ТОП 10:

Расслабление для набора веса—часть II



 

Прошлым вечером я зашел к дяде Гарри. Его двухкомнатная квартира – на 12-м этаже. Он встретил меня у дверей.

- Заходи, - сказал он, - я освобожусь через минуту. Я говорю по телефону.

Он ушел в спальню. Я зашел в гостиную, но и оттуда разговор был слышен. – Слушай, Ширл, - сказал он, - перезвони мне попозже, ладно? У меня гости.

Гостиная дяди Гарри как с картинок в журнале Плейбой. Черная кожаная мебель, а на полу темно-красный ковер с толстым ворсом. На стенах полу-абстрактные картины в темных тонах, а в углу вполне профессиональный бар, спиртного в котором достаточно, чтобы спустить на воду небольшую лодку.

Дядя Гарри вышел из спальни.

- Зачем тебе столько выпивки, - спросил я. – Ты вроде никогда много не пил?

- Я вообще не пью, - сказал он. – А вот девушки любят.

- Тогда это не слишком умные девушки, - сказал я.

Зазвонил телефон и дядя Гарри вышел в спальню. – Не сегодня, Бев, - услышал я. – У меня гости.

Он опять вернулся. На нем были ковбойские ботинки, брюки клеш с ремнем трехдюймовой ширины, коричневая футболка с высоким воротом и джемпер кремового цвета.

- Знаешь, дядя Гарри, - сказал я, - а у тебя тут славное гнездышко.

Он подавил зевок. – Просто четыре стены и крыша.

Я покосился на него, но он оставался серьезен.

- Дядя Гарри, - сказал я. – Ты не из этого мира. Как тебе это удается?

- Как мне удается что? – сказал он.

- Ты знаешь, о чем я, - сказал я. – Как тебе удается оставаться молодым?

Он нахмурился. – Что значит оставаться молодым? Ты знаешь, я совсем не стар.

- Сколько тебе лет? – спросил я.

Он посмотрел на потолок. – Около сорока.

- Конечно, - сказал я. – Вторая попытка.

Он ухмыльнулся. – А ты сам как думаешь?

Я задумался. – Около ста семи.

- Пятьдесят восемь, - сказал он. – Пятьдесят восемь и ни днем больше.

Зазвонил телефон и он ушел в спальню. – Отличная мысль, Алиса, - сказал он. – Вот только не сегодня.

Он опять вернулся.

- Я хочу сказать, что ты выглядишь на двадцать восемь, - сказал я. – Как тебе это удается?

Опять зазвонил телефон.

- Извини, Фло, - сказал он. – Не сегодня. У меня гости.

Он вернулся из спальни.

- Слушай, дядя Гарри, - сказал я. – А может, я лучше вернусь домой и позвоню оттуда?

- Все в порядке, - сказал он. – Я сорвался с крючка.

- Черт возьми, дядя Гарри, это того не стоило, - сказал я. – Я не такая уж хорошая компания.

Он сел. – Да ты тут и ни причем. Я ожидаю еще кое-кого сегодня вечером, так что у тебя есть ровно полчаса.

- Отлично, дядя Гарри, - сказал я. – Я успею. Я только хотел узнать побольше о том расслаблении, про которое ты рассказывал.

- Что же ты хочешь узнать? – сказал он.

- Все, - сказал я. – Например, почему это работает.

Он задумался на минуту. – Главное, мне кажется, в том, что это не такие уж большие изменения. Ты снижаешь объем тренировки до минимума – оставляешь только несколько упражнений, стимулирующих рост. Ты ешь намного больше. Ты сжигаешь меньше калорий. Ты изменяешь свое отношение. Ты просто обязан набирать вес.

- Не приведет ли это к набору жира? – спросил я.

- Да, ты наберешь немного, - сказал он. – За этим нужно следить. Я обычно набираю немного жира на этой программе, но его потом будет несложно согнать, а дополнительный рост массы того стоит.

- Расскажи еще, - сказал я.

- Во-первых, конечно, тренировка, - сказал он. – Я внес ряд изменений.

- Например?

- Я уже говорил тебе, что я делаю в первом месяце?

- Да, - сказал я. – Говорил. Жим из-за головы, три подхода по двенадцать. Приседания, один подход из тридцати. Пуловеры, один подход из тридцати. И становая на прямых ногах, один подход из двадцати.

- Верно, - сказал он. – Это первый месяц. Затем, во втором, я кое-что добавляю.

- Я по-прежнему начинаю с жима из-за головы, - сказал он, - три подхода по двенадцать. Но, когда я заканчиваю с ним, я сразу перехожу к подъемам гантелей перед собой. Я делаю их, держа корпус прямо, три подхода по пятнадцать и затем наклоняюсь вперед и делаю еще три подхода по пятнадцать в наклоне.

Тут самое главное, - сказал он, - прокачать дельты. Не переживай особо о рабочих весах. Делай упражнение с четкой техникой, и как можно меньше отдыхай между подходами.

- Я отдыхаю немного, - сказал он, - а затем делаю приседания и пуловеры. По одному подходу из тридцати повторений.

- Затем, - сказал он, - Я делаю приседания с поясным ремнем. Я подтягиваю ремень к самой промежности, пользуюсь маленькими блинами и подкладываю дощечку 2х4 под пятки. В результате я могу приседать так низко, что буквально сажусь на пол. Я делаю три подхода по пятнадцать и мои бедра раздуваются, как воздушные шары.

- Затем, - сказал он, - я делаю становую тягу на прямых ногах точно так же, как в прошлом месяце. Разница в том, что, когда я заканчиваю, я делаю шраги. Три подхода по пятнадцать с максимальным весом. Я стараюсь делать движение с максимальной амплитудой так, чтобы мои плечи поднимались и опускались на 7-10 см.

- И наконец, - сказал он, - я делаю тягу верхнего блока за голову. Я берусь средним хватом, не слишком большой вес, и сосредоточиваюсь на хорошей прокачке.

- Довольно короткая тренировка, - сказал я.

- Но заставляет тебя расти, - сказал он. – Это главное.

- Какие еще есть различия? – спросил я.

Дядя Гарри встал и включил музыку. Его установка это тысяча баксов красного дерева, покрытых золотой сеткой, а пульт управления сложнее, чем у космического корабля. Она слабо подсвечивается покачивающейся темно-зеленой лампой.

- Что бы ты хотел послушать? – спросил он.

- Все равно, - сказал я. – Не имеет значения.

- Как насчет Дины Дербин? – сказал он. – Или Нельсона Эдди?

Я промолчал.

- Да шучу я, - сказал он. – Развлекаюсь.

Он поставил Гордона Лайтфута

- Ну, - сказал я.

Он снова сел. – Я немного изменяю диету, - сказал он. – Я всегда придерживаюсь диеты, богатой белками и добавками, как ты знаешь, но для набора веса я немного расслабляюсь. Я по-прежнему принимаю добавки и протеин и все прочее, но добавляю несколько вещей, которые обычно не ем.

- Например?

- Десерт, - сказал он. – Кусочек пирога или немного мороженого.

- Не очень полезно, правда?

- Не очень, - сказал он. - Но это тоже изменение, а в этом смысл программы. Ты получаешь много лишних калорий, чтобы расслабиться и набрать вес.

- Что-нибудь еще? – спросил я.

- Да, конечно, - сказал он. – Я ем хлеб и картошку. Обычно я их не ем, так что для меня это лакомство. Я пеку картошку и мажу толстым слоем масла и посыпаю тертым сыром, а потом ем прямо с кожурой.

- Ты ешь белый хлеб? – спросил я.

- Ну, нет, - сказал он. – Только из цельной пшеницы. Я брожу по европейским продуктовым магазинам и покупаю самый черный, плотный хлеб, который удается найти. Рожь из Богемии, самый черный хлеб. Я режу его на толстые бутерброды с сыром или мясом или чем-то еще и запиваю молоком.

- Значит, ты по-прежнему пьешь молоко, да?

- Конечно, - сказал он. – Больше, чем обычно.

- Сколько?

- Когда я на этой программе, - сказал он, - я пью не меньше, чем 3.5 литра в день. Иногда больше.

- Это целое море молока.

- Конечно, - сказал он. – Но в этом часть секрета. Оно прекрасно подходит для расслабления и набора веса.

- Ладно, - сказал я. – Но когда увидишь приближающегося быка, держи себя в руках, ладно?

- Не беспокойся, - сказал он. – Я не подведу.

- Что-нибудь еще?

- Добавки, - сказал он, - я ем много добавок.

- Как всегда, правда?

- Да, - сказал он, - как всегда. Но на этой программе я ем их вдвое больше обычного. В этом и разница.

- Что ты ешь?

- Практически все, - сказал он. – Я ем протеиновые таблетки, протеин в порошке, протеиновую пасту и печенье, энергетические плитки, витаминные и минеральные таблетки, Энергол. Все, что хочется. Я просто ем всего вдоволь и не особо задумываюсь об этом.

- Это просто раздолье, - сказал я. – Что еще ты делаешь?

Дядя Гарри открыл рот, но его прервал звонок домофона. Он подошел к нему.

- Привет, - сказал он. – Поднимайся.

Он подошел и положил руку мне на плечо. – Ну вот, - сказал он. – Пора прощаться.

- О чем это ты? – сказал я. – Полчаса еще не прошли.

- Я знаю, - сказал он. – Но Трикси пришла пораньше.

Он взял меня за руку и проводил к двери.

- Послушай, - сказал я. – Я бы хотел обсудить оставшуюся часть программы.

- Мы и обсудим, - сказал он. – В другой раз.

Он открыл дверь и вытолкнул меня на площадку. Из открывшихся дверей лифта вышла рыжеволосая девушка. С полуоткрытым ртом она прошла через площадку походкой, которую цензура бы вырезала даже из итальянского фильма. Дядя Гарри взял ее под руку и проводил внутрь.

- Ладно, - сказал я. – Но я хочу узнать о программе. Я позвоню тебе.

Он зашел в квартиру. – Не сегодня, - сказал он. – У меня гости.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.188.251 (0.008 с.)