JUDGMENT OF THE PHENOMENON OF SUFFERING IN OF THE SAME NAME



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

JUDGMENT OF THE PHENOMENON OF SUFFERING IN OF THE SAME NAME



PHILOSOPHICAL TREATISE OF CLIVE STAPLES LEWIS

Article is devoted to Clive Staples Lewis's creativity. The author pays the main attention to a suffering phenomenon in the philosophical treatise of the same name.

Keywords: sufferings, Lewis, philosophy.


 

ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 329

Д.В. Новиков*

РОССИЙСКАЯ «МНОГОПАРТИЙНОСТЬ»:

ОТ КАЖИМОСТИ К СУЩНОСТИ

В настоящей статье предпринимается попытка объяснить противоречивое сочетание российского политического монополизма и легально существующей многопартийности. В ходе анализа автор приходит к выводу о том, что современная отечественная «многопартийность» носит симулятивный характер, призванный скрыть фактическое отсутствие в реальной многопартийности и политической конкуренции.

Ключевые слова: политическая партия, партийная система, конкуренция, политический монополизм, политический рынок, выборы.

«Я как обладатель ста талеров или как не обладатель…

- это, конечно, разное содержание»

Г.В.Ф. Гегель «Наука логики»

 

Изучение современной российской политики ставит перед исследователем интересную, и на первый взгляд, трудноразрешимую проблему: как совместить, существующий в стране, высокий уровень политического монополизма с наличием большого числа политических партий? Ведь одно, казалось бы, явно противоречит другому. Если в России отсутствует политическая конкуренция, то должна быть, либо одна партия, либо несколько, но уж никак не семьдесят семь [1]. И, наоборот, если в нашей стране сегодня действует семьдесят семь политических партий, то, о каком политическом монополизме вообще можно вести речь? И может быть тогда прав Президент РФ В.В. Путин, когда говорит о существовании в стране реальной демократии и подлинной политической конкуренции [2]?

В настоящей статье предпринимается попытка разрешить вышеуказанную проблему и объяснить «необъяснимое»: как сочетаются между собой отечественный политический монополизм и многопартийность.

 

 

Политические партии являются необходимым и важным элементом современной представительной демократии. Но именно элементом. А это значит, что они могут быть рассмотрены только в контексте той роли, которую они играют в электоральном процессе.

Выборы, по существу, представляют собой коммерческую сделку, при которой партия предлагает избирателю заплатить своим голосом за ту политическую программу, которую она будет претворять в жизнь в случае своего прихода к власти. В итоге подобной деятельности возникает и воспроизводится политический рынок, на котором партии играют роль продавцов, а избиратели – роль покупателей. (Указанная идея политического рынка не является новацией автора. Её автором традиционно считают американского экономиста и политолога Энтони Даунса. Среди российских исследователей наиболее последовательно данную тему развивают Г. Голосов и С. Пшизова).

История отечественного политического рынка берёт свой отсчёт с 1993 года. Именно в этом году были проведены, по существу, первые в постсоветской России парламентские выборы (выборы депутатов Государственной Думы РФ первого созыва и членов Совета Федерации). Итогом данных выборов как раз и стало формирование электорального рынка, участниками которого явились, с одной стороны, политические партии, выступающие с определённым политическим предложением (политической программой) и группы избирателей, обладающие сходным политическим спросом, т.е. голосующие за одну и ту же политическую партию.

Если прибегнуть к методу аналогии, то, по существу, на наш взгляд, в 90-ые. гг. XX века параллельно с приватизацией в экономике произошла «политическая приватизация». Её итогом стало то, что отдельные политические партии «приобрели» в «собственность» отдельные «участки» политического рынка, т.е. получили монопольное право представлять интересы соответствующих групп избирателей. Так, КПРФ «приватизировала» «левую» электоральную нишу. ЛДПР – стала монопольным поставщиком «национал-патриотического» «продукта». «Партия власти» – выступила с позиций «центризма».

С течением времени структура отечественного электорального рынка сохранялась в неизменном виде, получая воспроизводство на каждых выборах и претерпевая исключительно «количественные» изменения в виде смены названия «партии власти» («Выбор России», «Партия российского единства и согласия» – «Наш дом – Россия» – «Единство» – «Единая Россия»).

В настоящее время (начало 2016 года) российский электоральный рынок представляет собой устойчивую систему, состоящую из четырёх политических партий (КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР, «Единая Россия»), монопольно контролирующих соответствующие его (электорального рынка) сегменты. Исключением в данной ситуации является «правый» сектор электорального рынка. На сегодняшний момент здесь отсутствует монопольное предложение. В связи с этим, президентская власть ведёт работу в данном направлении, инициируя создание соответствующей «правой» политической партии [3].

Каждая из данных политических партий в соответствии с духом корпоративизма обладает правом и возможностью единолично представлять интересы определённых групп российского общества, и крайне ревностно и болезненно относится к любым попыткам лишить её данной монополии.

Так, например, 15 мая 2013 года во время встречи Президента РФ В.В. Путина с главами фракций Государственной Думы лидер КПРФ Г.А. Зюганов и лидер ЛДПР В.В. Жириновский указали на необходимость законодательно затрудняющих возможность участия «молодых» партий на выборах [4], выступив, таким образом, с идеей ограничения политической конкуренции.

Другим примером монополистического поведения электорального субъекта является законодательная инициатива ЛДПР, предполагающая значительное повышение нижнего порога численности политической партии [5]. 20 июня 2013 года фракция ЛДПР в Государственной Думе внесла соответствующий законопроект [6]. Согласно тексту данного законопроекта, а также тексту прилагаемой к законопроекту пояснительной записки [7] минимальная численность политической партии должна быть повышена в 10 раз (с 500 до 5000 членов). Причем указанное требование, предлагаемое в законопроекте, должно распространяться не только на вновь создаваемые, но и на уже существующие политические партии. В том случае, если численность действующей политической партии окажется меньше 5000 членов, она подлежит ликвидации.

Принимая во внимание вышеуказанные обстоятельства, достаточно легко объяснить существующее в современной России «противоречие» между наличием множества политических партий и политическим монополизмом.

Формальное наличие в современной России множества политических партий вовсе не является свидетельством существования реальной политической конкуренции. В условиях реальной монополизации электорального рынка, при которой каждый его сегмент фактически закреплен за конкретной политической партией (а по сути, ею «приватизирован») и монопольно ею контролируется, все оставшиеся семьдесят три партии играют роль политических статистов, создавая видимость политической конкуренции.

Участие «партий-миноритариев» в избирательном процессе носит заведомо симулятивный характер. Данная симулятивность детерминируется их качественным отличием от партий-монополий. Последние тотально контролируют свои электоральные сегменты, рассматривая их, по существу, в качестве своей «частной собственности». Партии-миноритарии, в свою очередь, не обладают контролем над электоральными сегментами и фактически от них отчуждены.

В результате подобной несовершенной конкуренции возникает видимость политической конкуренции при сущностном сохранении монополизма. Данная видимая конкуренция является чистым симулякром, а точнее, если пользоваться терминологией французского постмодерниста Жана Бодрийяра – симулякром третьего порядка [8]. Суть его – подлог реальности, т.е. сокрытие факта отсутствия в современной России многопартийности и политической конкуренции.

Таким образом, вместо подлинной многопартийности в современной России в реальностисуществует квазимногопартийность, а по сути – корпоративистская система, элементами которой являются четыре политические партии, монопольно контролирующие соответствующие группы избирателей. В свою очередь, данные политические партии (КПРФ, ЛДПР, «Единая Россия», «Справедливая Россия») являются объектом контроля со стороны исполнительной власти, выступающей гарантом сохранения ими своего монопольного статуса.

На уровне жесимуляцийв современной России существует многопартийность, элементами которой являются семьдесят семь политических партий, конкурирующие между собой за голоса избирателей.

Однако, перефразируя Г. Гегеля, реальная многопартийность и симуляция многопартийности – это, конечно, разное содержание.

Развитие в России подлинной, а не мнимой многопартийности, с теоретической точки зрения возможно. Однако для этого необходимо вовсе не конвейерное производство организаций с гордым названием «политическая партия», а реальное партийное строительство, при котором партийная система должна быть, во-первых, лишена контроля со стороны президентской и исполнительной власти, а, во-вторых, партии-монополисты, как минимум, должны быть лишены всех финансовых, административных и информационных преференций, которые государство им сегодня предоставляет.

 

Библиографический список

[1] Список зарегистрированных политических партий / Официальный сайт Министерства юстиции Российской Федерации [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: // minjust.ru/ru/nko/gosreg/partii/spisok.

[2] Интервью немецкой телерадиокомпании ARD / Официальный сайт Президента России [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: // kremlin.ru/events/president/news/17808.

[3] В Кремле поддержат создание партии под руководством Бориса Титова [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: // www.kommersant.ru/doc/2900627.

[4] Владимир Путин выступил против выборных “фильтров” для малых партий [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: // www.rg.ru/2013/05/15/filtr-anons.html.

[5] Савицкий, О. Системные оппозиционеры продолжают выдавливать с политической поляны конкурентов — новые партии [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: // m.specletter.com/politika/2013-06-21/partiino-vyshkolennye.html.

[6] Законопроект № 299338-6 «О внесении изменений в Федеральный закон “О политических партиях”» / Автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: // asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29? OpenAgent&RN=299338-6&02.

[7] Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон “О политических партиях» / Автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: // asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28 SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=299338-6&02.

[8] Бодрийяр Ж. Симулякры и симуляции. Тула, 2013. 204 с.

***

UDC 329

D.V. Novikov

RUSSIAN "MULTI-PARTY SYSTEM": FROM ILLUSION TO ESSENCE

In the present article an attempt to explain a contradictory combination of the Russian political monopolism and legally existing multi-party system is made. During the analysis the author comes to a conclusion that modern domestic "multi-party system" has the colorable character urged to hide the actual absence in real multi-party system and the political competition.

Keywords: political party, party system, competition, political monopolism, political market, elections.


СВЕЖИЙ ВЗГЛЯД

УДК 378

А.А. Ербягина*

ИНКЛЮЗИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.231.61 (0.014 с.)