ТОП 10:

Попытка М. Горбачева реформировать коммунистический режим



Высшие государственные чиновники опасались возможного краха коммунистического режима. Верхушка КПСС раскололась. А. Громыко и М. Горбачев ратовали за обновление социализма, В. Гришин и Г. Романов опасались любых перемен. Победила первая группировка. В результате на апрельском 1985 г. пленуме ЦК КПСС Генеральным секретарём был избран молодой и энергичный Михаил Сергеевич Горбачёв. При К. Черненко Горбачев стал вторым секретарем, вел заседания Политбюро. Горбачёв был непривычно молод для хозяина Кремля, всего 54 года. Выходец со Ставрополья, окончил юридический факультет МГУ и местный сельскохозяйственный институт. Как секретарь ЦК КПСС, М. Горбачев курировал сельское хозяйство, продвигал Продовольственную программу, сулившую изобилие продуктов питания[262]. Приход к власти молодого, энергичного лидера воодушевил не только коммунистов, но и большинство граждан России. Общество охватила надежда на перемены к лучшему.

Участники апрельского (1985г.) Пленума ЦК КПСС говорили о необходимости глубоких перемен во всех сферах жизни. Большие надежды возлагались на ускорение социально-экономического развития страны. Приоритетное внимание уделялось машиностроительным отраслям. Были заменены председатель Госплана СССР, главы МВД и МИД, секретари ЦК компартий большинства союзных республик. В сентябре 1985 г. Председателем Совмина был назначен Н. Рыжков. Министром иностранных дел стал Э. Шеварнадзе. К началу 1987 г. было заменено 70% членов Политбюро, 60% секретарей областных партийных организаций. В феврале 1986 г. был смещён со своего поста первый секретарь Московского горкома КПСС В. Гришин. На его место назначили секретаря Свердловского горкома КПСС Б. Ельцина. В состав Политбюро вошли соратники Генерального секретаря ЦК: Е. Лигачёв[263], М. Чебриков[264], Э. Шеварнадзе[265]. Секретарями ЦК КПСС стали Б. Ельцин и А. Яковлев. Перестановки высших государственных руководителей не сопровождались стабилизацией экономики. Дефицит государственного бюджета в 1985 г. составил 18 млрд. рублей, а за 1986 г. он вырос втрое.

Став Генеральным секретарем ЦК, М. Горбачев разрешил критиковать предыдущих правителей. Четкой программы у него не было, либо генеральный секретарь опасался ее сразу выдвигать[266]. Первые лозунги реформатора выглядели весьма расплывчато: «Перестройка», «Ускорение», «Гласность». «Перестройка» чего, на каких началах? «Ускорение» вызывало ассоциации с большим скачком. Старшее поколение помнило сталинские пятилетки, хрущевскую семилетку. Новый лидер выдвигал грандиозные задачи: до 2000 г. в 2 раза увеличить национальный доход и производительность труда. Каждому гражданину СССР к 2000 г. обещали отдельную квартиру или дом.

Перестройка не изменила экономический курс страны. М. Горбачёв увлёкся созданием районных агропромышленных объединений, развитием коллективного подряда в сельском хозяйстве, попытками контроля качества продукции. В 1986 г. арендные коллективы произвели на одного работающего в два раза больше продукции, но заработок имели такой же, что и остальные предприятия. В мае 1985 г. М. Горбачев и Е. Лигачев инициировали «сухой закон», игнорировав отечественный и зарубежный опыт. Спекуляция спиртным стала массовой. Государство утратило монопольный контроль над производством и реализацией вино водочной продукции. Процветало самогоноварение. Бюджет лишился солидных сумм. В сентябре 1988 г. последовала частичная отмена «сухого закона».

Гораздо больше успехов имела политика М. Горбачева в сфере гласности. Средства массовой информации сыграли решающую роль в её реализации. Зеркалом общественно-политической жизни тех лет стали журналы «Огонёк» возглавляемый В. Коротичем, «Новый мир» С. Залыгина, «Знамя» Г. Бакланова. Существенно увеличили тираж газеты «Аргументы и факты», «Московские новости». Несколько позже в этот процесс включились телевидение и радио. Острые программы, такие как «Взгляд», «До и после полуночи», «Прожектор перестройки» и ряд других, находились в эпицентре общественно-политических настроений, задевали людей за живое. В средства массовой информации тех лет хлынул поток писем. Многие журналисты стали позже известными политиками. Так, отдел «Морали и писем» журнала «Огонёк» в те годы возглавлял В. Юмашев, будущий зять Б. Ельцина и глава его администрации. М. Горбачёв разрешил публикацию ранее запрещенных романов. Книги Рыбакова, Дудинцева, Гроссмана изменили менталитет читающей публики, показали, что коммунизм и гуманизм принципиально несовместимы. С марта 1987 по октябрь 1988 гг. было возвращено в общие фонды библиотек 7930 изданий. Иными словами, сочинения Бухарина, Троцкого и иных оппозиционеров стали доступны рядовым читателям. Раньше для чтения этих книг требовалось специальное разрешение КГБ. Однако в 1988 г. в специальных хранилищах по-прежнему оставались недоступными читателям 462 издания антисоветского характера. В 1989 г. журнал «Новый мир» печатает «Жатву скорби» Р. Конквеста. Оценки коллективизации, данные о жертвах голода 1932/1933 годов воздействуют на общество шокирующие. В том же октябрьском номере «Нового мира» публикуются два знаковых для развенчания социализма произведения – «Архипелаг ГУЛАГ» А. И. Солженицина и «1984» Дж. Оруэлла[267].

Во времена перестройки критика коммунизма пошла дальше, чем при Н. Хрущёве. В 1989 г. появились первые статьи отечественных публицистов (В. Солоухина, Г. Нилова) в которых была предпринята попытка развенчать В. Ленина. Основатель Советского государства предстал перед участниками перестройки уже не «самым человечным человеком», а кровавым тираном, принципиальным противником гуманизма не обременённым уважением к русскому народу и его культуре.

Гласность М. Горбачёва не была подкреплена рациональной экономической политикой. Углубление критики коммунистического режима протекало на фоне пустых полок продовольственных магазинов. В этих условиях политика перестройки начала восприниматься как лживая. Возникли довольно сильные ностальгические настроения по прошлой, стабильной жизни. Многие люди вновь прониклись уважением к коммунистам, стали горячо защищать Ленина.

М. Горбачев пытался обновить КПСС, возродить массовую партию. На 27 съезде КПСС (1986 г.) делегаты дружно осуждали «застой», прежнее руководство. Слегка поправили программу и устав КПСС, оставив в неприкосновенности основные марксистско-ленинские догматы. М. Горбачев извлек из прошлого «три урока»: 1) урок правды, 2) решительности, 3) поддержки масс. Схоластика высшего должностного лица свидетельствовала об отсутствии реальной программы выхода из кризиса, о боязни серьезных реформ.

Каждый год перестройки добавлял разочарования людям. В 1987 г. исполнилось 70 лет Октябрьской революции (коммунистическому перевороту). Гласность помогла распространению антикоммунистических идей. Многим стало ясно, что 70 лет двигались в «тупик». Открыто объявить эту оппозицию либеральной и антикоммунистической государственные средства массовой информации не решились. Пресса стала называть оппозиционеров «межрегиональной депутатской группой». Тем самым отрицалась её идеологическая направленность, и делался акцент на объединении депутатов различных регионов. Оппозиция предлагала равенство всех форм собственности, рыночную экономику, деполитизацию армии и государства, сокращение военных расходов, выделение земли фермерам. Либеральную оппозицию возглавили талантливые учёные и публицисты А. Сахаров[268], Г. Попов, Ю. Афанасьев и другие. Произошло возрождение российского либерализма, уничтоженного В. Лениным. Глава Московской партийной организации Б. Ельцин примкнул к либералам. Е. Лигачев и М. Горбачев выступили с критикой Б. Ельцина. Критика Бориса Николаевича только прибавила ему популярности. Рейтинг Б. Ельцина как человека опального, гонимого, многократно возрос, особенно после публикации книги «Исповедь на заданную тему». Неудивительно, книга разоблачала привилегии ненавистной народу номенклатуры. В результате бывший секретарь ЦК КПСС, кандидат в члены Политбюро Б. Ельцин стал восприниматься общественным сознанием как последовательный демократ и либерал.

19 партийная конференция (июнь 1988 г.) продемонстрировала стремление команды М. С. Горбачёва много и громко говорить о прошлых недостатках, о необходимости нового мышления и радикальных реформ. Показательно, что Генеральный секретарь ЦК КПСС избегал термина «кризис», а пользовался другим, более мягки понятием – «механизм торможения»[269]. М. Горбачёв так и не пояснил делегатам, почему началось это пресловутое торможение. Он лишь указал, что «торможение» проявилось уже в тридцатые годы.

Просчётами М. Горбачёва умело воспользовался Б. Ельцин. Будучи самым молодым в Политбюро, он обвинил всё старое руководство в «застое». В итоге Б. Ельцин предлагал вывести виновных стариков из Политбюро и тем самым открыть ему дорогу к верховной власти.

Воспользовавшись гласностью, демократическая интеллигенция углубила критику советской системы, выступила за более радикальные преобразования[270]. Например, известный социолог Т. Заславская отмечала, что перестройка идёт с трудом. Министерства стремились удержать в своих руках всю полноту власти над предприятиями. Верховный Совет расценивался населением не как реальный институт власти, а декоративный. Важнейшие решения принимало Политбюро ЦК КПСС. Академик А. Сахаров резко выступил против бюрократии: «Бюрократия далеко не бескорыстна. Прикрываясь демагогической фразеологией, она попирает социальную справедливость во всех сферах материальной жизни – таких как проблема жилья, качество здравоохранения (большая часть населения, в частности, лишена возможности приобретения современных лекарств) качественного образования. Зарплата значительной части трудящихся искусственно занижена ... Одновременно существуют элитные группы населения, обладающие огромными социально несправедливыми привилегиями»[271].

По оценке А. Сахарова, сельское хозяйство страны находилось в состоянии перманентного кризиса, в результате – низкое качество питания населения, скудность ассортимента продовольственных магазинов, необходимость закупок зерна и других продуктов сельского хозяйства за границей. По мнению публициста Л. Баткина, из-за низкой продолжительности жизни, из-за высокой детской смертности, из-за аварий, травматизма, неочищенных стоков, производства никому не нужных товаров, варварского расхода электроэнергии, металла, древесины, из-за того, что мы не умеем работать, учить, хранить, – «может быть тихо и почти незаметно каждый месяц у нас взрывается по Чернобылю? Или каждую неделю?»[272]

Ропот населения вынуждал Горбачева что-то делать. Команда Генерального секретаря ЦК КПСС решила возродить ленинскую идею Советов. На 19 партийной конференции, вопреки историческим фактам, главный коммунист страны восхвалял социалистическую демократию. В 1988 г. вернулись к лозунгу 1917 г. «Вся власть Советам!». Эйфория избирательной кампании подпитывалась иллюзией огромных, якобы, не реализованных возможностей советской системы. В сознании многих людей, воспитанных коммунистической пропагандой, сохранялось убеждение, что партийные бюрократы не позволяли советам грамотно руководить страной. Избрали съезд народных депутатов в составе 2250 человек. Треть депутатов вообще не избиралась, а назначалась от общественных организаций. Например, 100 человек от партии коммунистов были назначены ЦК КПСС. Все средства массовой информации работали на коммунистов.

В мае-июне 1989 г. открылся первый Съезд народных депутатов СССР. Большинство депутатов были коммунистами. Для повседневного руководства государственными делами съезд избрал Верховный Совет, который оказался также весьма консервативным. Съезд избрал М. Горбачева Председателем Верховного Совета СССР. На I Съезде народных депутатов первый секретарь Черкасского горкома комсомола Украины, депутат от ВЛКСМ Сергей Червонопиский подверг резкой критике А. Сахарова якобы за оскорбление армии. Выдающийся учёный пытался оправдываться перед человеком, потерявшим обе ноги в Афганистане. А. Сахаров напомнил делегатам съезда, что он выступал против ввода войск в Афганистан. Тем не менее, делегаты оскорбительными выкриками и свистом согнали А. Сахарова с трибуны. Учительница Казакова из Ташкентской области говорила: «Товарищ академик! Вы своим одним поступком перечеркнули всю свою деятельность. Вы принесли оскорбление всей нашей армии, всему народу, всем павшим, которые отдали свою жизнь. И я высказываю всеобщее презрение вам»[273].

Опыт работы I Съезда народных депутатов убедил А. Сахарова в необходимости изменения основного закона страны. Академик разработал новый проект конституции. М. Горбачёв и Б. Ельцин не поддержали проект А. Сахарова и не вынесли его на обсуждение очередного съезда Советов. В конце 1989 г. была существенно повышена зарплата работникам партийного аппарата. Партийные функционеры стали создавать банки, фирмы, прибирать к своим рукам партийные и государственные деньги. В мае 1990 г. на Съезде народных депутатов РСФСР Председателем Верховного Совета РСФСР стал Б. Ельцин.

Нехватка продовольствия и товаров широкого потребления убедили государственных руководителей в необходимости развития рыночных отношений. I Съезд народных депутатов СССР постановил начать переход к новой модели экономического развития. Планировалось сокращение государственного вмешательства в управление народным хозяйством, обновление отношений собственности и становление рынка. 28 съезд КПСС (июнь 1990 г.) поддержал курс на развитие рыночной экономики. Съезд принял программное заявление «к гуманному демократическому социализму». Ещё в 1968 г. документ с аналогичным названием приняли коммунисты Чехословакии. После этого последовало вооружённое вмешательство СССР в дела чехов. Двадцать лет спустя, лидеры КПСС, подстраиваясь под настроения рядовых коммунистов, сами заговорили о гуманном социализме. Однако их понимание проблемы было намного уже, чем у чехов. Заявление 28 съезда КПСС содержало самые общие фразы об обновлении ленинской партии, которые существенно уступали даже предложениям Н. Хрущёва 1956-1961 гг. Коммунистические лидеры не желали делиться властью с кем-либо. В решении высшего форума КПСС записано: «Съезд не считает правильным лишать коммунистов в армии, КГБ, МВД прав на членство в партии…»[274]. На 28 съезде Б. Ельцин заявил о выходе из КПСС. Он предлагал преобразовать КПСС в партию демократического социализма и национализировать её имущество.

15 марта 1990 г. третий съезд народных депутатов избрал М. Горбачева президентом СССР. Президент страны оставался Генеральным секретарём Коммунистической партии. Верховный Совет проводил решения, одобренные ЦК КПСС. Вскоре стала оформляться структура президентской власти. Одним из её звеньев стал Президентский совет, преобразованный затем в Совет Федерации, а потом в Государственный совет. Переход к президентской системе власти в СССР означал свёртывание и ликвидацию советской власти.

Распад КПСС стал первым шагом на пути создания многопартийной системы. Начиная с 1990 г. переход к многопартийности стал вопросом, требовавшим незамедлительного решения. III Съезд народных депутатов СССР изменил редакцию статьи 6 Конституции СССР 1977 г., изъяв из неё положение о КПСС как руководящей и направляющей силе советского общества и ядре политической системы. Тем не менее, коммунистическая диктатура продолжала править от имени Советов. Народные депутаты превратились в помощников чиновников. Новая диктатура блокировала действия антикоммунистической оппозиции в Москве и Петербурге. Например, М. Горбачев дозволял мэру Москвы Г. Попову продавать частникам мелкие ларьки, но запрещал выставлять на торги крупные универмаги.

Вне зависимости от политических реформ, экономическое положение россиян ухудшалось. Задержки заработной платы, высокий уровень инфляции, дороговизна, – всё это подрывало доверие людей к реформам. Сокращение сельскохозяйственного производства негативно сказалось на продовольственном снабжении городов. Показатели прироста промышленного производства продолжали снижаться и достигли нулевого уровня в 1989 г. В декабре 1990 г. глава правительства Н. Рыжков констатировал обвал экономики и подал в отставку. Очередной глава правительства В. Павлов решился в 1991 г. на обмен денег и повышение цен. Уровень инфляции резко подскочил вверх. Если в начале 1991 г. за один американский доллар давали 10 рублей, то в конце – 110 рублей. В 1990 г. в Москве открылся первый ресторан «Макдональс». Закон от 6 марта 1990 г. разрешил россиянам владеть несколькими квартирами.

В конце 1991 г. в связи с распадом КПСС и СССР М. Горбачёв утратил власть и окончательно покинул Кремль. Политика перестройки завершилась. Провалилась очередная попытка обновить КПСС и социализм. В благих начинаниях М. Горбачёва разочаровалось большинство социальных групп. Высшее руководство взяло курс на приватизацию государственной собственности и установление авторитарной власти, апеллирующей к национальному патриотизму. Их активно поддержали военные. Тысячи рабочих и служащих превратились в «челноков». Многие пенсионеры и так называемые «бюджетники» сплотились под знамёна нового коммунистического вождя Г. Зюганова и стали называть перестройку «предательством». Молодёжь получила долгожданную свободу от всякого воспитания и несколько развлекательных каналов на телевидении. Интеллигенция разуверилась в возможности улучшить своё материальное положение. В начале 1990-х годов большинство населения России связывало свои надежды уже не с попытками совершенствования социализма, а с рыночной экономикой. Россияне развернулись на 180 градусов и устремились за новой путеводной звездой.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.229.89 (0.007 с.)