ТОП 10:

Глава 16. ПЕРЕСТРОЙКА И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ



Предпосылки перестройки

В 80-е гг. стало ясно, что социалистическая экономика СССР не способна к эффективному развитию. Ей были органически присущи такие пороки как монополизм, милитаризм, не заинтересованность работников в результатах своего труда, социальное иждивенчество. Кризис коммунистической системы стал очевидным. Она оказалась невосприимчивой к достижениям научно-технического прогресса. Почти за 70 лет своего господства советская экономика так и не выработала механизма саморазвития. Закупленные в тридцатые годы станки устарели. Л. Брежнев, также как и И. Сталин, вынужден был импортировать западное оборудование во всё возрастающих масштабах, чтобы обеспечить функционирование отечественной промышленности.

Наша страна далеко обогнала соседей по производству металла, комбайнов, станков и т.п. Не было предела этому безудержному росту. Ежедневно экономика СССР перемалывала огромные ресурсы, в том числе и не возобновляемые. На экономике страны негативно сказывался дефицит новой техники, запасных частей, горючего, ремонтной базы, медицинского оборудования и т.п. С 1970 по 1988 гг. СССР обогнал США по добыче нефти, газа, железной руды, производству стали, цемента, тракторов, минеральных удобрений. Тем не менее, на тысячу жителей СССР, приходилось только 45 легковых автомобилей, а в США – 700. Сибирские сёла оставались не газифицированными. Голубое топливо проходило мимо них и согревало немцев и французов. И без того медленный подъём жизненного уровня людей к концу 70-х годов прекратился. По уровню потребления на душу населения СССР занимал лишь 77-е место в мире, по продолжительности жизни – 35-е[256].

В конце 80-х гг. резко ухудшилась экологическая обстановка в стране. Продолжали накапливаться радиоактивные отходы, изнашивались очистные сооружения. На берегу уникального озера Байкал являвшегося самым крупным возобновляемым хранилищем чистейшей, пресной питьевой воды, был построен целлюлозно-бумажный комбинат. Его отходы и аварийные выбросы существенно ухудшили экологическую обстановку в крае. Более того, комбинат находился в зоне девятибальных землетрясений, что усиливало риск для местного населения. Постоянные сбросы вредных веществ промышленными предприятиями Кузбасса вынудили томичей строить подземный водозабор. В 1987 г. в Тольятти, например, ежегодно 300 т. отходов предприятий не попадало на городские свалки. Природе наносился непоправимый ущерб. В Швеции охотники ежегодно отстреливали лосей больше, чем в СССР. Швеция в 50 раз меньше нашей страны. Министерство водного хозяйства разработало проект канала Обь-Арал длиной 2500 км. и шириной 200 метров и перекачкой воды на высоту 110 м. Предполагалось повернуть сибирские реки вспять и за счёт этого полностью обеспечить водой Среднюю Азию. Реализация проекта грозила экологической катастрофой[257]. В августе 1986 г. ЦК КПСС принял решение о прекращении начатого строительства.

В итоге в конце 80-х гг. в стране сложилась кризисная ситуация. Дефициты потребительских товаров нарастали, золотой запас стремительно таял, внешние займы, задолженность неуклонно росли, экономический рост прекратился. Длинные очереди за одеждой, обувью, продуктами питания раздражали людей. К началу 1988 г. вклады населения в государственных сберегательных кассах перевалили за 260 млрд. рублей. Ещё больше денег люди хранили дома, «в чулках». Общая сумма сбережений приближалась к годовому денежному доходу населения. Дефицит товаров делал невозможным увеличение заработной платы. Невозможность покрыть денежную массу товарами вела к повышению цен. Правительство неоднократно увеличивало стоимость «предметов роскоши»: автомобилей, золота, ковров. Пропаганда убедила граждан хранить рубли в сберегательной кассе и копить на долгожданный автомобиль. Так удалось избежать финансового краха государства. До невероятных размеров разросся так называемый «блат». Люди заводили «нужных знакомых», которые могли «достать» необходимую вещь, устроить к хорошему врачу, обеспечить поступление абитуриента в вуз и т.д.

Используя постоянный дефицит самых необходимых товаров, советская торговля заставляла человека переплачивать на каждом шагу. Переплата стала обычным звеном на пути денег к товару или услуге. Эти капли переплат орошали продавцов, сливались в ручейки у директоров универмагов и торгов, становились уже полноводными реками для иных руководителей. Торговля становилась примером для других сфер, распределявших населению жильё, путёвки, услуги по лечению и обучению и т.д. Но и этого уже было мало. Те, кто оказался в стороне от торговли и сфер распределения, но не хотели отстать, уже прямо шли на воровство и присвоение государственного. Беззастенчивость и наглость руководителей деморализовывали рядовых тружеников. Но их покупали, выплачивая не отработанные ими по-настоящему рубли. Их плохую работу старались не замечать. Им даже прощали мелкие хищения. А для тех, кто не мог и не хотел этих комбинаций, оставалась сугубо русская форма реакции на безобразия и бесправность жизни – выпивка. Система в этом не мешала[258].

Руководители государства всячески скрывали кризис. За годы Советской власти средства массовой информации научились лгать, замалчивать значимые общественные явления. О серьёзных авариях, о коррупции должностных лиц, о злоупотреблениях в распределении квартир, путёвок в санатории и т.п. люди узнавали от родственников, друзей, а не из газеты «Правда»[259]. Перемены давно назрели, но сменить старого, больного лидера Политбюро смогла только смерть.

Отсутствие гласной критики восполняли многочисленные анекдоты, которые обычно рассказывали друг другу на кухне или в курилке. Это была своеобразная, бытовая критика коммунизма, стилизованная под Ивана-Дурака. Анекдоты посвящались злободневным сюжетам. Так, в 70-е годы первым секретарём Ленинградского обкома КПСС был однофамилец последнего российского императора. В сознании многих людей это воспринималось как завершение исторического цикла: от чего ушли, к тому пришли. В Ленинграде появился следующий анекдот. Перед пустыми полками гастронома гражданин материт Романова. К нему подходят милиционеры. Мужчина продолжает ругаться: «Триста лет правили, а продуктов на 70 лет запасти не смогли»[260]. Авторы анекдота прозрачно намекали на то, что в кризисе сельского хозяйства виновен не давно расстрелянный царь, а команда Л. Брежнева.

10 ноября 1982 г. скончался Л. Брежнев, 18 лет руководивший страной. Политбюро выдвинуло из своей среды нового лидера – Юрия Андропова[261]. Тяжело больному человеку исполнилось к тому времени 68 лет. Неудивительно, что он руководил всего 14 месяцев и умер в больнице в феврале 1984 г. Последнее время Юрий Владимирович руководил из Центральной клинической больницы (ЦКБ). Он не мог лично выступить на последнем при его жизни пленуме ЦК КПСС. Участники форума заслушали послание Юрия Владимировича, озвученное одним из секретарей Центрального комитета. Подобное руководство государством не могло быть эффективным.

С февраля 1984 по март 1985 г. Советским Союзом руководил Константин Устинович Черненко. Больной 73-х летний старик выглядел на фото достаточно молодым. Секрет прост: в печати помещались снимки вождей двадцатилетней давности, тщательно подкрашенные. Бессилие К. Черненко компенсировалось всемогуществом аппарата ЦК КПСС. Частые похороны генеральных секретарей высветили полный кризис верхов, буквальное вырождение замкнутой верхушки ЦК КПСС. Советы, коммунистический электорат, так называемые общественные организации были полностью отстранены от какого бы то ни было участия в выборе нового правителя. Обычно два дня телевидение транслировало траурные мелодии, балет «Лебединное озеро», а затем демонстрировали портрет очередного старца – лидера КПСС и СССР. Коммунисты сами себя дискредитировали. Вырождение кремлевской элиты ускорило падение советской власти в стране.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.51.159 (0.004 с.)