ТОП 10:

Некоторые соображения общего характера



Я не буду подробно останавливаться на анализе находок в других древних поселениях на территории Анатолии. Они в целом повторяют ту картину, которая просматривается по приведенным наиболее показательным примерам древней металлургии в этом регионе. Таких поселений уже найдено немало, и еще больше подобных находок следует ожидать уже в ближайшем будущем, поскольку ныне археологические исследования в центральных и восточных районах Турции только набирают обороты и, наверняка, дадут много нового материала для изучения – в том числе и по истории освоения металлов человеком.

Так, например, в ходе экспедиции Фонда развития науки «III тысячелетие» в 2012 году нам удалось посетить раскопки древнего города Алалах (близ современного города Антакья). Здесь археологи углубились лишь в отдельных местах на несколько метров и дошли пока только до раннехеттского периода (начало II тысячелетия до нашей эры) – времени, когда здесь уже был крупный торговый центр, раскинувшийся на огромной территории. А что ожидает их, когда они уйдут еще дальше вглубь времени?..

Рис. 74. Раскопки царского дворца в Алалахе

Не будем мы здесь приводить и подробной информации по находкам в северо-западном Иране – они также в целом повторяют картину в Анатолии. Причем повторяют настолько, что мы вполне можем говорить о едином Анатолийско-Иранском очаге древней металлургии.

«Сравнение моделей металлопроизводства четырех регионов Ближнего Востока в Раннем Бронзовом Веке свидетельствует о вхождении Северной Месопотамии, Восточной Анатолии, Западного Ирана, Северного Кавказа, в какой-то мере Сиро-Палестины в единую культурную зону, о которой писали другие авторы (Андреева, 1979; Трифонов, 1987). Наши исследования подтверждают эту точку зрения и позволяют говорить о том, что основой формирования этой зоны во многом стала общая производственная традиция металлопроизводства» (Л.Авилова, ««Металл Ближнего Востока в контексте социально-экономических и культурных процессов», автореферат диссертации, 2011).

Правда, находки на северо-западе Ирана датируются несколько более поздним временем, нежели поселения в Анатолии. Но это не должно вводить нас в заблуждение. Мы не вправе тут делать (как, увы, это часто делают историки) поспешного вывода о том, что в Иране металлургия появилась якобы позже, будучи привнесенной сюда из Анатолии.

Во-первых, радиоуглеродный метод, используемый для (косвенной!) датировки металлических изделий сам по себе вовсе не столь точен, как это заявляется (подробно – см. в интернете статью автора «Чего изволите-с?.. Меню радиоуглеродного датирования и дендрохронологии»). И реальные ошибки в датировке столь древних находок могут легко достигать тысяч лет.

А во-вторых, в Иране на протяжении уже довольно большого периода времени далеко не самая благоприятная для исторических исследований религиозно-политическая обстановка. Археологические работы здесь если и не свернуты совсем, то уж в любом случае отстают от турецких по темпам и масштабам на порядки. И видимое «отставание» по древности местных находок от находок в Анатолии вполне может оказаться мнимым и быть на деле обусловленным просто отставанием местной археологии. Абсолютно не исключено, что если исследования в Иране активизируются, то и тут будут обнаружены существенно более древние следы металлургии.

Любопытно в связи с этим, что целый ряд исследователей Ветхого Завета пытается искать следы библейского Рая, в котором жили Адам и Ева до их изгнания оттуда, именно в районе северо-западного Ирана…

Рис. 75. На озере Урмия в северо-западном Иране

Но и не дожидаясь информации о новых находках, можно уже сделать целый ряд важных промежуточных выводов, которые сводятся к тому, что общая картина по древним поселениям Анатолии и Ирана полностью согласуется с утверждениями, ранее сделанными в данной книге.

Во-первых, свидетельств так называемого «медного века» на территории Старого Света не прослеживается и в помине. С момента самых первых признаков древней металлургии обнаруживаются следы производства мышьяковистых бронз.

«Новейшими исследованиями, с применением химического и количественного спектрального анализов, установлено, что многие древние медные и бронзовые предметы, найденные в различных регионах Старого света, изготовлены не из чистой меди, а из медно-мышьяковых сплавов» («Всеобщая история химии» под ред. Ю.Соловьева).

«Для эпохи энеолита существуют две серии анализов, которые можно считать достаточно представительными, это 42 анализа по Анатолии и 69 по Ирану. Наиболее важное наблюдение для данного периода – то, что в обоих регионах уже в это раннее время металлургически «чистая» медь без искусственных примесей не являлась доминирующим материалом: если в Анатолии она составляет больше половины проанализированного материала (62%), то в Иране – меньше половины. Важным материалом был медно-мышьяковый сплав (в Иране он был основным – 53% анализов)...» (Л.Авилова, ««Металл Ближнего Востока в контексте социально-экономических и культурных процессов», автореферат диссертации, 2011).

И не случайно сами археологи в своих отчетах даже не упоминают слоев, связанных с медным веком, а используют термин «энеолит», который обозначает (по своему определению) переходный период от неолита (каменного века) к бронзовому веку. И за слоями энеолита следуют непосредственно слои РБВ – раннебронзового века. Медному веку тут даже просто места не находится…

Во-вторых, производство мышьяковистых бронз даже на самом раннем этапе явно не было «случайным результатом», а имеет все признаки целенаправленного легирования меди мышьяком – причем не добавками к готовому металлу, а посредством смешивания медных и мышьяковистых руд на стадии плавки.

И даже сами исследователи древней металлургии под давлением накопившихся фактов уже вынуждены констатировать полную негодность прежних теоретических подходов к истории освоения металлов.

«…эволюция, которую претерпела металлургия меди на Ближнем Востоке, как и в других географических регионах, не соответствует заранее установленной и логичной однолинейной схеме развития от технически простейших форм (самородный металл) до самых сложных (восстановление сульфидов)…» (Х.-Л.Фенельос, «Металлургия древнего Ближнего Востока»).

В-третьих, абсолютно нигде не обнаруживается никаких следов неудачных экспериментов с «неправильными» рудами. Древние металлурги каким-то образом сразу использовали верный рецепт.

«Очень показательными являются данные, полученные на поселении Норшун-Тепе [Турция – АС], где обнаружено два типа руды: руда в кварце, содержавшая значительные примеси мышьяка и сурьмы, и руда в песчанике, в которой подобные примеси почти отсутствовали. При этом в шлаках поселения повышенные концентрации этих элементов выявлены не были, поскольку шлак образовался при плавке руды в песчанике. Руду же в кварце из-за очень высоких концентраций сурьмы плавить и вовсе было нельзя» («Древняя история Южного Зауралья»).

В-четвертых, нигде нет следов и экспериментирования с топливом. В частности, при наличии больших залежей каменного угля в Турции ни на одном этапе своей деятельности древние металлурги его так и не пытались использовать. И это – на фоне огромного перечня разнообразных минералов, которые добывали жители древних поселений в этом регионе для самых разных целей.

Рис. 76. Для изготовления печатей использовались самые разные минералы (Тегеран, музей)

В целом же получается, что в Анатолийско-Иранском очаге древний человек каким-то образом освоил сразу и вдруг довольно сложную, но при этом весьма эффективную технологию получения медных сплавов из руды.

Оставим пока в стороне вопрос, как это у него получилось. И остановимся на другом важном моменте – когда именно это произошло…

Итак, для древнейших находок из металла у археологов уже фигурируют даты, о которых они еще недавно и подумать не могли – IX-VIII тысячелетие до нашей эры. Но предел ли это?..

Например, на юго-востоке Турции в пятнадцати километрах от города Урфа (Шарлыурфа) находится древний объект под названием Гебекли-тепе («Пузатый холм» или «Пупочный холм»). Известен он еще с 60-х годов ХХ века, но активные раскопки начались здесь лишь в 1994 году и сразу же дали настолько сенсационные результаты, что историки до сих пор никак не могут встроить их в сложившуюся у них картинку прошлого. Дело в том, что датируется Гебекли-тепе аж X-IХ тысячелетием до нашей эры, а создатели его, судя по находкам, уже знали земледелие и занимались мегалитическим каменным строительством, то есть строительством из больших каменных блоков – некоторые такие блоки в Гебекли-тепе достигают веса в полсотни тонн!..

Это – комплекс сооружений округлой формы, которые образованы вертикально установленными плоскими столбами-мегалитами, промежутки между которыми заложены каменной кладкой из небольших камней. На столбах имеются изображения животных и людей. Похоже, что эти столбы служили опорами для деревянного перекрытия.

Рис. 77. Гебекли-тепе

Считается, что местные обитатели через какое-то время зачем-то засыпали сооружение землей и камнями и куда-то ушли. Между тем в ходе уже упоминавшейся экспедиции 2012 года мы обнаружили, что «засыпка» из земли и камней по своим параметрам куда ближе вовсе не к результату такого странного поступка жителей, а к обычной селевой массе, накрывшей сооружение и застывшей здесь. Это хорошо просматривалось на вертикальных стенках раскопов, сделанных археологами.

Более того, и морфология рельефа, и характер отложений между скальными выходами по соседству – как непосредственно примыкающих к сооружению, так и поодаль от него – также соответствовал застывшему здесь мощному селевому потоку.

Однако поблизости нет абсолютно никаких больших водоемов, откуда могла взяться вода, необходимая для подобного селя. Нет в обозримых окрестностях и заснеженных гор, с которых мог бы сорваться подобный поток. Все указывает на то, что накрывший Гебекли-тепе сель – это часть тех катастрофических явлений, которые сопровождали катаклизм планетарного масштаба конца так называемого «Ледникового периода». Катаклизм, более известный под названием Всемирный Потоп.

Я не буду здесь вдаваться в подробности событий Всемирного Потопа, поскольку цель данной книги совсем иная. Желающим же более детально ознакомиться с данной проблемой могу посоветовать прочитать мои книги «Обитаемый остров Земля» и «Сенсационная история Земли».

Для нас тут будет важно лишь то, что огромный массив геологических, палеонтологических и климатологических данных указывает в качестве примерной даты этого катаклизма середину XI тысячелетия до нашей эры. Соответственно, и сооружение Гебекли-тепе должно датироваться существенно более древними временами – никак не позже указанного времени катаклизма.

Впрочем, некоторые исследователи уже итак указывают для данного объекта именно эту датировку – XI тысячелетие до нашей эры…

Рис. 78. Изображение лисицы на столбе (Гебекли-тепе)

Обратим теперь внимание на то, что изображения на столбах-мегалитах – это выпуклые барельефы (см. Рис. 78). Для того, чтобы их сделать, нужно было снять на соответствующую глубину материал по всей остальной площади поверхности столба. Весьма непростая работа даже в современных условиях!..

Более того. Столбы-мегалиты устанавливались своим основанием в небольшие углубления в центре своеобразных прямоугольных «постаментов». «Постамент» же явно изготавливался следующим образом: вокруг него просто снимали на глубину 10-20 сантиметров все лишнее скальное основание холма!.. Хотя слово «просто» тут даже странно использовать – задача из числа весьма непростых. Особенно если учесть, что на боковой поверхности «постамента» также местами имеется выпуклый барельеф с изображением полуптиц-полудинозавров (см. ниже Рис. 79)…

Вот и представьте себе весь необходимый объем работ. Нужно изготовить где-то сами столбы; филигранно удалить с них лишний материал, оставив только барельеф; а затем еще и снять скальную поверхность целого холма, оставив на ней «постаменты». А для пущего эффекта добавлю: раскопанный ныне комплекс сооружений – всего один из двух десятков аналогичных конструкций, обнаруженных по соседству, но еще не раскопанных (там археологи сделали лишь пробные шурфы)!..

Возможно ли выполнить подобную работу (да еще с таким качеством!) обычным каменным инструментом?.. Конечно же, нет. Это выходит за рамки всякой логики. Для этого нужен инструмент из металла. Металла, достаточно твердого и прочного, чтобы обрабатывать камень, – пусть хотя бы и мышьяковистой бронзы. А для этого нужно уже иметь весьма развитое металлургическое производство, поставленное на поток (если учитывать количество инструментов, необходимое для подобного объема работ).

И даже отсутствие среди находок инструментов из металла тут ничего принципиально не меняет, поскольку его вполне можно объяснить хотя бы вторичной переплавкой, которая, как уже говорилось, практиковалась с древнейших времен. Или тем, что раскопки пока еще только в самом начале, и металлические изделия еще могут быть найдены в сооружениях по соседству.

Но это отодвигает время освоения процесса выплавки металлов из руд в такое далекое прошлое, которое просто немыслимо для историков…

Рис. 79. «Постамент» для столба в Гебекли-тепе

Как бы то ни было, даже если закрыть глаза на объекты, подобные Гебекли-тепе, восточная Анатолия на современном этапе археологических знаний оказывается регионом, где обнаруживаются самые древние следы металлургии. Так может быть Анатолийско-Иранский очаг и был первичным источником знаний технологии выплавки металлов из руд для всей Циркумпонтийской металлургической провинции (как это предполагал еще Черных), а то и для всего Старого Света?..

В поисках ответа на этот вопрос перенесемся на тысячи километров к востоку – в Китай, который является еще одним местом известных древних цивилизаций.

 

Китайская загадка

В связи с темой древней металлургии в Китае историки упоминают прежде всего бассейн реки Хуанхэ. Именно здесь развивалась культура Эрлитоу, которая считается самой ранней известной бронзовой культурой на территории Северного Китая и располагается в китайской провинции Хэнань.

Хэнань – один из древнейших регионов китайской цивилизации. На протяжении многотысячелетней истории китайской цивилизации более 20 династий устанавливали или переносили столицы своих государств в Хэнань. На территории провинции имеются важнейшие археологические памятники: древние городища Пэйлиган (возраст – 7000 лет), Яншао (6000 лет) и Дахэ (5000 лет). Три из семи древних китайских столиц находятся в Хэнани – это Лоян, Кайфэн и Аньян. Кроме того, имеется три культурно-исторических города государственного уровня: Наньян, Шанцю и Чжэнчжоу. Древнейшие китайские государства – династия Ся и династия Шан-Инь возникли на территории этой провинции. По количеству подземных культурных ценностей Хэнань на первом месте в Китае, по количеству наземных культурных ценностей – на втором месте.

Рис. 80. Культура Эрлитоу

В этой провинции, в местечке Эрлитоу (примерно в десяти километрах к востоку от города Лоян, который на протяжении многих веков был столицей или находился в самом центре жизни страны) было найдено крупномасштабное поселение протогородского типа площадью 3,75 квадратных километров, где археологи обнаружили основание монументального сооружения дворцового типа. Находки рядом с этим архитектурным комплексом керамических форм для отливки бронзы и тиглей вполне однозначно указывали на развитии в Эрлитоу бронзолитейного производства.

С Эрлитоу также часто связывают родственную ей культуру Эрлиган, которую порой считают одной из фаз развития культуры Эрлитоу. По сравнению с Эрлитоу городище Эрлиган предстает более крупным и развитым. Оно обнесено по периметру стеной длиной в несколько километров. Кроме крупного дворцового комплекса в нем обнаружен ряд ремесленных мастерских, включая две бронзолитейных. Здесь найдено множество бронзовых сосудов, оружия и иных изделий.

Из бронзовых изделий Эрлитоу, связанных с «престижным богатством», вызывает особый интерес винный сосуд типа цзюэ (см. Рис. 81), поскольку он оказывается пока (на текущий момент) самым древним из традиционного комплекта ритуальных сосудов, принадлежащих к классическим образцам древнекитайской бронзы.

Рис. 81. Сосуд цзюэ (культура Эрлитоу)

Культура Эрлитоу датируется археологами относительно поздним (в рамках рассматриваемой в данной книге темы) периодом – XXIV-XV веками до нашей эры. Это дало повод некоторым любителям поиска «великой древнеславянской цивилизации» выдвинуть версию, что искусство выплавки бронзы в Китай якобы было принесено сюда из ранее упоминавшейся «Страны городов» на Южном Урале. Однако эта версия не выдерживает критики, поскольку изделия Синташты, Аркаима и других поселений «Страны городов» не идут ни в какое сравнение с китайской бронзой. Культура Эрлитоу демонстрирует не только знакомство с бронзолитейным делом как таковым, но и умение изготавливать высокохудожественные и богато орнаментированные изделия.

Профессиональные же историки ныне вынуждены констатировать, что по всей совокупности археологических материалов, относящихся к культуре Эрлитоу – с характерной для нее техникой бронзового литья, – это был вовсе не самый ранний этап местной металлургии бронзы. И хотя пока не найдено раннебронзовой культуры, предшествующей Эрлитоу, в бассейне Хуанхэ уже имеются единичные находки меди и бронзы на стоянках более древней поздненеолитической культуры Луньшань. Эти находки позволяют историкам выдвигать версию, что местная металлургия бронзы возникла на основе достижений культуры Луньшань и представляет собой совершенно автохтонный феномен, то есть имеет самостоятельное происхождение.

Проблема в том, что археологические работы на территории Китая начались достаточно поздно – лишь в 20-е годы ХХ века – и неоднократно сворачивались из-за бурных политических и военных событий, происходивших здесь в прошлом веке. Достаточно сказать, что современные археологические раскопки древних объектов в Китае получили позитивный толчок всего лет пять назад, когда существенно возрос объем государственного финансирования археологических исследований в связи со значительным смягчением идеологической обстановки в стране. Так что отсутствие у нас ныне информации о более ранних этапах развития китайской металлургии вовсе не является поводом утверждать, что таких этапов не было.

Любопытно, что развитое бронзолитейное дело упоминается еще в связи с легендарной династией Ся, которую некоторые исследователи пытаются отождествлять с культурой Эрлитоу, другие – с культурой Луньшань, а третьи – с еще более древними временами. Так в одном древнем предании говорится, что император Юй, легендарный правитель династии Ся, получил в дар от девяти провинций (в знак их полного повиновения) девять бронзовых сосудов.

Рис. 82. Древнекитайский бронзовый сосуд

Отличительной особенностью древней китайской металлургии является высочайшая техника бронзового литья. В то время, когда металлурги Запада и Ближнего Востока получали изделия из бронзы ковкой, литьем в песчаные формы или «по выплавляемым моделям», китайцы освоили гораздо более трудоемкий, но и существенно более прогрессивный, метод «кусковой формовки» (piece-molding). Этот метод сочетает в себе технику керамики и металлургии, что указывает на общий высокий уровень древней китайской промышленности.

Технология заключалась в следующем. Сначала делали модель из глины, на которой вырезали нужный рельеф. Затем изготовлялась собственно сама форма – мастера получали обратное изображение, напрессовывая пластины глины, кусок за куском, на ранее изготовленную модель. Затем на каждом куске формы производили тонкую доводку рельефа, после чего эти куски глины обжигали, что само по себе требовало виртуозного мастерства, так как в процессе доводки и обжига не должен был нарушаться рисунок.

После этого первоначальную глиняную модель зачищали на толщину стенок будущей отливки, получая в итоге некий «стержень» для формирования внутренней полости отливки. Обожженные куски формы собирали вокруг стержня, создавая, таким образом, цельную форму. При этом швы и стыки между кусками формы специально не заделывались наглухо, чтобы в них мог затекать металл. Это делалось для того, чтобы застывшему в швах металлу можно было придавать вид изящной кромки, вносившей в изделие особый декоративный изыск. Традиция использования вертикальных литейных швов для украшения изделий стала отличительной чертой китайского металлургического искусства.

По завершению сборки такой сложной формы, в пустое пространство между «стержнем» и формой заливался расплавленный металл. После окончания литья форма разламывалась и больше не употреблялась.

Рис. 83. Сосуды для подогрева и розлива вина

Поражает и размах бронзолитейного дела. Так в период династии Шан-Инь, преемницы культуры Эрлитоу, кроме нескольких мраморных скульптур, все сохранившиеся произведения искусства сделаны именно из бронзы. В городах были целые кварталы ремесленников, занятых обработкой металлов, а при царском дворце находилась особая мастерская, в которой изготавливали оружие и специальные ритуальные изделия из бронзы.

Большая часть бронзы шла на ритуальные сосуды, использовавшиеся при жертвоприношениях. Эти сосуды нередко достигали веса в сотни килограммов (известны подобные изделия весом более 800 килограммов). При этом иногда рисунок на сосудах настолько тонок и сложен, что его мелкие детали можно рассмотреть только в лупу.

Однако бронза широко применялась не только для религиозных, но и для светских целей. Кроме мотыг и оружия, представленного саблями, алебардами, наконечниками стрел, топорами и ножами, из бронзы отливали украшения для колесниц, домашнюю утварь и даже основания для деревянных колонн – почти во всех случаях представляющие собой художественно оформленные изделия.

Поразительным примером оригинальных китайских литейных технологий является из­готовление бронзовых тазиков с «кипящей» водой. На днище таких тазиков мастерами размещались литые рисунки определенного вида. Они изменяли акустические свойства тазика, наполненного водой, таким образом, что стоило мокрыми руками потереть его ручки, как с поверхности воды начинали подниматься фонтанчики, образуя своеобразную «дождевую завесу», как будто вода «закипела», оставаясь в действительности холодной. Современные исследования позволили выявить причину такого необыкновенного эффекта. Он достигается за счет того, что от трения возникают звуковые волны, которые резонируют и вызывают быстрые колебания в литых выступах на днище тазика, в результате чего вверх выталкиваются струйки воды. Однако хотя объяснить эффект исследователи смогли, но добиться его повторения в металле у них до сих пор так и не получилось…

С древнейших времен из бронзы в Китае изготовляли и колокольчики, которые были не простыми украшениями или ритуальными предметами, а весьма совершенными музыкальными инструментами. Так, например, настроенные колокола, найденные в гробнице удельного князя по имени И (датируется ориентировочно серединой I тысячелетия до нашей эры), были названы восьмым чудом света. Этот музыкальный комплект состоит из 65 колоколов трех типов, подвешенных на раму, имеющую три яруса. Колокола имеют диапазон в пять октав, средние три из которых позволяют извлекать полные хроматические гаммы. Каждый колокол может производить два звука разной высоты, что является блестящим научным и технологическим достижением китайских мастеров. Мелодия каждого яруса колоколов образуется на основе семиступенного звукоряда, позволяющего исполнять современную полифоническую музыку.

Колокола весят в общей сложности 4521,48 килограмма, на них выгравированы свыше 3700 иероглифов, содержание которых можно было бы назвать «утраченным трактатом по древнекитайской музыкальной теории». Из всех обнаруженных к настоящему времени древних бронзовых колоколов колокольный комплект князя И остается непревзойденным по количеству, размеру, конструкции, диапазону и сохранности…

Рис. 84. Комплект колоколов из гробницы князя И

Как уже говорилось, переходный период от каменных орудий к бронзе в Китае пока еще неизвестен. Неизвестно и время этого перехода. И все, чем вынуждены оперировать археологи и историки на современном этапе, это информация об относительно поздних периодах металлургии. Но и уровень развития металлургии в районе бассейна реки Хуанхэ в этот период, и масштабы производства бронзы, и сложность технологий явно указывают на то, что освоение местными мастерами искусства работы с металлами должно иметь очень древние корни.

На мой взгляд, тут стоит обратить внимание на то, что практически во всех случаях древнейшей металлургии историки констатируют переход местного населения от охоты и собирательства к земледелию, связывая эти процессы с так называемой «неолитической революцией». Связь тут не столь уж и явная, но не заметить ее историки и археологи не могли.

Между тем широко известный исследователь происхождения культурных растений, советский академик Николай Вавилов, среди древнейших мест распространения таких растений отмечает предгорные районы Китая с примерным центром в районе города Сиань, который находится по соседству с регионом распространения культуры Эрлитоу. Район Сианя и у историков считается одним из древнейших центров китайской цивилизации. Знаменит этот район и наличием пирамид, которых тут даже больше, чем в Египте…

Рис. 85. Николай Вавилов

В результате своих исследований Н.Вавилов пришел к двум важным для нас выводам.

Во-первых, разные очаги древнего земледелия, непосредственным образом связанные с возникновением и первых человеческих цивилизаций, появились независимо друг от друга. А во-вторых, переход к культурным растениям произошел в этих очагах практически одновременно, и было это примерно 10-12 тысяч лет назад.

Как мы видели ранее, наиболее древние находки в Восточной Анатолии, связанные с металлургией, постепенно приближаются как раз к такому возрасту. Окажутся ли истоки китайской металлургии столь же древними – покажет время. Тут приходится лишь ждать новых находок.

Но вот вывод об автономном появлении металлургии в Китае поддерживается не только большинством местных историков. К аналогичному заключению приходит, например, и известный исследователь Евгений Черных, который при этом считает древнейшим очагом металлургии Анатолию, откуда искусство обработки металла распространилось по всей огромной Циркумпонтийской металлургической провинции. На карте (см. ниже Рис. 86), которой Е.Черных иллюстрирует процесс распространения металлургических знаний, регион бассейна реки Хуанхэ в Китае обозначен в качестве «центра спонтанного возникновения металлургии».

Рис. 86. Распространение металлургии в Северной Африке и Азии (по Е.Черных)

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.167.166 (0.019 с.)