ТОП 10:

Прошлое, настоящее и будущее сексуального просвещения



  - Мама, а скажи, могут жить мужчина с мужчиной как муж и жена? Мать замялась, но врать не стала и ответила, что иногда, очень редко, могут. - А женщина с женщиной? Мама поняла, что отступать поздно и ответила примерно так же. - Мама, а ты не рано мне все это рассказываешь? - лукаво спросила дочь.

 

Этот диалог состоялся в молодой, хорошей и дружной семье. И через несколько минут после него Маша уже с увлечением решала задачки по математике, которых ей всегда оказывается слишком мало. Она хочет знать все, что только возможно - и про то, как складывать бананы с ананасами, и можно ли то же делать с кошками и мышками, и как родятся на свет дети.

Наверное, в каждой семье однажды раздается этот вечно юный вопрос: «А где я был раньше, мама? Откуда берутся дети?» И родителям приходится выбирать свою позицию на огромном полигоне вариантов между полными враками об аисте и полным просвещением по данному вопросу - по поводу полового влечения и соответствующего акта со всеми вытекающими последствиями.

В этой главе я поставила себе следующую задачу: сделать небольшой обзор существующих на эту тему мнений, включив в них исключительно по праву авторства и свое собственное.

Моя собственная заинтересованность состоит в том, что, во-первых, как матери, пришлось пройти через строй соответствующих вопросов и, что еще сложнее, недомолвок своих детей, во-вторых, иметь дело с постоянными вопросами своих клиентов-родителей, в-третьих, видеть результаты негласного сексуального просвещения молодежи через телевидение, кинематограф и видеопрокат. Результаты состоят в том, что секс становится чем-то вроде модного вида спорта, перестает быть тайной для двоих и вершиной любви, как проявления полного доверия двоих друг другу. Можно ли в такой ситуации игнорировать проблему государственной программы сексуального воспитания и планирования семьи? Можно, конечно, только тогда у детишек не останется альтернативы, возможности выбора своего стиля и образа жизни. Кроме, конечно, нашего раздраженного и ностальгического брюзжания о том, как жили предки наши.

Программу сексуального просвещения по американскому образцу в нашей стране уже пытались провести в ряде регионов, но она встретила мощный отпор со стороны родителей и педагогов. Можно сказать, что программа действительно не была экологична нашему менталитету, культурным традициям российской глубинки. Да и не нуждаются наши дети в изображениях половых органов на больших плакатах. Все это они начали изучать еще в кустах детского сада в возрасте 4-5 лет. Если, конечно, из них тут же не делали преступников и не клеймили общественным презрением.

Но что, как и когда им говорить или не только говорить, а как-то самим поступать, и доверять ли процесс воспитания детей школе и психологам или это должно быть прерогативой семьи - вот ряд не скучных и не новых вопросов.

Для меня было значимо сопоставить мнения таких знатоков психологии, в том числе детской и сексологии, как К.И. Чуковский (не спешите удивляться - лучше его никто не описал внутренний мир дошкольника от 2 до 5 лет), английский философ К.С. Льюис, Герберт Шелтон (известный во всем мире ученый-гигиенист), Эрик Берн (психолог, знаменитый многими своими психологическими бестселлерами), И.Медведева и Т.Шишова - ведущие отечественные детские психологи православного направления.

***

Начинаю с того человека, чьи взгляды наиболее близки мне, которого люблю за его преданную маленьким и большим детям жизнь, за его чудесные книги - с К.И. Чуковского:

«Если мать или отец, не считаясь с возрастными потребностями ребенка, попытаются сообщить ему полную и неприкрытую «истину» о зачатии, ребенок по законам своего детского мышления непременно превратит эту «истину» в материал для безоглядной фантастики. Так поступил, например, пятилетний Волик Шмидт, сын академика Отто Юльевича Шмидта, когда его мать откровенно сообщила ему подлинные и подробные сведения о происхождении детей. Он тотчас же стал импровизировать длинную повесть о своей жизни в материнской утробе:

- Там есть перегородка... между спинкой и животиком.

- Какая перегородка?

- Такая перегородка - с дверкой. А дверка вот такая маленькая. (Смеется.) Да-да. Я сам видел, когда у тебя в животике был. И комнатка там есть малюсенькая, в ней живет дяденька.

- Какой дяденька?

- Я был у него в гостях, пил у него чай. Потом я играл еще в садике. Там и садик есть маленький, и песочек в нем... И колясочка маленькая... Я там с детками играл и катался.

- А откуда же детки? - Это у дяденьки породились... Много-много деток. И всё мальчики; девочек там нет. И моссельпромовцы сидят... Трое их... Вот такие малюсенькие.

- И ты там жил у них?

- Я приходил к дяденьке в гости, а когда пришла пора родиться, я с ним попрощался за ручку и вышел у тебя из животика.

Рассказ об этом маленьком Волике, населившем материнскую утробу тремя моссельпромовцами, я заимствую из неопубликованного дневника Веры Федоровны Шмидт. В том же дневнике есть другая любопытная запись: «После каждого глотка Волик останавливается и как бы прислушивается, что делается у него внутри. Потом весело улыбается и говорит мне:

- Уже побежало по лестничке в животик.

- Как - по лестничке?

- У меня там лестничка (показывает путь от горла до желудка); все, что я кушаю, бежит потом по лестничке в животик... А потом есть еще лестничка в ручках, в ножках... Везде идет то, что я кушаю...

- Это тебе кто-нибудь рассказал так?

- Нет, это я сам видел.

- Где же ты это видел?

- А когда я был у тебя в животике, я видел, какие у тебя лестницы... значит, и у меня такие…

Вот что сделал пятилетний ребенок из эмбриологических истин, которые поторопилась сообщить ему мать».

***

Перу К.С. Льюиса принадлежат кроме всех прочих произведений трактат «Любовь» и космическая трилогия, в которых он высказал свое отношение к страсти и сексуальной жизни. «Нельзя относиться с важностью к страсти, да и невозможно, ведь для этого надо насиловать свою природу. Не случайно все языки и все литературы полны шуток на эти темы. Многие шутки пошлы, многие гнусны, и все до одной стары. Но, смею утверждать, них отражено то отношение к соитию, которое гораздо невиннее многозначительной серьезности. Отгоните смех от брачного ложа, и оно станет алтарем. Страсть обернется ложной богиней - более ложной, чем Афродита, которая любила смех» (К.С. Льюис, трактат «Любовь»).

***

Мнение Герберта Шелтона гораздо более категорично, оно заключено уже в названии одной из его статей «Миф о необходимости секса». «В современной литературе о сексе очень явственно проступает мысль о том, что если цивилизованный человек отбросит в сторону все ограничения и всякие нравственные нормы, и чуть ли не с детства предастся одной долгой беспорядочной оргии соития, пока этому не положат конец физическое истощение и старческий возраст, это позволит ему избежать нервных, умственных и прочих заболеваний, и каждый обретет свое счастье.

Воздержание невозможно, нежелательно, губительно, - заявляют сторонники контроля над рождаемостью. Психоаналитики, многие врачи, в том числе невропатологи, урологи приводят массу доводов, которые, по их мнению, доказывают, что воздержание очень вредно и особенно способствует нервным и умственным расстройствам. Поло­вой инстинкт, говорят они, очень силен, и, подобно всем другим ин­стинктам, должен быть удовлетворен, иначе он обернется против нас ужасным наказанием. Импотенция, стерильность, нервные заболева­ния, безумие и прочие беды будто бы порождаются неудовлетворен­ным половым импульсом.

…Все эти доводы фальшивы. Власть полового инстинкта сильно пре­увеличивают, а недостатки умеренности воображаемы. Стремления психологов вдохнуть новую ЖИЗНЬ в старый миф о необходимости сек­са, издавна поддерживаемый и угоду лишь мужчинам, но ныне отста­иваемый для обоих полов, - напрасные попытки. …Исключительно сильная потребность в сексе наблюдается у развратников, сатиров, нимфоманок, идиотов, дебилов и прочих подобных людей. Иногда это происходит и с больными туберкулезом, которым, однако, удовлетворение желания наносит большой вред. «Сильной» сексуаль­ностью обладают невротики и некоторые категории людей с психиче­скими отклонениями».

***

Несколько теплых слов о сексе в человеческой любви в одноименной книге сказал Эрик Берн: «Спаривание - звучит тепло и плодородно. Может быть, более всего по-человечески и наименее вульгарно звучит «заниматься любовью». В этом есть и нечто теплое, влажное, плодородное, и нечто обещающее - больше, чем сам акт. Никто не может сказать, что будет утром с людьми, которые совокуплялись, имели коитус или половое сношение. Люди же, которые занимались любовью, скорее всего, вместе будут завтракать. Поэтому юные леди в большинстве своем предпочитают эти слова всем остальным. К сожалению, похоже, что мужчины менее к ним склонны, даже те, которые охотно садятся завтракать с женщинами».

«…Прежде чем мы перейдем к сексуальному просвещению здоро­вых полнокровных здравомыслящих американцев, скажем не­сколько слов о «сексуальном образовании» в школе. Понадобит­ся лет двадцать, чтобы судить о его эффективности, пока вырастет поколение, которое ему подверглось. Главное, чтобы его осуществляли не синие чулки под неусыпным надзором сушеных вобл из попечительского комитета. В этом отношении секс похож на юмор. Уроки юмора, если уж они нужны, долж­ны даваться людьми, которые хоть раз в жизни смеялись и которым это понравилось».

***

И.Медведева и Т.Шишова - практические детские психологи, создатели куклотерапии и драматической психоэлевации как метода в детской психотерапии, мужественно отстаивающие свои взгляды на воспитание детей в условиях новой жизни, в своей «Книге о трудных родителях» они рассуждают о «горьких плодах просвещения» (имеется в виду сексуального):

- Ах, вот как?! Вы за то, чтобы он узнал такие важные вещи во дворе, в подворотне? Набрался черт знает чего от уличных «просветителей»?

Да, мы за это. Мы считаем уличное просвещение естественным и необходимым этапом духовного (да-да, как это ни парадоксально звучит!) развития ребенка. Во все времена «правду о любви» дети узнавали от более старших или шустрых сверстников. И всегда эта правда преподносилась в искаженном, скабрезном виде. Однако наступал следующий этап, и юноша, который еще вчера, будучи подростком, писал на заборе матерные ругательства и рисовал непристойные картинки, влюблялся, переставал есть и спать, сочинял стихи и думал о предмете своей любви как о неземном, ангелоподобном существе... А потом юность сменялась молодостью, и уже «не мальчик, но муж», любивший теперь вполне земную жену и мать своих детей, в ярости кричал на сына, обнаружив в его тетрадке похабный рисунок...

Подростковый цинизм - это все равно как молочные зубы. В свое время они выпадут, и, казалось бы, зачем они нужны. А вот зачем-то нужны. И потом, если вы думаете, что, прочитав ребенку вслух «Детскую сексуальную энциклопедию», можно избежать образования в «дворовых университетах», - вы глубоко заблуждаетесь! Все равно ваш сын (или дочь) поверит своим друзьям-наставникам, а не вам. Взрослая жизнь всегда окутана для ребенка тайной, и если авторитетный друг или подруга скажут ему, что дети рождаются от поцелуя, детское мифологическое сознание с готовностью примет это за истину.

***

Прочитав весь этот материал, вы, возможно, убедились в разнообразии мнений по одному и тому же вопросу. И, что интересно, каждый автор по-своему прав.

Прав Чуковский в том, что детский разум отсевает все, к чему он не готов, или искажает информацию до неузнаваемости. И что преждевременные усилия взрослых впрок не пойдут. Особую благодарность чувствую к Эрику Берну за его человеческое, спокойное и слегка юмористическое отношение к сексу, как к теплому, плодородному, необходимому и желанному фактору нашей жизни, но при этом отнюдь не главенствующему над всей нашей жизнью. В человеке есть чему главенствовать - царю в голове, символизирующему возможность и осуществленное право выбора, которого и должно воспитывать в первую очередь. Война, развернувшаяся вокруг отношения к сексу и сексуальному воспитанию, устрашает сама по себе, делая ее предмет яблоком раздора, опасным, как бы отравленным. Делает его своего рода опасным божеством, от чего предостерегал Льюис. Лишает нас простоты и радости жизни любовной и чувственной. Во многом я присоединяюсь к Медведевой и Шишовой, как человек, женщина, коллега.

Думаю, что есть смысл в корпоративном подходе к решению этого вопроса, потому что в этой войне в числе побежденных будут в первую очередь дети, по поводу которых сыр-бор идет в нашей отечественной психологии. А пока суд да дело (паны дерутся, а у холопов чубы трещат), остается вечная прерогатива семьи в воспитании своих детей, прерогатива родителей сначала самим добросовестно просвещаться, выбрать свое отношение к вопросам пола. Для этого есть культурные традиции, множество литературных источников, психологические группы, интернет, наконец-то. И чтобы вас не корежило, когда ребенок спросит, как он появился на свет. Первое, что он хочет точно знать, это то, что мама и папа его очень ждали и любили уже тогда, когда он жил в теплом и уютном мамином животике, как мама разговаривала с ним, гладила снаружи, охала от наслаждения, когда он там кувыркался. А уже потом, через какую дырочку он оттуда вышел (да, конечно же, через специальную, устроенную для этого). Вообще, когда родители не боятся своей жизни и своего ребенка, разговоры на самые разные темы происходят удивительно просто и без всякого напряжения - родитель знает, что имеет виду ребенок, задавая тот или иной вопрос. И ребенок не боится спрашивать их. А когда перестает спрашивать, значит, он уже достаточно вырос, чтобы перестать есть только из вашего клюва, и готов сам добывать себе пищу для мозгов. В том числе и на улице. Просто если вы его воспитали хозяином самому себе, то он будет есть и пить из хороших источников, иметь дело с людьми, которые его не смогут испортить. Иммунитет к гнильце закладывается в семье, родителями очень рано. И если вы почувствовали страх за ребенка, что его может кто-то испортить, обратите «глаза зрачками в душу», потому что это к себе вы потеряли доверие, к тому, что сами натворили. И с себя, с собственных Авгиевых конюшен и надо начинать чистку.

Будет ли в школах предмет о сексе – определит множество факторов. Первый американский блин на российской сковородке оказался комом. Однако теперь уже не скроешь того факта, что секс – один из тех столпов, на котором зиждется реальность, носящая имя «человек», что «все-таки она вертится», хоть вешай, хоть жги на костре очередного Коперника. Другое дело, вокруг чего вертится само Солнце и его Галактика. И, может, обновление мировоззрения наших детей стоило начать не с введения сексоведения, а с преподавания истории культуры и этнографии семьи. Разумеется, в детском варианте. В народных сказках заложены все модели рационального поведения людей, в том числе и гендерные. Символическое мышление ребенка ребенка-дошкольника в иных моделях и не нуждается. А сексуальное просвещение в школе, по-моему, должно быть пока, во-первых, факультативным и добровольным (с согласия родителей), во-вторых, раздельным (у девочек и у мальчиков), в третьих, обеспеченным высококвалифицированным преподавателем, в четвертых, контекстным, т.е. сексология должна преподаваться в составе человековедения. Иначе можно скатиться в трясину чрезмерной озабоченности и профанации, и полного с точки зрения наших же детей кретинизма. Ведь они, как все нормальные поначалу живые существа живут по принципу: «А Васька слушает, да ест». Наши теории они все равно переиначат на свой лад и нас же перепугают своим вариантом «интертрепации», если мы недостаточно продумаем способ приготовления и подачи информации. «Блюдо» должно хоть сколько-нибудь соответствовать нашим и их представлениям о «съедобности». Вот Гарри Поттер для них съедобен. Не знаю, насколько съедобен мой многослойный торт «Попурри» на тему секса, но все же рискну подать его на стол.

Глава восемнадцатая

О, хищные вещи века!

  «Какая предстоит работа, подумал я. Какая работа! Я не знал пока, с чего нужно начинать в этой Стране Дураков, захваченной врасплох изобилием, но я знал, что не уеду отсюда, пока мне позволяет закон об иммиграции. А когда он перестанет позволять, я его нарушу». (А. и Б. Стругацкие «Хищные вещи века»)

 

Хищные вещи существовали всегда. Почти сто лет назад Тэффи написала рассказ о желтом воротничке, который испортил всю жизнь милой скромной женщине и ее мужу, незаметному советскому служащему. Наглый воротник, надежно угнездившийся в гардеробе, потребовал сначала соответствующей приличной блузки, потом – туфель, сумочки, поездок на извозчике, вранья мужу, займа денег… В результате бюджет семьи и самая семья прекратили свое существование. Эта ситуация, конечно, утрирована писательницей-сатириком, но в жизни происходят истории совсем не смешные, а грустные и даже страшноватые для родителей. Причем, родители сами не могут понять, откуда у детей такие меркантильные потребности, стремление ко все новым и новым вещам и дорогим престижным удовольствиям. И почему они не могут отстоять скромного достоинства семьи среднего уровня достатка…

Мама привела на консультацию своего мальчика Ваню – пятиклассника. Ваня с ревом отказывается ходить в школу, закатывает бурные истерики и ничего объяснять не желает. Мама и сама на взводе, едва сдерживает себя от карательных мероприятий. На консультации удалось выяснить, что мальчишки в классе (а класс математический, в престижной школе) смеются над ним из-за того, что у него недостаточно современный винчестер в компьютере. Мальчики из состоятельных семей, могут позволить себе хорошую технику, и Ваня стал изгоем среди этой элиты. Мы с мамой переглянулись и задумались. Детям всего по десять лет. Все их поведение пока в основном отражение наблюдаемой ими жизни, большей частью – их собственных семей. Решили, что есть смысл решать вопрос на социальном уровне (не игнорируя, конечно, факт низкой самооценки мальчика). Потому что учительница не знает, какие «ценности» начинают преобладать во вверенном ей классе, ведь мальчики подвергают жертву издевательствам очень тонко, и при учителе все шито-крыто, тишь-гладь, да божья благодать. Оказалось, что и другие родители ни о чем таком не подозревали. На родительском собрании, которое прошло по теме детской дедовщины, родители и учитель решили, что с детьми надо поговорить о существовании и других ценностей в жизни, кроме объема винчестера. Постепенно в классе наладилась более нормальная обстановка. Ваня пошел в школу. Это то, что мне известно достоверно.

А вот семиклассник Женя запустил руку в домашнюю кассу и весело проводил время с друзьями из состоятельных семей. Мать пришла в полное отчаяние и страх, когда узнала об этом. И опять престижная школа, элитный класс – и семья среднего достатка, где мать трудится, не покладая рук, чтобы дать ребенку хорошее образование и достойное общение. Мальчику стыдно посещать школьную столовую, где питание доступное и недорогое, потому что его товарищи питаются в Мак-Дональдсе пиццами и гамбургерами. И я вспомнила другой случай, который произошел с дочкой-подростком моих приятелей. Она собиралась с подружками в этот самый Мак-Дональдс. Родители субсидировали поход и потом стали расспрашивать вернувшихся детей, мол, как там на диком западе питаются. Девочки как-то туманно объяснили, что все было потрясающе, и только потом выяснилось, что по пути в кафе они завернули в книжный магазин «Чакону» (а надо сказать, что этот магазин замечателен по подбору и огромному количеству самой разнообразной литературы). В «Чаконе» они спустили все деньги, накупили разных книг, и на Мак-Дональдс средств уже не осталось. Что поразило родителей, так это факт смущения детей – им было неловко признаться, что они потратили деньги на книги вместо того, чтобы их проесть. Кутить в «обжорке» престижно, читать книги – нет. Это наши нынешние реалии, если не считать «нефров» (простите за сленг – так называют неформалов – представителей молодежи, не желающих быть похожими на большинство – серую массу; к числу их увлечений относится интерес к ценностям культуры).

Что касается нашего мальчика, то, оставшись с ним наедине, я увидела его искреннее возмущение мамой, которая не понимает, что он не может жить без того, чего она не хочет ему обеспечить. Не было чувства вины за свое преступление, не было раскаяния, было только убеждение в том, что он достоин красивой жизни. А она не может ему ее обеспечить. А почему он должен быть хуже своих приятелей? Потом я пыталась понять, как же так получилось, что мать – трудяга, а сын - универсальный потребитель без малейшего признака стыда и совести. Мама, оказывается, всегда сама мечтала о высоком уровне жизни, все ее знакомые относились к кругу состоятельных людей, сын среди них вырос. Она только не успела ему объяснить отличия доходов крупного предпринимателя от своей зарплаты очень способного, но государственного служащего. Он же принял их отношения с окружением за чистую монету, окружение сформировало его потребности. И мать, та, которая сейчас с отчаянием и ужасом смотрит в будущее, сама способствовала этому.

В США люди живут в районах согласно уровню своих материальных возможностей, платят налог за обучение детей в школе, расположенной по месту жительства. Уровень школы соответствует уровню достатка людей. Контраста не возникает. Для способных детей существуют специализированные школы различного профиля. Их обучением занимается государство.

Западному капитализму уже много лет. Отношения между слоями общества отлажены, стабилизированы. В нашу страну искушение изобилием хлынуло сравнительно недавно, и наложилось на неизжитое совковое представление о «равенстве» людей. Я не социолог и не революционер, и не собираюсь осуждать материальные ценности и тех, кто их созидает и собирает. Но я за то, чтобы люди учились прогнозировать результаты своей жизни и не удивлялись так сильно тому, что происходит с детьми. Да то же, что и с нами. Когда сами забываем о потребностях души, запрягаем себя в лямку бесперебойного зарабатывания денег, перестаем радоваться друг другу просто так, без всяких материальных подкреплений, у детей духовные потребности оказываются несформированными, а материальные – гипертрофированными. И бесполезно копить дома хорошие книги, если мы их не читаем с нашими детьми, бесполезно ожидать от них сочувствия к себе, если забыли, когда в последний раз говорили с ними по душам или просто хохотали в свое удовольствие.

Я думаю, что наши действительные ценности, которыми мы живем, не нуждаются в рекламе и их не нужно проповедовать перед детьми. Мы просто живем согласно им, и тогда яблочко от яблоньки далеко не упадет. Как только мы начинаем им что-либо проповедовать и убеждать, как надо жить, оказывается, что мы не столько их, сколько самих себя пытаемся убедить, самим себе пытаемся доказать, как надо жить. И тогда дети от нас держатся подальше, потому что любая навязчивость и любое насилие всегда вызывает протест и желание быть подальше от тех, кто нас пытается переделать. Делая что-то естественно, как дышим, мы создаем атмосферу максимального благоприятствования для того, чтобы дети «заразились» от нас нашим вкусом к жизни. «Заразить можно только тем, чем болеешь сам» - так говорит М.Л. Покрасс, замечательный врач-психотерапевт из Самары. Если мы хотим, чтобы наши дети стали культурными, нужно быть самим верными храму культуры, быть если не его строителями и хранителями, то регулярными потребителями его ценностей. Люди этого типа не обязательно творцы сами, но что-то от магов у них все же есть, хотя бы то, что они находятся в пути и им никогда не бывает слишком много уже известного о мире. В еще одной своей книге «Понедельник начинается в субботу» Стругацкие пишут о людях, работающих в НИИЧАВО – НИИ Чародейства и Волшебства. «Сюда пришли люди, которым было приятнее находиться друг с другом, чем порознь, которые терпеть не могли всякого рода воскресений, потому что в воскресенье им было скучно. Маги, Люди с большой буквы, и девизом их было «Понедельник начинается в субботу». Да, они знали кое-какие заклинания, умели превращать воду в вино, и каждый из них не затруднился бы накормить пятью хлебами тысячу человек. Но магами они были не поэтому. Это была шелуха, внешнее. Они были магами потому, что очень много знали, так много, что количество перешло у них, наконец, в качество, и они стали с миром в другие отношения, нежели обычные люди. Они работали в институте, который занимался, прежде всего, проблемами человеческого счастья и смысла жизни, но даже среди них никто точно не знал, что такое счастье и в чем именно смысл жизни. И она приняли рабочую гипотезу, что счастье в непрерывном познании неизвестного и смысл жизни в том же. Каждый человек – маг в душе, но он становится магом только тогда, когда начинает меньше думать о себе и больше о других, когда работать ему становится интереснее, чем развлекаться…И, наверное, их рабочая гипотеза была недалека от истины, потому что также, как труд превратил обезьяну в человека, точно также отсутствие труда в гораздо более короткие сроки превращает человека в обезьяну. Даже хуже, чем в обезьяну. …Человек сплошь и рядом не может бороться со своими кислыми мыслями, на то он и человек – переходная ступенька от неандертальца к магу. Но он может поступать вопреки своим мыслям, и тогда у него сохраняются шансы. А может и уступить, махнуть на все рукой («Живем один раз», «Надо брать от жизни все», «Все человеческое мне не чуждо»), и тогда ему остается только одно: как можно скорее уйти из института».

Мне очень больно видеть подростков, оболваненных идеей зарабатывания денег, не важно, как, детей, не получивших доступа к своей уникальной мечте, детей, избравших себе кумиром золотого тельца не потому, что они действительно в него верят, а потому, что их в этом убедили средствами рекламы и массовой информации. Больно видеть зомби во вчерашнем живом и настоящем ребенке, больно видеть родителей, не сумевших защитить самое важное в жизни, прозевавших торги, на которых их дети пошли с молотка…

Я ведь говорю сейчас не обо всех людях, которые избрали занятия предпринимательством, маркетингом и финансами. Каждый одарен по-своему. Всегда были нужны хорошие купцы, импресарио и банкиры. Они первыми осваивали мир, иногда становились восторженными и щедрыми меценатами. Больно лишь за то, что, поддавшись моде и соблазнившись сладким разрекламированным куском, человек упускает свой эксклюзивный шанс состояться по-другому, по-своему.

Как же жить в стране, захваченной врасплох изобилием? Какая еще революция нам нужна, чтобы избежать колбасного рая и неизбежной скуки сытости? На этот вопрос отвечает, во всяком случае, пытается ответить герой Стругацких Иван Жилин (роман «Хищные вещи века»): «Семь лет назад ты объяснил мне, что твой народ проклят. Мы пришли сюда и сняли проклятие с тебя, Рюга и с многих других детей, у которых не бывает родителей. А теперь ваша очередь снимать проклятье…» Мы с детства знаем о том, как снимали проклятья на стройках и в лабораториях, а вы снимете последнее проклятье, вы, будущие педагоги и воспитатели. В последней войне, самой бескровной и самой тяжелой для ее солдат».

 

Глава девятнадцатая







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.220.225 (0.009 с.)