ТОП 10:

Металлургия Синташты и Аркаима



Наиболее подробно результаты исследования металлургии Синташты и Аркаима представлены в издании Южно-Уральского государственного университета под названием «Древняя история Южного Зауралья» (гл.ред. В.Кокорев), вышедшем в 2000 году, и в Приложении к этому изданию «Металлургическое производство на Южном Урале в эпоху средней бронзы» (автор – С.Григорьев). Представляемое далее в данной главе описание древних металлургических технологий базируется на материалах этого издания.

Рис. 49. Реконструированное жилище металлургов Аркаима

Для выплавки металла из руды мастера Синташты и Аркаима использовали специальные металлургические печи, конструкция которых, с одной стороны, была довольно простой, а с другой – вполне эффективной и даже порой весьма совершенной (в рамках доступных в то время технологий). Это были купольные печи, которые могли быть как всего с одной камерой, так и двухкамерными. Одна часть из них располагалась непосредственно на земле, другая – была чуть заглубленной (на 30-40 сантиметров) в грунт. Чаще всего это были небольшие округлые в плане печи диаметром чуть менее одного метра.

«Более сложной модификацией печей наземного типа являются печи, пристроенные к колодцам. Их было обнаружено двадцать две: 10 – на поселении Аркаим, 2 – на поселении Синташта и 10 – на поселении Устье [еще одно хорошо изученное поселение того же типа – АС]. Основная особенность этих печей сводится к тому, что строились они около колодцев и были соединены с последними небольшим перекрытым каналом шириной около 15 сантиметров» (С.Григорьев).

Столь странное, на первый взгляд, строительство печей возле колодцев является на самом деле великолепным технологическим решением, что было подтверждено и современными экспериментальными исследованиями. Это решение позволяло обеспечить весьма интенсивную и эффективную естественную тягу воздуха. За счет перепада температуры в колодце и печи, который согласно физическим законам приводил к разнице давления, воздух из колодца устремлялся в канал, ведущий в печь, затем поступал в область горения в печи, проходил по кругу и выходил в дымоход.

Впрочем, при необходимости местные металлурги дополняли естественную тягу воздуха искусственным дутьем, создаваемым с помощью мехов. Археологи нашли в остатках стенок некоторых печей воздуходувные сопла, а также канавообразные выступы, служившие, по-видимому, для тех же сопел, через которые в печь подавался воздух из мехов.

Дымоходы имели сложную, но тоже весьма эффективную конструкцию. От печи отходила канавка, перекрытая вверху вытянутым цилиндрическим куполом из глины. Проходя по ней, горячие газы остывали, одновременно обогревая помещение, и уже затем устремлялись через вертикальную часть дымохода наружу. Это позволяло максимально использовать тепло, выделявшееся при сгорании топлива в печи.

Рис. 50. Эволюция металлургических печей (по С.Григорьеву)

Григорьев выдвигает версию эволюции металлургических печей Аркаима и Синташты, построенную по принципу «от простого к сложному», предполагая постепенный переход от однокамерных печей к двухкамерным, появление и усложнение дымоходов, пристройку печей к колодцам и появление мехов на более позднем этапе и так далее. Хотя он сам и делает оговорку, что проследить эту «эволюцию» на реальном археологическом материале крайне сложно – зафиксированные факты строительства одной печи на месте другой носят буквально единичный характер.

На мой же взгляд, говорить здесь о какой-то «эволюции» печей абсолютно неправомерно, поскольку концептуально (с точки зрения технологии плавки) все обнаруженные печи одинаковы. А некоторые конструкционные различия носят характер «дополнительных деталей» и могут объясняться совсем иными причинами, нежели усовершенствованием технологий.

Так, скажем, заглубление основания печей на несколько десятков сантиметров, с точки зрения технологии выплавки металла из руды, не имеет никакого принципиального значения. Оно могло быть обусловлено, например, стремлением сократить трудозатраты, поскольку вырыть яму на эту глубину определенно проще, чем увеличить высоту стенок печи при использовании столь «хлипких» материалов как обломки камней и глина. Или, возможно, для расположения печи на плотном основании где-то требовалось снять рыхлый верхний слой грунта, а там, где земля была итак плотной, такого заглубления не потребовалось. В результате печи на поверхности земли и заглубленные в грунт могли строиться не последовательно друг за другом, а сосуществовать одновременно.

Металлурги вполне могли сначала сделать самое необходимое – простую печь – и сразу приступить к выплавке металла, а уже позднее, по мере наличия свободного времени и возможности, достраивать дополнительные детали типа дымоходов. Равно как могли использовать разной сложности печи для разного состава шихт, вводя таким образом определенную специализацию (ведь, как указывалось ранее, слишком сильный поддув воздуха бывает вреден для плавки, а температурные условия разнятся для оксидных и сернистых руд). Необходимость же возведения новой печи на месте старой могла возникнуть просто вследствие недолговечности печей из подобных материалов. И так далее и тому подобное. Все вполне обходится без какой-то «эволюции» металлургических печей.

Вдобавок, сложно вообще говорить об эволюции, когда время существования исследованных поселений само по себе весьма невелико. Так, например, хотя и считается, что Аркаим создавался в два этапа (сначала было создано внутреннее кольцо помещений, а затем строилось внешнее аналогичное кольцо), но для самого времени существования поселения приводятся весьма скромные оценки – всего от 70 до 300 лет.

И наконец, если бы имела место действительно эволюция технологий, то она должна была отразиться как на составе выплавляемого металла, так и на составе шлаков, а этого здесь абсолютно не прослеживается…

Рис. 51. В музее Аркаима

«Технология плавки была довольно устойчивой. Отклонения наблюдаются чрезвычайно редко…

Шихта подготавливалась следующим образом. Руда в количестве 0,5-1 килограмм дробилась на небольшие кусочки, смешивалась с флюсами (рыбьи кости, кальцит, дробленые кости животных, иногда лимонит) и помещалась в печь. Печь, как показали наши экспериментальные исследования, предварительно разогревали дровами.

После загрузки шихты и угля начиналось дутье. В ходе плавки достигались температуры около 1200-1300оС. Хорошее качество угля способствовало восстановительной атмосфере в печи и малым потерям меди в виде куприта.

После расплавления и восстановления руды дутье прекращалось, все отверстия закрывались, что усиливало восстановительную атмосферу, и печь начинала постепенно остывать. После остывания продукт плавки извлекался из печи, шлаковая корка разбивалась. Освобожденный слиток меди обычно весил 50-130 граммов» (С.Григорьев).

Подавляющая часть металла Синташты и Аркаима – это мышьяковистая бронза. Сначала считалось, что это был естественный сплав, полученный в результате плавки медной руды месторождения Таш-Казган (Башкирия), содержащей примеси мышьяка. Однако исследования шлаков показали, что древние металлурги не использовали ташказганскую руду. Эксплуатировалось сразу несколько различных местных рудников, а бронзу получали благодаря специальным добавкам в медную руду минералов, содержащих мышьяк.

«…почти все образцы [руды], за исключением образцов Таш-Казгана и лимонитовых образцов Аркаима, содержат мышьяк в пределах 0-0,03%, что при переплавке не может дать металл, в котором концентрации мышьяка будут превышать 0,3%. Однако анализы металла выглядят иначе. На поселении Синташта предметы из мышьяковистых бронз составляют 53,9%, а на могильнике достигают 67,3%. Сходную картину выявили и другие исследования, причем подавляющая часть металла, не отнесенного к группе мышьяковистых бронз, содержит все же повышенные концентрации мышьяка…

Наличие мышьяковистых бронз на синташтинских памятниках на фоне отсутствия руды с примесью мышьяка может быть объяснено только применением соответствующих лигатур [т.е. добавок – АС]. На то, что эти бронзы производились на месте, указывает наличие мышьяка в шлаке. Это же обстоятельство является свидетельством того, что легирование производилось на стадии плавки руды» (С.Григорьев).

Откуда именно металлурги Синташты и Аркаима брали мышьяковистую руду, которую добавляли при плавке, до сих пор не ясно. Однако на уральских месторождениях такие руды – не редкость. В частности, неподалеку от древних металлургических центров находится одно из крупнейших в мире Кочкарское месторождение арсенопирита.

Любопытно следующее соображение С.Григорьева:

«Содержание мышьяка в синташтинском металле не слишком велико. Это позволяет задаться вопросом о самой необходимости подобного легирования. Дело в том, что при легированности мышьяком 1-2% твердость металла мало отличается от меди. Только 4% дают параметры, приближающиеся к оловянистой бронзе. Но для древних технологий проблематично добиться легированности мышьяком более 8%. Кроме того, содержание мышьяка при легировании трудно контролировать. Поэтому не исключено, что причиной подобных добавок был стремление получить более жидкотекучий металл, так как они способствуют уменьшению температуры плавления меди до 830оС.

Однако в случае с синташтинской металлургией речь должна все же идти, по-видимому, о стремлении повысить рабочие качества изделия, поскольку в металле этого времени наблюдается отчетливая зависимость между типом изделия и наличием легированности. При этом зависимость между типом изделия и содержанием мышьяка выражена менее четко, что обусловлено характером легирования на стадии плавки руды» (С.Григорьев).

Это определенно указывает на то, что древние металлурги уже целенаправленно и вполне осознанно регулировали состав шихты, стремясь получить именно тот сплав, который они считали необходимым для изготовления конкретного вида изделия!..

Рис. 52. Изделия из камня и бронзы, найденные в могильнике (Аркаим)

К поразительным выводам исследователи пришли на основе анализа химического состава шлаков, найденных на местах обитания древних металлургов. Эти анализы выявили, что уже на самых ранних этапах мастера обладали весьма совершенной технологией, на что вполне определенно указывает итоговый результат плавки.

«Технологию плавки можно оценить как достаточно совершенную. Потери меди были очень невелики. Обычно они колеблются в пределах 0,1-1%. Шлаки РБВ [раннего бронзового века – АС] из Мургула содержат оксидов меди в пределах 1-2,7%. Лишь в синташтинских шлаках II группы потери меди несколько более высокие и достигают 2%. Объясняется это тем, что этот расплав был более вязок из-за присутствия в нем силикатов. Уменьшение вязкости достигалось путем добавления железистых флюсов, вероятно, лимонита. Не исключена также возможность, что добавлялся кальцит, обнаруженный возле одной из печей поселения Аркаим. В других случаях кальцит заменялся мелкими костями. Они также повсеместно встречались в заполнениях печей» (С.Григорьев).

И это для плавки в простейших условиях!.. Такому результату и сейчас можно позавидовать, а здесь ведь речь идет о периоде даже не позднего, а раннего бронзового века!..

Страна городов

Аркаим и Синташта – лишь наиболее изученные объекты из общего массива аналогичных поселений. На текущий момент обнаружено уже более двух десятков схожих с Синташтой и Аркаимом древних металлургических центров, получивших общее название «Страна городов».

Эта «страна» раскинулась на территории Челябинской области, Оренбургской области, Башкортостана и северного Казахстана, охватывая огромную площадь диаметром 350 километров.

Все поселения объединяет схожий тип строений, организации городской инфраструктуры, строительные материалы, время существования, а также одинаковая топографическая логика. Городища отчетливо видны на аэрофотоснимках. И именно эти снимки производят наибольшее впечатление – остовы городов по прошествии четырех тысяч лет отчетливо проступают на фоне природного ландшафта и распаханных полей.

«Все укрепленные центры занимают ровные сухие площадки по берегам небольших степных рек, редко озер. Эти участки обязательно вписаны в какие-то границы, обозначенные природой. Обычно они окружены водными протоками или прогибами старых русел, которые вода заполняет во время весенних паводков. В случае, если прогибы русел не полностью оконтуривали жилую площадку поселка, сооружали специальный канал, который соединял русла и создавал замкнутую водную систему. И в наше время в период весенних половодий площадки многих аркаимских поселений возвышаются, как острова, над водной стихией» (Г.Зданович, «Аркаим и «Страна городов»: диалог культур»).

Рис. 53. На месте поселения Стрелецкое-I

Поселения «Страны городов» как будто специально были распределены по огромной территории. Расстояния между двумя одновременно существовавшими центрами составляло 40-60 километров. Таким образом, условный радиус одного «земельного округа» был равен 20-30 километров, а средняя площадь «округа» составляла около 2000 квадратных километров.

Характерной чертой этих поселений является их сильная укрепленность, которую отмечают все исследователи.

«Несмотря на небольшие размеры, укрепленные центры можно называть протогородами. Употребление понятия «город» по отношению к укрепленным поселениям аркаимско-синташтинского типа, конечно, условно. Однако их нельзя считать просто поселениями, так как аркаимские «города» отличают мощные оборонительные сооружения, монументальность архитектуры, сложные системы коммуникаций. Вся территория укрепленного центра предельно насыщена планировочными деталями и глубоким содержанием, она очень компактна и тщательно продумана. С точки зрения организации пространства, перед нами даже не город, а некий «сверхгород»…

Оборонительные укрепления «Страны городов» поражают своей монументальностью и сложностью. Толщина основных стен по основанию составляет 5-5,5 метров. Толщина дополнительных стен или стен цитадели – 2-3 метра. Стены сооружали из крупных глинобитных блоков и частично облицовывали камнем (Аландское, Ольгинское). Обычно в основе стеновых конструкций находятся бревенчатые срубы или две продольные деревянные стены, связанные поперечными бревнами. Промежутки между стенами заполняли жидким фунтом (заливкой) либо сырцовыми блоками (Аркаим). Снаружи деревянные стены-срубы обмазывали глиной, облицовывали сырцовыми блоками, иногда в сочетании с камнем» (Г.Зданович, «Аркаим и «Страна городов»: диалог культур»).

Все производит впечатление даже не просто поселений или городов, а крепостей, вынужденных защищаться от каких-то внешних врагов. Даже расположение различных входов и выходов в жилые помещения, описанное ранее на примере Аркаима, явно подчинено целям обороны и оптимизировано для того, чтобы жители могли быстро переместиться из домов как в любую другую точку города, так и на внешние оборонительные стены.

Понятно, что во времена, когда металлы ценились весьма высоко, местные металлурги вынуждены были как-то защищать свое богатство. Однако больше нигде в мире не встречается каких-либо аналогов столь продуманной системы защиты мест древней металлургии. Здесь она кажется даже несколько излишней.

Но такая явная обособленность столь сильно укрепленных поселений становится логичной и понятной, если предположить, что металлурги – жители этих городов – не были представителями коренного местного населения, а являли собой пришлые племена, то есть были своего рода «чужеродными мигрантами». Именно для таких мигрантов характерно подобное обособленное проживание в компактных местах обитания. Они даже сугубо психологически ощущают себя «чужаками», вынужденными обеспечивать свою безопасность и отграничиваться от местного населения.

Рис. 54. Кем же были жители «Страны городов»?..

В пользу этой версии говорят еще два важных фактора. Во-первых, все эти «города» возникают как бы вдруг на пустом месте, а вовсе не на местах каких-то более ранних поселений или деревушек. А во-вторых, исследователи отмечают отсутствие преемственности культур в «Стране городов».

«…мы хотели бы подчеркнуть еще одну важную особенность этого региона. Культуры эпохи бронзы здесь не связаны с предшествующим энеолитическим пластом. В отдельных работах подобная связь иногда постулируется, но какие-либо аргументы при этом не приводятся, что обусловлено отсутствием фактов для подобных утверждений» («Древняя история Южного Зауралья»).

 

Расширяем границы

Но откуда в таком случае пришли металлурги «Страны городов»?

Целый ряд исследователей в поисках ответа на этот вопрос пытается опираться на сравнение между собой тех изделий, которые производили мастера прошлого. И тут выясняются еще более странные моменты…

Из бронзы металлурги «Страны городов» изготавливали самые разнообразные предметы. Это было и оружие – боевые топоры, кинжалы, наконечники копий и стрел; и орудия труда – серпы, ножи; и бытовые предметы с украшениями. Сравнение этих изделий с находками из металла в других регионах выявляет их поразительное сходство на огромной территории, выходящей далеко за рамки «Страны городов». Порой возникает даже ощущение, что на всей этой территории происходило тиражирование металлических предметов по одним и тем же шаблонам. Это сходство изделий из металла настолько велико, что даже послужило основанием для выделения историками так называемой Андроновской культурно-исторической общности, в состав которой входит сразу несколько больших культур.

Впервые андроновская культура была выделена в 1923 году С.Теплоуховым и получила свое название по Андроновскому могильнику близ города Ачинска Красноярского края. Ныне считается, что Андроновская культурно-историческая общность распространялась на лесостепные и степные части Северной Азии – от склонов Урала до Енисея, от таежной зоны на севе­ре до высокогорных районов Тянь-Шаня, Памира и Амударьи.

Рис. 55. Ареал распространения Андроновской культурно-исторической общности

У андроновцев был достаточно богатый набор металлических изделий. Широкое применение в хозяйстве находили так называе­мые серпы сосново-мазинского типа со слабо обособленной руко­яткой, широким и прямым лезвием. Эти орудия труда применя­лись, видимо, не как серпы, а скорее всего как инструменты для рас­чистки поля от сорняков и мелкого кустарника под посев и для заготовки на зиму кормов скоту. В ходу были также и настоящие серпы с отверстием на рукояти.

Среди находок этой культуры – многочисленные кельты (разновидность топора), которые имеют вид клина с полой внутренней частью. Они широко употреблялись в быту в качестве топора, тесла или мотыги, в зависимости от того, как надевались на ручку. Если ручка шла параллельно лез­вию, то кельт выполнял роль топора; если же ручка приделыва­лась перпендикулярно к лезвию, то в таком случае кельт был прекрасным теслом.

На вооружении из числа металлических изделий у андроновцев находились литые втульчатые наконечники копий сейминского типа с листовидным пером, листовидные же наконечники стрел и брон­зовые кинжалы с выемкой около черенка.

Андроновцы шили одежду из кожи и шерстяной ткани, а украшения в основном изготавливали из бронзы. Из бронзовых округлых пластин выдавливали конические бляшки с двумя отверстиями по краям. Бусы делали из бронзовых пластинок в форме бочонков. Серьги изготавливали из проволоки, свернутой кольцом в несколько оборотов. Их также делали в виде загнутой в кольцо бронзовой пластины, у которой один из концов был конической формы. Серьги изготавливали не только из бронзы, но и из серебра и золота. Запястья андроновцев украшал браслет со скрученными в спираль концами.

Высокий уровень развития бронзолитейного дела считается важной отличительной чертой андроновского времени. Если все металлические орудия предшествующего периода сделаны в основном из раскованного листа или проволоки, то орудия этого времени отливались уже в двусоставных формах, часто каменных, на которых «в негативе» вырезались узоры.

Рис. 56. Реконструкция боевой колесницы андроновцев

В настоящее время существуют три основных трак­товки Андроновской культурно-исторической общности – сосуществование двух, трех или даже четырех близких по облику культур; хронологическая последовательность этапов одной культуры; сосуществование различных культурных обра­зований в рамках единой культурно-исторической общности. Последняя концепция ныне считается историками наиболее предпочтительной. Но в целом причина столь поразительного сходства различных культур на огромной территории так и остается не выясненной.

Происхождение андроновской культуры – также проблема дискуссионная. Наиболее сложным является вопрос об определении этнической принадлежности населения. Здесь также существуют несколько основных вариантов гипотез. Часть исследователей относят андроновцев к финно-угорской этнической группе. В исторической и филологической науке на основе анализа древнейших памятников индоиранцев – Авесты, Ригведы, Атхарваведы и других данных топонимики (изучает географические названия), ономастики (изучает имена собственные) и археологических материалов утвердилась гипотеза об индоиранской или арийской принадлежности андроновских племен. Хотя следует отметить, что сам факт существования мифологических ариев до сих пор не получил ни единого материального подтверждения.

Буквально, в последние годы появился целый ряд исследований языковедов-тюркологов, этнологов, историков, в которых выдвигается гипотеза о тюркоязычности андроновских племен или хотя бы некоторой их части. В то же время по антропологическому типу андроновцев относят к протоевропеоидной расе без какой-либо примеси монголоидных черт.

В общем, масса самых разнообразных и противоречащих друг другу теорий имеет место на фоне реального факта единой отлаженной технологии металлургии и типового ассортимента изделий из металла на огромнейшем пространстве.

И если бы дело ограничилось только этой уже итак весьма немалой территорией…

Балканский сюрприз

Долгое время историки считали, что освоение металлов жителями Европы произошло значительно позже, чем в районах древнейших цивилизаций Месопотамии и Египта. Однако в 1972 году археологический мир потрясла сенсационная находка Варненского некрополя всего в четырех километрах от центра города Варна в современной Болгарии, заставившая историков пересмотреть свои, казалось бы, незыблемые выводы о прошлом Европы.

Во время работ по прокладке кабеля экскаваторщик Райчо Маринов случайно заметил в ковше несколько блестящих предметов, которые оказались древними золотыми украшениями и керамикой. Узнав о находке, к раскопкам на этом месте немедленно приступили сотрудники варненского археологического музея во главе с Иваном Ивановым и Михаилом Лазаровым.

За несколько десятилетий было раскопано порядка 7500 квадратных метров, что составляет примерно две трети от предполагаемой площади некрополя. Найдено 294 могилы, более 3000 предметов из золота, общим весом более 6 килограммов, множество медных и бронзовых предметов, более 600 образцов керамики (включая позолоченную), высококачественные кремниевые и обсидиановые лезвия и украшения.

Рис. 57. Одно из захоронений Варненского некрополя

Осенью того же 1972 года один из отрядов советско-болгарской археологической экспедиции обнаружил на южном склоне Стара-Планины близ города Стара-Загора древний медный рудник Аибунар (другое название – Медвежий колодец), в рудах которого, кроме меди, обнаружены свинец, цинк и золото. Это, как выяснилось позже, был один из основных центров по производству медных и бронзовых орудий труда для северо-восточной части Балкано-Карпат.

Здесь было найдено 11 древних выработок, которые представляли собой щелевидные карьеры глубиной более 20 метров, шириной – от 0,5 до 6-8 метров, длиной – от 10 до 110 метров. Общая их протяженность достигает 500 метров. Как стало ясно позднее, древние горняки заваливали их пустой породой. Зачем им это было нужно, не известно, но это помогло ученым при исследовании, ведь благодаря этой засыпке разработки никем не посещались и сохранились в первоначальном виде.

Ныне на территории Болгарии известно уже с полсотни древнейших рудников, в которых добывался преимущественно малахит и азурит (медная лазурь), а общий вес найденных предметов из меди и ее сплавов достигает почти пяти тонн. Были обнаружены даже детские игрушки из металла – «молоточки-топорики». Таким образом оказалось, что в те времена, от которых в Междуречье и Египте остались лишь незначительные количества примитивных медных шил, колец и шпилек, в районе Балкано-Карпат полным ходом шла массовая разработка и добыча медных руд, а также налажено производство орудий труда из меди и ее сплавов. При этом древние мастера уже использовали метод отливки с последующей ковкой!..

Я специально употребляю здесь осторожную фразу «из меди и ее сплавов», поскольку археологи пишут о меди, но очень похоже, что они тут в очередной раз путаются в терминологии. В частности на это указывают исследования балканских изделий в лаборатории металлографии Московского государственного университета, проведенные под руководством Н.Рындиной. В ходе этих исследований было обнаружено, что кроме использования нескольких видов литья (в том числе и в двусторонние формы), древние металлурги прибегали к легированию меди мышьяком и оловом, а следовательно речь нужно вести уже не о меди как таковой, а о бронзе!..

Рис. 58. Азурит

Как выяснили археологи, помимо металлургического производства местное население занималось земледелием и скотоводством. Обнаружены ткацкие станки с вертикальными отвесами, на которых изготавливались ткани из шерсти. О развитом кожевенном ремесле свидетельствуют остатки выделанных кож и меховых одежд.

В жилищах было найдено много керамической посуды. Она значительно совершенней домашней утвари этого периода, обнаруженной в других уголках Земли. Здесь уже известен ручной гончарный круг, встречаются полихромная (многоцветная) роспись, разнообразные орнаменты. А в поселениях Северо-Восточной Болгарии (например, в Овчарове, Шабле, Дуранкулаке и других местах) были найдены даже большие общественные склады керамической посуды. Впрочем, это вполне понятно – развитое металлургическое производство требовало не менее развитого производства керамики, ведь руда плавилась в керамических тиглях…

В ходе археологических исследований обнаружилось, что жилища в поселениях были однотипные. Все они возводились на фундаменте из деревянных кольев. Стены из прутьев промазывали глиной. В поселениях насчитывалось 120-150 человек. Каждая семья имела отдельное жилье площадью 20-25 квадратных метров. Недалеко от Разграда были обнаружены уже и двухэтажные сооружения. А в Дуранкулаке найдены следы постройки, которая напоминает дворец. Ее площадь – от 100 до 120 квадратных метров.

Проведенные антропологами исследования показали, что люди, чьи останки найдены в Варненском некрополе, принадлежат к средиземноморскому типу. Это значит, что по своим национальным признакам они почти не отличаются от нынешнего поколения Балкано-Карпатского района.

О системе верований этих людей, к сожалению, еще мало что известно. Пока не найдено ни одного храма или святилища. Даже погребальный ритуал трактуется учеными по-разному…

Рис. 59. Почему древних жителей Балкан похоронили именно в таком положении?..

По подсчетам историков и археологов, эта европейская культура, знакомая с металлургией уже на столь высоком уровне, уходит своими корнями в глубь пятого, а возможно, и шестого тысячелетия до нашей эры.

Но каково же ее происхождение? Среди ученых по этому вопросу согласия нет. Одни историки считают, что она была принесена откуда-то извне. Другие же полагают, что эта культура была полностью самостоятельной.

Еще большая загадка связана с ее исчезновением. Не ясно, почему за последним культурным слоем этой цивилизации в изученных археологических объектах следует слой «продолжительностью» более 700 лет, в котором вообще не наблюдается следов обитания человека. И только в конце III тысячелетия до нашей эры вновь появляются признаки культуры, но намного более примитивной – с грубой керамикой и простейшими орудиями труда.

Известный же исследователь балканских находок Е.Черных на основе анализа топоров разных эпох, пришел к выводу, что в более поздние времена в этих местах резко упало количество добываемой и выплавляемой меди. Данное заключение в корне противоречит традиционным представлениям о непрерывном прогрессе и росте древнего производства. И до сих пор историки затрудняются сказать, что явилось причиной упадка этой удивительной «цивилизации».

На территории Балкано-Карпатского региона до сих пор не найдено каких-либо следов военных битв в этот период времени. Более того – археологические находки упрямо свидетельствуют, что данная древняя европейская культура была и самой мирной. Скоплений оружия нигде не обнаружено. Балканцу даже не было нужды защищаться. И все-таки эта культура прекратила свое существование практически столь же внезапно, как и «Страна городов»…







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.194.161 (0.018 с.)