ТОП 10:

Объект правовой науки: понятие и состав.



Реально существующий мир во всем многообразии его кон­кретных проявлений — предметов, процессов, событий, совер­шаемых в природной среде, обществе и мыслительной деятель­ности, — понимается как объект науки. Для теории государства и права немаловажным является вопрос о том, какую часть право­вой и социальной реальности нужно исследовать, чтобы рас­крыть ее предмет, или, иначе говоря, каким должен быть объект данной науки.

В философской и науковедческой литературе объект понима­ется как реально существующий мир или его часть, исследуемые наукой для раскрытия ее предмета, тогда как предмет — это оп­ределенный аспект, закономерности существующего мира, по­знание которых составляет непосредственную цель науки. Изло­женное понимание объекта и предмета науки позволяет успешно решать вопросы о соотношении эмпирического и теоретического уровней знаний науки, о системе методов научного познания и заслуживает самого пристального внимания.

В объект правовой науки в целом и ее отдельных отраслей входят государство, право, правоотношения, правонарушения и другие политико-правовые явления. Именно они составляют ос­нову объекта юридической науки. Юридическая наука обособи­лась от других наук во всей системе общественных знаний имен­но потому, что она непосредственно специализируется на изуче­нии названных компонентов социального бытия. Однако объект правовой науки не может быть ограничен только названными яв­лениями.

Общество представляет собой сложный целостный организм, все компоненты которого тесно связаны друг с другом, постоянно испытывают позитивное или негативное воздействие других соци­альных явлений. Так, на процесс реализации норм права, их во­площение в конкретных правовых отношениях непосредственно влияют экономика, политика, культура и другие сферы общества, а также субъективные факторы: цели субъектов правоотношений, их правовая психология, профессиональный и жизненный опыт, политико-правовые чувства, эмоции. С учетом этих факторов за­конодательные и иные правотворческие органы разрабатывают за­коны и иные нормативные правовые акты. Поэтому объект теории государства и права как основа, начальный пункт научного позна­ния должен включать не только политико-правовые феномены (государство, право, правоотношения, правонарушения), но и конкретно-исторические условия их существования. Особое вни­мание следует уделять реальному поведению индивидов и иных субъектов права, направленному на реализацию норм права в кон­кретных правоотношениях, а также правовой психологии граж­дан, должностных лиц, их оценкам действующего права, деятель­ности государственных органов и мотивам правомерного или про­тивоправного поведения. Именно в этих реальных процессах определяется способность действующего права быть эффектив­ным регулятором общественных отношений, равно как и способ­ность государства обеспечивать эффективное управление делами общества.

Реальное поведение субъектов права в сфере предметно-прак­тической деятельности и результаты этой деятельности понима­ются как практика. Практика — непосредственная деятельность, направленная на создание материальных благ, преобразование природы или общества и осуществляемая человечеством на всем протяжении его существования. Как целостная система практика состоит из четырех элементов: 1) целей; 2) средств предметной деятельности; 3) чувственно-предметной деятельности; 4) резуль­татов деятельности. Лишь в единстве всех этих элементов пред­метная деятельность человека является практикой и выступает в качестве основы и конечного пункта научного познания.

При этом важно учитывать, что для правовой науки исследова­ние практики имеет целенаправленный характер и в конечном счете ориентировано на выявление непосредственного бытия по­литико-правовых явлений: государства, права, правоотношений. Но поскольку процессы и закономерности развития и действия политико-правовых явлений невозможно выявить и верно объяс­нить без учета их тесной взаимосвязи с иными социальными яв­лениями и процессами, то юристам приходится значительно рас­ширять объект правовой науки и включать в него всю совокуп­ность неправовых социальных явлений, оказывающих наиболее интенсивное влияние на исследуемые политико-правовые явле­ния.

Признание социально-политической практики как одного из компонентов объекта правовой науки составляет коренное отли­чие российского правоведения, стоящего на материалистических позициях, от иных политических и правовых теорий. Понимание объекта правовой науки как совокупности норм и конкретных правоотношений является вполне приемлемым для социологиче­ской теории права. Так, российский правовед Н. М. Корку нов считал необходимым за основу изучения брать не нормы, а юри­дические отношения. Аналогичного мнения придерживался не­мецкий юрист Р. Иеринг.

Бесспорно, анализ правовых отношений (по сравнению с дог­матическим изучением права) расширяет возможности юридиче­ской науки, однако оставляет за ее пределами те сферы социаль­ного бытия, которые являются в итоге источником изменения и развития права и регулируемых им общественных отношений. Вследствие этого правовые теории, исследующие правовые отно­шения, как и юридический позитивизм, не поднимаются до рас­крытия подлинных закономерностей функционирования и разви­тия права. Только материалистическая теория права называет сво­им объектом социальную практику в целом и тем самым полно и точно определяет круг правовых и социальных явлений, познание которых способно увенчаться раскрытием правовых закономерно­стей.

Следует признать, что понимание социальной правовой прак­тики как объекта правовой науки не может трактоваться в каком- либо ином, более упрощенном смысле, отличном от того, кото­рым ее наделяет философия. Между тем в юридической литерату­ре известны попытки трактовать категорию «практика» в более узком значении. В частности, довольно распространенным явля­ется взгляд на судебную практику только как на результат, итог деятельности судебных органов в виде устоявшейся линии по раз­решению определенной категории дел. При этом решительно от­вергается мысль о том, что к судебной практике относится любое решение суда, определение кассационной либо надзорной ин­станции или даже сумма решений по конкретной группе дел.

Изложенное понимание судебной практики является односто­ронним и неточным. Творческое применение философских кате­горий в конкретных науках, в том числе в общей теории государ­ства и права, представляет собой процедуру обогащения, напол­нения всеобщего конкретным содержанием, а не произвольное толкование всеобщего на уровне отдельного и единичного. Как видовое понятие «судебная практика» должна содержать все признаки философской категории «практика». И с этих пози­ций судебная практика является предметно-практической дея­тельностью судебных органов по разрешению уголовных, граж­данско-правовых и административных дел независимо от того, объективируются ее результаты в форме устоявшейся линии по разрешению определенной категории дел или просто в виде ре­шений по конкретным делам. Кроме того, в судебную практику входят конкретно-исторические условия деятельности судебных органов, правовое сознание их работников и иных участников судебного процесса.

Непоследовательное согласование понятия «судебная практи­ка» с его родовой, философской категорией сыграло негативную роль в развитии правовой науки. Из-за узкого понимания судеб­ной практики в советской юридической доктрине 1930—1950-х гг. эмпирический базис правовых исследований был сведен к анализу решений вышестоящих судебных инстанций. Оторванные от со­циальных правовых явлений, ученые-юристы не смогли осущест­вить теоретический анализ правовой политики Советского госу­дарства тех лет, подменив подлинно научный метод познания апо­логетикой решений партии, догматизмом и схоластикой.

Политико-правовая практика как компонент объекта правовой науки включает всю предметно-практическую деятельность обще­ства в сфере государства и права: правотворчество, правореализа- цию, правоохрану, правоприменение, правомерное и противо­правное поведение субъектов права, процессы формирования права, деятельность общественных организаций и партий. Одно­временно в объект данной науки входит социальная практика в той мере, в какой она влияет на процессы деятельности государст­ва и правового регулирования. Это уровень развития производи­тельных сил общества и обеспеченная им совокупность матери­альных благ, система экономических отношений производства, распределения, обмена и потребления этих благ, уровень культуры общества, политический режим государства, наличие социальных и политических условий для реализации конституционных прав и свобод граждан и др. Особым компонентом социальной правовой практики выступают организованная преступность и явления, препятствующие эффективной реализации субъективных прав, закрепленных действующим законодательством.

Нельзя полагать, что все необходимые для исследований госу­дарства и права социальные факты могут быть получены из иных социальных наук. Ни экономисты, ни социологи, ни представите­ли других общественных дисциплин не могут дать юристам всех данных относительно связей и зависимостей права от экономиче­ских, политических, психологических, нравственных и иных со­циальных факторов.

Каждая социальная наука изучает практику и осуществляет сбор эмпирических фактов применительно к своему предмету ис­следования. Она исследует лишь одну сторону, часть социальной практики, тогда как юриста интересуют данные о комплексном влиянии экономических, политических, психологических, нрав­ственных и иных факторов на государство, право и другие явле­ния, изучаемые правоведением. При этом юрист не ограничивает­ся констатацией данных фактов, а доводит свой анализ до выяв­ления механизма объективации, отражения неправовых факторов в политико-правовой сфере. Этот анализ составляет основное от­личие эмпирических исследований в сфере правоведения от ана­логичных исследований в других социальных науках.

Объект теории государства и права понимается как совокуп­ность политико-правовых явлений (государства, норм права, пра­воотношений и др.) и юридической, политической практики, а также социальной практики (в той части, в какой она воздейст­вует на политико-правовые явления и процессы).

Объект выступает началом научного познания. В конечном счете теория государства и права должна раскрыть свой предмет — закономерности функционирования и развития исследуемой ею объективной реальности. Но успешно решить эту задачу можно, лишь начав исследование с изучения объективной реальности, практики. Таким образом, понятия объекта и предмета теории го­сударства и права характеризуют качественно различные состоя­ния в познании, какими являются начальный и конечный пункты научного исследования, и определяют совокупность методов, при­емов, способных обеспечить успешное восхождение от объекта к предмету науки.




Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь - 54.225.20.73