ТОП 10:

Витамин В: хлеб с витамином В – часть III



 

Я уже поднес палец к звонку, когда дверь открылась и наружу протиснулся дядя Гарри c висящей на его руке блондинкой с волосами медового цвета, в пурпурной мини-юбке в обтяжку и с фигурой, которая бы сделала честь обложке любого порнографического журнала. Он перетащил ее через порог.

- Привет, - сказал он мне. – Ты слишком рано.

Мой рот открылся и я уставился на блондинку.

Дядя Гарри с трудом оторвал ее пальцы от своей рук. – Это Лола, - сказал он. – Лола Ши.

Я расправил широчайшие и просиял самой широкой улыбкой, чтобы она могла увидеть белизну моих зубов. – Я очарован, - сказал я. – Прекрасный день, не правда ли?

Она прицепилась к руке дяди Гарри как голодный осьминог, быстро облизнула губы и затрепетала.

- О да, - сказал я. – Прекрасный день. Особенно ...

- Ты позвонишь? – прошептала она дяде Гарри.

- Конечно, - сказал он.

- Сегодня?

Он отцеплял ее пальцы. – Не сегодня.

- Завтра?

После пяти минут борьбы он сумел разжать ее пальцы и я заметил, что хватом малышка уступает только Джону Гримеку. – Скоро, - сказал он.

Он затолкнул меня в квартиру, пробормотал что-то блондинке, скользнул внутрь и закрыл дверь. – Боже мой, - сказал он. – Вот это женщина с инстинктом собственницы.

Я восхищенно уставился на него. – Боже милостивый, - пробормотал я. – Чем ты ее покорил? Ты годишься ей в дедушки.

Дядя Гарри расправил рубашку. – Это не проблема, - сказал он. – Она любит зрелых мужчин.

- Зрелых? – сказал я. – Ты старое грязное животное. Какой еще мужчина средних лет будет гоняться за двадцатилетними девчонками?

Он широко улыбнулся. – Трюдо, - сказал он. – Пьер Эллиот Трюдо.

(Pierre Elliot Trudeau – премьер-министр Канады в 1968-69 и 1980-84 годах. В возрасте 52 лет женился на 22-летней Margaret Sinclair – прим. пер.)

- Это другое дело, - сказал я. – Трюдо это уважаемая, интеллектуальная персона.

- Пусть так, - сказал дядя Гарри. – Зато я больше.

Я отступил на шаг и осмотрел его. – Ты безусловно больше, - сказал я. – Надо сказать, что ты даже больше, чем в прошлую нашу встречу. Чем ты занимался?

- Набирал массу, - сказал он. – Я же говорил.

- Верно, - сказал я. – Говорил. Это определенно не заняло много времени.

- Ты считаешь, что это быстрый прогресс? – спросил он.

- Дядя Гарри, - сказал я. – Ты набираешь мышцы быстрее, чем любые шесть моих знакомых, вместе взятые.

- Да ладно, - сказал он. – Почти любой на это способен при условии, что он будет правильно питаться, как и я.

- Вообще-то именно поэтому я и пришел, - сказал я. – Ты обещал научить меня печь хлеб. Помнишь?

- Конечно, - сказал он. – Приступим.

Мы пошли на кухню и дядя Гарри начал рыться в шкафах.

- Питание важнее всего при наборе массы, - сказал он. – Если хочешь стать реально большим, нужно следить за тем, что ешь. Другого способа нет.

- Не думаю, что средний парень захочет ломать голову над этим, - сказал я.

- Диета для набора массы на самом деле не так уж сложна, - сказал он. – Это лишь вопрос здравого смысла. Если совсем не хочется думать, то легко можно запихать в себя кучу бесполезного мусора и жаловаться на то, что не растешь и плохо себя чувствуешь.

- С другой стороны, - сказал он, - не так уж сложно иногда пораскинуть мозгами и задуматься над тем, что ты ешь. Вот что отличает успех от поражения.

- Послушай, - сказал я. – Хватит бредить и расскажи мне о своем хлебе. Почему ты печешь его?

- Я пеку его, - сказал он, - потому что это лучший известный мне источник витамина В.

- А это важно? – спросил я.

- Очень, - сказал он. – После белка, витамин В это самый важный питательный элемент в программе набора массы. Ты наберешь тонны веса если добавишь достаточно витамина В в свой рацион.

- Это как раз то, к чему все стремятся, - сказал я.

- Однако не забывай, - сказал он, - тебе нужны все витамины группы В – весь комплекс – прежде, чем они принесут настоящую пользу.

- Точно, - сказал я. – Я знаю.

- И не забывай про богатейший источник витамина В, - сказал он. – Проросшая пшеница, пивные дрожжи, рисовая шелуха, соевая мука, арахисовая мука и пшеничная мука крупного помола. Все они содержат в себе весь комплекс. Это жизненно важно для программы набора массы, и лучший и самый легкий способ получить его, это домашний хлеб.

- Ты хочешь сказать, твой особый домашний хлеб? – спросил я.

- Верно, - сказал он. – Пойми, что хлеб, который пекут на продажу не может сравниться с моим хлебом. Это совершенно разные вещи. Смысл моего хлеба в том, чтобы поставлять витамины В, наращивать массу и укреплять здоровье. Смысл хлеба из магазина в том, чтобы принести прибыль пекарне.

- Ты не слишком жалуешь магазинный хлеб, правда? – сказал я.

- Большая часть того, что можно купить в магазине полностью бесполезна с точки зрения питания, - сказал он, - что бы ни было написано на этикетке. Этот хлеб был отбелен, лишен витаминов и напичкан химикатами. Покупать его это пустая трата денег и бесполезная трата времени на еду. Он не может принести никакой пользы и даже может повредить.

- Другими словами, - сказал я, - этот путь не приведет нас к витамину В.

- Верно, - сказал он. – Единственный верный способ добавить витамины В в свою диету это печь хлеб самому.

- Как насчет аромата? – сказал я. – Большинству нравится вкусная пища.

- Нет проблем, - сказал он. – Можно научиться печь хлеб настолько вкуснее магазинного, что ты удивишься, почему не сделал этого раньше.

- Звучит неплохо, - сказал я. – Выкладывай все до конца.

- Начинать нужно с воды, - сказал он. – Налей три чашки теплой воды в миску.

Я так и сделал.

- Теперь, -сказал он, - положи туда три палочки пивных дрожжей и хорошенько размешай.

- Затем, - сказал он, - добавь полчашки черной патоки. Я пользуюсь опресненной, которую можно купить в любом магазине здоровой пищи. Она придает хлебу приятный вкус и является отличным источником кальция и железа.

Я добавил патоку и размешал ее. – Знаешь, дядя Гарри, - сказал я, - Я надеюсь, что на вкус хлеб получится лучше, чем выглядит это месиво. Можно подумать, что здесь замешивает зелье какая-то ведьма.

- Не беспокойся, - сказал он. – Все выйдет как нельзя лучше. – Он дотянулся до шкафа, вытащил пакет и передал его мне. – Вот, - сказал он. – Молотые мышцы.

- Дядя Гарри, - сказал я, - ты решил снова посмеяться надо мной.

- Мука из цельной пшеницы грубого помола, - сказал он. – Лучшая вещь на свете после пояса с чулками.

Я открыл пакет.

- Итак, - сказал он. – Добавь пять полных чашек.

Он вытащил из ящика электрический миксер и вручил его мне. – Теперь нужно очень хорошо перемешать, - сказал он. – Это можно сделать и вручную, но миксер чертовски облегчает задачу.

- Дядя Гарри, - сказал я, - включи его в сеть. Я не собираюсь провести лучшие годы жизни, замешивая тесто у горячей печки.

Он подождал, пока я перемешивал тесто и сказал, - Хорош. Теперь уже достаточно. А теперь добавь чашку сухого молока, две столовых ложки соли, одну чашку рисовой шелухи, одну чашку соевой муки и четверть чашки пивных дрожжей.

- Боже мой, дядя Гарри, - сказал я. – Эта смесь, наверное, может передвигаться без посторонней помощи.

- Подожди, - сказал он, - И ты все увидишь сам.

Я добавил все составляющие и еще несколько минут работал миксером.

Дядя Гарри вручил мне тяжелое банное полотенце. – Держи, - сказал он. – Накрой миску и мы поставим ее в теплое место.

- Что значит теплое место? – спросил я. – Ты же не думаешь о Лоле, правда?

- Я думаю о том, чтобы погреть его в печке, - сказал он. – Поставь внутрь.

Я затолкнул миску в печь.

- Поддерживай температуру около тридцати двух градусов, - сказал дядя Гарри. – Если не уверен, пользуйся градусником.

- Это для того, чтобы тесто поднялось? – спросил я.

- Верно, - сказал он. – Дрожжи поднимутся и тесто станет пышнее. Оно должно примерно удвоиться в объеме.

Мы проболтали около получаса и дядя Гарри велел мне вынуть тесто из печи.

- Теперь, - сказал он, - обваляй руки в муке и верни тесту его исходный объем.

Несколько минут я боролся с тестом.

- Отлично, - сказал он. – Накрой его, поставь обратно в печь и пусть оно снова поднимается.

Мы подождали еще полчаса.

- Довольно, - сказал он. – Вытащи его из печи.

Я вынул тесто и снял полотенце. Тесто снова удвоилось в объеме.

- Отлично, - сказал он. – Давай умни его снова.

- Снова? – сказал я. – Я, знаешь ли, не готовлюсь к карьере на ринге.

- Придется, - сказал он. – Иначе хлеб выйдет слишком тяжелым.

Я снова утрамбовал тесто, накрыл миску и поставил в печь. Через полчаса оно опять удвоилось в объеме.

- Так-так, - сказал дядя Гарри. – Давай опять уминай.

- О господи, дядя Гарри, - сказал я. – Джо Фразье не решился бы на такое и за два миллиона баксов.

- Потерпи, - сказал он. – Это последний раз.

Я снова утрамбовал тесто и дядя Гарри достал несколько противней для выпечки хлеба.

- Теперь, - сказал он, - можешь намазать их маслом и положить тесто.

- Похоже, что всю работу приходится делать мне, - сказал я.

- Это потому что я наставник, - сказал он. – Ты ученик, а я твой наставник.

Я намазал противни маслом и разместил на них тесто. Дядя Гарри показал мне, как придать ему форму небольших буханок.

- Отлично, - сказал он. – Накрой их полотенцем и снова поставь в печь.

Через полчаса мы достали противни. Тесто снова поднялось и стало напоминать хлеб.

- Хорошо, - сказал дядя Гарри. – А теперь мы испечем их. Сорок пять минут при температуре 196 градусов."

Через сорок пять минут мы достали их из печи. Дядя Гарри снял буханки с противней и разложил на полке, чтобы они остыли.

- Получай, - сказал он. – Концентрированный витамин В. Лучшая еда не считая протеиновых добавок.

- Спасибо тебе большое, дядя Гарри, - сказал я. – Но, возможно, тебе стоит оставить одну штучку себе. Для борьбы с Лолой потребуется немало сил.

- Ничего страшного, - сказал он. – Я не буду слишком сопротивляться.

 

Максимум усилий – часть I

 

Джордж Гэндел был молодым человеком, который усиленно тренировался в маленьком коммерческом зале в центре города. Джордж качался уже около трех лет и, надо признать, выглядел неплохо. Он не выглядел слишком хорошо, но в то же время и не слишком плохо. Однако за последнее время он добился немногого. Прогресс пошел на спад и настроение Джорджа падало вместе с ним.

Однажды вечером в понедельник, когда Джордж пришел на тренировку, хозяин пригласил его в свой кабинет. – Джоржди, мальчик мой, - загремел он. – Как я рад снова видеть тебя.

- Снова? – спросил Джордж. – Мы виделись в пятницу.

- Правда? – сказал хозяин. – Как летит время. – Он положил руку на лоб. – Даже страшновато, правда?

- Да не очень, - сказал Джордж. – Ну, то есть, я как-то не задумывался об этом. – Он откашлялся. – А что вы хотели?

Хозяин указал на таблицу, лежавшую перед ним на столе. – Я просматривал твои записи, Джорджи. – Он еще раз посмотрел в таблицу и поднял глаза. – Ты знаешь, что тебя зовут так же, как одного известного композитора?

- Знаю, - сказал Джордж. – Джордж Фредерик Гендель. Только пишется по-другому.

- По-другому? – сказал хозяин. – Сколько ты знаешь способов написания «Джордж»?

- Не Джордж, - сказал Джордж. – Гендель. Е вместо Э, и еще на конце мягкий знак. Мои родители с ума сходили от музыки Генделя и ничего умнее не придумали.

Хозяин задумался на мгновение, а затем просиял. – Выходит, они отвесили тебе вот такой вот пендель, - хихикнул он.

Джордж тихонько кашлянул.

- Понял? – сказал хозяин. – Пендель. Отвесили тебе такой же пендель.

- Да, понял, - сказал Джордж. – Это было чертовски смешно, когда я услышал это впервые. Мне тогда года четыре было.

Хозяин помрачнел. – Ясно, - сказал он. Он снова изучил таблицу. – Так или иначе, Джорджи, глядя на твои результаты я также заметил, что ты задолжал плату уже за три месяца.

- Я знаю, - сказал Джордж. – Это важно?

- Важно? – сказал хозяин. – Нисколечко, мальчик мой. Совершенно неважно. Я просто откажусь от разных мелочей типа еды и это будет абсолютно неважно.

- Извините, - сказал Джордж. – У меня работы не было, знаете ли, и денег немного не хватает.

- Занимательная история, - сказал хозяин. – Очень занимательная. Я приберегу ее для шерифа, когда он придет выселять меня отсюда.

Джордж плюхнулся на стул. – Слушайте, - сказал он. – Просто я не могу заплатить прямо сейчас. Мне очень жаль.

- И мне жаль, Джорджи, - вздохнул хозяин. – Но шестеренки коммерции вращаются неумолимо.

- Мне нужно место для тренировок, - сказал Джордж. – Может быть, мы что-нибудь придумаем?

Хозяин откинулся на спинку стула и уставился на потолок. – Знаешь, Джорджи, даже странно, что ты это сказал.

Глаза Джорджа сузились. – Да? – сказал он. – Почему?

Хозяин вытащил ручку из ящика стола и тщательно изучил ее кончик. – На самом деле, - сказал он, - Я ищу кого-нибудь, на ком бы мог испытать одну программу. Кого-нибудь достаточно мотивированного.

Джордж встал. – И поэтому вы просмотрели все свои записи в поисках человека, который задолжал вам, чтобы заставить его стать вашим подопытным кроликом.

Хозяин хитро прищурился. – Я решил, что заниматься по моей программе все же лучше, чем вообще не заниматься.

- Сколько времени займет программа? – спросил Джордж.

- Недолго, - сказал хозяин. – Пару месяцев.

- И вы спишете мою задолженность?

- Спишу, черта с два, - сказал хозяин. – Я дам отсрочку на это время.

Джордж повернулся на каблуках. – Спокойной ночи, - сказал он.

Хозяин бросился за ним. – Постой, - завопил он, - Одну минутку.

Джордж обернулся.

- Это соглашение ведь не только в мою пользу, - сказал хозяин. – Эта программа даст тебе хороший результат.

Джордж ждал.

- В последнее время ты не слишком прибавил, - сказал хозяин. – Ты можешь попробовать что-то новенькое.

- Мне не нужно что-то новенькое, - сказал Джордж. – Мне нужно что-то стоящее.

- Это и есть стоящее, - сказал хозяин.

- И я буду прибавлять? – спросил Джордж.

- Гарантирую, - сказал хозяин. – Ты прибавишь за следующие два месяца больше, чем можешь мечтать. – Он зажал себе рот рукой. – Если выживешь, - пробормотал он.

Джордж наклонился вперед. – Как вы сказали?

- Я сказал, что это интересная программа и тебе понравится, - сказал хозяин.

- А если я откажусь? – спросил Джордж.

Хозяин вздохнул. – Тогда, мальчик мой, - сказал он, - Боюсь, что придется использовать пункт двенадцатый стандартного договора.

- И что это значит?

- Вноси деньги или мы тебя выгоним.

Джордж сгорбился. – Ваша взяла.

- Отлично, - сказал хозяин. – Я знал, что ты прислушаешься к голосу разума. – Он приобнял Джорджа за плечи и направил его в сторону раздевалки. – Надевай спортивный костюм, мальчик мой, и мы отправимся в путь к титулу Мистер Вселенная.

- Итак, - сказал хозяин, когда Джордж переоделся, - ты будешь заниматься четыре раза в неделю по раздельной программе. По понедельникам и четвергам – ноги, грудь и верхняя часть спины, а по вторникам и пятницам – плечи, руки и нижняя часть спины.

- Ну и что особенного в раздельной программе? – спросил Джордж. – Я и раньше по таким занимался.

- Особенность не в программе, - сказал хозяин, - а в том, как по ней заниматься.

Он сел на скамью. – Я слышал отзывы об этой системе и прочел пару статей, а также ее упоминали в Силе и Здоровье в статье про Кейси Ваятора. Парень по имени Арт Джоунс хорошо поработал над ней.

- Как она называется? – спросил Джордж.

- Не знаю ее названия, - сказал хозяин. – Но смысл, как я его понимаю, состоит в том, чтобы утомить мышцу, которую хочешь накачать, прежде, чем перейдешь к тяжелой работе. Ты хочешь, чтобы мышца стала слабее по сравнению со стабилизаторами. После этого ты выполняешь базовое упражнение до тех пор, пока в силах сдвинуть вес хотя бы чуть-чуть.

- Звучит довольно сурово, - сказал Джордж.

- Это да, - сказал хозяин, - но нам повезло, что мы нашли в твоем лице сильного духом и телом добровольца для нашего эксперимента.

Хозяин вытащил листок бумаги из кармана. – Я выписал кое-что из этой статьи в Силе и Здоровье, - сказал он, - и добавил несколько собственных идей. Ты будешь делать следующее:

- Ты начнешь с бедер, - сказал он. – Базовым упражнением будут приседания, но перед этим ты утомишь свои бедра жимом ногами и разгибанием ног. Ты сделаешь подход жимов ногами, подход разгибаний и подход приседаний именно в таком порядке. Отдыха между упражнениями не будет. Число повторений будет довольно высоким. И, что самое главное, ты будешь выполнять каждое упражнение до полного отказа – пока не окажешься не в силах сдвинуть вес даже на долю дюйма.

Джордж отошел на шаг. – Вы шутите.

- Вовсе нет, - сказал хозяин. – По мне, так в этом есть смысл. Ты бы не отказался от ног, как у Кейси Ваятора, правда?

- Думаете, это возможно? – спросил Джордж.

- Совершенно уверен, - сказал хозяин.

- И не забывай, смысл в том, чтобы утомить бедра жимом и разгибаниями так, чтобы они на время стали слабее нижней части спины. Тогда ты сможешь до упора проработать бедра не опасаясь, что первой откажет спина. Станет возможным прокачать твои ноги сильнее, чем когда-либо – до абсолютного предела.

Хозяин похлопал Джорджа по спине. – Давай, - сказал он, - приступай к делу. Выложись до отказа и ни о чем не беспокойся – реанимационная команда прибудет через пару минут, если что.

Джордж залез под платформу и начал жимы ногами. Он сделал шестнадцать повторений и остановился.

- Давай, давай, - сказал хозяин. – Ты еще даже не разогрелся.

Джордж толкнул платформу вверх. Он сделал еще несколько повторений и остановился после двадцать первого.

- Ради всего святого, - закричал хозяин, - ты еще далеко от предела.

Джордж снова двинул платформу вверх. Она медленно поползла. Он сделал еще три повторения, каждое следующее медленнее предыдущего, и платформа упала на упоры.

- Дави! – кричал хозяин. – Ты даже не пытаешься.

Джордж поднажал. Платформа поднялась на восемь сантиметров и опустилась назад.

- Еще! – орал хозяин.

Джордж поднажал еще. Платформа приподнялась.

- Сильнее! – вопил хозяин.

Джордж напрягся. Ноги его дрожали, но платформа не двигалась.

- Хватит, - сказал хозяин. – Теперь разгибания.

Он вытащил Джорджа из-под платформы, поставил на ноги и пихнул в сторону тренажера.

Джордж открывал рот, но не мог издать ни звука.

- Ну давай же, бога ради, - сказал хозяин. – Я не могу тут целый день с тобой возиться.

Разинув рот, закрыв глаза и вцепившись в скамью, Джордж сделал двадцать одно разгибание и затем напрягся, но вес не двигался.

- Ладно, - сказал хозяин. – Нечего бездельничать. – Он стащил Джорджа с тренажера. Ноги Джорджа подломились и он упал рядом со скамьей.

- Не валяй дурака, - сказал хозяин. – Народ ждет, пока ты освободишь тренажер.

Он пихнул Джорджа к раме для приседаний.

- Мои ноги, - прошептал Джордж.

- Забудь про свои ноги, - сказал хозяин. – Вспомни о долгах. – Он затолкнул Джорджа под гриф. – Пошел!

Джордж сделал четырнадцать приседаний и тупо уставился на хозяина.

- Продолжай! – орал хозяин. – Слушай, в твоем возрасте я качался куда упорнее просто ради удовольствия.

Джордж еще раз неуверенно присел, и еще раз.

- Сильнее! – закричал хозяин.

Джордж присел, поднялся на десяток сантиметров и снова опустился. Он напрягся до дрожи в бедрах, а затем опустился ниже. Хозяин бросился к нему и снял штангу с его плеч, и Джордж перекатился на пол.

- Ну вот, - сказал хозяин. – Немного разогнали кровушку, правда?

Джордж перекатился на живот и что-то забормотал.

Хозяин наклонился к нему. – Как ты сказал?

- Я не вынесу этого, - прошептал Джордж.

- Ерунда, мальчик мой. Ерунда, - сказал хозяин. – Отдохни немного и будем работать дальше.

 

Максимум усилий – часть II

 

Джордж Гэндел лежал на животе на полу в зале, а стекающий с него пот собирался в лужицу под его лицом, в то время как хозяин записывал что-то на листке бумаги.

- Ну вот, - сказал хозяин. – Сохранено для потомков. – Он посмотрел на Джорджа. – Ути-пути, - сказал он. – Давай-ка продолжать.

Джордж издал сдавленный стон.

Хозяин подошел, пропустил руки у Джорджа под мышками, сцепил их в замок и рывком поставил его на ноги. – Продолжим, - сказал он. – Время не ждет.

Он подтолкнул Джорджа к тренажеру для жима ногами. Джордж сделал шесть запинающихся шагов, покачнулся и упал на наклонную скамью. Он откинулся на ней и закрыл глаза.

- Давай, - сказал хозяин. – Ты должен сделать еще подход.

Джордж покачал головой. – Со мной покончено, - прошептал он.

- Что значит покончено? – сказал хозяин. – Ты должен сделать еще подход приседаний. Это условия сделки.

Джордж открыл глаза и посмотрел на хозяина. – Это невозможно, - сказал он. – Это меня убьет.

Хозяин наклонился и пристально посмотрел на Джорджа. – Ладно, - сказал он. – Зовите меня сентиментальным старым дураком, но сегодня я позволю тебе остановиться на одном подходе.

Он записал еще что-то. – Теперь, - сказал он, - мы поработаем над грудью. – Он поднял Джорджа на ноги и направил его к наклонной скамье. – Лучшее время для работы на грудь, - сказал он, - так как ты хорошенько разогрелся приседаниями и рвешься в бой.

Колени Джорджа согнулись, но хозяин вовремя поймал его. – О да, - сказал он. – Когда кровь начала циркулировать в мышцах, работа на грудь становится удовольствием.

Он уронил Джорджа на скамью.

- Теперь, - сказал он. – Базовое упражнение это жим лежа, и ты используешь тот же метод для груди, что и для ног. Ты сделаешь изолированное упражнение на грудные мышцы, а затем будешь жать, пока можешь сдвинуть штангу хотя бы на долю дюйма. – Он широко улыбнулся Джорджу. – Ну разве не интересно?

Джордж всхлипнул.

- О да, - сказал хозяин. – Многие молодые люди пожертвовали бы свой зуб за такую возможность. Возможность качаться под бдительной персональной опекой эксперта.

Он поставил ногу на скамью, уперся локтем в колено и принял самый ученый вид. – Запомни, - сказал он. – Проблема с жимом лежа в качестве упражнения для груди состоит в том, что руки также проделывают большой объем работы.

Джордж снова открыл глаза.

- Не то, чтобы было что-то плохое в проработке рук, - сказал хозяин, - но, в большинстве случаев, руки откажут прежде, чем грудь будет достаточно проработана. Это как слабое звено в цепи. Руки могут быть полностью утомлены, а грудь еще не получит стимуляции.

Джордж сел.

- Следовательно, - сказал хозяин, - фокус в том, чтобы утомить грудные мышцы до начала жима лежа. Таким образом твои руки будут довольно свежими и ты сможешь хорошо проработать грудь и дать ей стимул для роста.

Джордж вытер пот с лица. – И вы сами до всего этого додумались?

Хозяин тихонько кашлянул. – Вообще-то нет, - сказал он. – Я прочел об этом в Силе и Здоровье, автором статьи был Арт Джоунс. – Он убрал ногу со скамьи. – Однако я немедленно оценил эту мудрость и увидел в ней самый полезный способ развития великолепного тела. – Он искоса взглянул в зеркало. – Примерно, как у меня самого.

Джордж снова закрыл глаза.

- Так или иначе, - сказал хозяин – он подошел к стенду, принес пару гантелей и положил их рядом со скамьей, - так или иначе, ты сделаешь разводку гантелей на горизонтальной скамье, а затем жим лежа. Сначала сделаешь разводку, и сразу за ней жим, безо всякого отдыха. И оба упражнения ты выполнишь до полного отказа – до абсолютного предела.

Джордж откашлялся. – Типа я не горю желанием, знаете ли.

- Верю, - сказал хозяин. – Охотно верю. Я, однако, горю.

- Почему бы вам самому не позаниматься? – спросил Джордж.

- Потому что, - сказал хозяин, - Я главный, и не забывай об этом.

- Так что, - сказал он, - бери гантели.

Джордж взялся за гантели.

- Подними их, тупица, - зарычал хозяин. – Ты не можешь делать упражнение, пока они на полу.

Джордж дотащил гантели до груди и снова откинулся на скамье.

- Ну вот, - сказал хозяин. – Разводка. Начинай.

Джордж вытолкнул гантели над грудью и развел их в стороны, сделав первое повторение.

- Не слишком сгибай руки, - сказал хозяин. – Только чтобы снять напряжение с локтей.

Джордж сделал еще два повторения.

- Опускай их пониже, - сказал хозяин. – Хорошенько растягивай грудные мышцы.

Джордж сделал еще четыре повторения.

- Ниже, - сказал хозяин. – Потрудись.

Джордж сделал еще два повторения и остановился перевести дух.

- Давай, давай, - сказал хозяин. – Покончим с этим.

Джордж сделал еще повторение и остановился.

- Бога ради, Джорджи, давай же, - сказал хозяин. – Я не могу весь день тебя ждать.

Джордж развел гантели в стороны и, сжав зубы, трясущимися руками свел их над грудью.

- Еще раз, - сказал хозяин.

Гантели опустились. Джордж напрягался в течение десяти секунд, пока гантели не рухнули на пол.

- Поаккуратнее, парень, - сказал хозяин. – Ковер стоит шесть баксов за метр.

Джордж сел и напряг грудные мышцы. – У меня судорога, - выдохнул он.

- А у меня уже голова болит, - сказал хозяин. – Ложись обратно. – Он положил руку Джорджу на лоб и толкнул его обратно на скамью. – Пришла пора жима, - сказал он.

- Мне нужно отдохнуть, - прошептал Джордж.

- Никакого отдых, - сказал хозяин. – Мы это уже обсудили. – Он снял штангу со стоек и подал ее Джорджу.

- Давай, - сказал он. – Мне тяжело держать эту штуку.

- Я не могу, - сказал Джордж. – Чуть позже.

- Хватай, - сказал хозяин, - или я ее тебе на голову уроню.

Джордж взялся за гриф.

- Теперь жми, - сказал хозяин.

Джордж жал, а хозяин громко считал повторения.

Жимы стали медленнее.

- Девять! – сказал хозяин. – Давай еще.

Джордж прогнулся в спине и сделал еще три медленных повторения.

- Двенадцать! – закричал хозяин. – Еще одно!

Джордж отбил штангу от груди, выгнул спину и дожал до мертвой точки.

- Жми! – кричал хозяин.

Штанга медленно поползла вверх.

- Двигай! – орал хозяин.

Джордж выпрямил руки.

- Тринадцать! – сказал хозяин. – Еще одно!

Штанга отскочила от груди Джорджа, поднялась на восемь сантиметров и упала.

- Жми! – закричал хозяин.

Джордж давил, пока слюна не брызнула во все стороны.

- Давай, парень, - сказал хозяин. – Я тут замерз уже.

Штанга глубже вдавилась в грудь Джорджа. Он закатил глаза.

Хозяин шагнул вперед и подхватил штангу. – Печально, - сказал он. – Я думал, ты сделаешь пятнадцать.

Джордж сел и жадно хватал ртом воздух. Его грудные мышцы раздулись и стали свекольного цвета. – Что скажете? – выдохнул он.

Хозяин искоса взглянул на него. – Третий размер, - сказал он.

Джордж снова откинулся на скамью. – Слушайте, это типа слишком.

- Хорошенько отдохни, - сказал хозяин. – Впереди еще два подхода.

Джордж вытер лицо. – Ни за что, - сказал он.

- И оставь при себе все причитания, - сказал хозяин. – Я позволил тебе сделать только один подход приседаний. Ты не обжулишь меня еще и с жимом.

Джордж отдохнул пять минут и сделал еще по два подхода разводок и жима.

- Отлично, - сказал хозяин. – Вот мы и добрались до широчайших.

- Мне бы лучше добраться домой, - сказал Джордж.

- Тяга верхнего блока и обычная тяга к животу в наклоне, - сказал ему хозяин. – Без отдыха, и каждое из упражнений до полного отказа.

Джордж сделал по три подхода тяги верхнего блока и тяги к животу с перерывом в пять минут, уселся на скамью, обхватил себя руками и застонал.

- Ну вот, - сказал хозяин. – Не так уж страшно, правда?

Джордж сказал, - Еще страшнее.

- А теперь иди домой, - сказал хозяин, - хорошенько выспись и завтра вечером мы сделаем вторую часть программы.

- Если повезет, может я сдохну сегодня ночью, - пробормотал Джордж.

- Надеюсь, что нет, - сказал хозяин. – Мне бы не хотелось начинать все по новой.

 

Максимум усилий – часть III

 

Джордж Гэндел хромая приплелся в кабинет хозяина и осторожно опустился на стул. Хозяин смотрел на него с любопытством.

Джорджи, мальчик мой, - сказал он. – Ты же не обмочил штанишки, правда?

Джордж покачал головой.

- Ну так будь поэнергичнее, - сказал хозяин. – Ты вроде как считаешь себя качком. Не шатайся, как дряхлый носорог.

- Мышцы болят, - сказал Джордж. – Все тело болит.

- Болят? – спросил хозяин. – Что случилось?

- Случилась та дурацкая вчерашняя тренировка, - сказал Джордж. – Вот что случилось.

Хозяин нахмурился. – Да ладно, Джорджи, - сказал он. – Обойдемся без преувеличений. Небольшое напряжение всего лишь говорит о том, что до сих пор ты не тренировался как следует.

- Это не легкое напряжение, - сказал Джордж. – Это чертова агония.

Хозяин встал, обошел вокруг стола и ткнул Джорджа указательным пальцем в грудную мышцу. Джордж сдавленно вскрикнул и вжался в стул.

- Совсем не больно, правда? – спросил хозяин. Он наклонился и сжал Джорджу бедро. Джордж выдохнул и вскочил на ноги.

- Болит совсем чуть-чуть, правда? – спросил хозяин.

Джордж прижался к стене. – Нет, - прошептал он, - Пожалуйста.

Хозяин взял Джорджа за плечи и усадил обратно на стул. – Ничего не бойся, мальчик мой, - сказал он. – Это просто твое бесконечное нытье выбивает меня из колеи. – Он обошел стол, снова сел и откинулся на стуле. – Ладно, - сказал он, - с официальной частью покончено и я уверен, что тебе не терпится приступить к тренировке.

Лицо Джорджа омрачилось. – Слушайте, - сказал он, - Сегодня не получится. Я просто не в состоянии.

- Не в состоянии? – сказал хозяин. – Не в состоянии? Да ладно, Джорджи. Таких слов нет в словаре преуспевающих людей.

- Все тело болит, с головы до ног, - сказал Джордж.

- Это серьезно, - сказал хозяин. – А кроме того, мы заключили сделку, помнишь?

- Нельзя ли расторгнуть ее, - спросил Джордж.

- Мы могли бы, - сказал хозяин. Он подошел к шкафу, вытащил карточку и бросил ее на стол, - если ты готов оплатить задолженность за три месяца.

- У меня сейчас нет денег, - сказал Джордж. – Я же говорил.

- Верно, - сказал хозяин. – Говорил. А я говорил, что дам отсрочку на время работы по моей программе.

- Может быть, вы выслушаете мои аргументы? – сказал Джордж.

- Выслушать аргументы? – сказал хозяин. – Дорогой мой мальчик, я буду счастлив выслушать их. Выкладывай.

- Мне кажется, что меня грузовик переехал, - сказал Джордж. – Мои грудные и широчайшие горят огнем, а ноги так болят, что я едва могу ходить. Мне вообще стоило бы остаться в постели, и если я буду заниматься сегодня, это меня убьет. – Он тоскливо посмотрел на хозяина. – Разве это не веская причина?

- Совершенно неправдоподобная, - сказал хозяин. – Давай другую.

Джордж плюхнулся на стул. – Если я умру в вашем зале, - пробормотал он, - вы будете долго об этом жалеть.

- О да, я буду, - сказал хозяин. – Горе мое будет беспредельно. Но пока мы еще только находимся в ожидании этого трагического события, - он поднял Джорджа на ноги и повел его к двери, - прими мою благодарность за нанесенный визит. Эти недолгие минуты милой болтовни расцвечивают яркими красками мое унылое существование. – Они остановились у двери. – А теперь, - сказал хозяин, - переодевайся. Препоясай чресла, так сказать, для борьбы. Прыгай в свои тренировочные брюки, разминай старые мышцы и встретимся в зале через десять минут.

- Отлично, - сказал хозяин, когда Джордж был готов, - мы собрались с силами и можем приступать. – Джордж открыл было рот, но хозяин оборвал его. – Держи себя в руках, мальчик мой. Всего через пять минут ты сможешь с головой окунуться в упражнения.

Хозяин открыл свой блокнот. – Итак, - сказал он, - быстрое исследование моих скрупулезных записей свидетельствует о том, что вчера мы прокачали твои бедра, а также грудные и широчайшие мышцы. Он прищурился.

- Птицепс? – сказал он. – При чем тут птицы?

Джордж заглянул хозяину через плечо. – Наверное, имелся в виду трицепс. – Он пробежался пальцем по странице. – А здесь, наверное, вы имели в виду скамейку, а не индейку.

Птицепс? – сказал хозяин. – Индейка? Поразительно. Самые настоящие описки по Фрейду, если я что-то в чем-то понимаю. – Он закрыл блокнот и уставился на потолок. – Моя теща заходила к нам на обед два дня назад. Мы ели жареную индейку. – На его лице отразилась боль. – Самая жесткая и убогая старая пташка в моей жизни.

- Да, иногда попадаются неудачные индейки, - сказал Джордж.

- Да не индейка, - сказал хозяин. – Я о теще. – Он прижал ладонь ко лбу.

- Какое животное. – Он снова раскрыл блокнот. – Так или иначе, - сказал он, - сегодня мы работаем над плечами, нижней частью спины и руками. Используем ту же систему, что и вчера, сначала утомляем мышцу, а затем делаем базовое упражнение, пока есть силы сдвинуть вес.

Он записал что-то в блокноте. – Сначала поработаем над плечами, - сказал он. – Тяга к подбородку, подъем гантелей, а затем жим из-за головы. Никакого отдыха между упражнениями и каждое до полной гибели ... – он откашлялся ... – прошу прощения, до полного отказа.

Он захлопнул блокнот и поднял над собой, как знамя. – А теперь, - сказал он, - то, чего ты так долго ждал. – Он хлопнул Джорджа по спине, отчего тот пролетел два с половиной метра по направлению к платформе. – Сделай или умри за старые долги!

Джордж остановился у штанги. – Старые долги?

- Твоя задолженность, - сказал хозяин. – Думай о ней, когда будешь поднимать штангу.

Джордж взял штангу узким хватом и потянул к шее.

- Тяни повыше, - сказал хозяин. – До самого подбородка.

Джордж сделал девять повторений и остановился, чтобы перевести дух.

- Никаких пауз, - сказал хозяин.

Джордж сделал еще одно повторение.

- Продолжай, - сказал хозяин.

Джордж сделал еще одно медленное повторение.

- Еще! – заорал хозяин.

Джордж тянул. Гриф поднялся до уровня груди и упал обратно.

- Тяни! – кричал ему хозяин.

Джордж дотянул штангу до пупка.

- Сильнее! – завопил хозяин.

Джордж тянул гриф вверх, пока он не выпал у него из рук.

- Ладно, - сказал хозяин. – Теперь подъемы гантелей.

Джордж сделал двенадцать подъемов и напрягся снова, но не смог оторвать гантели от ног.

- Неплохо, - сказал хозяин. – Не слишком хорошо, но и не плохо. – Он снова подтолкнул Джорджа к платформе. – А теперь большое упражнение, - сказал он. – Жим из-за головы.

Джордж с измученным видом поднял вес на грудь. Он сделал первый жим с груди, и еще шесть из-за головы.

- Жми сильнее! – сказал ему хозяин.

Джордж выжал штангу до уровня макушки и уронил ее обратно на плечи.

- Толкай! – кричал хозяин.

Джордж жал штангу дрожащими руками, пока мог ее сдвинуть. Хозяин подошел к нему и снял штангу с его плеч. Джордж свалился на скамейку, сжал зубы и прижал руки к дельтам.

Хозяин что-то писал в блокноте. – Приятное ощущение, правда? – сказал он. – Ничто не дает такого полного удовлетворения, как стимулирующие физические упражнения в компании доброго друга.

Джордж закрыл глаза и что-то пробормотал сквозь зубы. Он лежал на скамье три минуты, а затем хозяин сказал, - Пора, мальчик мой. Идем! Еще по подходу.

- Не могу, - пробормотал Джордж. – Просто невозможно.

Хозяин наклонился и прошептал Джорджу в ухо, - Если ты не встанешь через десять секунд, мы встретимся в суде.

Джордж вскочил и метнулся к платформе. Он сделал еще по одному подходу тяги к подбородку, подъемов гантелей и жима из-за головы, подбадриваемый криками хозяина. Затем он отдохнул еще три минуты и сделал третий подход.

Хозяин улегся на наклонную скамью и писал в блокноте. – Слушай, - сказал он, - это утомительно. Не хотел бы я заниматься этим каждый день.

Джордж отдохнул пять минут и хозяин потащил его к скамье для гиперэкстензий. – Теперь, - сказал он, - нижняя часть спины. Один подход гиперэкстензий и затем тяги на прямых ногах.

Джордж сделал четырнадцать гиперэкстензий и одиннадцать повторений в тяге, отдохнул три минуты и сделал еще по одному подходу.

- А теперь, - сказал хозяин, - переходим к части, которая должна тебе понравиться.

- Горячий душ? – спросил Джордж.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.187.81 (0.045 с.)