Более здоровые взаимоотношения



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Более здоровые взаимоотношения



Когда мы становимся более зрелыми и от­ветственными в нашей жизни, черта между жертвой и преступником не так отчетлива. Но и при более здоровых взаимоотношениях партнеры все равно могут совершать серьез­ные ошибки.

Например, если у женщины роман, то муж­чина может задуматься над тем, какую роль в этом сыграло его собственное поведение. Хо­тя очевидно, что она совершила серьезную ошибку (заведя роман или солгав), его пренебрежение партнершей сыграло свою роль.

Вооружившись новым пониманием того, насколько женщины и мужчины непохожи, партнер может заметить, как массой мелочей он способствовал неверности. Трудно отве­тить однозначно, кто виноват. Когда такое случается, то выздоровление наступает на­много быстрее, и пары обычно воссоединяют­ся.

При более здоровых взаимоотношениях на вопрос «кто виноват?» трудно ответить однозначно.

Когда жертва — мужчина, то прежде всего ему нужно уединиться и проанализировать свои чувства. Но потом стоит сосредоточить­ся на своей роли в произошедшем. И чем вы­ше его объективность и чувство ответствен­ности, тем скорее он способен простить.

Но так происходит, когда мужчины начина­ют понимать, что они выходцы с Марса, а женщины — с Венеры. Мужчина может чув­ствовать боль, но если он слышит один за другим примеры ошибок, которые совершают все мужчины, у него поднимается настроение, и он понимает, каким образом способствовал возникновению проблемы. Эта увеличиваю­щаяся объективность помогает ему простить партнершу. Чем яснее осознает мужчина свою роль в случившемся, тем легче ему все простить.

Когда в роли жертвы выступает женщина, это совсем другое дело. Если ей прежде уда­лось поделиться своими чувствами по поводу происшедшего, тогда она может приобрести больше объективности и яснее понять свою роль в проблеме. Для нее самый эффектив­ный способ найти в себе силы простить — возможность сначала поделиться своими эмо­циями, а потом принять извинения. В этом случае она лучше поймет, какова ее роль в происшедшем. Обычно когда женщина пони­мает, что ее вина гораздо больше, чем просто выбор не того человека, она откроется партнеру, и пара сможет снова быть вместе и пережить еще более сильную любовь, чем раньше.

Очень важно не заставлять женщину снача­ла обдумать собственную роль в происшед­шем. Это произведет эффект минимизации или недооценки ее чувств по поводу того, что ею пренебрегли. Жизненно необходимо, что­бы женщина в первую очередь проанализиро­вала свои эмоции. После этого она сможет обрести объективность, а вместе с нею тепло, любовь и прощение.

Жизненно необходимо, чтобы женщина сначала смогла проанализировать свои чувства.

После этого ей удастся обрес­ти объективность, а вместе с нею теп­ло, любовь и прощение.

Когда женщины понимают, что мужчи­ны — выходцы с Марса, а женщины — с Ве­неры, их готовность простить возрастает, по­скольку они прежде всего убедились в закон­ности своих чувств. Тогда они способны по­нять, что не только их мужья, но и большин­ство мужчин совершают определенные ошиб­ки. После этого женщины начинают откры­ваться и понимать, какие ошибки обычно со­вершают они сами. Благодаря большей объ­ективности женщина может увидеть свою роль в происшедшем, и ей становится легче простить.

Как выздоравливают мужчины

Если говорить вообще, то мужчины и жен­щины излечиваются от полученных ран по-разному. Обычно женщинам нужно побольше поговорить о своих чувствах, тогда как муж­чинам необходимо сначала побыть некоторое время в одиночестве. В наибольшей степени мужчине помогает раскрыться ощущение, что он не является жертвой и в какой-то мере может решить проблему. Для мужчины глав­ное испытание заключается в том, что он берет на себя ответственность за вклад в решение проблемы.

Для мужчины главным испытанием является то, что он берет на себя ответственность за свой вклад в решение проблемы.

Как только мужчина чувствует хотя бы ма­лейшую ответственность, он ощущает в себе силы изменить ситуацию. Когда мужчине сде­лали больно, прежде всего у него возникает потребность в уединении. Через некоторое время, обретя большую объективность, он может осознать свою роль в проблеме или по­нять, как ее решить. Если мужчина это знает, его любовь может вернуться.

Иногда для того, чтобы обрести объектив­ность, мужчине необходимо отвлечься от проблемы (взять отпуск, бесцельно побро­дить или, наоборот, с головой уйти в работу). В других ситуациях он может пойти к психо­аналитику и излить свои чувства в разговоре. Если мужчина способен выразить и понять свои эмоции и увидеть собственную роль в проблеме, тогда к нему могут вернуться лю­бовь и прощение.

Как выздоравливают женщины

Женщины переживают тот же процесс, но в другом порядке. Чтобы найти в своем сердце прощение, женщине прежде всего необходимо ощутить, что ее чувства услышаны, поняты и признаны законными. Обретя способность простить, она может мысленно вернуться назад и более четко увидеть свою роль в пробле­ме. Для женщины главное испытание — спо­собность забыть о своих обидах и обрести го­товность простить.

Для женщины главным испытанием является способность забыть о своих обидах и обрести готовность простить.

Этот процесс общения идеально происходит в присутствии опытного консультанта по вопросам семьи и брака. Мужчине следует знать, что глубина его раскаяния значения не имеет, его жена все равно будет чувствовать себя в большей безопасности в присутствии другого человека. Желание партнера обра­титься за помощью или пойти к консультанту уже само по себе целительно, поскольку так он признает обоснованной ее потребность в дополнительной поддержке. В такой безопас­ной ситуации женщина сможет лучше вы­разить свои чувства, и процесс будет более эффективным.

Кризис выздоровления

Одно из самых болезненных и серьезных испытаний в браке — неверность. И все же я видел сотни пар, которые излечились от боли предательства и сумели возродить доверие. С помощью консультанта они обрели способ­ность простить и измениться. То есть сделали необходимый шаг, чтобы снова начать снача­ла, а не вариться в своих обидах.

Время, необходимое для исцеления от боли предательства, напрямую связано с тем, как долго изменял партнер. Если у мужчины был длительный роман, то и выздоровление зай­мет больше времени.

Время, необходимое для того, чтобы залечить боль предательства, напрямую связано с тем, как долго изменял партнер.

При хороших взаимоотношениях у постра­давшего найдется время, чтобы простить и за­лечить рану. Кризис, вызванный изменой, мо­жет породить сильные чувства и эмоции. Ког­да они выплеснуты наружу и услышаны, им на смену приходит такой подъем любви, что партнеры снова влюбляются друг в друга. Не­ожиданно их любовь, пережившая кризис, становится более откровенной, более реаль­ной, значительной и глубокой. Пройдя испы­тание, они прикоснулись к настоящей любви и ощутили ее. Такая любовь прочна и останется навсегда.

Любовь, пережившая кризис, вызванный романом на стороне, становится более реальной, значительной и глубокой. Такая любовь прочна и останется навсегда.

Когда мы слышим такие истории выздоров­ления, это автоматически придает нам новые душевные силы, поскольку они напоминают нам об огромной силе любви. Они дарят на­дежду и помогают ценить то, что мы имеем. Когда человек делает шаг, чтобы раскрыть свое сердце, это всех нас приближает к более сильной любви. Давайте послушаем несколь­ко из сотен историй, рассказанных мне парами, сумевшими простить измену и про­должающими сохранять свою любовь.

Лайза и Стивен

Лайза поведала свою историю. «Мы со Сти­веном долго жили вместе — около восьми лет, но оба боялись связать себя брачными обязательствами. Почему? Думаю, нас пугала возможная неудача. Все мои братья и сестры вступали в брак, а потом дело кончалось раз­водом. И Стивен уже был один раз женат. Нам обоим казалось более безопасным просто жить вместе, чем переживать неудачу и да­вать это пугающее обязательство «навсегда».

Но когда мы начали посещать семинары Джона Грея и слушать его записи, у нас возникло чувство, что, возможно, нам удастся пережить острые моменты. И хотя все еще боялись, однако двигались в этом направле­нии. Потом пришли к согласию и назначили дату свадьбы. Не знаю, кто из нас был больше испуган — Стив или я.

«Нам надо кое о чем поговорить», — сказал мне однажды Стив. Он был весь в слезах, и я поняла: случилось действительно что-то очень серьезное. Мысли метались у меня в голове — я решила, видимо, кто-то умер.

«Послушай, Лайза, я сделал нечто ужасное и не знаю, что с этим делать», — признался мне Стив в своем романе.

Стив был само раскаяние и взял стопро­центную ответственность на себя. Чувствова­лось, как он страдает.

Я ощущала какую-то холодность и пустоту в душе. И была совершенно убита. Огляды­ваясь назад, вижу, что догадывалась о проис­ходящем, но не поверила собственной интуи­ции.

Мы расплакались. И оба, не сомневаюсь, думали о нашей свадьбе. По словам Стива, он почувствовал, что обязан быть честным и дать мне возможность разорвать помолвку. Должна признать, эта мысль и мне пришла в голову. Я испытывала злость, грусть и боль одновременно, однако не сомневалась в том, что хочу выйти замуж за Стива.

К тому времени мы побывали на двух семи­нарах Джона и на его индивидуальных кон­сультациях. Я уверена, уверена, что именно поэтому Стив нашел в себе силы рассказать мне о романе. У него появилось более силь­ное чувство целостности, любви к себе и не­желание жить во лжи. Он увидел, насколько сам Джон откровенен в своей жизни, узнал о его высоких стандартах к себе и близкому че­ловеку, и это как бы очистило его. Мне ка­жется, Стив не стал бы рассказывать о своем романе, если бы не пережил этого.

Но теперь после семинаров у нас обоих бы­ли средства справиться с кризисом. Может, это звучит забавно, больших трудностей мы не испытали. Я должна была задать Стиву массу вопросов: Где ты был? Когда ты с ней спал? Сколько раз? Что она была за человек? И при этом мы много и откровенно говорили, день за днем.

Я писала о моих чувствах, пользуясь мето­дикой любовных писем, и делилась ими со Стивеном, потом получала ответ. И поверьте, этот способ оказался просто целебным. Изли­вая мои чувства на бумаге, я поняла, что под гневом и страхом скрывается любовь.

Нам помогло и понимание различий между мужчинами и женщинами. Мы оба научились давать другому не то, что хотелось получить самому, а что требовалось партнеру. Мы по­няли, что по-разному дарим друг другу свою любовь, и думаю, это знание помогло нам осо­знать, почему мы так хотим быть вместе. Я уверена: без этого мы не смогли бы вы­здороветь.

Я смогла совершенно простить Стива, так как знала, что он уже изменился.

И еще одно помогло мне полностью прос­тить Стива. Я знала, что он уже изменился. Перестал видеться с этой женщиной, овладел новыми знаниями, новыми приемами, у Стива появился даже новый подход к жизни. Более сознательный. Поэтому я смогла поверить ему и по-настоящему простить. Меня удиви­ло, насколько все прошло гладко. Но теперь, возвращаясь мысленно назад, я понимаю: это было в какой-то мере связано с тем, что ска­зал мне Стивен: «Я действительно думал уйти от тебя, Лайза, и остаться с ней».

Но он этого не сделал. Стив выбрал меня и прекратил встречаться с той женщиной. Это показало мне, что он на самом деле любит ме­ня и заботится обо мне.

Несколько месяцев спустя мы поженились. И это было просто великолепно! Прекрасная погода, восхитительное место, мы танцевали под звездами на скале над океаном. Это был исключительно романтический вечер.

Романтика все еще важна для нас. Но наш двухлетний сын очень активный марсианин. Так что несколько трудновато вести романти­ческий образ жизни, хотя приятные мелочи продолжают играть для нас огромную роль. Стивен нередко приносит мне цветы, и когда приходит домой, то первым делом находит ме­ня, чтобы обнять, и только потом проверяет послания на автоответчике или почту. Он зво­нит просто для того, чтобы сказать «привет», даже если очень занят. Все эти мелочи напо­минают мне, насколько я дорога мужу.

Это так замечательно — показывать нашему юному сыну подобные пути взаимодействия.

Я так счастлива, что мы располагаем пози­тивными любовными способами общения. Не только из-за нас самих, но и из-за сына Доно-вана. До семинаров Джона Грея мы часто со Стивом кричали друг на друга. Стив уходил, а я начинала паниковать. Как же так? Мы тут ссоримся, а он просто уходит? Теперь у нас иные способы общения. И это так замеча­тельно, что сын в таком юном возрасте может наблюдать подобные пути взаимодействия в семье.

Мы убеждены со Стивом, что если бы не познакомились с Джоном Греем, то не вели бы такую жизнь, как сегодня. Не поженились бы или не имели бы ребенка. Джон говорил искренне, и мы научились у него тому, что сразу же смогли использовать. Нам удиви­тельно повезло! Мы были открыты, заин­тересованы и жаждали знаний... И в поворот­ный для нас момент Джон оказался рядом».

Джери и Мэтт

Джери описывает, как выправился ее брак. «18 января 1995 года мне позвонила женщина, не назвавшая своего имени. Она сказала: «Ваш муж встречается с другой, и у них есть ребенок...» Я повесила трубку и рассказала все мужу, который сидел рядом. Сначала он все отрицал. Позже, уже лежа в постели, я в конце концов выпалила: «Если там есть ребе­нок, этого нельзя забыть». В душе я все еще надеялась, что все окажется просто розыгры­шем.

Мэтт все-таки набрался храбрости и под­твердил, что это правда. Помню, меня затош­нило, и я бегом бросилась в ванную. Потом мы уселись в гостиной, чтобы поговорить. Честное слово, меня саму удивило, какую лю­бовь я почувствовала к этому мужчине после того, как услышала столь ужасное признание. Я всегда считала, что стоит моему мужу обма­нуть меня, как наш брак немедленно закон­чится. Но моя реакция оказалась совсем не такой.

Муж рассказал мне, что этот роман начался три года тому назад и что физическая бли­зость между ними закончилась год спустя, когда он узнал о беременности той женщины. Ситуация осложнилась тем, что я тоже вско­ре забеременела, поэтому сама мысль о том, чтобы все мне рассказать, была отброшена. Муж жил со своей тайной. У него было два сына — наш сын Патрик и сын той женщины

Джейсон. Мальчики родились с разницей в шесть недель. В течение первого года жизни Джейсона муж едва признавал его, но совсем недавно Мэтту представилась возможность вновь войти в его жизнь. В этот момент мне и позвонила незнакомка.

Муж заверил меня, что роман закончен и они с этой женщиной остаются друзьями только ради блага Джейсона. Помню, меня удивила его реакция, когда он с облегчением узнал, что я не хочу с ним расставаться. Я ду­мала про себя: «Почему он считает, что я за­хочу разойтись?»

В последующие месяцы меня интересовал собственный ход мыслей, поскольку, на мой взгляд, человеку в подобном положении сле­довало бы реагировать иначе. Видимо, все де­ло в том, что у моего сына был сводный брат, который оказался невинным участником это­го кошмара, и его не следовало наказывать. Я мечтала о том, что смогу простить мужа, что мы включим Джейсона в нашу семью и ста­нем счастливо жить дальше. С реальностью совладать было труднее, но не из-за Джейсо­на.

Мы с Мэттом приближались к девятой го­довщине нашей свадьбы, когда я узнала о сло­жившейся ситуации. У нас и раньше случа­лись конфликты: по поводу работы, заработ­ков, покупки дома. Нередко мы чувствовали, что наши отношения утратили радость. Об­щение тоже страдало. И тогда мы с Мэттом отправились на консультацию к психоаналитику, а за шесть месяцев до того, как все вы­шло наружу, начали посещать нового кон­сультанта. Я гадала, неужели этот мужчина, которого я так сильно люблю, с возрастом потерял влечение ко мне и больше не находит меня соблазнительной. И даже не предполага­ла, что тайна, тяжелым грузом лежащая у му­жа на плечах, совершенно не имеет отноше­ния ко мне!

Вместе с шоком пришло отрицание. Вы проходите через отрицание лишь потому, что правду так тяжело принять. Для меня отрица­ние не допускало мысли о близости мужа с другой женщиной, после которой он возвра­щался домой ко мне. Я помню, что считала это ошибками прошлого, хотя ужасная картина — они вместе — постоянно крутилась в мозгу.

Я думаю, что Мэтту тяжелее было спра­виться со своим отрицанием, чем мне с моим. Ему было очень стыдно, и он был убежден, что недостаточно будет просто поговорить о сложившейся ситуации. Он терзался, по­скольку разрушил все, что мы имели. И разрушений этих так много, что потребуются годы, чтобы все восстановить, если это вооб­ще возможно. Достаточно ли будет нашей любви, чтобы двигаться дальше?

Много раз конфликты казались неразреши­мыми. И однажды мы заявили, что каждый пойдет своей дорогой. И все же решили ос­таться вместе, хотя боль и печаль были на­столько сильны, что разлука казалась благом. Я не могла общаться с Мэттом без эмоций, а он все глубже уходил в себя. И все-таки во время этого кризиса мы знали, что любим друг друга и можем откровенно сказать об этом друг другу. Я оглядываюсь на то время и пони­маю: мы действительно общались точно по мо­дели «Марс-Венера», пытаясь вести себя по-прежнему на работе, между собой и с нашим сыном.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.80.6.131 (0.012 с.)