Психодиагностическое описание объекта как предпосылка диагностического процесса



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Психодиагностическое описание объекта как предпосылка диагностического процесса



Имея в виду под предпосылками диагностического процесса то, что дано сознанию диагноста до его осуществления и что составляет объективное основание диагностической деятельности, без которого невозможно ее выполнение, следует отметить, что реализация психодиагностического процесса предполагает наличие диагностического описания объекта. Оно играет роль идеальной модели, с которой сопоставляются реальные объекты. Оно представлено диагносту в виде мысленных образов, текстовых или графических описаний, является итогом коллективного научного поиска на данном этапе развития общества, представляет собой в содержательном отношении знания фундаментальной науки, преобразованные в целях их использования для решения практических задач.

Диагностическое описание объекта отражает результат познавательной деятельности практического психолога, обусловливающий выделение у клиента только того, что в форме общего, типичного, закономерного уже известно в психологической науке на современном этапе ее развития.

Характеризуя особенности описания объекта обследования в целях диагностики, целесообразно, прежде всего, отметить его практическую направленность. Исследовательская деятельность, объект которой предполагает возможность познания новых свойств и в продукте которой зафиксированы все выявленные знания, противоположна психодиагностике.

Объект диагностирования, представленный в его описании и обозначаемый в некоторых работах как предмет измерения или диагностики, по мнению ряда исследователей, образуют имеющиеся на современном уровне развития психологической науки соответствующим образом преобразованные знания, которые обусловливают его практическое использование.

Отмечая при обсуждении проблем психологического консультирования семьи, что консультативная практика невозможна без опоры на достижения фундаментальной науки (в частности, психологии развития), В. В. Столин, Е. Т. Соколова и А. Я. Варга полагают, что при этом осуществляется не простой перенос установленных наукой фактов и закономерностей, а их переструктурирование: «Практические задачи консультативной деятельности... заставляют по-своему структурировать данные психологии развития, акцентировать те из них, которые непосредственно ориентируют консультативную практику». Конкретизируя высказанную мысль, авторы замечают, что точка зрения психолога-консультанта на данные психологии развития определяется задачами «...распознать неблагополучие и его причины в данном конкретном случае и наметить, а затем и осуществить психологическое вмешательство в ход это го развития».

Другая особенность диагностического описания объекта как предпосылки психодиагностической деятельности заключается в различной степени его полноты. Опираясь на взгляды П. Я. Гальперина, Н. Ф. Талызиной, З. А. Решетовой относительно состава ориентировочной основы действия, можно сказать, что диагностическое описание объекта может быть неполным, избыточным и оптимальным, или полным.

С неполным описанием практический психолог сталкивается довольно часто в связи с ограниченным количеством специальных исследований, направленных на разработку научно-методического обеспечения психодиагностической деятельности. Разработка такого обеспечения предполагает построение описаний объекта применительно к решению типовых практических диагностических задач, связанных с оказанием психологической помощи в тех или иных областях человеческой деятельности.

Неполнота или отсутствие специального описания объекта обследования приводит к тому, что психодиагност, как это показывает практика и что отмечается в некоторых исследованиях, одновременно должен заниматься и научно-практической, и научно-исследовательской деятельностью. В последней психодиагност в связи с ограниченностью времени обследования пытается дополучить информацию, необходимую для постановки психологического диагноза.

Возможность избыточного описания объекта психодиагностики основывается на том факте, что не все подлежащие оценке и измерению психические свойства являются существенными при решении конкретной диагностической задачи, возникающей в связи с обращением к практическому психологу человека, который нуждается в психологической помощи. На это обстоятельство справедливо обращает внимание В. И. Лубовский, утверждая, что «...не все устойчивые свойства имеют существенное значение для всех областей психологической диагностики. Например, некоторые свойства нервной деятельности, важные для выполнения некоторых видов профессиональной деятельности, не имеют существенного значения для успешности обучения».

Ряд психологов, отражая состояние сложившейся практики постановки психологического диагноза, отмечают избыточность данных, получаемых в процессе обследования. Г. Витцлак в этой связи отмечает, что «...результаты диагноза часто содержат множество не нужных, не относящихся к делу сведений». Причину этого автор видит в том, что диагност ориентируется «...скорее на некоторые утопические представления о возможности всестороннего, целостного охвата личности, чем на непосредственный смысл поставленной задачи». Уместным в контексте оценки избыточности информации, содержащейся в диагностическом описании, представляется также замечание Э. Стоунса о том, что психолог по большей части тратит напрасно время, когда, используя «батарейный» подход, применяет тесты, «...чтобы исследовать все процессы, которые только возможно вообразить».

Полное описание объекта психодиагностики содержит его существенные признаки, необходимую и достаточную информацию для постановки психологического диагноза и оказания психологической помощи.

Относительно критерия полноты, или оптимальности диагностического описания человека или группы людей, предполагающего указание содержательного основания для выделения существенных свойств и накладывающего ограничения на потенциально бесконечное множество известных психологической науке психических особенностей, высказываются различные мнения.

Так, А. И. Зелиниченко, обсуждая проблему построения психологического портрета обследуемого, полагает, что критерием существенности диагностического описания личности является «контекст общей профессиональной задачи» или знания, необходимые для ее решения.

В. Н. Дружинин и Е. А. Миронов отмечают, что диагностически значимыми являются психические свойства, актуализируемые требованиями задачи. Рассматривая каждое свойство личности как адаптивное или неадаптивное для определенной ситуации и как способность[14], авторы пишут: «В каждой конкретной ситуации определенное свойство личности, выполняя адаптивную функцию, может способствовать (или не способствовать) успешному решению задач, которые возникают в данной ситуации. Задача (или ситуация) предъявляют вполне определенные требования к личности, для удовлетворения этих требований необходима актуализация определенных свойств».

Мнение о том, что конкретные ситуации, предъявляя различные требования к обследуемому, актуализируют различные психические свойства, разделяют и другие психологи. Г. Витцлак полагает, что существенными в диагностическом процессе являются психические свойства, носящие социальный характер и принимающие участие в регуляции деятельности. Автор, придерживаясь деления психических свойств на две группы: центральную (свойства, играющие главную, определяющую роль в регуляции деятельности) и периферическую, уточняет свою позицию по данному вопросу, говоря, что не все психические свойства, участвующие в процессе регуляции деятельности, являются существенными с диагностической точки зрения, а «...прежде всего те.., которые играют доминирующую роль в регуляции деятельности». Г. Витцлак, полагая, что отнесение психических свойств к центральной группе зависит как от наличной системы свойств обследуемого, так и от характера объективных требований, предъявляемых к деятельности, и ее типа, приходит к выводу, что различия между людьми обусловлены тем, «...какие свойства в определенных ситуациях являются у них центральными и периферическими». Показывая зависимость поведения от того, является ли психическое свойство периферическим или центральным, автор объясняет отклонения в нем при развитии невроза за счет того, что такие свойства, как чувствительность, сентиментальность и т.п., являющиеся обычно периферическими в отношении регуляции социальной коммуникации, становятся центральными.

В основе центральных психических свойств лежат, по мнению автора, те, которые ориентируют личность на общественно значимые требования. Например, в анализе причин аварий и критериев пригодности человека к вождению автомобиля в традиционной психодиагностике главную роль играет исследование внимания, восприятия, скорости реакции и т.п. Если у обследуемого по всем психическим функциям оказываются соответствующие требованиям конкретной ситуации высокие показатели, то делается вывод о пригодности кандидата к данной профессии. «Однако, — замечает Г. Витцлак, ссылаясь на данные специальных исследований, — если у человека при этом нет чувства ответственности и он по этой причине неосторожно водит машину, то он менее пригоден к данной профессии, чем тот, у кого показатели реакции хуже, но зато высоко развито чувство ответственности».

С нашей точки зрения, данное высказывание следует трактовать как относящееся к выяснению соотношения различных уровней психической регуляции. В частности, если исходить из трехуровневой психической детерминации параметров феноменологических переменных, предполагающей выделение личностного, индивидного и организмического уровней, приведенное утверждение автора свидетельствует о преобладании над другими уровнями уровня личностной регуляции. Применительно к выделению существенных для постановки диагноза психических свойств, обеспечивающих полноту диагностического описания объекта, это означает, что установление их предполагает выяснение как ведущего уровня психической регуляции, так и определяющих психических свойств на каждом из них.

В связи с тем, что установление психологического диагноза представляет собой научно-практическую деятельность, предполагающую определение состояния обследуемого с целью оказания психологической помощи, среди психических свойств, подлежащих оценке и измерению, к существенным следует отнести те, которые связаны с возможностью ее оказания.

Когда диагност имеет дело с поддающимися изменению особенностями психики, психологическая помощь оказывается посредством рекомендаций по развивающему, коррекционному или профилактическому воздействиям.

Если же диагностируются стабильные психические свойства, даются рекомендации по социально-психологической адаптации.

И, наконец, говоря о полноте диагностического описания человека или группы людей применительно к определенному требованию, следует отметить, что в нем отражаются объективные связи между элементами феноменологического уровня и уровня причинных оснований. В связи с этим при выделении существенных для целей диагностики психических свойств следует иметь в виду, что основным критерием адекватности диагностического описания выступает психодиагностическая практика.

Еще одной особенностью диагностического описания, обнаруживающейся при его сопоставлении с объектом, является многовариантность, заключающаяся в возможности построения для одного и того же объекта, рассматриваемого в определенном отношении, нескольких альтернативных диагностических схем.

Многовариантность диагностического описания отражает реальное состояние психологической науки на современном этапе ее развития, для которого характерна дифференциация знаний, множество теоретических подходов, большой объем установленных в экспериментальных исследованиях личностных характеристик, отсутствие единой классификации психических явлений, Отмечая существование большого количества теоретических схем, применяемых в психодиагностике, и обращая внимание на актуальность задачи их выбора для использования в конкретном обследовании, некоторые авторы полагают, что основным критерием его в настоящее время служат теоретические предпочтения психодиагноста.

В других исследованиях ставится перспективная задача интеграции различных вариантов диагностического описания в единую диагностическую схему, важность построения которой обусловлена тем, что она играет роль базы, или «априорной системы координат» для оценки отдельного человека или группы людей. Ю. М. Забродин в этой связи отмечает: «Мы должны использовать теорию как эффективную меру для сравнения реальных объектов между собой». Л. Ф. Бурлачук, соглашаясь с важностью задачи построения единой диагностической схемы, видит ее значение в том, что она позволяет практическому психологу сопоставлять полученные в процессе обследования фрагменты с общей картиной. Для характеристики ситуации, в которую иногда попадает психолог-практик, автор прибегает к предложенному Я. Рейковским образному сопоставлению психодиагноста с путешественником, оказавшимся в незнакомой местности. Путешественник в этом случае «в состоянии более или менее точно описать место, в котором он находится, но не имеет никакого представления о том, какова вся местность в целом». Полагая, что в основе такой схемы должна лежать теория личности, и признавая неудовлетворительное состояние исследований в этой области психологической науки, автор продолжает: «...если бы была разработана стройная теория личности, четко определена ее структура и взаимосвязь отдельных элементов этой структуры, ...задача создания диагностической... схемы была бы решена относительно просто».

Несмотря на то, что теория личности и психологическая диагностика развивались параллельно, а порой и независимо друг от друга, диагностическое описание объекта обследования, построенное на тех или иных теоретических представлениях о его структуре, обусловленных принятой теорией личности, лежит в основе большинства диагностических подходов. В частности, подходы, ориентированные на психические свойства, структуру, отношение «личность — окружающая среда», деятельность, предполагают выделение компонентов объекта психодиагностики на основе соответствующих теоретических представлений.

Вместе с тем некоторые исследователи обращают внимание на существование в психодиагностике операционального подхода, для которого характерен, по выражению Г. Витцлака, «сознательный отказ от психолого-теоретического обоснования». Получивший применительно к диагностике интеллекта концентрированное выражение в формуле А. Бине: «Интеллект — это то, что измеряют интеллектуальные тесты», операциональный подход, определяя предмет диагностирования через метод, не требует выделения в нем психологических компонентов. В этой связи показательно высказывание другого классика психологической науки, В. Штерна: «Нам не нужно искать сущность умственной одаренности. Это не наша задача. Мы только сопоставляем методики измерения умственной одаренности».

Действительно, при решении некоторых практических задач, например связанных с профессиональным отбором людей по психологическим признакам, располагая данными об эффективности той или иной психодиагностической методики, не обязательно иметь отчетливое представление о структуре диагностируемого объекта. Однако сказанное не означает, что установление диагноза, основывающееся на детальном представлении структуры объекта диагностики, излишне.

Возможность в ряде случаев оказания психологической помощи клиенту без установления диагноза не означает отрицания роли причинного анализа в практической психологии. Допуская, что знание причины отклонения в поведении не ведет автоматически к нахождению эффективных мер по его коррекции, тем не менее, следует иметь в виду, что знание ее всегда открывает пути для поисков эффективных средств воздействия.

Четвертая особенность описания объекта обследования в целях диагностики заключается в том, что типичными и наиболее адекватными формами его представления практическому психологу являются

Ø классификации элементов феноменологического уровня и

Ø классификации уровня причинных оснований,

Ø схемы детерминации, подразделяющиеся на плоские и иерархические,

Ø психодиагностические таблицы.

В связи с тем, что современный уровень научно-методического оснащения диагностической работы практического психолога нельзя признать удовлетворительным следует отметить, что разработка подобного рода специфических описаний объекта диагностирования составляет актуальную задачу исследовательской и методической работы в области психодиагностики. От решения этой задачи будет зависеть эффективность психодиагностической деятельности практических психологов.

Проведенный анализ понятия «психодиагностическое описание объекта» позволяет сделать следующие выводы:

1. Описание объекта психодиагностики выступает в качестве одной из предпосылок и средства осуществления психодиагностической деятельности, обусловливающего ее специфические особенности.

2. Попытка установления психологического диагноза без знакомства с диагностическим описанием обследуемого превращает научно-практическую диагностическую деятельность в исследовательскую.

3. Диагностическое описание объекта обследования в содержательном отношении представляет собой знания фундаментальной психологической науки, преобразованные в целях их использования для решения практических задач.

4. Описание человека или группы людей в целях диагностики должно содержать не только набор психических свойств, но и указание типов обобщенных ситуаций, в которых эти свойства проявляются с наибольшей вероятностью и интенсивностью.

5. Выделение существенных для постановки диагноза психических свойств предполагает выяснение как ведущего уровня психической регуляции, так и определяющих психических свойств на каждом из них.

6. Для одного и того же человека, основываясь на различных моделях личности, возможно построить несколько альтернативных диагностических схем.

7. Выбор из нескольких диагностических схем одной для использования в процессе конкретного обследования в настоящее время не имеет жестких формальных критериев и определяется теоретическими предпочтениями психодиагноста.

8. Специфическими видами описания объекта психодиагностики являются:

а) классификации видов отклонений параметров деятельности, поведения, состояния психического комфорта, образующих элементы феноменологического уровня;

б) классификации обусловливающих их видов психологических причин, относящихся к элементам уровня причинных оснований;

в) плоские и иерархические схемы психологической детерминации типичных явлений феноменологического уровня непсихологической и психологической природы;

г) психодиагностические таблицы;

д) структурные модели психики.

Рассмотрим теперь более подробно классификацию психологических переменных.

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.136.29 (0.01 с.)