ТОП 10:

Абсолютные показатели физического развития



ТЯЖЕЛОАТЛЕТЫ 11-12 ЛЕТ

Длина тела. Проведенные исследования показали, что длина тела у 11—12-летних тяжелоатлетов была ниже, чем у их сверстников, занимающихся легкой атлетикой (табл. 3.11). Последние оказались выше на 2,9 см. Однако это различие в росте между юными тяжело– и легкоатлетами 11—12 лет не является достоверной величиной. При этом следует отметить тот факт, что как у одних, так и у других был высокий коэффициент вариации. Это позволяет говорить о значительной вариантности длины тела спортсменов независимо от вида спорта.

Вес тела. Если в длине тела юные штангисты отстали от их сверстников-легкоатлетов, то по весу тела они оказались более тяжелыми (табл. 3.11).

Однако различия в весе тела, как и в первом случае, у них оказались недостоверными. У юных тяжелоатлетов, в отличие от их сверстников-легкоатлетов, наблюдались более выраженные внутригрупповые различия веса тела. Это видно по показателю коэффициента вариации. В первом случае он равен 7,5, а во втором – 5,3%. Данный факт можно объяснить тем, что для юных тяжелоатлетов даже в 11—12-летнем возрасте имеет значение весовая категория. Ведь в настоящее время уже в таком возрасте можно выступать на различных соревнованиях по тяжелой атлетике. И поэтому тренер старается подбирать в свою спортивную секцию юных тяжелоатлетов с различным весом. Все это не играет существенной роли в легкой атлетике.

Таблица 3.11

Показатели физического развития юных спортсменов 11–12 лет

 

Окружность грудной клетки. У 11—12-летних атлетов этот показатель физического развития так же, как и вес тела, оказался большим, чем у 11—12-летних легкоатлетов. Однако различие в этом показателе было недостоверным. Представляет интерес такой факт: если в весе тела более выраженные групповые различия были зафиксированы у юных тяжелоатлетов, то по данным измерений ОГК у юных легкоатлетов коэффициент вариации оказался несколько выше, хотя эта разница и не была существенной.

Жизненная емкость легких. Этот показатель характеризует функциональное состояние дыхательной системы человека и дает важную информацию об эффективности физического развития подрастающего поколения. У юных тяжелоатлетов ЖЕЛ была несколько ниже показателей легкоатлетов. Однако у них коэффициент вариации был выше, чему юных легкоатлетов, на6,1%. Очевидно, у юных штангистов уровень функционального состояния дыхательного аппарата имеет выраженное отличие, что в меньшей степени отмечается у их сверстников-легкоатлетов.

Кистевая сила. Данный показатель физического развития определялся на правой руке при помощи стандартного динамометра. У юных тяжелоатлетов сила кисти оказалась на 2,2 кг больше, чем у легкоатлетов. Однако это различие было недостоверным. В показателях силы кисти у юных легкоатлетов отмечались значительные внутригрупповые различия, и по данным коэффициента вариации эти спортсмены превзошли своих сверстников-тяжелоатлетов (соответственно 7,9 и 8,4%). Это можно объяснить тем, что подъем тяжестей (грифа штанги, гантелей и др.), даже если не ставится задача развивать силу кисти, приводит к естественному в данном виде спорта развитию силы мышц рук. Легкоатлеты занимаются силовыми упражнениями значительно реже.

Становая сила. Этот показатель характеризует развитие более крупных мышечных групп: мышц спины и ног. У юных тяжелоатлетов сила мышц спины и ног оказалась более выраженной, чем у легкоатлетов (на 4,4 кг). И в этом случае штангисты 11– 12 лет смогли достоверно превзойти своих сверстников-легкоатлетов.

Гибкость. Для характеристики физического развития 11—12-летних атлетов уровень гибкости является важным фактором, по которому можно в комплексе с вышеприведенными судить об общем физическом состоянии и здоровье человека. Этот показатель у 11—12-летних тяжелоатлетов оказался на 3,6% хуже, чем у легкоатлетов (табл. 3.11).

ТЯЖЕЛОАТЛЕТЫ 13-14 ЛЕТ

Длина тела. 13—14-летние тяжелоатлеты выросли по сравнению с 11—12-летними возрастом в среднем на 8,5 см, а юные легкоатлеты – на 7,6 см. Однако, как и в более младшем возрасте, юные легкоатлеты хоть и недостоверно были выше своих сверстников-тяжелоатлетов на 4 см (табл. 3.12).

Но следует отметить, что как в первых, так и во вторых возрастных группах спортсменов был зафиксирован довольно высокий коэффициент вариации. Юные тяжелоатлеты несколько в большей степени индивидуально отличались друг от друга в показателях длины тела, чем легкоатлеты.

Вес тела. У юных тяжелоатлетов в 13—14 лет наблюдался более значительный прирост веса тела по сравнению с 11—12-летними штангистами (17,2 кг). Они же в этом возрасте оказались тяжелее своих сверстников-легкоатлетов на 4,4 кг. Это различие между юными спортсменами является достоверной величиной при р = 0,01. Коэффициент вариации веса тела во всех случаях оказался меньшим, чем при исследовании длины тела, но достаточно высоким, чтобы сделать вывод о значительной разнице в весе тела юных спортсменов независимо от их специализации.

Таблица 3.12

Показатели физического состояния юных атлетов 13–14 лет

 

Окружность грудной клетки. Через год тренировок наблюдался выраженный прирост размеров окружности грудной клетки у всех исследуемых 13—14-летних атлетов. У тяжелоатлетов данного возраста относительный показатель прироста ОГК по сравнению с 11—12 годами составил 10,8%, а у их сверстников-легкоатлетов – 8,6%. Как и в более младшем возрасте, 13—14-летние легкоатлеты по абсолютным показателям ОГК уступили в среднем своим сверстникам-тяжелоатлетам. Но и на этот раз различия в показателях ОГК были недостоверными при р=0,01.

Жизненная емкость легких. К 13—14 годам у всех юных спортсменов наблюдалась тенденция увеличения ЖЕЛ по сравнению с более младшими возрастом (11—12 лет). Так, если у юных легкоатлетов ЖЕЛ увеличилась по сравнению с 11—12-летними на 0,39 л, то у штангистов 13—14 лет этот показатель был равен только 0,2 л. Во всех случаях различия в приросте ЖЕЛ между спортсменами 11—12 и 13—14 лет были достоверными. Если сравнить показатели ЖЕЛ юных спортсменов различных спортивных специализаций, то здесь отмечается преимущество юных легкоатлетов по сравнению со штангистами на 0,3 л. Следовательно, мы отмечаем, что с возрастом и в связи с занятиями спортом происходит совершенствование функционального состояния дыхательного аппарата. Но этот процесс идет более эффективно у юных легкоатлетов, чем у штангистов.

Кистевая сила. Мышечная сила кисти и предплечья у 13—14-летних спортсменов возросла по сравнению с 11—12-летними атлетами. У тяжелоатлетов этот прирост составил 14,9 кг, а у их сверстников-легкоатлетов – 4,0 кг. Таким образом, достоверные изменения силовых возможностей в этот возрастной период по сравнению с 11—12 годами были отмечены у всех спортсменов. Но тяжелоатлеты оказались значительно сильнее своих сверстников-легкоатлетов в этом силовом показателе физического развития. Юные штангисты по сравнению со своими сверстниками, занимающимися легкой атлетикой, имели и менее выраженные индивидуальные внутригрупповые отличия в кистевой силе.

Становая сила. Мышечная сила спины и ног у 13—14-летних штангистов возросла по сравнению с 11—12-летним возрастным периодом в среднем на 24,5 кг, а у юных легкоатлетов – на 10,6 кг, что более чем в 2 раза меньше показателя прироста становой силы у тяжелоатлетов. Штангисты к 13—14 годам еще больше повысили свое преимущество в развитии становой силы по отношению к сверстникам-легкоатлетам (22,3 кг). Как и в первом силовом тесте, сила мышц спины и ног у юных тяжелоатлетов развивается индивидуально более равномерно, чем это наблюдалось у юных легкоатлетов. Об этом говорит и выраженный коэффициент вариации у легкоатлетов.

Гибкость. Исследования изменений показателя этого физического качества позволяют говорить о том, что к 13—14-летнему возрастному периоду гибкость у атлетов увеличивается, но более низкими темпами, чем сила. Однако это больше относится к юным тяжелоатлетам, чем легкоатлетам. Так, по сравнению с 11—12-летним возрастом прирост показателя гибкости составил у юных тяжелоатлетов 13—14 лет лишь 1,5%, в то время как у их сверстников-легкоатлетов – 4,7%. Юные тяжелоатлеты 13—14-летнего возраста показали в тесте на гибкость более низкие результаты по сравнению со сверстниками-легкоатлетами (на 6,9%). Однако в группе легкоатлетов отмечаются более выраженные индивидуальные внутригрупповые отличия.

ТЯЖЕЛОАТЛЕТЫ 15-16 ЛЕТ

Длина тела. К 15—16 годам наблюдается выраженный прирост длины тела как у юных штангистов, так и у легкоатлетов. В первом случае длина тела возросла по сравнению с предыдущей возрастной группой на 13,9 см (9,1%), а у легкоатлетов – на 14,2 см (9,0%). Следовательно, показатели прироста длины тела у всех испытуемых спортсменов достоверно не отличались. Однако следует отметить, что именно в этот возрастной период у юных тяжело– и легкоатлетов происходит выраженный скачок в приросте длины тела (табл. 3.12). В то же время легкоатлеты и в 15—16-летнем возрасте вновь оказались выше своих сверстников-штангистов, хотя и это отличие в длине тела у них было недостоверным. Более высокая величина коэффициента вариации у юных тяжелоатлетов по сравнению с легкоатлетами позволяет говорить о том, что в их группе имеются значительные индивидуальные различия в показателях длины тела.

Вес тела. Вес тела у юных спортсменов 15—16 лет, как и длина, с возрастом растет более выраженно, чем в младшем возрасте. Так, у тяжелоатлетов вес тела к 15—16 годам увеличился по сравнению с 13—14-летним возрастом на 5,5 кг (9,8%), а у их сверстников-легкоатлетов – на 2,8 кг (5,4%). Следовательно, юные штангисты почти в 2 раза превзошли легкоатлетов по показателю относительного прироста веса тела. Причем, если прирост веса тела за последний год у 15—16-летних тяжелоатлетов был достоверным, то у легкоатлетов того же возраста – недостоверным.

Окружность грудной клетки. Этот важнейший показатель физического развития подростков к 15—16 годам увеличился у всех исследуемых спортсменов. У тяжелоатлетов увеличение размеров ОГК по сравнению с 13—14 годами составило 4,2 см (5,5%), а у легкоатлетов – 2,3 см (4,1%). Штангисты превзошли своих сверстников и по абсолютным показателям ОГК, хотя эти различия были несущественными. Представляет интерес и тот факт, что коэффициент вариации у всех спортсменов независимо от спортивной специализации был идентичен (табл. 3.13). Следовательно, занятия как тяжелой, так и легкой атлетикой не приводят к выраженным индивидуальным отличиям в развитии ОГК.

Жизненная емкость легких. Более существенно на развитие ЖЕЛ у спортсменов влияют занятия легкой атлетикой (бег на различные дистанции). Поэтому и в данный возрастной период по абсолютным показателям ЖЕЛ они оказались впереди своих сверстников-тяжелоатлетов на 0,3 л, или 10,3%.

Таблица 3.13

Показатели физического состояния юных атлетов 15–16 лет

 

Но и тяжелоатлеты 15—16 лет по сравнению с 13—14-летним возрастным периодом также увеличили свои показатели ЖЕЛ за год в среднем на 0,5 л, как и легкоатлеты. В связи с этим можно говорить о том, что занятия тяжелой атлетикой в данном возрасте не оказывают сдерживающего влияния на развитие дыхательной системы, которая развивается в соответствии с возрастными нормами.

Кистевая сила. В 15—16 лет продолжает увеличиваться мышечная сила кисти и предплечья у всех спортсменов. Причем на этот раз юные легкоатлеты хоть и уступили штангистам по абсолютной величине кистевой динамометрии, уровень прироста силы кисти и предплечья по отношению к предыдущему возрастному периоду у них оказался выше на 35,8%. Тяжелоатлеты превзошли свои лучшие результаты в данном тесте на 9,1 кг, а легкоатлеты – на 14,4 кг. В обоих случаях прирост силовых возможностей у подростков-спортсменов впечатляет. Все это позволяет говорить, что именно в этот возрастной период происходят качественные изменения силовых возможностей.

Становая сила. По этому показателю тяжелоатлеты 15—16 лет превзошли результаты предыдущей группы на 10,6 кг (11,9%). Но еще более выраженный прирост показателя становой силы был отмечен у легкоатлетов – 16,8 кг (35,5%). Следовательно, в этот возрастной период у тяжелоатлетов несколько замедляются темпы прироста силовых возможностей по сравнению с их сверстниками-легкоатлетами. Все это можно оценить как положительный фактор влияния занятий легкой атлетикой в подростковом возрасте на развитие силовых возможностей. Более высокие абсолютные результаты в показателе становой силы у тяжелоатлетов говорят только о том, что на тренировках ими проделывается более интенсивная работа по развитию силы мышц спины и ног, чем это происходит у юных легкоатлетов.

Гибкость. Результаты исследования гибкости у юных спортсменов позволили отметить положительные сдвиги в ее развитии. Так, ее показатель возрос у 15—16-летних штангистов по сравнению с 13—14-летними на 1,4 см, а у юных легкоатлетов – на 2,1 см. Легкоатлеты и на этот раз были достоверно лучше своих сверстников-тяжелоатлетов по абсолютному показателю гибкости.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.236.35.159 (0.007 с.)