ТОП 10:

РОЖДЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ ДИОНИСА



 

 

Зевс-громовержец любил прекрасную Семелу, дочь фиванского царя Кадма.

Однажды он обещал ей исполнить любую ее просьбу, в чем бы она ни заключалась

и поклялся ей в этом нерушимой клятвой богов, священными водами подземной

реки Стикса. Но возненавидела Семелу великая богиня Гера и захотела ее

погубить. Она сказала Семеле:

- Проси Зевса явиться тебе во всем величии бога-громовержца, царя

Олимпа. Если он тебя действительно любит, то не откажет в этой просьбе.

Убедила Гера Семелу, и та попросила Зевса исполнить именно эту просьбу.

Зевс же не мог ни в чем отказать Семеле, ведь он клялся водами Стикса.

Громовержец явился ей во всем величии царя богов и людей, во всем блеске

своей славы. Яркая молния сверкала в руках Зевса; удары грома потрясали

дворец Кадма. Вспыхнуло все вокруг от молнии Зевса. Огонь охватил дворец,

все кругом колебалось и рушилось. В ужасе упала Семела на землю, пламя жгло

ее. Она видела, что нет ей спасения, что погубила ее просьба, внушенная

Герой.

И родился у умирающей Семелы сын Дионис, слабый, неспособный жить

ребенок. Казалось, он тоже обречен был на гибель в огне. Но разве мог

погибнуть сын великого Зевса. Из земли со всех сторон, как по мановению

волшебного жезла, вырос густой зеленый плющ. Он прикрыл от огня своей

зеленью несчастного ребенка и спас его от смерти.

Зевс взял спасенного сына, а так как он был еще так мал и слаб, что не

мог бы жить, то зашил его Зевс себе в бедро. В теле отца своего, Зевса,

Дионис окреп, и, окрепнув, родился второй раз из бедра громовержца Зевса.

Тогда царь богов и людей призвал сына своего, быстрого посланника богов,

Гермеса, и велел ему отнести маленького Диониса к сестре Семелы, Ино, и ее

мужу Атаманту, царю Орхомена[1], они должны были воспитать его.

 

--------------------------------

[1] Город в Беотии, на берегу Капаидского озера.

--------------------------------

 

Богиня Гера разгневалась на Ино и Атаманта за то, что они взяли на

воспитание сына ненавистной ей Семелы, и решила их наказать. Наслала она на

Атаманта безумие. В припадке безумия убил Атамант своего сына Леарха. Едва

успела бегством спастись от смерти Ино с другим сыном, Меликертом. Муж

погнался за ней и уже настигал ее. Впереди крутой, скалистый морской берег,

внизу шумит море, сзади настигает безумный муж - спасения нет у Ино. В

отчаянии бросилась она вместе с сыном в море с прибрежных скал. Приняли в

море Ино и Меликерта нереиды. Воспитательница Диониса я ее сын были обращены

в морские божества и живут они с тех пор в морской пучине.

Диониса же спас от безумного Атаманта Гермес. Он перенес его в мгновение

ока в Нисейскую долину и отдал там на воспитание нимфам. Дионис вырос

прекрасным, могучим богом вина, богом, дающим людям силы и радость, богом,

дающим плодородие. Воспитательницы Диониса, нимфы, были взяты Зевсом в

награду на небо, и светят они в темную звездную ночь, под названием Гиад[2],

среди других созвездий.

 

--------------------------------

[2] Гиадами называется скопление звезд (звездная куча) в созвездии

Ориона, одном из наиболее ярких созвездий на небе.

--------------------------------

 

ДИОНИС И ЕГО СВИТА

 

 

С веселой толпой украшенных венками менад и сатиров ходит веселый бог

Дионис по всему свету, из страны в страну. Он идет впереди в венке из

винограда с украшенным плющом тирсом в руках. Вокруг него в быстрой пляске

кружатся с пением и криками молодые менады; скачут охмелевшие от вина

неуклюжие сатиры с хвостами и козлиными ногами. За шествием везут на осле

старика Силена, мудрого учителя Диониса. Он сильно охмелел, едва сидит на

осле, опершись на лежащий около него мех с вином. Венок из плюща сполз набок

на его лысой голове. Покачиваясь, едет он, добродушно улыбаясь. Молодые

сатиры идут около осторожно ступающего осла и бережно поддерживают старика,

чтобы он не упал. Под звуки флейт, свирелей и тимпанов шумное шествие весело

двигается в горах, среди тенистых лесов, по зеленым лужайкам. Весело идет по

земле Дионис-Вакх, все покоряя своей власти. Он учит людей разводить

виноград и делать из его тяжелых спелых гроздей вино.

ЛИКУРГ

Не везде признают власть Диониса. Часто приходится ему встречать и

сопротивление; часто силой приходится покорять ему страны и города. Но кто

же может бороться с великим богом, сыном Зевса? Сурово карает он тех, кто

противится ему, кто не хочет признать его и чтить, как бога. Первый раз

пришлось Дионису подвергнуться преследованиям во Фракии, когда он в тенистой

долине со спутницами своими менадами весело пировал и плясал, охмелев от

вина, под звуки музыки и пения; тогда напал на него жестокий царь эдонов[1]

Ликург. В ужасе разбежались менады, бросив на землю священные сосуды

Диониса; даже сам Дионис обратился в бегство. Спасаясь от преследования

Ликурга, он бросился в море; там укрыла его богиня Фетида. Отец Диониса,

Зевс-громовержец, наказал жестоко Ликурга, осмелившегося оскорбить юного

бога: Зевс ослепил Ликурга и уменьшил срок его жизни.

 

--------------------------------

[1] Фракийское племя, жившее по берегам реки Стримона (современная

Струма, или Карасу).

--------------------------------

 

ДОЧЕРИ МИНИЯ

 

 

Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

 

И в Орхомене, в Беотии, не хотели сразу признать бога Диониса. Когда

явился в Орхомен жрец Диониса-Вакха и звал всех девушек и женщин в леса и

горы на веселое празднество в честь бога вина, три дочери царя Миния на

пошли на празднество; они не хотели признать Диониса богом. Все женщины

Орхомена ушли из города в тенистые леса и там пением и плясками чествовали

великого бога. Увитые плющом, с тирсами в руках, они носились с громкими

криками, подобно менадам, по горам и славили Диониса. А дочери царя Орхомена

сидели дома и спокойно пряли и ткали; не хотели и слышать они ничего о боге

Дионисе. Наступил вечер, солнце село, а дочери царя все еще не бросали

работы, торопясь во что бы то ни стало закончить ее. Вдруг чудо предстало

перед их глазами, Раздались во дворце звуки тимпанов и флейт, нити пряжи

обратились в виноградные лозы, и тяжелые грозди повисли на них. Ткацкие

станки зазеленели: их густо обвил плющ. Всюду разлилось благоухание мирта и

цветов. С удивлением глядели царские дочери на это чудо. Вдруг по всему

дворцу, окутанному уже вечерними сумерками, засверкал зловещий свет факелов.

Послышалось рыканье диких зверей. Во всех покоях дворца появились львы,

пантеры, рыси и медведи. С грозным воем бегали они по дворцу и яростно

сверкали глазами. В ужасе дочери царя старались спрятаться в самых дальних,

в самых темных помещениях дворца, чтобы не видеть блеска факелов и не

слышать рыканье зверей. Но все напрасно, нигде не могут они укрыться.

Наказание бога Диониса этим не ограничилось. Тела царевен стали сжиматься,

покрылись темной мышиной шерстью, вместо рук выросли крылья с тонкой

перепонкой, - они обратились в летучих мышей. С тех пор скрываются они от

дневного света в темных сырых развалинах и пещерах. Так наказал их Дионис.

 

ТИРРЕНСКИЕ МОРСКИЕ РАЗБОЙНИКИ[1]

 

 

--------------------------------

[1] Тирренские, или тирсенские, то есть этрусские морские разбойники;

этруски - народ, живший в древнейшее время на западе Италии, в современной

Тоскане.

--------------------------------

 

Изложено по гомеровскому гимну и поэме Овидия "Метаморфозы"

 

Дионис покарал и тирренских морских разбойников, но не столько за то, что

они не признавали его богом, сколько за то зло, которое они хотели причинить

ему как простому смертному.

Однажды стоял юный Дионис на берегу лазурного моря. Морской ветерок

ласково играл его темными кудрями и чуть шевелил складки пурпурного плаща,

спадавшего со стройных плеч юного бога. Вдали в море показался корабль; он

быстро приближался к берегу. Когда корабль был уже близко, увидали моряки -

это были тирренские морские разбойники - дивного юношу на пустынном морском

берегу. Они быстро причалили, сошли на берег, схватили Диониса и увели его

на корабль. Разбойники и не подозревали, что захватили в плен бога. Ликовали

разбойники, что такая богатая добыча попала им в руки. Они были уверены, что

много золота выручат за столь прекрасного юношу, продав его в рабство. Придя

на корабль, разбойники хотели заковать Диониса в тяжелые цепи, но они

спадали с рук и ног юного бога. Он же сидел и глядел на разбойников со

спокойной улыбкой. Когда кормчий увидал, что цепи не держатся на руках

юноши, он со страхом сказал своим товарищам:

- Несчастные! Что мы делаем? Уж не бога ли мы хотим сковать? Смотрите,

- даже наш корабль едва держит его! Не сам ли Зевс это, не сребролукий ли

Аполлон или колебатель земли Посейдон? Нет, не похож он на смертного! Это

один из богов, живущих на светлом Олимпе. Отпустите его скорее, высадите на

землю. Как бы не созвал он буйных ветров и не поднял бы на море грозной

бури!

Но капитан со злобой ответил мудрому кормчему:

- Презренный! Смотри, ветер попутный! Быстро понесется корабль наш по

волнам безбрежного моря. О юноше же мы позаботимся потом. Мы приплывем в

Египет или на Кипр, или в далекую страну гипербореев и там продадим его;

пусть-ка там поищет этот юноша своих друзей и братьев. Нет, нам послали его

боги!

Спокойно подняли разбойники паруса, и корабль вышел в открытое море.

Вдруг совершилось чудо: по кораблю заструилось благовонное вино, и весь

воздух наполнился благоуханием. Разбойники оцепенели от изумления. Но вот на

парусах зазеленели виноградные лозы с тяжелыми гроздьями; темно-зеленый плющ

обвил мачту; всюду появились прекрасные плоды; уключины весел обвили

гирлянды цветов. Когда увидали все это разбойники, они стали молить мудрого

кормчего править скорее к берегу. Но поздно! Юноша превратился в льва и с

грозным рычаньем встал на палубе, яростно сверкая глазами. На палубе корабля

появилась косматая медведица; страшно оскалила она свою пасть.

В ужасе бросились разбойники на корму и столпились вокруг кормчего.

Громадным прыжком лев бросился на капитана и растерзал его. Потеряв надежду

на спасение, разбойники один за другим кинулись в морские волны, а Дионис

превратил их в дельфинов. Кормчего же пощадил Дионис. Он принял свой прежний

образ и, приветливо улыбаясь, сказал кормчему:

- Не бойся! Я полюбил тебя. Я - Дионис, сын громовержца Зевса и дочери

Кадма, Семелы!

 

ИКАРИЙ

 

 

Награждает Дионис людей, которые чтут его, как бога. Так он наградил

Икария в Аттике, когда тот гостеприимно принял его. Дионис подарил ему

виноградную лозу, и Икарий был первым, разведшим в Аттике виноград. Но

печальна была судьба Икария.

Однажды он дал вина пастухам, а они, не зная, что такое опьянение,

решили, что Икарий отравил их, и убили его, а тело его зарыли в горах. Дочь

Икария, Эригона, долго искала отца. Наконец с помощью своей собаки Майры

нашла она гробницу отца. В отчаянии повесилась несчастная Эригона на том

самом дереве, под которым лежало тело ее отца. Дионис взял Икария, Эригону и

ее собаку Майру на небо. С той поры горят они на небе ясною ночью - это

созвездия Волопаса, Девы и Большого Пса.

 

МИДАС

 

 

Изложено по поэме Овидия "Метаморфозы"

 

Однажды веселый Дионис с шумной толпой менад и сатиров бродил по лесистым

скалам Тмола во Фригии[1]. Не было в свите Диониса лишь Силена. Он отстал и,

спотыкаясь на каждом шагу, сильно охмелевший, брел по фригийским полям.

Увидали его крестьяне, связали гирляндами из цветов и отвели к царю Мидасу.

Мидас тотчас узнал учителя Диониса, с почетом принял его в своем дворце и

девять дней чествовал роскошными пирами. На десятый день Мидас сам отвел

Силена к богу Дионису. Обрадовался Дионис, увидав Силена, и позволил Мидасу

в награду за тот почет, который он оказал его учителю, выбрать себе любой

дар. Тогда Мидас воскликнул:

 

--------------------------------

[1] Страна на северо-западе Малой Азии.

--------------------------------

 

- О, великий бог Дионис, повели, чтобы все, к чему я прикоснусь,

превращалось в чистое, блестящее золото!

Дионис исполнил желание Мидаса; он пожалел лишь, что не избрал себе Мидас

лучшего дара.

Ликуя, удалился Мидас. Радуясь полученному дару, срывает он зеленую ветвь

с дуба - в золотую превращается ветвь в его руках. Срывает он в поле

колосья - золотыми становятся они, и золотые в них зерна. Срывает он яблоко

- яблоко обращается в золотое, словно оно из сада Гесперид. Все, к чему ни

прикасался Мидас, тотчас обращалось в золото. Когда он мыл руки, вода

стекала с них золотыми каплями. Ликует Мидас. Вот пришел он в свой дворец.

Слуги приготовили ему богатый пир, и счастливый Мидас возлег за стол. Тут-то

он понял, какой ужасный дар выпросил он у Диониса. От одного прикосновения

Мидаса все обращалось в золото. Золотыми становились у него во рту и хлеб, и

все яства, и вино. Тогда-то понял Мидас, что придется ему погибнуть от

голода. Простер он руки к небу и воскликнул:

- Смилуйся, смилуйся, о, Дионис! Прости! Я молю тебя о милости! Возьми

назад этот дар!

Явился Дионис и сказал Мидасу:

- Иди к истокам Пактола[1], там в его водах смой с тела этот дар и свою

вину.

 

--------------------------------

[1] Река в Лидии, впадающая в реку Герм (современная Гедис).

--------------------------------

 

Отправился Мидас по велению Диониса к истокам Пактола и погрузился там в

его чистые воды. Золотом заструились воды Пактола и смыли с тела Мидаса дар,

полученный от Диониса. С тех пор златоносным стал Пактол.

 

ПАН[2]

 

 

--------------------------------

[ Бог] Пан, хотя и являлся одним из древнейших богов Греции, имел в

гомеровскую эпоху и позже, вплоть до II в. до н.э., мало значения. Уже то,

что бог Пан изображался как получеловек - полукозел (пережиток тотемизма),

указывает на древность этого бога. Первоначально Пан - бог леса, бог

пастухов, охранитель стад. Даже в Аркадии и в Аргосе, где Пана больше чтили,

его не включали в числа богов-олимпийцев. Но постепенно бог Пан утрачивает

свой первоначальный характер и становится богом-покровителем всей

природы.

--------------------------------

 

Среди свиты Диониса часто можно было видеть и бога Пана. Когда родился

великий Пан, то мать его нимфа Дриопа, взглянув на сына, в ужасе обратилась

в бегство. Он родился с козлиными ногами и рогами и с длинной бородой. Но

отец его, Гермес, обрадовался рождению сына, он взял его на руки и отнес на

светлый Олимп к богам. Все боги громко радовались рождению Пана и смеялись,

глядя на него.

Бог Пан не остался жить с богами на Олимпе. Он ушел в тенистые леса, в

горы. Там пасет он стада, играя на звучной свирели. Лишь только услышат

нимфы чудные звуки свирели Пана, как толпами спешат они к нему, окружают

его, и вскоре веселый хоровод движется по зеленой уединенной долине, под

звуки музыки Пана. Пан и сам любит принимать участие в танцах нимф. Когда

Пан развеселится, тогда веселый шум поднимается в лесах по склонам гор.

Весело резвятся нимфы и сатиры вместе с шумливым козлоногим Паном. Когда же

наступает жаркий полдень, Пан удаляется в густую чащу леса или в прохладный

грот и там отдыхает. Опасно беспокоить тогда Пана; он вспыльчив, он может в

гневе послать тяжелый давящий сон, он может, неожиданно появившись, испугать

потревожившего его путника. Наконец, может он наслать и панический страх,

такой ужас, когда человек опрометью бросается бежать, не разбирая дороги,

через леса, через горы, по краю пропастей, не замечая, что бегство

ежеминутно грозит ему гибелью. Случалось, что Пан целому войску внушал

подобный страх, и оно обращалось в неудержимое бегство. Не следует

раздражать Пана - когда вспылит, он грозен. Но если Пан не гневается, то

милостив он и добродушен. Много благ посылает он пастухам. Бережет и холит

стада греков великий Пан, веселый участник плясок неистовых менад, частый

спутник бога вина Диониса.

 

ПАН И СИРИНГА

 

 

И великого Пана не миновали стрелы златокрылого Эрота. Полюбил он

прекрасную нимфу Сирингу. Горда была нимфа и отвергала любовь всех. Как и

для дочери Латоны, великой Артемиды, так и для Сиринги охота была любимым

занятием. Часто даже принимали Сирингу за Артемиду, так прекрасна была юная

нимфа в своей короткой одежде, с колчаном за плечами и с луком в руках. Как

две капли воды, походила она тогда на Артемиду, лишь лук ее был из рога, а

не золотой, как у великой богини.

Пан увидал однажды Сирингу и хотел подойти к ней. Взглянула на Пана нимфа

и в страхе обратилась в бегство. Едва поспевал за ней Пан, стремясь догнать

ее. Но вот путь пресекла река. Куда бежать нимфе? Простерла к реке руки

Сиринга и стала молить бога реки спасти ее. Бог реки внял мольбам нимфы и

превратил ее в тростник. Подбежавший Пан хотел уже обнять Сирингу, но обнял

лишь гибкий, тихо шелестевший тростник. Стоит Пан, печально вздыхая, и

слышится ему в нежном шелесте тростника прощальный привет прекрасной

Сиринги. Срезал несколько тростинок Пан и сделал из них сладкозвучную

свирель, скрепив неравные коленца тростника воском. Назвал Пан в память

нимфы свирель сирингой. С тех пор великий Пан любит играть в уединении лесов

на свирели-сиринге, оглашая ее нежными звуками окрестные горы.

 

СОСТЯЗАНИЕ ПАНА С АПОЛЛОНОМ

 

 

Пан гордился своей игрой на свирели. Однажды вызвал он самого Аполлона на

состязание. Это было на склонах горы Тмола. Судьей был бог этой горы. В

пурпурном плаще, с золотой кифарой в руках и в лавровом венке явился Аполлон

на состязание. Пан первый начал состязание. Раздались простые звуки его

пастушеской свирели, нежно неслись они по склонам Тмола. Кончил Пан. Когда

замолкли отзвуки его свирели, Аполлон ударил по золотым струнам своей

кифары. Полились величественные звуки божественной музыки. Все стоявшие

кругом, как зачарованные, слушали музыку Аполлона. Торжественно гремели

золотые струны кифары, вся природа погрузилась в глубокое молчание, и среди

тишины широкой волной лилась мелодия, полная дивной красоты. Кончил Аполлон;

замерли последние звуки его кифары. Бог горы Тмола присудил Аполлону победу.

Все славили великого бога-кифареда. Только один Мидас не восторгался игрой

Аполлона, а хвалил простую игру Пана. Разгневался Аполлон, схватил Мидаса за

уши и вытянул их. С тех пор у Мидаса ослиные уши, которые он старательно

прячет под большим тюрбаном. А опечаленный Пан, побежденный Аполлоном,

удалился глубже в чащу лесов; часто раздаются там полные грусти, нежные

звуки его свирели, и с любовью внимают им юные нимфы.

 

ГЕРОИ

 

 

ПЯТЬ ВЕКОВ[1]

 

 

--------------------------------

[1] Поэт Гесиод рассказывает, как современные ему греки смотрели на

происхождение человека и на смену веков. В древности все было лучше, но

постоянно жизнь на земле ухудшалась, и хуже всего жилось во времена Гесиода.

Это понятно для Гесиода, представителя крестьянства, мелких земельных

собственников. Во времена Гесиода все больше углублялось расслоение на

классы и усиливалась эксплуатация бедноты богатыми, поэтому бедному

крестьянству действительно жилось плохо под гнетом богатых крупных

землевладельцев. Конечно, и после Гесиода жизнь бедняков в Греции лучше не

стала, по-прежнему эксплуатировали их богатые.

--------------------------------

 

Изложено по поэме Гесиода "Труды и дни"

 

Живущие на светлом Олимпе бессмертные боги первый род людской создали

счастливым; это был золотой век. Бог Крон правил тогда на небе. Как

блаженные боги, жили в те времена люди, не зная ни заботы, ни труда, ни

печали. Не знали они и немощной старости; всегда были сильны и крепки их

ноги и руки. Безболезненная я счастливая жизнь их была вечным пиром. Смерть,

наступавшая после долгой их жизни, похожа была на спокойный, тихий сон. Они

имели при жизни все в изобилии. Земля сама давала им богатые плоды, и не

приходилось им тратить труд на возделывание полей и садов. Многочисленны

были их стада, и спокойно паслись они на тучных пастбищах. Безмятежно жили

люди золотого века. Сами боги приходили к ним советоваться. Но золотой век

на земле кончился, и никого не осталось из людей этого поколения. После

смерти люди золотом века стали духами, покровителями людей новых поколений.

Окутанные туманом, они носятся по всей земле, защищая правду и карая зло.

Так наградил их Зевс после их смерти.

Второй людской род и второй век уже не были такими счастливыми, как

первый. Это был серебряный век. Не были равны ни силой, ни разумом люди

серебряного века людям золотого. Сто лет росли они неразумными в домах своих

матерей, только возмужав, покидали они их. Коротка была их жизнь в зрелом

возрасте, а так как они были неразумны, то много несчастий и горя видели они

в жизни. Непокорны были люди серебряного века. Они не повиновались

бессмертным богам и не хотели сжигать им жертвы на алтарях, Великий сын

Крона Зевс уничтожил род их на земле. Он разгневался на них за то, что не

повиновались они богам, живущим на светлом Олимпе. Зевс поселил их в

подземном сумрачном царстве. Там и живут они, не зная ни радости, ни

печалей; им тоже воздают почести люди.

Отец Зевс создал третий род и третий век - век медный. Не похож он на

серебряный. Из древка копья создал Зевс людей - страшных и могучих.

Возлюбили люди медного века гордость и войну, обильную стонами. Не знали они

земледелия и не ели плодов земли, которые дают сады и пашни. Зевс дал им

громадный рост и несокрушимую силу. Неукротимо, мужественно было их сердце и

неодолимы их руки. Оружие их было выковано из меди, из меди были их дома,

медными орудиями работали они. Не знали еще в те времена темного железа.

Своими собственными руками уничтожала друг друга люди медного века. Быстро

сошли они в мрачное царство ужасного Аида. Как ни были они сильны, все же

черная смерть похитила их, и покинули они ясный свет солнца.

Лишь только этот род сошел в царство теней, тотчас же великий Зевс создал

на кормящей всех земле четвертый век и новый род людской, более благородный,

более справедливый, равный богам род полубогов-героев. И они все погибли в

злых войнах и ужасных кровопролитных битвах. Одни погибли у семивратных Фив,

в стране Кадма, сражаясь за наследие Эдипа. Другие пали под Троей, куда

явились они за прекраснокудрой Еленой, переплыл на кораблях широкое море.

Когда всех их похитила смерть, Зевс-громовержец поселил их на краю земли,

вдали от живых людей. Полубоги-герои живут на островах блаженных у бурных

вод Океана счастливой, беспечальной жизнью. Там плодородная земля трижды в

год дает им плоды, сладкие, как мед.

Последний, пятый век и род людской - железный. Он продолжается и теперь

на земле. Ночью и днем, не переставая, губят людей печали и изнурительный

труд. Боги посылают людям тяжкие заботы. Правда, к злу примешивают боги и

добро, но все же зла больше, оно царит всюду. Не чтут дети родителей; друг

не верен другу; гость не находит гостеприимства; нет любви между братьями.

Не соблюдают люди данной клятвы, не ценят правды и добра. Друг у друга

разрушают города. Всюду властвует насилие. Ценятся лишь гордость да сила.

Богини Совесть и Правосудие покинули людей. В своих белых одеждах взлетели

они на высокий Олимп к бессмертным богам, а людям остались только тяжкие

беды, и нет у них защиты от зла.

 

ДЕВКАЛИОН И ПИРРА (ПОТОП)[1]

 

 

--------------------------------

[1] В этом мифе дается рассказ о всемирном потопе и о том, как

Девкалион и Пирра спасаются в огромном ящике. Миф о потопе существовал и в

древнем Вавилоне: это миф о Пирнапиштиме, или Утнапиштиме, который

заимствовали и древние евреи. У них - это библейский миф о всемирном потопе

и Ное.

--------------------------------

 

Много преступлений совершили люди медного века. Надменные и нечестивые,

не повиновались они богам-олимпийцам. Громовержец Зевс прогневался на них;

особенно же прогневил Зевса царь Ликосуры в Аркадии [2], Ликаон. Однажды

Зевс под видом простого смертного пришел к Ликосуру. Чтобы жителя знали, что

он бог, Зевс дал им знамение, и все жители пали ниц перед ним и чтили его

как бога. Один лишь Ликаон не хотел воздать Зевсу божеских почестей и

издевался над всеми, кто чтил Зевса. Ликаон решил испытать, бог ли Зевс. Он

убил заложника, бывшего в его дворце, часть тела его сварил, часть изжарил и

предложил как трапезу великому громовержцу. Страшно разгневался Зевс. Ударом

молнии он разрушил дворец Ликаона, а его самого превратил в кровожадного

волка.

 

--------------------------------

[2] Область в центре Пелопоннеса.

--------------------------------

 

Все нечестивей становились люди, и решил великий тучегонителъ,

эгидодержавный Зевс уничтожить весь людской род. Он решил послать на землю

такой сильный ливень, чтобы все было затоплено. Зевс запретил дуть всем

ветрам, лишь влажный южный ветер Нот гнал по небу темные дождевые тучи.

Ливень хлынул на землю. Вода в морях и реках подымалась все выше и выше,

заливая все кругом. Скрылись под водой города со своими стенами, домами и

храмами, не видно было уже и башен, которые высоко подымались на городских

стенах. Постепенно вода покрывала все - и поросшие лесом холмы, и высокие

горы. Вся Греция скрылась под бушующими волнами моря. Одиноко подымалась

средь волн вершина двуглавого Парнаса. Там, где раньше крестьянин возделывал

свою ниву и где зеленели богатые спелыми гроздьями виноградники, плавали

рыбы, а в лесах, покрытых водой, резвились стада дельфинов.

Так погиб род людской медного века. Лишь двое спаслись среди этой общей

гибели - Девкалион, сын Прометея, и жена его Пирра. По совету отца своего

Прометея, Девкалион построил огромный ящик, положил в него съестных припасов

и вошел в него с женой своей. Девять дней и ночей носился ящик Девкалиона по

волнам моря, покрывшим всю сушу. Наконец, волны пригнали его к двуглавой

вершине Парнаса. Ливень, посланный Зевсом, прекратился. Девкалион и Пирра

вышли из ящика и принесли благодарственную жертву Зевсу, сохранившему их

среди бурных волн. Вода схлынула, и снова показалась из-под волн земля,

опустошенная, подобная пустыне.

Тогда эгидодержавный Зевс послал к Девкалиону вестника богов Гермеса.

Быстро понесся над опустевшей землей вестник богов, предстал пред

Девкалионом и сказал ему:

- Властитель богов и людей Зевс, зная твое благочестие, повелел тебе

выбрать награду; выскажи твое желание, и исполнит его сын Кропа.

Девкалион ответил Гермесу:

- О, великий Гермес, об одном лишь молю я Зевса, пусть опять населит он

землю людьми.

Быстрый Гермес понесся обратно на светлый Олимп и передал Зевсу мольбу

Девкалиона. Великий Зевс повелел Девкалиону и Пирре набрать камней и бросать

их, не оборачиваясь через голову. Девкалион исполнил веление могучего

громовержца, и из камней, которые бросал он, создались мужчины, а из камней,

брошенных женой его Пиррой, - женщины. Так земля получила после потопа

снова население. Ее заселил новый род людей, происшедших из камня.

 

ПРОМЕТЕЙ

 

 

Миф о том, как Прометей был прикован по повелению Зевса к скале, изложен

по трагедии Эсхила "Прикованный Прометей".[1]

 

--------------------------------

[1] Эсхил рассказывает о том, как Зевс, правящий всем миром в качестве

жестокого тирана, наказывает восставшего против него титана Прометея.

Могучий титан вопреки воле Зевса похитил с Олимпа огонь и дал его людям; он

дал им знания, научил земледелию, ремеслам, постройке кораблей, чтению и

письму; этим Прометей сделал жизнь людей счастливее и поколебал власть Зевса

и его помощников - олимпийских богов. Но главная вина Прометея, та, что он

не хочет открыть Зевсу тайну, от кого родится у Зевса сын, который будет

могущественнее его и свергнет его с престола. Маркс за те слова, которые

говорит Прометей: "По правде всех богов я ненавижу", - и за его ответ

Гермесу: "Знай хорошо, что я б не променял своих скорбей на рабское

служение. Мне лучше быть прикованным к скале, чем верным быть прислужником

Зевса", - говорит о нем так: "Прометей - самый благородный святой и

мученик в философском календаре" (К. Маркс и Ф. Знгельс, Соч., том. I, стр:

26).

--------------------------------

 

Пустынная, дикая местность на самом краю земли, в стране скифов. Суровые

скалы уходят за облака своими остроконечными вершинами. Кругом - никакой

растительности, не видно ни единой травки, все голо и мрачно. Всюду высятся

темные громады камней, оторвавшихся от скал. Море шумит и грохочет, ударяясь

своими валами о подножие скал, и высоко взлетают соленые брызги. Морской

пеной покрыты прибрежные камни. Далеко за скалами виднеются снежные вершины

кавказских гор, подернутые легкой дымкой. Постепенно заволакивают даль

грозные тучи, скрывая горные вершины. Все выше и выше поднимаются по небу

тучи и закрывают солнце. Еще мрачнее становится все кругом. Безотрадная,

суровая местность. Никогда еще не ступала здесь нога человека. Сюда-то, на

край земли, привели слуги Зевса скованного титана Прометея, чтобы приковать

его несокрушимыми цепями к вершине скалы. Неодолимые слуги громовержца, Сила

и Власть, ведут Прометея. Громадные тела их словно высечены из гранита. Не

знают сердца их жалости, в их глазах никогда не светится сострадание, их

лица суровы, как скалы, которые стоят вокруг. Печальный, низко склонив

голову, идет за ними бог Гефест со своим тяжелым молотом. Ужасное дело

предстоит ему. Он должен своими руками приковать друга своего Прометея.

Глубокая скорбь за участь друга гнетет Гефеста, но не смеет он ослушаться

своего отца, громовержца Зевса. Он знает, как неумолимо карает Зевс

неповиновение.

Сила и Власть возвели Прометея на вершину скалы и торопят Гефеста

приниматься за работу. Их жестокие речи заставляют Гефеста еще сильнее

страдать за друга. Неохотно берется он за свой громадный молот, только

необходимость заставляет его повиноваться. Но торопит его Сила:

- Скорей, скорей бери оковы! Прикуй могучими ударами молота Прометея к

скале. Напрасна твоя скорбь о нем, ведь ты скорбишь о враге Зевса.

Сила грозит гневом Зевса Гефесту, если он не прикует Прометея так, чтобы

ничто не могло освободить его. Гефест приковывает к скале несокрушимыми

цепями руки и ноги Прометея. Как ненавидит он теперь свое искусство -

благодаря ему он должен приковать друга на долгие муки. Неумолимые служители

Зевса все время следят за его работой.

- Сильней бей молотом! Крепче стягивай оковы! Не смей их ослаблять!

Хитер Прометей, искусно умеет он находить выход и из неодолимых препятствий,

- говорит Сила. - Крепче прикуй его, пусть здесь узнает он, каково

обманывать Зевса.

- О, как подходят жестокие слова ко всему твоему суровому облику! -

восклицает Гефест, принимаясь за работу.

Скала содрогается от тяжких ударов молота и от края до края земли

разносится грохот могучих ударов. Прикован, наконец, Прометей. Но это еще не

все, нужно еще прибить его к скале, пронзив ему грудь стальным, несокрушимым

острием. Медлит Гефест.

- О, Прометей! - восклицает он. - Как скорблю я, видя твои муки!

- Опять ты медлишь! - гневно говорит Гефесту Сила. - Ты все скорбишь о

враге Зевса! Смотри, как бы не пришлось тебе скорбеть о самом себе!

Наконец все окончено. Все сделано так, как повелел Зевс. Прикован титан,

а грудь его пронзило стальное острие. Издеваясь над Прометеем, говорит ему

Сила:

- Ну вот, здесь ты можешь быть сколько хочешь надменным; будь горд

по-прежнему! Давай теперь смертным дары богов, похищенные тобой! Посмотрим,

в силах ли будут помочь тебе твои смертные. Придется тебе самому подумать о

том, как освободиться из этих оков.

Но Прометей хранит гордое молчание. За все время, пока приковывал его

Гефест к скале, он не проронил ни единого слова, даже тихий стон не вырвался

у него, - ничем не выдал он своих страданий.

Ушли слуги Зевса, Сила и Власть, а с ними ушел и печальный Гефест. Один

остался Прометей; слушать его могли теперь лишь море да мрачные тучи. Только

теперь тяжкий стон вырвался из пронзенной груди могучего титана, только

теперь стал он сетовать на злую судьбу свою. Громко воскликнул Прометей.

Невыразимым страданием и скорбью звучали его сетования:

- О, божественный эфир и вы, быстронесущиеся ветры, о, источники рек и

несмолкающий рокот морских волн, о, земля, всеобщая праматерь, о, всевидящее

солнце, обегающее весь круг земли, - всех вас зову я в свидетели! Смотрите,

что терплю я! Вы видите, какой позор должен нести я неисчислимые годы! О,

горе, горе! Стонать я буду от мук и теперь, и много, много веков! Как найти

мне конец моим страданиям? Но что же говорю я! Ведь я же знал все, что

будет. Муки эти не постигли меня нежданно. Я знал, что неизбежны веления

грозного рока. Я должен нести эти муки! За что же? За то, что я дал великие

дары смертным, за это я должен страдать так невыносимо, и не избежать мне

этих мук. О, горе, горе!

Но вот послышался тихий шум как бы от взмахов крыльев, словно полет

легких тел всколыхнул воздух. С далеких берегов седого Океана, из

прохладного грота, с легким дуновением ветерка принеслись на колеснице к

скале океаниды. Они слыхали удары молота Гефеста, донеслись до них и стоны

Прометея. Слезы заволокли, как пеленой, прекрасные очи океанид, когда

увидели они прикованного к скале могучего титана. Родным был он океанидам.

Отец его, Япет, был братом отца их, Океана, а жена Прометея, Гесиона, была

их сестрой. Окружили скалу океаниды. Глубока их скорбь о Прометее. Но слова

его, которыми клянет он Зевса и всех богов-олимпийцев, пугают их. Они

боятся, чтобы Зевс не сделал еще более тяжкими страдания титана. За что

постигла его такая кара, этого не знают океаниды. Полные сострадания, просят

они Прометея поведать им, за что покарал его Зевс, чем прогневал его титан.

Прометей рассказывает им, как помог он Зевсу в борьбе с титанами, как

убедил он мать свою Фемиду и великую богиню земли Гею стать на сторону

Зевса.

Зевс победил титанов и сверг их, по совету Прометея, в недра ужасного

Тартара. Завладел Зевс властью над миром и разделил ее с новыми

богами-олимпийцами, а тем титанам, которые помогали ему, не дал громовержец







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.233.6 (0.091 с.)