Логические правила доказательства



 

Доказательство, как и любая другая логическая операция или процедура, предполагает соблюдение определенных правил, без чего оно не достигает своей цели, то есть не устанавливает истинность или ложность какого бы то ни было тезиса. Ранее мы говорили о правилах различных видов умозаключений (дедукции, индукции, аналогии) и разнообразных логических операций с понятиями и суждениями. Теперь рассмотрим правила доказательства, которые традиционно делятся на три группы, соответствующие трем элементам в его структуре: тезису, аргументам и демонстрации. Первые три из нижеприведенных правил посвящены тезису, следующие три относятся к аргументам и последнее – к демонстрации.

1. Тезис должен нуждаться в доказательстве. Это правило на первый взгляд может показаться странным: разве существуют такие тезисы (высказывания, утверждения), которые не нуждаются в доказательстве? Конечно же существуют. Как известно, любое рассуждение (и научное, и повседневное) в конечном итоге базируется на аксиомах, которые и представляют собой тезисы, не требующие доказательств, заведомо принимаемые в качестве несомненных, достоверных, истинных. Обычно говорят, что аксиомы не подлежат обоснованию в силу их простоты, ясности, очевидности, безусловности и т.п. Однако почему они таковы?

Известный французский философ и ученый XVII в. Рене Декарт называл аксиомы «врожденными идеями» и объяснял их необыкновенную ясность и отчетливость тем, что они заложены в сознание любого человека самим Богом, который «не может нас обманывать». Действительно, разве не безусловными и несомненными представляются нам утверждения: Кратчайшее расстояние между любыми двумя точками – это прямая; Всякое физическое тело имеет размер; Ничто в окружающем мире не происходит из ничего и другие, подобные им высказывания? Разумеется, они безоговорочно воспринимаются нами как истинные.

Помимо декартовой есть и другие точки зрения на происхождение аксиом. Часто их рассматривают как обобщенный и абстрагированный (то есть выраженный в мышлении и представленный очень широкими, общими суждениями) опыт человечества. Нередко аксиомы расценивают как вырабатываемые людьми произвольные соглашения, без которых был бы в принципе невозможен процесс мышления. Проблема аксиом является достаточно сложной: до настоящего времени не найдено исчерпывающего и общепризнанного объяснения их природы.

Итак, аксиомы – это высказывания, не нуждающиеся в обосновании. Кстати, доказательство в конечном итоге потому и возможно, что существуют положения, которые не надо доказывать (как то ни парадоксально на первый взгляд). Вспомним, доказательство представляет собой выведение истинности или ложности какого-либо суждения – тезиса – из ранее установленной истинности других суждений – аргументов, которые когда-то сами были тезисами и выводились из иных аргументов, а те, в свою очередь – из каких-то еще и т.д. Эта цепочка тезисов и аргументов, сколько бы она ни продолжалась, рано или поздно упирается в некую аксиому и на этом останавливается. В противном случае она развертывалась бы без конца, что приводило бы к невозможности любого доказательства. Эту особенность мышления заметили еще древние философы, которые называли рассуждение, лишенное аксиом, удалением в бесконечность (лат. regressus in infmitum).

2. Тезис должен быть сформулирован ясно и определенно,в противном случае будет непонятно, что именно надо доказывать. Например, упоминавшийся ранее (см. § 4.1), тезис: Ученики прослушали объяснение учителя без дополнительных комментариев совершенно непонятен, несмотря на внешнюю простоту выражающего его суждения.

Не совсем ясной и определенной является также рассматривавшаяся нами раньше формулировка (см. § 1.7) одного из правил пользования общественным городским транспортом: Безбилетный проезд и бесплатный провоз багажа наказывается штрафом. Если воспринимать употребляемый здесь союз и в качестве конъюнкции, то получится, что штраф должен быть наложен только на тех пассажиров, которые совершили сразу два проступка, а не какой-то один из них. В силу этого кажется, что следует заменить союз и на союз или: Безбилетный проезд или бесплатный провоз багажа наказывается штрафом. Однако и в этом случае тезис не обретет полную ясность: ведь если рассматривать союз или в качестве строгой дизъюнкции, то получится, что штраф накладывается или только на тех пассажиров, которые не оплатили проезд, или же только на тех, которые бесплатно провозят багаж, – в зависимости от ситуации и на усмотрение контролера. Для придания формулировке окончательной ясности и определенности надо употребить союз-гибрид или (и), однозначно указывающий на нестрогую дизъюнкцию, которая и является действительным содержанием данного правила пользования городским транспортом.

Рассмотрим еще один пример. Не вполне ясен тезис, представленный суждением: Его характер обусловливает его жизнь. Это высказывание можно понимать двояко: то ли характер определяющим образом влияет на жизнь, то ли, наоборот, жизнь определяющим образом влияет на характер. В целях прояснения такого утверждения, его следовало бы сформулировать иначе, например: Его жизнь обусловливается его характером или Его характер обусловливается его жизнью (в зависимости от того, что имеется в виду).

Неясность тезиса часто связана с употреблением неопределенных понятий (умный человек, интересная книга, молодая семья и т.п.), о которых шла речь в первой главе (см. § 1.2). Например, неопределенность понятия произведение искусства делает неясным тезис: Ввозимые из-за границы авторские произведения искусства освобождаются от таможенных пошлин (если не вполне понятно, что такое произведение искусства, то, значит, так же непонятно, следует ли облагать таможенными пошлинами тот или иной предмет).

Необычный судебный процесс состоялся в 1927 г. в США. Скульптор К. Бранкузи обратился в суд с требованием признать свои работы, отправляемые в Нью-Йорк на выставку, произведениями искусства. В их числе была и скульптура «Птица», которая сейчас считается классикой абстрактного стиля. Она представляет собой полутораметровую колонну из полированной бронзы, не имеющую никакого внешнего сходства с птицей. Таможенники категорически отказались признать абстрактные творения Бранкузи художественными произведениями. Они провели их по графе «Металлическая больничная утварь и предметы домашнего обихода» и наложили на них большую таможенную пошлину. Возмущенный скульптор подал в суд. Таможню поддержали художники – члены Национальной академии. Отстаивая традиционные приемы в искусстве, они выступали на процессе свидетелями защиты и категорически настаивали на том, что попытка выдать «Птицу» за произведение искусства является мошенничеством.

Можно привести немало других примеров, иллюстрирующих неясный и неопределенный тезис. Многие рассуждения представляются нам непонятными не в силу своей сложности и не по причине нашей недостаточной образованности, и не из-за нежелания их понять; а потому что они неясно и неопределенно сформулированы.

3. Тезис должен оставаться неизменным на протяжении всего доказательства,иначе получится так, что сначала доказывается один тезис, а потом другой. Эта ошибка обычно называется подменой тезиса.Например, в рассуждении: Если число делится без остатка на 10, то оно делится без остатка и на 5; Число 25 делится без остатка на 5, следовательно, оно делится без остатка и на 10 один тезис подменяется другим: сначала речь идет о делимости числа на 10, а потом – о его делимости на 5 (первое не тождественно второму), в силу чего и получается ложный вывод. Рассмотрим еще один пример. «Предметом моей сегодняшней лекции я избрал, так сказать, вред, который приносит человечеству потребление табака... Когда я читаю лекцию, то обыкновенно подмаргиваю правым глазом, но вы не обращайте внимания – это от волнения. Я очень нервный человек, вообще говоря, а глазом начал подмигивать в 1889 году тринадцатого сентября...» (Чехов АЛ. «О вреде курения»). Как видим, выступающий начинает говорить об одном, потом переходит на другое, никак не связанное с первым, далее перескакивает на третье, в результате чего речь идет о различных вещах и в конечном итоге – ни о чем.

Хороший пример неоднократной подмены тезиса, часто упоминаемый в учебниках по логике, создан фантазией известного писателя Марка Твена. Один из его литературных героев – Джим Блейн прославился рассказом о старом баране своего деда. Он начинал свое повествование такими словами: «Вряд ли вернутся к нам те дни. Свет не видывал такого замечательного барана! Дед ездил за ним в Иллинойс... купил у человека по имени Ейтс». Дойдя до этого места, Джим Блейн непроизвольно переключался на рассказ об Ейтсе, его родных и знакомых. Слушатели узнавали множество любопытных вещей: о том, что отец Ейтса был священником, а его приятель Сет Грин женился на Саре Уилкинсон; что некая мисс Джефферсон одалживала свой стеклянный глаз старухе Вегнер, когда к той приходили гости; что старуха Вегнер имела обыкновение брать на время еще и парик у мисс Джейконс и т.д. Таким образом, после первых же фраз рассказчик забывал о начальном сюжете и мысль его свободно парила, перескакивая с одного предмета на другой. «А что случилось со старым бараном его деда, – заключает автор, – этого и по сей день никто не знает».

Обратим внимание на то, что рассмотренные второе и третье правила, требующие ясности и определенности тезиса, а также его однозначности на протяжении всего доказательства, представляют собой следствия закона тождества, о котором подробно говорилось в предыдущей главе (см. § 4.1).

4. Аргументы, или основания, должны быть истинными суждениями.Это наиболее очевидное правило, ведь в случае их ложности доказательство является несостоятельным. Например, для подтверждения тезиса: Все дельфины это рыбы используются следующие аргументы: 1. Все киты являются рыбами. 2. Все дельфины – это киты. Демонстрация в данном случае проходит в форме простого силлогизма первой фигуры, имеющего модус ААА:

Все киты являются рыбами.

Все дельфины – это киты.

Все дельфины это рыбы.

 

Как видим, первая посылка, представляющая собой один из аргументов, является ложной, что приводит к разрушению, или уничтожению, доказательства, несмотря на истинность второй посылки (другого аргумента). Подобного рода ошибка называется ложным основанием,или основным заблуждением.

Нередко бывает, что в качестве аргументов используются не ложные, а гипотетические суждения, то есть такие, истинность или ложность которых еще не установлена. Например, в целях подтверждения тезиса: На Марсе есть жизнь привлекаются аргументы: 1. Если планета расположена в Солнечной системе на определенном расстоянии от Солнца (как Земля – примерно 150 млн км), а также если на ней имеются атмосфера и вода (как на Земле), то на ней есть жизнь. 2. Планета Марс расположена в Солнечной системе на расстоянии приблизительно 200 млн км от Солнца (разница между 150 млн км и 200 млн км для масштабов Солнечной системы очень мала), на ней имеются атмосфера и вода. Демонстрация здесь представлена условно-категорическим силлогизмом утверждающего модуса:

Если планета расположена в Солнечной системе на определенном расстоянии от Солнца (» 150 млн км) и на

ней имеются атмосфера и вода, то на ней есть жизнь.

Планета Марс расположена в Солнечной системе на определенном расстоянии от Солнца (» 200 млн км) и на

ней есть атмосфера и вода.

На Марсе есть жизнь.

 

Первая (импликативная) посылка, которая представляет собой один из аргументов, является не ложным, но гипотетическим суждением (его истинность или ложность еще требуется установить: точно неизвестно, обязательно ли наличие перечисленных в первой, посылке условий ведет к существованию жизни на планете). Гипотетичность одного из аргументов делает доказательство несостоятельным, несмотря на истинность другого аргумента (который представлен второй посылкой). Такая ошибка называется предвосхищением основания.

Итак, аргументы (основания) не должны быть ложными или гипотетическими суждениями. Разновидностью этого правила является требование, по которому аргументы не должны противоречить друг другу. Ведь если аргументы друг другу противоречат, то это означает, что какие-то из них ложны. Обычно такое бывает в том случае, когда аргументов приводится излишне много. Ошибка, возникающая в данной ситуации носит длинное название – кто много доказывает, тот ничего не доказывает.Пример подобной ошибки можно найти в одном из произведений Марка Твена: «Мы перешли улицу и вскоре оказались у бывшего жилища святой Вероники. Когда Спаситель проходил здесь, она вышла ему навстречу, полная истинного женского сострадания, и, не страшась улюлюканья и угроз черни, сказала ему жалостливые слова и своим платком отерла пот с его лица. Мы столько слышали о святой Веронике, видели столько портретов работы самых разных мастеров, что увидеть ее древний дом в Иерусалиме было все равно, что неожиданно встретиться со старым другом. Но самое странное в случае со святой Вероникой, из-за чего она, собственно, и прославилась, заключается в том, что, когда она отирала пот, на ее платке' отпечаталось лицо Спасителя, точный его портрет, и отпечаток этот сохраниться по сей день. Мы знаем это, ибо видели этот шаток в парижском соборе, в одном из соборов Испании и в двух итальянских. В Миланском соборе надо выложить пять франков, чтобы взглянуть на него, а в соборе св. Петра в Риме его почти невозможно увидеть ни за какие деньги. Ни одно предание не подтверждено столькими доказательствами, как предание о святой Веронике и ее носовом платке» (Твен М. «Простаки за границей»).

5. Истинность аргументов должна быть установлена независимо от истинности тезиса.Нарушение этого правила ведет к тому, что тезис доказывается через аргументы, а аргументы – через тезис. При этом возникает ошибка – круг в доказательстве,или порочный круг(лат. circulus vitiosus). Например: Магомет является божьим пророком. Почему мы так считаем ? Потому что он написал священную книгу Коран, содержание которой внушил ему Бог. Откуда мы знаем об этом? Сам Магомет так утверждает. Но вдруг он нас обманывает? Он не может нас обманывать, потому что он божий пророк. А чем можно обосновать это утверждение? Тем, что он написал священную книгу Коран... и т.д.

6. Аргументы должны быть достаточными для доказательства тезиса,то есть он должен вытекать из них с достоверностью. Как видим, данное правило представляет собой уже известный нам закон достаточного основания, о котором говорилось в предыдущей главе (см. § 4.4). Начиная рассматривать доказательство, мы также отмечали (см. § 5.1), что наличие аргументов само по себе не означает подтверждение или опровержение тезиса. Необходимо показать, что между ним и аргументами имеется необходимая связь, то есть что аргументы обусловливают тезис. Этой цели посвящен такой элемент доказательства, как демонстрация.

Когда речь шла о законе достаточного основания, было приведено несколько примеров рассуждений, в которых аргументы являлись недостаточными для доказательства тезиса. Здесь рассмотрим еще один подобный пример: Мы видим каждодневное движение Солнца вокруг Земли, а также наблюдаем ежегодное вращение всего небесного свода вокруг нашей планеты, следовательно, она представляет собой неподвижный центр мироздания. В данном случае тезис обосновывается утверждениями о постоянно наблюдаемых фактах. Однако, видимое вполне может не соответствовать реальному, или действительному. Видимость движения Солнца и небосвода вокруг Земли – недостаточное основание для того, чтобы считать ее центром мира. Точно так же кажущаяся (наблюдаемая нами повседневно) плоская форма Земли не свидетельствует о том, что она действительно плоская; яркое ночное сияние Луны не является аргументом в пользу того, что она на самом деле излучает свет из своих недр; невидимость атомов, молекул, вирусов, бактерий и многих иных микрообъектов не говорит о том, что они не существуют.

7. Демонстрация подчиняется тем же правилам, что и умозаключения, которыми она представлена.Мы уже знаем (см. § 5.2), что демонстрация чаще всего проходит в форме простого (категорического), условно-категорического, разделительно-категорического силлогизмов и полной индукции. Однако в некоторых случаях она может выражаться неполной индукцией и аналогией. Правила всех этих умозаключений были рассмотрены в главе 3. Они и являются правилами демонстрации. Не возвращаясь к ним, вспомним основные ошибки, возникающие при их нарушении: учетверение терминов, нераспределенность среднего термина ни в одной из посылок, расширение большего термина, две отрицательные посылки, две частные посылки (в простом силлогизме); подмена основания в делении, неполное деление, нестрогая дизъюнкция, скачок в делении (в разделительно-категорическом силлогизме); утверждение от следствия к основанию и отрицание от основания к следствию (в условно-категорическом силлогизме); поспешное обобщение, причинно-следственная связь вместо последовательности во времени (после, значит, по причине), подмена условного безусловным (в неполной индукции); отсутствие необходимой, закономерной связи между переносимым признаком и сходными признаками (в аналогии). Эти ошибки в демонстрации доказательства, как правило, объединяются общим названием – мнимое следование:их наличие в каком-либо умозаключении, которое выражает собой демонстрацию, приводит к тому, что тезис не вытекает (не следует) из аргументов, несмотря на их истинность. Например, для доказательства тезиса: Законы государства не следует соблюдать используются следующие аргументы: 1. Все нравственные заповеди следует соблюдать. 2. Законы государства не являются нравственными заповедями. Демонстрация проходит в форме простого (категорического) силлогизма:

Все нравственные заповеди следует соблюдать.

Законы государства не являются нравственными заповедями.

Законы государства не следует соблюдать.

 

В этом силлогизме допущена ошибка – расширение большего термина (см. § 3.3), в результате чего, при внешней правильности и убедительности доказательства, тезис не следует из аргументов. Рассмотрим еще один пример. Для подтверждения тезиса: Не во всяком предложении начальное слово надо писать с большой буквы привлекаются аргументы: 1. Если слово является именем собственным, то его надо писать с большой буквы. 2. Не всякое предложение начинается с имени собственного. Здесь демонстрация выражается условно-категорическим силлогизмом:

Если слово является именем собственным, то его надо писать с большой буквы.

Не всякое предложение начинается с имени собственного.

Не во всяком предложении начальное слово надо писать с большой буквы.

 

В данном силлогизме допущена ошибка – отрицание от основания к следствию (см. § 3.6), в результате которой тезис не вытекает из аргументов, хотя рассуждение и кажется на первый взгляд правильным и убедительным.

Таковы логические правила доказательства. Нарушение хотя бы одного из них аннулирует его. Наша задача заключается в том, чтобы соблюдать эти правила, а также уметь находить и устранять разнообразные и многочисленные ошибки, возникающие при их нарушении, которые часто встречаются в различных эпизодах мышления и речи, создавая значительные коммуникативные помехи.

 

Аргументация и дискуссия

 

Практическое применение видов, методов и логических правил доказательства в их разнообразных комбинациях обычно называют аргументацией, которая играет особенно важную роль в споре, или дискуссии (лат. discussio – рассмотрение, исследование). Искусство ведения спора, как и раздел логики, посвященный изучению его условий, закономерностей, методов и приемов, называется эристикой(греч. eristikos – спорящий).

Для того чтобы дискуссия была плодотворной, то есть представляла собой действительный поиск истины, а не пустой разговор или столкновение амбиций, требуется соблюдение определенных условий.

Во-первых, необходимо наличие некоего предмета спора – проблемы, вопроса, темы и т.п., иначе дискуссия неизбежно превратится в бессодержательную беседу.

Во-вторых, надо, чтобы относительно предмета спора существовала реальная противоположность спорящих сторон, то есть они должны придерживаться различных убеждений насчет него. В противном случае дискуссия обернется обсуждением слов: оппоненты будут говорить об одном и том же, но использовать при этом разные термины, тем самым непроизвольно создавая видимость расхождения во взглядах.

В-третьих, важно, чтобы была некоторая общая основа спора – какие-нибудь принципы, убеждения, идеи и т.п., которые признаются обеими сторонами. Если такой основы нет, то есть спорящие не сходятся ни в одном положении вообще, то дискуссия становится невозможной.

В-четвертых, требуется наличие какого-то знания о предмете спора. Если же стороны не имеют о нем ни малейшего представления, то дискуссия будет лишена всякого смысла.

В-пятых, спор не приведет ни к какому позитивному результату, если отсутствуют определенные психологические условия: внимательность каждой дискутирующей стороны к своему оппоненту, умение выслушивать и желание понимать его рассуждения, готовность признать свою ошибку и правоту собеседника. Таковы основные условия эффективной и плодотворной дискуссии. Отсутствие или нарушение хотя бы одного из них приводит к тому, что она не достигает своей цели, то есть не устанавливает истинность или ложность какого-либо тезиса (утверждения, положения, воззрения и т.п.).

Приемы, которые используются в споре, обычно разделяют на лояльные(корректные, допустимые) и нелояльные(некорректные, недопустимые). Когда участники дискуссии ставят своей целью установление истины или достижение согласия, они используют только лояльные приемы. Если же кто-то прибегает к нелояльным приемам, то это означает, что его интересует только победа в споре, причем любой ценой. Для подобного оппонента дискуссия является не возможностью что-то исследовать, в чем-то разобраться, ответить на какие-то вопросы, а средством выражения и утверждения собственных амбиций. С таким человеком не следует вступать в спор, потому что дискутировать с ним – это все равно, что говорить по-русски с иностранцем, который не знает ни одного русского слова: будет потрачено много времени и сил безо всякого смысла и результата. Однако желательно знать, что представляют собой нелояльные приемы спора. Это помогает разоблачать их применение в той или иной дискуссии. Иногда они употребляются непроизвольно, бессознательно, нередко к ним прибегают в запальчивости. В таких случаях указание на использование нелояльного приема является дополнительным аргументом, свидетельствующим о слабости позиции оппонента.

Лояльные приемы спора немногочисленны и просты.

1. Возможно с самого начала захватить инициативу в дискуссии:предложить свою формулировку предмета спора, план и регламент обсуждения, направлять ход полемики в нужном вам направлении. Для удержания инициативы надо не обороняться, а наступать, то есть вести спор таким образом, чтобы в положение обороняющегося попал противник, которому придется по преимуществу опровергать ваши аргументы, отвечать на возражения и т.п. Предвидя возможные доводы оппонента, целесообразно высказать их прежде, чем это сделает он, и тут же ответить на них.

2. В споре допустимо возложить бремя доказывания на противника:повернуть дискуссию таким образом, чтобы подтверждать или опровергать что-либо пришлось не вам, а оппоненту. Зачастую этого приема оказывается достаточно для завершения полемики в вашу пользу, так как человек, плохо владеющий методами доказательства, может запутаться в своих рассуждениях и будет вынужден признать себя побежденным.

3. Желательно концентрировать внимание и действия на наиболее слабом звене в аргументах противника,вместо того чтобы стремиться к опровержению всех ее элементов: выявление несостоятельности одного-двух доводов оппонента может привести к разрушению (уничтожению) всей системы его аргументации.

4. Корректным приемом дискуссии является использование эффекта внезапности:наиболее важные и сильные аргументы целесообразно приберечь до завершения спора. Высказав их в конце, когда оппонент уже исчерпал свои доводы, можно привести его в замешательство и одержать победу.

5. Вполне допустимо взять последнее слово в дискуссиии, подводя итоги, представить ее результаты в выгодном для вас свете (при этом, разумеется, не пересматривая их и не подменяя другими результатами, то есть не выдавая, например, свое поражение за победу, сомнительное – за достоверное, ложь – за истину и т.п.).

Нелояльные приемы спора представляют собой разнообразные нарушения уже известных нам правил доказательства. К примеру, в качестве аргументов могут использоваться ложные, гипотетические или противоречащие друг другу суждения; истинность аргументов может зависеть от истинности тезиса; подтверждение или опровержение тезиса может выводиться из аргументов, недостаточных для этого; также возможны нарушения правил умозаключений, в форме которых выражается демонстрация того или иного доказательства.

Чаще всего использование нелояльных приемов дискуссии связано с подменой тезиса: вместо того чтобы доказывать одно положение, доказывают другое, которые только по видимости сходно с первым. Например, тезис: Любой ромб имеет равные углы доказывается следующим образом. Если у треугольника все стороны равны, то у него также равны все углы. Следовательно, если у четырехугольника равны все стороны, то у него равны и все углы. Четырехугольник с равными сторонами – это ромб, значит любой ромб имеет равные углы. В данном случае тезис обосновывается с помощью подмены рассуждения о ромбах рассуждением о треугольниках: из того, что равенство сторон треугольника эквивалентно равенству его углов выводится заключение, по которому равенство сторон четырехугольника также означает равенство его углов; однако то, что справедливо для одних геометрических объектов, может быть несправедливым для других. Несмотря на это, рассмотренное доказательство на первый взгляд кажется правильным и убедительным, то есть подмена тезиса, на которой оно базируется, заметна далеко не сразу. Подмена тезиса выражается в различных формах. Нередко в процессе спора человек стремится тезис противника сформулировать как можно более широко, а свой – максимально сузить, так как более общее положение труднее доказать, чем утверждение меньшей степени общности. Иногда один из спорящих начинает задавать своему оппоненту множество вопросов, часто даже не относящихся к делу, с целью отвлечь его внимание и утопить спор в пространных разговорах.

Довольно часто подмена тезиса проявляется в использовании синонимов с различной смысловой окраской. Например, слова просить, клянчить, ходатайствовать, молить, умолять, являясь синонимами, обозначают одно и то же действие, однако, в зависимости от использования каждого из этих терминов, общий смысл сказанного (то есть контекста, в котором они употребляются) несколько меняется. Синонимы могут иметь положительный или отрицательный, хвалебный или уничижительный оттенок. Так, употребление слова военщина вместо термина военные или – мальчишки вместо – молодые люди представляет собой неявную подмену тезиса: речь идет вроде бы об одном и том же, однако использование определенного синонима уже означает какую-то оценку, некое незаметное на первый взгляд утверждение. Разновидностью этого приема является «навешивание ярлыков» на противника, его позицию, утверждения.

Подмена тезиса лежит в основе весьма распространенной ошибки, называемой переходом в другой род.Она имеет две разновидности: 1. Подмена частного общим; 2. Подмена общего частным.

Впервом случае вместо одного положения пытаются доказать другое – более общее по отношению к первому, а значит, и более «сильное». Вспомним, истинность общего суждения действительно обусловливает истинность частного (если все караси являются рыбами, то некоторые из карасей – это также обязательно рыбы). Однако вполне может получиться, что более общее положение окажется ложным и обосновать с его помощью частный тезис не удастся. Например, если вместо утверждения: Диагонали любого ромба взаимно перпендикулярны пытаются доказать более общее высказывание: Диагонали любого параллелограмма взаимно перпендикулярны (на том основании, что все ромбы – это параллелограммы), то оказывается, что сделать это невозможно, так как второе суждение не является истинным.

Во втором случае, наоборот, вместо обоснования общего положения стремятся доказать частное и из истинности частного высказывания вывести истинность общего, что неверно (если некоторые грибы съедобны, то это не означает, что и все грибы съедобны). Например, если вместо утверждения: Любой ромб имеет равные диагонали доказывают частное положение: Любой квадрат имеет равные диагонали (на том основании, что все квадраты – это ромбы), то первое суждение все равно остается необоснованным, несмотря на истинность второго.

Очень часто недопустимый прием спора в виде подмены тезиса доказательства связан с использованием аргументов не по существу дела, то есть не имеющих отношения к предмету обсуждения. Аргументы, которые употребляются в дискуссии, обычно разделяют на два вида: 1. Аргументы (доводы) ad rem(в пер. с лат. – к делу, по существу дела); 2. Аргументы (доводы) ad hominem(в пер. с лат. – к человеку). Аргументы первого вида непосредственно связаны с темой дискуссии, имеют прямое отношение к обсуждаемому вопросу и направлены на действительное подтверждение или опровержение какого-либо тезиса. Аргументы второго вида, наоборот, не связаны с предметом спора, не имеют к нему отношения и направлены не на доказательство рассматриваемого тезиса, а на достижение победы в дискуссии любой ценой.

Наиболее распространенными вариантами аргументов ad hominem являются следующие.

Аргумент (довод) к личностипредставляет собой подмену дискуссионного тезиса обсуждением личных особенностей оппонента: его внешности, биографии, вкусов, привычек и т.п.; причем все это представляется, как правило, в негативном свете. Например, ложность или необоснованность какого-либо утверждения противника, слабость его позиции «доказывается» примерно таким образом: Да вы только посмотрите на него! Неужели этот оборванец может быть прав?! У него же нет высшего образования, да и среднее-то он получил с трудом: еле-еле закончил школу на тройки. Что же умного может сказать такой человек, особенно если учесть, что вырос он в провинции, а родители его всю жизнь пасли коров... и т.д. и т.п.

Аргументы (довод) к тщеславию– это разновидность аргумента к личности: вместо разговора по существу дела также характеризуют личность оппонента, однако в данном случае не в негативном, а в преувеличенно позитивном свете. Противнику расточают неумеренные похвалы в надежде на то, что растроганный явными или завуалированными комплиментами, он станет мягче и покладистей, скорее пойдет на какие-либо уступки в полемике. Например: Я удивляюсь тому, как вы, столь уважаемый и известный ученый, человек обширных познаний и острого ума, автор множества талантливых книг (...и т.д. и т.п.) можете придерживаться такой очевидно несостоятельной точки зрения?!

Аргумент (довод) к авторитетуявляется попыткой подтвердить или опровергнуть какое-либо положение с помощью ссылки на мнения, высказывания, идеи знаменитых ученых, философов, писателей, общественных деятелей и т.п.

То, что некий известный человек придерживался или не придерживался каких-то убеждений, не свидетельствует об их истинности или ложности. Каким бы признанным ни был авторитет того или иного деятеля, никогда не следует забывать о том, что человеку свойственно ошибаться. Кроме того, если кто-то авторитетен в одной области, это вовсе не означает, что он настолько же авторитетен и во всех других областях. Также авторитетность какого-либо лица в определенную эпоху не может распространяться и на все другие эпохи. И наконец, будем помнить о том, что авторитеты нередко бывают дутыми: за различными званиями, регалиями, должностями и даже – широкой известностью и общественным признанием может не стоять ничего действительно умного и талантливого.

Аргумент к авторитету – это не обязательно ссылка на убеждения какой-то известной личности. Часто обращаются к авторитету общественного мнения, авторитету аудитории и даже к своему собственному авторитету. Иногда изобретают вымышленные авторитеты или приписывают реальным авторитетам такие утверждения, которых они никогда не высказывали.

Аргумент (довод) к жалости– это стремление возбудить в другой стороне сочувствие и тем самым добиться от нее каких-либо уступок. Например, студент, совершенно не подготовленный к экзамену, просит преподавателя проявить к нему снисхождение и поставить тройку просто так (а то и четверку, в случае особенно наглых субъектов), мотивируя это тем, что ему надо работать, содержать семью, растить детей и т.п., в результате чего времени на учебу не хватает, и поэтому он заслуживает не порицания и осуждения, а жалости и сочувствия. Если даже все, что говорит этот горе-студент, правда, его аргументы не имеют никакого отношения к существу дела, то есть к тезису, по которому ему надо поставить тройку, ведь оценка уровня его знаний и обстоятельства его личной жизни никак не связаны друг с другом.

Аргумент (довод) к публикерассчитан на то, чтобы привлечь аудиторию (присутствующих или случайных слушателей) на свою сторону и настроить ее против утверждений оппонента. Обычно подобный эффект достигается путем демонстрации того, что отстаиваемый тезис так или иначе связан с благом слушателей, а опровергаемое положение каким-то образом затрагивает и нарушает их интересы, чревато для них некими последствиями. Например, чиновник или политик, выдвигающий свою кандидатуру на выборах, говорит избирателям, что если они проголосуют за его противника, то в их жизни не произойдет никаких положительных перемен: цены будут расти, уровень жизни падать, социальные программы сворачиваться и т.п.; а если они проголосуют за него, то все будет иначе: их чаяния и надежды непременно осуществятся.

Аргумент (довод) к силезаключается в угрозе применения каких-либо средств принуждения с целью склонить своего противника к согласию. У всякого человека, наделенного властью, физической силой или вооруженного, как правило, велико искушение прибегнуть к угрозам в споре с интеллектуально превосходящим его оппонентом. Например, деятели инквизиции, пытаясь сдержать начавшийся в эпоху Возрождения бурный рост научных знаний, заставляли передовых ученых под страхом смертной казни отрекаться от своих взглядов на устройство мира, противоречивших средневековым религиозным представлениям.

В данном случае следует помнить о том, что согласие, вырванное под угрозой насилия, ничего не стоит и ни к чему не обязывает согласившегося.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь - 54.198.58.62