Глава II. Биохимия питания и патология человеческого организма 


Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава II. Биохимия питания и патология человеческого организма



Основоположником натуральной гигиены, за неимением более ранних источников, можно считать отца медицины Гиппократа. Именно ему принадлежит выражение: «Медицина есть искусство подражать целебному воздействию природы», а также такая мысль: «Наши лекарства должны быть пищевыми веществами». Как видим, в этих словах стирается тот барьер между человеком и его средой обитания, его экологической нишей, который, будучи воздвигнут потом, благодаря успехам химиотерапии и фармакологии, превратил современную медицину в аллопатию и совершенно предал забвению принципы натуропатии, известные человечеству с древнейших времен.

Однако, во второй половине ХХ века, в эпоху НТР и нарушения экологических связей человека с его средой, повсеместной химизации жизни, в достаточной мере уже стали ясны все те опасности, которые таит в себе химиотерапия при быстром, но кратковременном эффекте.

Следующим этапом в развитии натуральной гигиены можно считать появление в 1829 г. в Нью-Йорке книги С. Грехема «Наука о человеческой жизни», в связи с чем в этом городе около 4 тыс. человек перешли на натуральное питание, то есть питание сырой (не обработанной термически) растительной пищей. Когда через несколько лет (1833) в Нью-Йорке вспыхнула эпидемия холеры, никто из этих 4 тыс. человек ею не заболел. С тех пор можно назвать ряд имен зарубежных ученых, работавших в этом направлении: Кеннет Джеффри, Тилден, Гораций, Флетчер, Норманн Уокер, Поль Брегг, Герберт Шелтон, М. Бирхер-Беннер, Александр Хейг, Алиса Чейз, Ив Вивини. В Московском НИИ психиатрии с 1948 г. в течение 25 лет существовало отделение лечебного голодания, руководимое профессором Ю. С. Николаевым. В 1975 и 1976 гг. проходили Всесоюзные конференции по РДТ (разгрузочно-диетическая терапия). Министерства здравоохранения СССР и РСФСР издали в 1978 г. методические письма по проведению РДТ, о целесообразности применения этого метода при очень широком спектре человеческой патологии. В клинике Ю. С. Николаева проводилось изучение основного обмена, ряд тестов функциональной диагностики и биохимических показателей крови и мочи при лечебном голодании и последующем восстановлении. Такие показатели, как основной обмен, устойчивость к гипоксии, к гипокапнии и ряда других изучали московские ученые А. Н. Агаджанян и Катков, которые издали книгу «Резервы нашего организма» (1981). Таков самый краткий исторический очерк о натуральной гигиене.

Рассмотрим организм и пищу, им потребляемую, как единую систему, в которой зависимой переменной является организм, а независимой ― пища. Организм представляет таким образом, функцию от пищи, которую потребляет, а также воздуха, которым дышит. Ведь именно пища и воздух ― те составные части внешней среды, которые постоянно становятся внутренней средой организма, то есть частью его самого.

Первый, и самый главный, регулятор биохимических процессов организма, собственно их источник ― это потребляемая пища. При нарушении ее качества возникает ряд обменных нарушений, вследствие которых нарушается ряд физиологических функций, то есть наступает болезнь. Углубившись и закрепившись, эти нарушения ведут к морфологическим изменениям.

Прежде чем перейти к биохимии питания и метаболическим превращениям пищи в организме, нужно рассмотреть биоэнергетическую сторону этого процесса, оценить биоэнергетику пищу, ее источники и изменение биоэнергетических запасов пищевых продуктов при их обработке.

Рассмотрим циркуляцию энергии в планетарном масштабе. Световая энергия солнца, зафиксированная растением в процессе фотосинтеза в виде химической энергии макроэнергетических соединений, продолжает затем циркулировать в органической жизни планеты и, в конце концов, после гибели животного организма, превратившись в энтропию, то есть низкий, неупорядоченный вид энергии, или тепловую энергию, создаваемую, как известно, за счет движения молекул, рассеивается в пространстве.

Питательная ценность пищевого продукта зависит от количества зафиксированной в нем солнечной энергии, аккумулируемой в растительных продуктах в процессе фотосинтеза таким образом, что при поглощении этой энергии повышается потенциальная энергия электронов в атомах растительных молекул, так как при поглощении квантов солнечного света повышаются их энергетические уровни. Это, по определению Биохера-Беннера, световая ценность пищи, в отличие от калорийной ценности, введенной Фойтом, которая давно уже признана за так называемые «пустые» «мертвые» калории, так как это тепловые калории, то есть мера низкого вида энергии ― тепловой энергии или энтропий. Тепловые калории выведены при сжигании пищевого продукта в калориферной печи, то есть при полном разрушении его структуры. Однако структура пищи, есть носитель ее энергии, именно той фотохимической энергии, которая только и пригодна для живого организма.

Приготовлять пищу на огне человек начал в очень давние времена. Это было связано с наступлением ледникового периода, в котором возможность питания растительной пищей резко уменьшилась. Люди были вынуждены полностью перейти на питание мясом. Ледниковый период прошел, но привычка к мясной пище закрепилась и у многих народов стала традиционной. Более того, в наше время люди варят и жарят не только мясные, но и растительные продукты, что не всегда необходимо

«Четкость и бесперебойность процесса пищеварения возможны лишь тогда, когда сама пища биологически активна, если она живая. Таковы сырые растительные продукты питания. Они содержат витамины, фитогормоны, органические кислоты, минеральные соли, микроэлементы. Благодаря им пища не задерживается в желудке, не становится для нас ядовитым балластом, на котором паратизируют гнилостные бактерии, вызывающие гниение, брожение, образование токсинов и самоотравление организма. На кухонном огне сгорает все живое в пище, а ее мертвый груз медленно ползет по кишечнику, задавая ему холостую работу. При варке пища размягчается, но белковые вещества свертываются и усваиваются труднее и хуже. Это влечет за собой потребность увеличения белка в пище и в результате излишне отягощает выделительные органы. При варке пища делается пресной и требует добавления соли. Необходимая прибавка поваренной соли в варящейся пище ведет к ее выщелачиванию и снижению активности витаминов» («Резервы нашего организма», П. Катков, Н. Агаджиян).

 

Энзиматическое пищеварение в желудочно-кишечном тракте и распад продукта при его термической обработке ― это не одно и то же. Варка разрушает четвертичную, третичную и вторичную структуры продукта, следствием чего является потеря фотохимической энергии, накопленной растением в питательных частях. Как известно, при нагревании выше 60°С разрушается четвертичная, третичная и вторичная структура белковой молекулы. В результате мы имеем лишь жесткую первичную структуру аминокислотной цепочки, потерявшей свои функциональные способности, ― это мертвая структура, неспособная функционировать, ― ее мы и принимаем в виде вареной пищи. Затем она становится частью наших тканей за счет энергии макроэргических соединений, которыми обладает живая ткань нашего организма и которых лишена вареная пища. Таким образом, принимая термически обработанную пищу, мы постоянно и закономерно создаем в организме дефицит энергии, а потом пытаемся его восполнить назначением препарата АТФ. Пищеварение ― это использование в любом звене процесса биологической энергии и структуры сырого растительного продукта. Сырые продукты перевариваются с затратой организмом гораздо меньшей энергии, с меньшим напряжением для выделения пищеварительных энзимов, так как они содержат в себе часть необходимых для пищеварения ферментов (лизирующих ферментов), а по своей структуре являются адекватным субстратом для пищеварительных ферментов человека. Эволюционно сложилось так, что именно сырые растительные (а не вареные денатурированные) органические вещества ― тот замок, к которому подходит соответствующий ключ пищеварительных ферментов, ― это известная в биохимии концепция фермент-субстратной специфичности. Дополнительную энергию мы тратим как раз при переваривании продукта, измененного термической обработкой, хотя бы потому, что при термической обработке белки свертываются, а не расщепляются, так что здесь происходит уплотнение, денатурация, а не распад структуры. Таким образом, хотя вареные продукты и сохраняют свою усвояемость для организма, для их вхождения в состав живых тканей требуются дополнительные затраты энергии из запасов самого организма, из его энергетических ресурсов, то есть макроэргических соединений (АТФ и др. макроэргов), что совершенно нецелесообразно и вредно для организма. Затрачивая запасы макроэргов организма, мы снижаем на порядок энергию собственных тканей, а ткани со сниженным балансом энергии быстрее заболевают, менее устойчивы ко всем неблагоприятным внешним факторам ― охлаждению, переутомлению и т. д., то есть в них быстрее нарушается правильный тип обмена веществ (сокращается срок жизнедеятельности этих тканей).

Рассмотрим конкретно различные виды нарушений обмена в системе «организм―пища» при термической обработке пищевых продуктов, то есть непосредственную связь болезни с качеством принимаемой пищи.

Ионы микроэлементов при термической обработке пищи выпадают в виде неорганических солей, которые, не участвуя в дальнейшем метаболизме, в то же время, будучи труднорастворимыми, не выводятся полностью из организма и откладываются в самых различных, практически во всех тканях. Это один из моментов, предрасполагающих к развитию атеросклероза, полиартритов, желчно- и мочекаменной болезни, воспаления слизистой всего желудочно-кишечного тракта, начиная от десен и миндалин и заканчивая слизистой тонкой кишки, аппендицитом, язвенным колитом, геморроем.

Далее. Принимая термически обработанную, то есть дефектную в структурном и в энергетическом отношении пищу, мы при употреблении животных продуктов с концентрированным белком животных тканей вводим в организм большое количество токсических веществ.

Перейдем к обмену животных белков в организме. Не претендуя на полноту изложения, отмечу только некоторые моменты конечного этапа белкового метаболизма, которые непосредственно связаны с возникновением патологии.

Продуктами сгорания в организме углеводов и жиров являются, как известно, вода и СО2 (углекислый газ), которые, не будучи твердыми веществами, беспрепятственно выводятся из организма через почки, кожу и легкие.

Конечные продукты обмена белков ― это мочевина, мочевая кислота, креатин, креатинин, аммонийные соли (труднорастворимые продукты, к тому же очень токсичные для организма, особенно мочевая кислота). Конечным продуктом обмена аминокислот в организме млекопитающих (в том числе и человека) является мочевина (преимущественно) ― это так называемые урителитические организмы, в отличие от урикотелитических организмов, у которых конечным продуктом обмена аминокислот является мочевая кислотаптицы. Но птицы обладают ферментом уриказой, расщепляющей мочевую кислоту и тем самым делающей невозможным ее накопление в организме. С мочой взрослого человека в сутки выделяется до 30 г мочевины, это сравнительно низкомолекулярное вещество и выводится легко. Мочевая кислота также является одним из конечных продуктов белкового обмена у человека, значительно более токсичным (в 18 раз токсичнее мочевины). Она является у млекопитающих конечным продуктом пуринового и пиримидинового обмена, то есть ядерного вещества клеток, однако организм человека лишен уриказы, расщепляющей мочевую кислоту.

Мочевая кислота является труднорастворимым веществом. Она весьма склонна к переходу в кристаллическую форму в кислой среде и растворяется только в щелочных средах. Животная пища, которую мы принимаем, имеет кислую реакцию среды и меняет рН нашей тканевой жидкости также в кислую сторону. Возникает тканевой ацидоз (конечно, при нейтральном рН крови, однако за счет снижения щелочных резервов буферной системы тканевой жидкости и сыворотки крови). Тканевой ацидоз препятствует растворению мочевой кислоты и способствует ее отложению в виде мельчайших кристаллов в тканях, в частности в соединительной ткани, что является началом ее патологии (полиартриты). Не только мочевая, но и ряд других кислот, недоокисленных продуктов обмена (молочная кислота, в некоторых случаях ― ацетуксусная, Бета-кетомасляная кислота) перестают выделяться (вследствие тканевого ацидоза) в полном объеме посредством почек, потовых желез и слизистой кишечника и накапливаются в организме вначале в суставах, затем в железистой, и, наконец, во всех остальных тканях, усугубляя, в свою очередь, тканевый ацидоз.

Одним из проявлений этого процесса является повышение кислотности желудочного сока, возникновение язвенного процесса в слизистой желудка и 12-перстной кишки и всех гиперацидных состояний желудка. При этом имеет место так называемая ацидоррея, то есть истечение кислоты через какой-нибудь возможный канал (в данном случае ― железы слизистой желудка ― желудочный сок) с целью уменьшения тканевого ацидоза. «Нет язвы без кислоты», но она бывает и на анацидном гастритическом фоне. Это означает, что клетки слизистой желудка уже не в состоянии выполнять свою функцию ― выводить кислоты из внутренней среды организма, компенсируя тем самым тканевый ацидоз. Клетки дегенерированы, они часто дают злокачественные перерождения.

Теперь посмотрим, какова роль задержавшейся в организме мочевой кислоты. Ацидоз тканей, как было сказано, препятствует ее растворению и выведению из организма, способствует задержке в различных тканях. Мочевая кислота и другие конечные продукты белкового обмена, откладываясь в периартикулярных тканях, вызывают артриты и артрозы различного характера (ревматические, ревматоидные, инфекционные неспецифические и специфические). Фактически этиология всех полиартритов одна ― нарушение метаболизма в артикулярной и периартикулярной тканях с накоплением в них мочевой кислоты как отправной точки патологии. Инфекционный фактор является здесь только разрешающим моментом совершенно так же, как и охлаждение, и любой другой аллергизирующий момент. А воспалительный процесс является уже результатом следующих процессов:

1) накопления в тканях конечных продуктов тканевого метаболизма;

2) гниения белков в пищеварительном тракте с выделением трупных ядов (путресцин, кадаверин, птомаины, индол, скатол и др.), частично всасывающихся в кровь, частично обезвреживающихся и выделяющихся печенью и почками, а также слизистой тонкого кишечника, повреждая эти органы;

3) накопления в тканях избыточного количества иммунных антител, вследствие переваривания термически обработанной, следовательно денатурированной пищи, то есть принятия внутрь чужеродного белка, являющегося антигеном (аллергин);

4) истощения иммунной системы.

Вследствие этого начинаются болезни соединительной ткани ― коллагенозы (ревматизм, диссиминированная красная волчанка, периодическая болезнь, склеродермия). Где же их начало? Почему они возникают? Почему нарушается обмен и идет деструкция всей системы соединительной ткани организма? Не во введении ли в организм в качестве исходного материала для последующего метаболизма животных и денатурированных продуктов (белков) лежит начало этой патологии?

Причина коллагенозов ― способ питания организма. Деструкция соединительной ткани уже вторична, так как очевидно, что при исходных правильных продуктах обмена и при его протекании в естественных условиях (чистый воздух, соответствующий уровень динамики организма, правильное и своевременное удаление конечных продуктов обмена) нарушений обмена не будет, а если они и возникнут, то станут коррегироваться самим организмом. Где же начало коллагенозов ― ревматизма и других заболеваний? По данным американских ученых, до 40% принятых с пищей белков всасываются в виде цельных молекул, обладающих иммуногенными свойствами. Это означает, что с каждым приемом пищи мы иммунизируемся. Представьте, какие безграничные и прогрессирующие размеры носит эта гипериммунизация в течение всей жизни! А почему животные белки иммунизируют? Иммунные и гипериммунные реакции вызывают чужеродные организму белковые молекулы. Именно они являются антигенами, начиная от микробов и заканчивая пересаженными органами, ― все это ― чужеродная животная ткань. Вот почему нельзя употреблять животные ткани в пищу. Оказывается, они способны включаться в нашу внутреннюю среду на сравнительно крупном молекулярном уровне и вызывать избыточный иммуногенез. Не ведет ли отсюда прямая дорога к коллагенозам и аллергическим заболеваниям (бронхиальная астма, экзема, псориаз и многие другие), да еще вместе с токсинами, всасывающимися в процессе пищеварения животного белка и конечными продуктами обмена, не удаленными своевременно из организма? Становится очевидно, что физиологически оправданным в питании человека животным продуктом является только материнское молоко для грудного ребенка, так как белки материнского молока видовоспецифичны и не вызывают гипериммунных аллергизирующих реакций; наоборот, они вводят в организм младенца те иммунные антитела, которые выработаны у вида эволюционно и являются необходимыми для его выживания во внешней среде. По составу (количеству и качеству) белков очень сходно с материнским молоком козье, потому фактически только оно из молочных и вообще животных продуктов является приемлемым для питания человека.

В 1882 г. вышла в свет работа английского врача Александра Хейга под названием «Мочевая кислота, как фактор, вызывающий и способствующий возникновению гипертонии, головной боли, эпилепсии, душевных расстройств, одышки, выделению крови с мочой, анемии, неврита, диабета, подагры, полиартрита и других нарушений».

А. Хейг утверждает, что мигрень является следствием повышения в крови уровня мочевой кислоты и поражения ею мозговых оболочек. Прием больным кислот ― аспирина или же пищевых кислот (мясной бульон) уменьшает уровень мочевой кислоты в сыворотке крови по причине депонирования ее в тканях, в первую очередь суставных. Происходит это потому, что при повышении кислотных буферных резервов в крови до определенного критического уровня нарушаются гистогематические барьеры и происходит массивное проникновение мочевой кислоты из сыворотки крови в ткани с целью сохранения нейтрального рН крови. Таким образом срабатывает механизм обратной связи для сохранения постоянства внутренней среды организма. В тканях же мочевая кислота фиксируется в кристаллическом виде и потому рН тканевой жидкости не нарушается. При понижении уровня мочевой кислоты в крови прекращается раздражение мозговых оболочек и головная боль. Все те вещества, которые способствуют растворению мочевой кислоты и ее выведению из тканей сначала в кровь, а затем из крови с мочой наружу, способствуют выздоровлению при мигрени, арахноидите, бронхиальной астме, полиартритах. Препараты, которые замедляют выделение мочевой кислоты из организма и способствуют ее накоплению в тканях, усугубляют патологическое состояние при указанных заболеваниях. Мочевая кислота может изгоняться обратно в кровь из тканей, если в тканях присутствует достаточное количество щелочей, способных растворить мочевую кислоту, то есть когда больной принимает пищу, богатую щелочами, ― сырую растительную пищу в виде свежих фруктов и овощей и особенно соков (свежевыжатых). При постоянном регулярном приеме белковой пищи конечные продукты ее обмена депонируются в тканях: в крови мочевой кислоты мало, в пределах 4,5 мг/%, самочувствие у больного хорошее, головной боли нет до определенного времени. Когда запасы мочевой кислоты в тканях возрастут до критического уровня, то вместо головной боли могут появиться полиартрит, диабет, гипертоническая болезнь, тиреотоксикоз и другие. Таким образом, возникает ложное впечатление того, что мясная пища и вообще усиленное питание полезно при мигрени, и не обнаруживается связи между мигренью и последующим полиартритом. Мы не чувствуем количества мочевой кислоты ни в пище, ни в организме. Между тем уровень ее в крови растет и дает о себе знать головной болью, общей слабостью, вялостью, разбитостью и другими симптомами общей интоксикации (тошнота, горечь во рту по утрам),

Мы также не чувствуем, выводится ли принимаемая с пищей и эндогенная мочевая кислота в полном объеме из организма или ее значительная часть проходит в ткани, накапливается и фиксируется в них. Так мы можем годами накапливать мочевую кислоту в тканях до появления, скажем, подагры. На этом временном отрезке различного рода предупредительные признаки в виде гриппа, бронхита, пневмонии, арахноидита, мигрени, халангиогепатита, мочекаменной болезни, пиелонефрита, инфаркта и инсульта истолковываются неверно и приписываются простуде, переутомлению, стрессам, инфекции и т. п., а соответствующий прием лекарств (смотря по диагнозу) усугубляет нарушения обмена веществ, являющиеся истинной причиной заболевания.

Очистить кровь от мочевой кислоты можно двумя диаметрально-противоположными способами: а) принимать кислоты ― пищевые и и медикаментозные, тем самым изгоняя мочевую кислоту из крови в ткани, уменьшив ее концентрацию и в крови, и в моче, получив временный эффект, что мы и делаем, принимая салицилаты, пенталгин и подобные препараты; б) принимать пищу, лишенную мочевой кислоты (ее предшественников ― пуринговых и пиримидионовый оснований), то есть лишенную животных белков, богатую растительными натуральными углеводами с большими щелочными резервами, то есть сырые свежие фрукты и овощи, их соки, плюс корнеплоды, зелень, орехи. При употреблении исключительно сырой растительной пищи значительно увеличиваются щелочные резервы крови и тканей, что делает растворимой накопленную в тканях кристаллическую мочевую кислоту, способствует ее выходу в кровяное русло. Этот процесс сопровождается часто явлениями обострения болезни или различными кризами, обусловленными временным повышением уровня мочевой кислоты в крови ― в процессе ее растворения и выхода из тканей. Дело в том, что повышение количества мочевой кислоты в крови до определенного критического уровня сопровождается интересным явлением, которое называется коллемией (или коллоидоэмией), то есть в крови, вследствие выхода больших количеств мочевой кислоты из тканей и ее соединения со щелочными буферными резервами крови (тоже значительными теперь, раз они в состоянии растворять и вымывать из тканей мочевую кислоту) образуются хлопья и сыворотка крови сгущается. Вот это явление представляет собой довольно большую опасность, так как может даже сопровождаться закупоркой капилляров и мелких артериал и венул ― в зависимости от локализации патологического процесса. Наиболее частым следствием коллемии является значительное замедление кровотока в капиллярах. При продолжении употребления сырой растительной пищи происходит дальнейшее увеличение щелочных резервов крови, мочевая кислота переходит полностью в растворимое состояние и выделяется из крови с мочой. При этом нарастающая сначала в крови концентрация мочевой кислоты сменяется падением ее уровня в крови и нарастанием его в моче ― имеет место очистительный криз, и самочувствие больного улучшается. Наконец уровень мочевой кислоты падает и в моче, а в крови продолжает держаться низким. Это происходит спустя определенное время от начала лечения сырой растительной пищей (от нескольких недель до нескольких месяцев). Время это зависит от первоначального количества мочевой кислоты, накопленного в тканях всего организма до начала лечения. Понятно, что оно будет разным у разных больных, причем это зависит, в первую очередь, от возраста больного, а также ― давности заболевания. Наконец, когда все количество мочевой кислоты, депонированное в тканях, выделяется через кровяное русло и затем ― мочу, больной излечен. Излечен окончательно, но до тех пор, пока снова не начнет употреблять в пищу животные и вареные продукты. Тогда весь цикл патологии начинается сначала, но протекает в виде кратковременных кризов, так как по-видимому за время употребления физиологической пищи (сырой растительной) в организме перестают работать некоторые ферментативные системы, обезвреживающие пищевые вредности. Однако, если при первых же признаках интоксикации, которая возникает при пищевых нарушениях, провести промывание желудка и кишечника и поголодать 2–3 дня (питье травяных настоев), а затем снова перейти на употребление фруктов и овощей, все симптомы интоксикации прекращаются довольно быстро и дело не доходит вновь до полиартрита, колита, парадонтоза, арахнондита и т. д. Я приведу цитату из книги «Резервы нашего организма» Н. А. Агаджаняна и Ю. Каткова (1961): «Увлекаясь избыточным употреблением мяса, мы вводим в организм много пуриновых оснований, экстрартивных веществ, вызывающих кишечное гниение и отравление организма. Установлено, что обильная мясная пища подавляет деятельность полезной микрофлоры кишечника. Мясная пища изобилует токсическими продуктами обмена веществ, подлежащих выбросу из организма. Об этом знали еще в странах Древнего Востока. Там даже существовала своеобразная казнь: приговоренных к смерти кормили только вареным мясом, и они умирали от самоотравления на 28–30-й день, то есть гораздо раньше, чем при полном голодании. Основным токсическим продуктом, который накапливается в организме при избыточном употреблении мясной пищи, является мочевая кислота. При питании мясом ее в моче содержится в 5 раз больше, чем при питании хлебом».

В опытах И. П. Павлова собакам сшивали полые вены, нижнюю с верхней, в результате чего печень выключалась из венозного кровообращения и мочевая кислота переставала обезвреживаться в печени. Собаки под влиянием избытка мочевой кислоты стали злыми, раздраженными, но инстинктивно нашли выход из сложившегося положения ― перестали есть мясо. Особенно вредно вареное мясо, так как в нем образуются нитрозамины, обладающие концерогенными свойствами. То же самое происходит при копчении. Рак желудка более всего распространен среди японцев, в рационе которых преобладает копченая рыба.

 



Поделиться:


Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; просмотров: 459; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.223.39.67 (0.029 с.)