврейские.

 

Вопрос 27

Принцип свободы экономической деятельности содержится в статье 8 Конституции РФ, которая входит в главу 1 Конституции «Основы конституционного строя». Как видно, данное конституционное положение относится к наиболее важным принципам конституционного строя, на которых строится государство и общество.

Применительно к личности свобода экономической деятельности означает свободу приложения ею своих сил в материальной (экономической) сфере, в отличие от предшествующих конституций, закреплявших обязательность трудовой деятельности, общественно полезного труда на благо страны[1]. Что касается Конституции РФ 1993 года, то в соответствии с ней человек и гражданин имеет право: быть предпринимателем, то есть стать организатором экономической деятельности (производства), работодателем; стать наемным работником (ограничиться продажей своего труда); заняться индивидуальной трудовой деятельностью и обеспечивать удовлетворение своих потребностей; не заниматься никакой деятельностью (жить в качестве иждивенца, рантье и т.п.).\

Принцип свободы экономической деятельности является основой конституционного начала общественного устройства. Экономическую деятельность можно определить как участие людей в производстве, распределении, перераспределении материальных и иных благ для удовлетворения своих потребностей. Важные элементы этой деятельности – ресурсы, труд, капитал, товарно-денежные отношения. Свобода экономической деятельности дает возможность каждому беспрепятственно вступать в нее, выбирать вид и характер, создавать и преобразовывать предприятия, распоряжаться продуктами своей деятельности, в том числе с целью извлечения прибыли. Закрепление данного принципа в Конституции – свободное использование своих способностей, имущества для предпринимательской и иной экономической деятельности, выбор профессии, объединение по экономическим интересам, техническое творчество.

Конституция нашей страны провозглашает свободу экономической деятельности, то есть право каждого использовать свои способности и имущество любым не запрещенным законом способом. Обязательным для реализации указанного права является соблюдение принципа равных возможностей. На деле, однако, этот важнейший принцип не всегда находит должное отражение в действующем законодательстве[2].

Следующая группа принципов касается организации хозяйствования в государстве. В статье 8 Конституции, определяющей экономическую основу конституционного строя России, содержатся важнейшие принципы регулирования экономических отношений: гарантируется единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности.

Одной из форм ограничения свободы экономической деятельности является установление государством квот или запрета на конкретные виды продукции или виды предпринимательства

Важность экономических прав человека и гражданина состоит в том, что это права, без которых принципы не могут быть реализованы. Речь, прежде всего, идет о свободе труда, праве выбирать род деятельности или занятий; эта свобода выбора гарантируется статьей 37 Конституции РФ; без этого конституционного права рынок труда не состоится. Это один из элементов рынка вообще.

К этому же понятию рынка труда относятся и другие конституционное права, которые гарантируются статьей 27, – «свобода передвигаться, выбирать место пребывания и жительства».

Вопрос 30

Конституционное закрепление принципа многопартийности

 

Статья 13: «1. В РФ признается идеологическое многообразие. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. 3. В РФ признаются политическое многообразие, многопартийность. 4-6.».

Организационным воплощением идеологического многообразия является многопартийность Государство не может определять количество политических партий, их идеологическую направленность, но оно устанавливает правовой статус этих организаций. Согласно Федеральному закону "О политических партиях" деятельность политических партий не должна противоречить требованиям законности, а их цели - основам конституционного строя, правам человека, национальной безопасности России.

Деятельность политических партий основывается на принципах добровольности, равноправия, самоуправления, законности и гласности. Политические партии свободны в определении своей внутренней структуры, целей, форм и методов деятельности, за исключением ограничений, установленных ФЗ. Деятельность политических партий не должна нарушать права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией РФ. Политические партии действуют гласно, информация об их учредительных и программных документах является общедоступной. Политические партии должны создавать мужчинам и женщинам, гражданам РФ разных национальностей, являющимся членами политической партии, равные возможности для представительства в руководящих органах политической партии, в списках кандидатов в депутаты и на иные выборные должности в органах государственной власти и органах местного самоуправления.

Закон запрещает создание политических партий по признакам профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности. Структурные подразделения политических партий создаются и действуют только по территориальному признаку. Не допускается создание структурных подразделений политических партий в органах государственной власти и местного самоуправления, Вооруженных Силах России, правоохранительных и иных государственных органах и негосударственных организациях. Исключение составляют представительные (законодательные) органы государственной власти.

Запрещается вмешательство политических партий в учебный процесс образовательных учреждений.

Создание и деятельность на территории России политических партий иностранных государств и структурных подразделений этих партий не допускается.

Органы государственной власти, их должностные лица не вправе вмешиваться в деятельность политических партий, равно как и политические партии в деятельность органов государственной власти, их должностных лиц, органов местного самоуправления.

 

Вопрос 33







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.237.183.249 (0.034 с.)