ТОП 10:

БОРЬБА С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ И ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ



История употребления человеком различных наркотических веществ насчитывает не одно тысячелетие. Границы между допустимым использованием наркотиков и злоупотреблением ими, а также роль медицинских и социальных факторов широко варьируются на разных уровнях культуры.

Растущее понимание опасности злоупотребления наркотическими средствами, широкой нелегальной торговли и контрабандного их распространения диктовало необходимость принятия не только национальных мер контроля, но и согласованных международных действий. Это находило и находит свое объяснение в том, что, с одной стороны, наркомания являлась и является тяжелым социальным бедствием всех государств, а с другой стороны, незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ дает колоссальные прибыли преступным наркокланам. Поэтому борьба с незаконным оборотом указанных средств и веществ стала транснациональной проблемой.

Несомненно, что проблема наркомании имеет четко выраженный медицинский аспект, однако корни этого явления носят социальный характер и последствия его весьма многогранны. Они имеют прямое и непосредственное отношение к криминологии, ибо наркомания — одно из общепризнанных явлений, сопутствующих преступности.

Взаимосвязь наркомании и преступности определяется: противоправными действиями, связанными с производством, распространением наркотических средств и психотропных веществ и т.д.; совершением наркоманами преступлений с целью завладения наркотиками или психотропными препаратами или средствами для их приобретения; преступлениями, совершаемыми под непосредственным воздействием наркотиков или психотропных веществ на психическое состояние их потребителей. Естественно, это побуждало государства принимать не только все более эффективные меры внутригосударственного контроля за незаконным оборотом наркотиков и психотропных веществ, но и искать пути к многостороннему международному сотрудничеству.

Первая в истории Международная конвенция о наркотиках была разработана на Международной конференции по опиуму, проходившей в Гааге в 1911-1912 годах. В ней участвовали 12 государств: Германия, США, Китай, Франция, Англия, Италия, Япония, Нидерланды, Персия, Португалия, Россия и Сиам. Участники Конвенции, в частности, взяли на себя обязательства принять действенные законодательные меры, направленные на осуществление контроля над опиумом-сырцом (ст. 1 гл. I), ограничить количество географических объектов (портов, городов, станций, пограничных пунктов и т.д.), через которые будет разрешен экспорт или импорт опиума (ст. 2 гл. I). Государства-участники обязались принять также меры для воспрепятствования экспорта опиума-сырца в страны, запретившие его ввоз, и осуществлять контроль над вывозом данного наркотического вещества в страны, ограничивающие его импорт (ст. 3 гл. I). Глава II касалась ограничений в отношении курительного опиума; в главе III предусматривалось использование других наркотических средств (медицинский опиум, морфин, кокаин и др.) только в «медицинских и других разумных целях» (ст. 9-13 гл. III). Кроме того, договаривающиеся стороны брали на себя обязательство применять правовое регулирование производства и торговли в отношении определенных медицинских наркотических препаратов. Тем самым впервые делалась попытка предусмотреть контроль в будущеем над новыми наркотическими средствами. Что касается ответственности за неправомерное владение наркотиками, то стороны констатировали готовность рассмотреть вопрос о возможности издания новых или совершенствования существующих законов, предусматривающих наказания за указанные деяния (ст. 20 гл. V), и осуществить обмен через правительство Нидерландов (депозитарий) текстами правовых актов и статистической информацией (ст. 21 гл. V) и т.д.

К концу Первой мировой войны Гаагскую конвенцию по опиуму 1912 года подписало 41 государство, но ратифицировали ее только 16. И тем не менее последующим вступлением в силу этого документа как бы завершился один из периодов становления международно-правовой помощи в борьбе с наркоманией и межгосударственного контроля над незаконным оборотом наркотиков.

Положения, зафиксированные в Гаагской конвенции 1912 года, нашли свое дальнейшее развитие в Женевской конвенции 1925 года, особенно в части контроля над международным оборотом наркотических средств. Конвенцией был установлен такой порядок (ст. 12 и 13): в каждом случае на ввоз и вывоз наркотиков, подпадающих под действие Конвенции, должно быть выдано отдельное разрешение с указанием наименования вещества, его количества, адресов и иных реквизитов импортера и экспортера. Кроме того, во избежание утечки наркотиков из законного оборота в период их экспорта-импорта Конвенция регламентировала порядок транзитных перевозок и хранения наркотиков на складах третьих стран.

Таким образом, Женевская конвенция 1925 года ввела систему лицензий и регистрации внешнеторговых сделок о наркотиках. Государства обязывались представлять подробные статистические данные по таким операциям. Наряду с этим вводилась, хотя и в весьма несовершенной форме, система оценки потребностей стран в наркотических средствах. Контроль за соблюдением взятых государствами обязательств возлагался на вновь созданный орган международного контроля — Постоянный центральный комитет (позже он получил название «Постоянный центральный комитет по наркотическим средствам»).

Конвенция предусматривала также необходимость применения национальных уголовно-правовых санкций за нарушение действующего законодательства, касающегося ее применения.

В 1931 и 1936 годах были приняты еще две конвенции об ужесточении оборота наркотических средств, и таким образом к концу 30-х годов сложилась определенная система международного контроля за производством наркотических веществ и торговлей ими.

В послевоенные годы в международные договоры о наркотических средствах вносились изменения и дополнения, в той или иной мере отражавшие новые исторические условия

После образования Организации Объединенных Наций 16 февраля 1946 г. Экономический и Социальный Совет ООН создал Комиссию по наркотическим средствам. Перед ней была поставлена цель содействовать реализации международных соглашений по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и обеспечить непрерывность и дальнейшее развитие международного контроля в этой области.

Комиссия, состоящая из представителей 24 государств, являлась и является одним из основных органов, осуществляющих координацию международной деятельности в рассматриваемой сфере. Члены ее избираются Экономическим и Социальным Советом ООН.

Развитие системы контроля над оборотом наркотиков и усиление борьбы с их незаконным распространением происходило постепенно. Сфера контроля расширялась с принятием каждого нового международно-правового договора и изменениями в характере потребления наркотиков в разных зонах мира.

В 1961 году на конференции в Нью-Йорке был выработан действующий ныне многосторонний международный договор о наркотических средствах — Единая конвенция о наркотических средствах (вступила в силу в 1964 г.). Прежде всего она должна была заменить документы, принятые ранее, на протяжении более полувекового периода, упорядочить сложившуюся систему международного контроля, привести ее в соответствие с происшедшими в мире социально-экономическими изменениями. Необходимо было также создать эффективную систему контроля за производством сырьевых продуктов (опийного мака, необработанного опиума, листьев коки и кан-набиса).

Единая конвенция состоит из 51 статьи и 4 Списков наркотических средств, распределенных в зависимости от применения к ним режима контроля. К моменту ее принятия международный контроль за наркотическими средствами осуществляли 4 органа: Комиссия по наркотическим средствам, призванная вырабатывать в этой области общую политику, Постоянный центральный комитет по опиуму и Контрольный орган по наркотическим средствам, являвшиеся специализированными органами надзора, Комитет экспертов по токси-когенным средствам при Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), занимающийся медицинской стороной наркомании и призванный решать в меру своей компетенции и вопросы о международном контроле над новыми наркотическими средствами, в том числе и синтетическими.

Согласно Конвенции, Комиссия по наркотическим средствам призвана рассматривать и решать следующие вопросы (ст. 8): а) вносить изменения в Списки наркотических средств, подлежащих соответствующему контролю; б) обращать внимание Комитета на любые обстоятельства, которые могут иметь отношение к выполнению его функций; в) давать рекомендации, касающиеся выполнения задач, выдвинутых Конвенцией; г) обращать внимание государств, не являющихся странами Конвенции, на постановления и рекомендации Комиссии по борьбе с наркоманией.

В соответствии со ст. 5 Конвенции 1961 года вместо Контрольного органа и Постоянного центрального комитета по опиуму был создан Международный комитет по контролю над наркотиками в составе 11 членов (ст. 9), избираемых Экономическим и Социальным Советом ООН на 3 года; трое из них должны иметь медицинское, фармакологическое или фармацевтическое образование. Эти три лица должны быть выбраны из пяти кандидатов, рекомендуемых ВОЗ. Остальные восемь членов Комитета должны избираться из числа лиц, кандидатуры которых предлагаются либо членами ООН, либо сторонами Конвенции, не являющимися членами ООН.

Функции Международного комитета по контролю над наркотиками заключаются в том, чтобы осуществлять постоянные наблюдения за ходом международной торговли наркотиками с целью обнаружения центров незаконного оборота, исследовать любой относящийся к наркотикам вопрос, который может быть доведен до сведения Комитета каким-либо правительством, получать разрешения в случае явного нарушения госудрствами договорных обязательств, а также предлагать «коллективные меры, которые представляются при существующих обстоятельствах необходимыми» для исполнения положений Конвенции. В качестве средства для обеспечения выполнения договоров о наркотиках Комитет может в случае необходимости обращаться к Экономическому и Социальному Совету, к общественности и в исключительных случаях рекомендовать эмбарго на импорт или экспорт наркотических средств или на то и другое.

Контроль Комитета за международной торговлей наркотиками должен осуществляться на основании специальных постановлений, предусмотренных ст. 31 Единой конвенции.

Одним из основных инструментов международного контроля являются статистические сведения, представляемые Международному комитету, и исчисления потребностей в наркотических средствах, определяющие ограничение ввоза (ст. 21), а также вывоза (ст. 31) и др.

В Единой конвенции о наркотических средствах существенное значение придается годовому докладу Комитета о состоянии борьбы с незаконным оборотом наркотиков, представляемому Экономическому и Социальному Совету через Комисию по наркотическим средствам. Доклад является значимой возможностью, с помощью которой Комитет может обратить внимание правительств на невыполнение обязательств, вытекающих из положений Конвенции.

Система международного контроля над оборотом психотропных веществ установлена ныне действующей Венской конвенцией о психотропных веществах, принятой в 1971 году.

Названная Конвенция состоит из преамбулы, 433 статей и прилагаемых перечней веществ (Списки I, II, III и IV), в отношении которых установлены различные режимы контроля. Комиссия по наркотическим средствам пришла к выводу о необходимости установления четырех режимов контроля, которые должна определять ВОЗ с последующим утверждением Комиссией по наркотическим средствам.

Венская конвенция требует, чтобы стороны имели систему инспекций, охватывающую своим надзором изготовителей, производителей, импортеров и экспортеров, оптовых и розничных распределителей психотропных веществ, а также медицинские и научные учреждения, использующие такие вещества.

Разработанная в Конвенции система регулирования международной торговли предусматривает возможность запрещения и ограничения импорта и экспорта психотропных веществ (ст. 13).

Существенное значение имеют статьи Конвенции, касающиеся борьбы с незаконным оборотом психотропных веществ, которая должна осуществляться при тесном международном сотрудничестве, но «с должным учетом своих конституционных, правовых и административных систем» (ст. 2).

В целях повышения эффективности борьбы с незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ на состоявшейся в 1988 году под эгидой ООН международной конференции был принят очередной в этой области документ — Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Она не отменяет действие Конвенций 1961 и 1971 годов. В отличие от ранее принятых документов, положения новой Конвенции, состоящей из 34 статей, направлены преимущественно на повышение эффективности международно-правовых мер по пресечению международной торговли указанными средствами и веществами и обеспечению неотвратимости наказания преступников.

К числу преступных Конвенция 1988 года относит следующие деяния, связанные с наркотическими средствами и психотропными веществами: их производство, изготовление, экстрагирование, распространение, продажу, поставку на любых условиях, переправку, транспортировку, импорт или экспорт, а также культивирование опиумного мака, кокаинового листа, растения каннабис в целях незаконного производства наркотиков. Подлежат наказанию и публичное подстрекательство или приобщение других лиц к совершению указанных противоправных деяний и вступление в преступный сговор в целях их совершения (ст. 3 «Правонарушения и санкции»). Предусмотрены в этой же статье отягчающие вину обстоятельства: организованная группа, применение оружия, насилия, вовлечение в преступную деятельность несовершеннолетних, ранее имевшая место судимость, особенно за аналогичное правонарушение. Имеется и установление о том, что государства в необходимых случаях могут устанавливать длительные сроки давности наказания за предусмотренные в Конвенции и указанные выше преступления.

По усмотрению сторон в качестве дополнительных или (в случае совершения малозначительных правонарушений) в порядке альтернативных мер может быть применено такое воздействие, как лечение, перевоспитание, восстановление трудоспособности или социальная реинтеграция.

Одной из наиболее важных новелл, содержащихся в Конвенции, является ст. 5 («Конфискация»), содержащая положение, в соответствии с которым каждая сторона принимает «такие меры, которые могут потребоваться для конфискации доходов, полученных в результате занятий наркобизнесом... или собственности, стоимость которой соответствует таким доходам». Это предопределило право государства-участника предоставить возможность своим правоохранительным органам определить, выявить и «заморозить» или арестовать любую собственность с целью последующей конфискации. Конвенция направлена на организацию сотрудничества правоохранительных органов разных стран в этой области. Она предусматривает ряд его новых форм, например применение метода контролируемых поставок, который стал довольно широко и успешно применяться в международной практике по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Смысл этого метода заключается в том, что соответствующие органы государства, обнаружив незаконную перевозку наркотиков или психотропных веществ, вступают в негласный контакт с соответствующими службами страны, куда следует груз. Таким образом удается установить не только перевозчика, но и получателя груза, а в ряде случаев и более полную цепь преступников, занимающихся наркобизнесом.

В Конвенции содержатся специальные положения, касающиеся выдачи преступников (ст. 6) и регламентирующие вопросы правовой помощи в расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел.

Российская Федерация, будучи продолжателем (правопреемником) СССР, стала участницей всех рассмотренных выше универсальных конвенций, направленных на борьбу против наркомании и незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Свое внутреннее законодательство в рассматриваемой области она привела в соответствие с международно-правовыми нормами. Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность за следующие преступления, связанные с наркоманией:

— умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее заболевание наркоманией или токсикоманией (ст. 111);

— вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление одурманивающих веществ (ст. 151);

— контрабанда наркотических средств и психотропных веществ (ст. 188);

— незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228);

— хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229);

— склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ (ст. 230);

— незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества (ст. 231);

— незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233). ,

Ужесточения по составам преступлений, связанных с наркотическими средствами и психотропными веществами, в новом Уголовном кодексе РФ объясняются сложившейся негативной ситуацией в России, возникшей в связи с широким распространением наркомании, особенно среди молодежи, в том числе среди несовершеннолетних. По данным МВД Российской Федерации, примерно 2 млн. граждан РФ постоянно употребляют наркотики и еще 500 тыс. состоят на медицинском учете как наркоманы.

Около 30 процентов всех изымаемых в России наркотиков попадают в страну вследствие отсутствия надлежащего контроля на границе со странами СНГ. Таким образом, с распадом СССР объективно возникла необходимость в региональном сотрудничестве по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в СНГ. В октябре 1992 года в Киеве было подписано Соглашение о сотрудничестве между Министерствами внутренних дел стран Содружества в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Оно дало возможность правоохранительным органам стран Содружества использовать единый центральный банк данных, созданный совместными усилиями на базе МВД России, в котором хранится более 100 тыс. единиц информации о лицах, представляющих интерес для органов внутренних дел с точки зрения борьбы с наркоманией. Кроме того, также на базе МВД Российской Федерации создана центральная коллекция образцов наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, находящихся в незаконном обороте, для служебных целей спецслужб государств — участников Содружества.

Сотрудничество органов внутренних дел стран СНГ осуществляется также в следующих формах:

а) обмен оперативно-разыскной, оперативно-справочной и криминалистической информацией о конкретных фактах, событиях и лицах, причастных к межгосударственному незаконному обороту наркотиков, транспортных средствах, грузах, почтовых отправлениях, маршрутах, используемых при незаконном обороте наркотиков;

методах сокрытия и маскировки, применяемых при реализации наркотиков; новых видах наркотиков, появившихся в незаконном обороте, а также иной интересующей стороны информации;

б) проведение по запросам государств-участников оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий по делам о преступлениях, связанных с наркотиками;

в) оказание помощи в области борьбы с «отмыванием» денег, полученных в результате преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотиков, и др.

На состоявшемся в июне 1999 года в Астане заседании Совета министров внутренних дел СНГ главы правоохранительных органов обсудили идею создания «пояса безопасности» вокруг Афганистана, являющегося основным поставщиком наркотиков в страны Содружества. Министры договорились также о подготовке антинаркотического соглашения на уровне правительств в рамках СНГ.

В 1994 году страны СНГ подписали Соглашение о взаимодействии и сотрудничестве таможенных служб в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Этот международно-правовой документ направлен на совершенствование деятельности таможенных служб по предупреждению, раскрытию и пресечению незаконного оборота наркотиков и надлежащее выполнение обязательств, вытекающих из универсальных международно-правовых актов в этой области.

В мае 1996 года Советом глав государств СНГ утверждена Межгосударственная программа совместных мер борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории стран Содружества до 2000 года, в том числе с незаконным оборотом наркотиков.

В 1997 году были подписаны Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан о сотрудничестве в борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Киргизской Республики о сотрудничестве в вопросах контроля над наркотическими средствами и психотропными веществами, а в 1998 году — Соглашение между Правительством Российской Федерации и кабинетом министров Украины в борьбе против незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров и злоупотребления ими и Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан о сотрудничестве в вопросах контроля над наркотическими средствами и психотропными веществами.

Суть указанных двусторонних международно-правовых актов сводится к тому, что стороны взяли на себя взаимные обязательства координировать свою национальную политику и выступать с согласованных позиций на международных форумах по проблемам наркомании, осуществлять скоординированные программы в сфере предотвращения злоупотребления наркотиками, а также реабилитации больных наркоманией.

Соглашения с Узбекистаном и Кыргызстаном заключены на пять лет, с Украиной и Казахстаном — на десять лет.

 

 

ПИРАТСТВО

Еще одним явлением, которое по формам его проявления, некоторым причинам, вызывающим его возникновение, равно как и силам, стоящим за ним, примыкает к терроризму, является пиратство.

Пиратство с момента появления всегда представляло угрозу морскому судоходству и торговле. Государства постоянно уделяли серьезное внимание борьбе с этим явлением.

Уже древнегреческие города-полисы и Древний Рим рассматривали пиратов как врагов человеческого рода (hostis generis humani). И впоследствии пиратство считалось самим тяжким преступлением, посягающим на интересы всех государств. Более того, в XIX столетии пиратство стало рассматриваться как преступление, нарушающее международное право. Так, известный британский юрист Т. Твисс писал в 1861 г.: «Поддержание мира на море является одной из целей Общего права (народов), и все преступления против мира на море являются преступлениями против международного права». Такой подход сохранился идо наших дней. Обычно в зарубежной правовой доктрине пиратство относят к международным преступлениям. В наказании за такие деяния заинтересованы все государства. Кроме того, любое государство может привлечь к ответственности виновных, независимо от их гражданства и от места совершения деяния.

К началу XX в. в связи с развитием военно-морских флотов эта борьба дала определенные результаты, и пиратство почти до конца XX столетия уже не носило массового характера.

Однако в последние годы в ряде районов Мирового океана, особенно вблизи Африканского континента, участились нападения пиратов на морские суда. Это обусловлено политической нестабильностью, экономико-социальными потрясениями и беззаконием в таких государствах, как, например, Сомали. При этом пиратство достигло таких масштабов, что стало представлять угрозу международному миру и безопасности, и проблема пиратства стала предметом озабоченности Совета Безопасности ООН.

Следует отметить, что правовой основой борьбы государств с пиратством вплоть до середины XX в. служили только международно-правовые обычаи. Это создавало определенные трудности в квалификации того или иного деяния в качестве пиратства. В частности, не было единого подхода к определению понятия пиратства. Естественно, что унифицированного подхода к данной проблеме можно было бы достичь только на основе универсального договора. Поскольку подавляющее большинство норм международного морского права, регулирующих отношения государств по использованию пространств Мирового океана, являлись по своему характеру обычными (не только в отношении пиратства), возникла необходимость кодификации и более точного формулирования действующих обычных норм.

Известно, что Генеральная Ассамблея ООН еще в 1947 г. образовала в качестве своего вспомогательного органа Комиссию международного права для осуществления подготовительной работы по кодификации и развитию международного права. Комиссия, подготавливая проекты статей по морскому праву, которые стали основой будущих конвенций по морскому праву, обобщила, в частности, многовековую практику, касающуюся борьбы с пиратством. Ею были даны четкие формулировки норм относительно пиратства. Эти нормы были закреплены уже в качестве договорных в принятой в 1958 г. в Женеве Конвенции об открытом море. Именно эта конвенция способствовала единообразному подходу государств в деле сотрудничества в борьбе с пиратством.

Кроме того, Комиссия международного права ООН подготовила комментарий к указанным статьям по морскому праву. В сущности, комментарий является обобщением международной практики и международно-правовой доктрины по вопросам морского права, в том числе и пиратства.

Нормы ст. 14—22 Женевской конвенции об открытом море 1958 г. относительно пиратства были включены 3-й Конференцией ООН по морскому праву почти без изменения в Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г. (ст. 100-107).

Конвенция 1982 г. предусматривает обязанность государств сотрудничать «в максимально возможной степени в пресечении пиратства в открытом море или в любом другом месте за пределами юрисдикции какого-либо государства» (ст. 100). Интересно отметить, что в Женевской конвенции об открытом море 1958 г. говорилось об обязанности государств содействовать уничтожению пиратства. Как показала практика, уничтожить пиратство, как и иные уголовные преступления, вообще невозможно.

В соответствии со ст. 101 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. «пиратством является любое из перечисленных ниже действий:

а) любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж, совершаемый с личными целями экипажем или пассажирами какого- либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата и направленный:

i) в открытом море против другого судна или летательного аппарата или против лиц или имущества, находящихся на их борту; и) против какого-либо судна или летательного аппарата, лиц или имущества в месте вне юрисдикции какого бы то ни было государства;

b) любой акт добровольного участия в использовании какого-либо судна или летательного аппарата, совершенный со знанием обстоятельств, в силу которых судно или летательный аппарат является пиратским судном или летательным аппаратом;

c) любое деяние, являющееся подстрекательством или сознательным содействием совершению действия, предусматриваемого в подпункте “а” или “Ь”».

Конвенция определяет пространственную сферу действий, подпадающих под понятие пиратства, т.е. первым квалифицирующим признаком является место совершения действий, перечисленных в ст. 101 Конвенции ООН 1982 г. Совершенные в открытом море действия, представляющие собой любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж, либо такие действия, совершенные вне юрисдикции какого бы то ни было государства, являются пиратством. Конвенция 1982 г. не включала открытое море в исключительную экономическую зону. Развитие же международного морского права привело к появлению такого института, как исключительная экономическая зона, в которой прибрежные государства имеют право осуществлять определенные суверенные права и юрисдикцию в отношении некоторых видов морской деятельности. Ширина этой зоны составляет 200 морских миль и отсчитывается от тех же исходных линий, что и территориальное море.

Хотя исключительная экономическая зона и не является частью открытого моря, однако, как указывается в п. 2 ст. 58 Конвенции 1982 г., ст. 88—115 применяются и к исключительной экономической зоне.

С формальной точки зрения существует ряд проблем в применении термина «пиратство» в случаях, когда речь идет об архипелажных, территориальных водах, о внутренних морских водах. Однако ничто не препятствует государствам называть такие деяния пиратством. В качестве примера можно сослаться на Уголовный кодекс Российской Федерации, в ст. 227 которого под пиратством понимается «нападение на морское или речное судно в целях завладения чужим имуществом, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения».

Следует отметить, что международное право не препятствует государствам распространить действие конвенционных положений о пиратстве на акты насилия, захвата или грабежа в отношении частновладельческих судов, их экипажа, пассажиров или имущества, совершаемые в морских водах, находящихся под их суверенитетом. Это может осуществляться либо путем принятия соответствующего национального акта, либо в виде заключения международного договора. Так, в целях имплементации положений Конвенции 1982 г. о пиратстве в 2005 г. был заключен первый многосторонний договор — Региональное соглашение о сотрудничестве по борьбе с пиратством и вооруженным разбоем против судов в Азии. Этим соглашением положения о пиратстве распространяются за пределы открытого моря на действия, которые совершаются во внутренних водах, территориальном море и архипелажных водах, т.е. в водах, находящихся под суверенитетом прибрежных государств. Естественно, что положения названного соглашения могут быть применены только к гражданам договаривающихся государств либо к судам, имеющим их национальность.

Еще одним квалифицирующим признаком пиратства в Конвенции 1982 г. называется «любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж». Современное же пиратство осуществляется в форме не только захвата судна и его груза, но и путем захвата заложников, членов экипажа или пассажиров с целью выкупа, захвата оборудования, убийства, грабежа, потопления судна и др.

В 1988 г. была заключена Римская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства. Статья 3: «1. Любое лицо совершает преступление, если оно незаконно и преднамеренно:

— а) захватывает судно или осуществляет контроль над ним силой или угрозой силы или путем любой другой формы запугивания; или

— Ь) совершает акт насилия против лица на борту судна, если этот акт может угрожать безопасному плаванию данного судна; или

— с) разрушает судно или наносит судну или его грузу повреждение, которое может угрожать безопасному плаванию данного судна; или

— d) помещает или совершает действия в целях помещения на борт судна каким бы то ни было способом устройства или вещества, которое может разрушить это судно, нанести этому судну или его грузу повреждение, которое угрожает или может угрожать безопасному плаванию данного судна; или

— е) разрушает морское навигационное оборудование, или наносит ему серьезное повреждение, или создает серьезные помехи его эксплуатации, если любой такой акт может угрожать безопасному плаванию судна; или

— 0 сообщает заведомо ложные сведения, создавая тем самым угрозу безопасному плаванию судна; или

— g) наносит ранения любому лицу или убивает его в связи с совершением или попыткой совершения какого-либо из преступлений, указанных в подпунктах “а”—“Г’».

Такие деяния подпадают под действие этой конвенции, если они совершены в водах, как указывается в ст. 4, «за внешней границей территориального моря». Иными словами, пространственной сферой действия Римской конвенции являются те же пространства, что и пространственная сфера действий положений Конвенции 1982 г. о пиратстве.

Если сравнить пиратские акты, как они определены в ст. 101 Конвенции ООН 1982 г., с актами, подпадающими под действие Римской конвенции, то может сложиться впечатление, что составы правонарушений совпадают. Между тем Римская конвенция направлена, как это указано в ее преамбуле, на борьбу с террористическими актами на море и с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, безопасности людей и имущества, которые, в сущности, также следует отнести к террористическим. Такие акты, как указывается в преамбуле Римской конвенции, «серьезно нарушают морское сообщение и подрывают веру народов мира в безопасность морского судоходства».

Борьба с пиратством предполагает необходимость определения морского судна (или летательного аппарата) в качестве пиратского. В соответствии со ст. 103 конвенции судно или летательный аппарат будут рассматриваться как пиратские, если они предназначены «лицами, имеющими над ними власть» для совершения пиратских действий. Таковым оно будет считаться до тех пор, пока будет находиться под властью лиц, совершающих пиратские действия.

Возникает вопрос о том, сохраняют ли пиратские суда национальность либо ее утрачивают. Национальность морского судна означает его государственную принадлежность, т.е. право плавать под флагом какого-либо государства и право на защиту со стороны государства флага. В прошлом пиратские суда рассматривались как не имеющие национальности. Современное международное право решает вопрос о национальности иначе. Так, в соответствии со ст. 104 Конвенции 1982 г. «судно или летательный аппарат могут сохранять свою национальность, несмотря на то что они стали пиратским судном или пиратским летательным аппаратом. Сохранение или утрата национальности определяется внутренним правом того государства, которым она была предоставлена». Таким образом, государство само решает вопрос о национальности пиратского судна. Однако, даже если пиратское судно сохраняет государственную принадлежность, это не означает, что судно и лица, пребывающие на нем и являющиеся пиратами, продолжают находиться под защитой государства.

Конвенция ООН 1982 г. устанавливает универсальную юрисдикцию в отношении пиратских судов, летательных аппаратов и пиратов. Суть ее заключается в том, что, как следует из ст. 105, «в открытом море или в любом другом месте вне юрисдикции какого бы то ни было государства любое государство может захватить пиратское судно или пиратский летательный аппарат, либо судно или летательный аппарат, захваченные посредством пиратских действий и находящиеся во власти пиратов, арестовать находящихся на этом судне или летательном аппарате лиц и захватить находящееся на нем имущество». При этом не имеет никакого юридического значения национальность пиратского судна или летательного аппарата и гражданство (подданство) пиратов. Универсальная юрисдикция включает право любого государства, осуществившего захват пиратского судна, подвергнуть судебному преследованию пиратов. Суды налагают наказание в соответствии с законодательством. Они же могут определить те меры, которые «должны быть приняты в отношении таких судов, летательных аппаратов или имущества, не нарушая прав добросовестных третьих лиц».







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.214.113 (0.019 с.)