ТОП 10:

Мир мультипликации в Новый Год



Наступил Новый Год, и в мультипликации все герои собрались, чтобы его отметить. Тут были все: Винни-Пух, Пикачу, Черный Плащ и все-все-все. Потом пришел и сам Дед Мороз, но кто-то украл елку. Все пришли в ужас.

Винни-Пух сказал всем:

- Надо думать!

- Зачем тут думать, - сказал Пикачу, - ясно, кто ее стащил – это Мьюту!

- Нет, - сказал Черный Плащ, - это Стальной Клюв.

- Нет, нет! – закричали все остальные и стали предлагать свои версии похитителей елки.

В конце концов, все сошлись в одном мнении: это был граф Дракула, но поскольку сам он был застрелен серебряной пулей и проколот осиновым колышком, то на смену ему пришел Минотавр, но он был убит Персеем. Тогда сам Дед Мороз сказал: «Это Кащей». Все согласились и собрались выручать елку. Но замок Кащея был далеко, как туда добраться? Все поехали, кто на чем: Пикачу - на голове Эша, Черный плащ – на мотоцикле, Дед Мороз – на лыжах, Спайдермен – на паутине, а иксмены сели в космический корабль и помчались быстрее всех, Сейлор – воины бежали, а Винни – Пух на своих двоих шел позади всех.

Вскоре они добрались до замка Кащея. Зорро постучал в дверь, открыл ему сам Кащей, и все закричали: «Отдай нам елку!»

Кащей хлопнул дверью и закрыл ее на замок. Тогда Черизард дохнул на дверь огнем, и та сгорела. Но что это такое? За ней была еще одна дверь, крепче прежней. Теперь поднатужился Бэтмен и сломал ее, но за ней появилась еще одна.

Тогда разозлился сам Дед Мороз, стукнул посохом по двери и заморозил ее – она сама собой и развалилась.

Все зашли внутрь. Долго плутая в лабиринтах замка, они наконец вышли в какую-то комнату. Там стоял стол, а на нем – шкатулка, на которой было написано: Кто откроет шкатулку, тот погибнет, кто только замок откроет, калекой станет, кто к шкатулке прикоснется, ничего с ним не будет, а кто из-под нее бумагу вытащит, всю правду о Кащее узнает.

Все стали думать, кто и как вытащит бумагу. Первым попробовал Бульбозавр, но у него ничего не получилось: он не мог вытащить бумагу, не подняв шкатулку, а замок был старым и мог сломаться, и шкатулка открылась бы. Вторым попробовал Спайдермен, но у него тоже ничего не вышло по той же причине. Тогда вышел Винни-Пух. Он залез под стол и сказал: «У кого есть что-нибудь острое – залезайте сюда». Вызвался герой мультфильма «Иксмены» – Россомаха. Винни-Пух сказал: «Прорежь дырку под шкатулкой, и мы достанем бумагу. Россомаха вытащил шипы и прорезал отверстие. В руки к ним упала старая обветшалая бумага. Винни-Пух отдал ее Деду Морозу, тот прочитал: «Кащея не победить никому в целом свете, если не знать его слабое место: смерть Кащея на конце иглы, игла – в яйце, яйцо – в утке, утка – в зайце, заяц – в ларце, закрытом волшебным замком, а ларец висит на дубе, на острове посреди Великого моря».

Все вышли из замка и направились к острову, но вот проблема: не все могли плавать или летать, а одному все равно не добраться до ларца. Тогда вышел Лапрас и дыхнул ледяной струей на море и проморозил дорогу, но у него не хватило сил протянуть ее до острова. Тогда Дед Мороз подошел к концу дорожки, махнул посохом, и та протянулась до самого острова. Все с шумом и гамом бросились туда. И вот все увидели дуб и на нем – высоко висящий ларец, но как добраться до него? Тогда Супермен взлетел, сломал цепи, на которых висел ларец, тот упал прямо в руки Деду Морозу. На ларце висел огромный замок, тогда Зорро поддел его шпагой и открыл. Из ларца выскочил заяц, но не успел он опомниться, как был связан паутиной Спайдермена, тут же из зайца выпорхнула утка и взлетела высоко-высоко, за ней полетел Пиджиото (покемон-птица) и сбил утку, она упала, и из нее выкатилось яйцо, которое схватил Винни-Пух. Когда Винни-Пух дотронулся до яйца, оно раскололось, и из него выпала игла. Она была так мала, что ее невозможно было разглядеть, и никто не мог ее поднять. Тогда Галдак сверкнул глазами, и ила сама собой взлетела в его руку. Он отдал ее Деду Морозу. Все собрались в обратный путь по ледяной дороге, сделанной Лапрасом и Дедом Морозом. Скоро они подошли к замку Кащея. На поле перед ним стоял сам Кащей и смеялся. Все не на шутку рассердились, и особенно Астерикс. Он кинулся на Кащея и ударил его так, что тот потерял сознание, а когда пришел в себя, то уже не смеялся, а злился. Махнул Кащей рукой, и перед ним встала стена огня, но Бластоас залил ее водой. Но Кащей взмахнул мечом и взлетел, и Дед Мороз не успел воткнуть в него иглу. Тут в небо взлетел Пегас и ударил Кащея рогом - тот упал. Тут-то Дед Мороз и бросил в него иглу, она воткнулась прямо в череп Кащея, но он не умер, а стал маленьким и беспомощным и сказал, где елка. Вся компания вскоре отправилась назад, но уже с елкой, и весело встретили Новый Год.

***

То, что ребенок в своей сказке проецирует возможность героического поведения, да еще умение сотрудничать, не говорит о том, что он уже реально себя так ведет. Но он уже НАЗВАЛ этот формат поведения, и от его воспитателей зависит, сможет ли он реализовать этот образец, этот умозрительный сюжет. Все предшествующие сюжеты этого ребенка, который он оглашал или разыгрывал, были в высшей степени агрессивными и разрушительными. Ни на какие компромиссы он в этом плане не шел.

Еще об одном сюжете, в котором нередко оказывается бывшая Жертва. Это Некто, сидящий в яйце, или бочке, или иной оболочке. Некто, функционально являющийся эмбрионом, поглощающим свою питательную среду и заключающий в себе потенциально огромный мир, мир, совершенно еще неизвестно какой. Это все наиболее тяжелые варианты психических травм и психических болезней – поза эмбриона и «капюшон» шизофреника, реактивные состояния под одеялом, это полная апатия к реальной жизни и почти растительное существование на физическом плане, это алкоголизм и наркомания. Это норма внутриутробного развития и тяжелая патология последующих периодов, это закукливание в самого себя с непредсказуемым результатом. С мифологической точки зрения это юнговский Предвечный Младенец, обладающий потенциально огромной силой, как миротворческой, так и разрушительной. Это сказка о том, как яичко били-били-били-били… А оно все не разбивалось, потому что не умели они этого делать – разбивать такие яички. А умела это некая Мышка, вовремя и к месту приложившая свой Хвостик. Только тогда яйцо раскалывается, являя целый новый мир. Это суть космогонических мифов многих народов. В яйце может содержаться творец нового мира или разрушитель старого. Вспомним роковые яйца М. Булгакова и аналог яйца, старинную бутылку, в которой содержался джинн, который с равным успехом мог создавать дворцы и разрушать города. У нас есть еще сказочка «Яйцо» в первой части книги. Условия вынашивания любого эмбриона таинственным образом влияют на его развитие. Даже коматозные больные (вполне аналогичные эмбриону) нуждаются в разговоре с ними, в настоящее время медики считают необходимым общение с ними близких. Актер Евгений Леонов провел в коме после третьего инфаркта шестнадцать дней. Все эти дни жена и сын по совету врачей разговаривали с ним. После этого Леонов прожил еще пять полнокровных лет.

Это не весь сюжетный веер, но он создает представление о том, что нет единственно верного пути развития героя и его сюжета. Дальше я вкратце изложу принципы доступной мне сказкотерапии. Они основаны на инициальной психотерапии Карлфрида графа Дюркхайма. Изложен этот принцип в работе Т.М. Буякас «Инициальный путь развития личности: возможности психологической работы». «Инициальную психотерапию следует рассматривать как одно из направлений современной индирективной психотера­пии. Подобный подход к человеку осу­ществляется в человекоцентрированной терапии К. Рождерса, а также в аналити­ческой психологии К. Юнга, психосин­тезе Р. Ассаджоли, логотерапии В. Франкла, процессуально-ориентированной психологии А. и Э. Минделл.

Индирективная психотерапия наце­лена не на устранение отдельных болез­ненных симптомов - она обращается к личности человека с попыткой высвободить некое позитивное начало в нем, его творческий, душевный и телесный потенциалы. Такая установка одинаково осуществляется как по отношению больным разной нозологии, так и по отношению к здоровым людям. Подход построен на глобальном доверии к человеку, на том, что наилучший ответ может дать только сам человек. В соот­ветствии с этим психотерапевт в процессе работы ничего не привносит, он воздерживается от всего, что могло бы задать какое-либо направление движению. Он идет вместе с человеком, становясь его спутником в этом творчес­ком «путешествии» к своей сущности. Это «путешествие» осуществляют, по сути, оба — и клиент, и терапевт. Когда каждый из них каким-то образом соприкасается со своей трансцендентной сущностью, с неизвестным в себе, что бы они ни делали, оказывается целительным».

Т.е. создание качественного образа – задача, прежде всего, самого человека, его способности к генерации. Лучший образ тот, который возник в воображении самого ребенка. Итак, вот принципы сказкотерапии как магической практики и инициальной психотерапии:

1. Необходима точная символическая имитация, отражающая анализ актуального для ребенка сюжета, создание жизнеспособного исходного образа. Это то, что нам уже известно о ребенке. Лучшим образом это может сделать сам ребенок, но может и хорошо чувствующий его взрослый.

2. Пошаговое тестирование реальности. Дальнейший путь напоминает движение по лабиринту Минотавра. Ни мы, ни ребенок точно не знаем, куда идти. Гарантия безопасности – взрослый рядом и нить Ариадны в руке, которая всегда даст возможность вернуться в исходное место. Если мы заходим куда-то не туда, ребенок теряет интерес, глаза его блекнут, он начинает отвлекаться.

3. Задержка на актуальной роли, какой бы она ни была. В любом случае, она необходима ему для дальнейшего развития. Быстрее завершить «негативную» роль может разве что ваш запрет на все другие роли (принцип от противного).

4. Вместе с тем необходимо введение в сказочную перспективу возможностей других сюжетов (Героя, Мастера, Мудреца). Их можно увидеть на блюдечке под яблочком, они могут быть в форме снов, предсказаний, туда ведет клубочек. Но все это невзначай и ненавязчиво, чтобы не бросить лягушачью кожу Жертвы или драконью чешую Тирана в огонь раньше времени. Хуже всего здесь поспешить и потерять дорогой контакт. Эти возможности хорошо просто рассматривать без всяких обязательств, с легкостью от них отказываясь. Позитивный потенциал действия наиболее вероятен тогда, когда есть табу на выход из старого сюжета в новый (расчет на протест или на «слабо»).

5. Создание реального прецедента успеха. Не всегда в биографии ребенка есть значимые ресурсные воспоминания, к которым его можно подтягивать. Помню одного юношу лет шестнадцати, который из всей своей жизни смог вспомнить только одно достижение: что он поймал щуренка. Вообще в детских ситуациях этот пункт мне кажется особенно важным, чтобы позитивные сценарии подкреплялись реалистичным поведением взрослых партнеров по сказочному путешествию. Тогда линии сюжета и реальной жизни начинают перевивать друг друга, подобно цепочкам ДНК, образуя полноценную матрицу жизни.

***

Пока это все известные мне принципы. Резюме: по принципу имитативной магии сказка действует при максимальном соответствии своему прототипу и если развитие ее сюжета экологично внутреннему миру ребенка. Для этого важно соблюдение принципа инициального подхода.

Работать так можно не только с сочиненной сказкой, но и любым сюжетом, значимым для ребенка, в том числе, сном. Вот пример работы со сном - он приснился шестилетней Оле, замкнутой и застенчивой девочке, мечтающей о друге. Я записала этот сон, слегка обработав его, а продолжение подбирали уже вместе. Верность нашего завершения сна подтвердилась радостью в глазах девочки.

 

Сон про филина

 

Оля медленно шла мимо стадиона по направлению к старой мельнице. Настроение у нее было хорошее и казалось, что сейчас может произойти что-то необычное и интересное. И это было связано со старой мельницей. Оля разглядывала ее издали, не решаясь подойти ближе. Одна она еще никогда не была в таком заброшенном месте. Вдруг где-то рядом сильно захлопали крылья, воздушная волна коснулась Олиного лица, и она увидела большого филина. Он быстро летел по направлению к мельнице. Оля с любопытством рассматривала его. Он был очень хорош собой – с коричневой спиной и крыльями, странными красно-белыми глазами, быстро зыркнувшими на девочку. Оле захотелось получше рассмотреть филина, но она подумал, что ей пора домой, что там ее ждут родители и Наташа. И, действительно, когда она вернулась домой, там ее ждала вся семья – и мама, и папа, и Наташа. Тогда Оля спросила у мамы разрешения пойти на стадион. И мама разрешила. Тогда Оля быстро пошла туда и, походив на стадионе совсем немного, побежала на мельницу, чтобы застать там филина.

Возле мельницы было тихо и пустынно, рядом не было ни души, но Оля смело вошла внутрь. Там было тихо и темно, но узкие снопики солнечного света прорывались кое-где сквозь щели и закрытые ставни, освещая покрытые пылью и паутиной стены и углы, какие-то мешки и доски, разбросанные тут и там. Когда Олины глаза привыкли к полумраку, она стала внимательно разглядывать внутренность помещения и, подняв глаза повыше, на балке под потолком увидела своего знакомца-филина, который тоже с любопытством рассматривал ее. Оля не знала, как общаться с филинами, тот, по-видимому, тоже не знал, как общаться с девочками. Посидев некоторое время, филин сорвался с места и, ухнув, скрылся где-то в чердачном мраке. Оля задумчиво постояла еще минутку и медленно пошла домой, раздумывая на ходу, как бы ей познакомиться с этим филином поближе. Он казался ей таинственным и увлекательным, может, даже, охраняющим какую-нибудь тайну.

Когда она пришла домой, то уже знала, что ей надо сделать. Она быстро взяла лист бумаги, самой лучшей, белой, и начала рисовать портрет филина с его странными красно-белыми глазами, мохнатым темным оперением. Потом она быстро побежала обратно к мельнице и, чтобы не спугнуть филина, нашла какую-то лазейку внутрь и сунула туда скатанный в трубочку рисунок. Притихнув, она стала ждать. Прошло совсем немного времени, послышался шум крыльев – и рисунок исчез. «Наверное, взял!», - решила обрадованная Оля. Первый шаг к знакомству был сделан. Больше сегодня ничего не успеть – уже темнело и пора было домой. Тогда Оля помахала рукой невидимому филину и побежала домой. В ту ночь ей приснился сон: будто она пришла на мельницу опять и ее новый знакомый – филин слетел со своего насеста, держа в клюве лист бумаги. Сначала Оля огорчилась, подумав, что он возвращает свой портрет, но это оказался ее собственный портрет, на котором она оказалась такой хорошенькой и веселой, что сразу себя не узнала. «Неужели это он так нарисовал?» - подумала Оля. Счастливая, она схватила портрет и крикнула филину:

- Спасибо и до свидания!

И он в ответ ей тоже сказал:

- До свидания.

Когда утром Оля, открыв глаза, взглянула на свой стол, она увидела свой собственный, очень красивый портрет. Вот тебе и раз! От этого Оля засмеялась.

 

Глава двадцать вторая

О сказках и алгоритмах

  «Человечество вообще изменяется куда меньше, чем думают. Оно как море: на поверхности бурлит, волнуется, но стоит погрузиться в пучину людских душ - и налицо неизменность важнейших человеческих чувств». (А. Моруа «Письма незнакомке»)

 

Почему сказка так живуча, почему прошли многие сотни лет от ее первого появления на свет, а она продолжает возвращаться к нам, а потом – к нашим детям? Значит, есть в этом какой-то смысл, какая-то большая необходимость, ее значительная роль в нашей жизни. Попробуем разобраться в той информации, которую несет сказка. О волшебной сказке написано множество исследований. Велик был Зигмунд Фрейд тем, что заметил связь психической жизни человека и его трагедий с содержанием древних мифов, в частности, мифом о царе Эдипе. К.Г. Юнг великолепно знал мифологию и сказки народов мира и применял их при анализе сновидений и других образных проявлениях психической жизни своих пациентов. Множество его последователей развили это юнгианское направление - аналитическую психологию. В этой главе тоже пойдет речь о сказках и их воспитательной функции.

В сказках в завуалированной, иносказательной, символической форме представлены сюжеты, сценарии, жизненные стратегии людей, регламентированы правила поведения и, судя по живучести этих произведений народного эпоса, они представляют не только исторический интерес, а и продолжают служить моделями нашего поведения. Здесь уже не нужно особой магии и выстраивания сказочного сюжета по индивидуальной мерке, а важно умение усвоить и передать опыт, содержащийся в классической сказке.

Вот только некоторые из моделей и стратегий поведения, представленные в сказках.

Во многих сказках есть эпизод с испытанием доброго молодца: он должен прыгнуть в чан с кипящей водой и молоком. Это испытание устраивает обычно прекрасная девица, на которой хочет жениться старый царь. Девица втайне содействует молодцу и устраивает так, чтобы он стал еще сильнее в результате испытания, а старый царь оказывается сваренным. По Сеньке и шапка. Руби дерево себе по плечу. Не в свои сани не садись. И т.д. Так же это тема котла рождения и смерти, сюжет возрождения, представленный в мифологии многих народов. Как мифологический символ, он неделим в своих противоположных функциях. Одновременно это и котел изобилия, который может накормить любое количество едоков (котел бога Дагды у кельтов). Есть мнения культурологов, что он аналогичен по смыслу и чаше Святого Грааля (Антон Платов).

А вот стратегия отношений активной и пассивной стороны, господина и раба, мужчины и женщины. Женщина, веками находившаяся в состоянии вынужденного подчинении мужчине, научилась своими средствами отвоевывать свою долю власти, учить уму-разуму зарвавшихся сластолюбцев-мужчин. В сказке «Иван Быкович» молодец добыл царицу – золотые кудри, естественно, с ней не сговорившись. А теперь пришлось еще и удержать ее. Она превращается в птиц небесных и рыб морских, и ему с помощью своих друзей, напросившихся в путешествие, Объедайло и Опивайло, звездочета, удается выдержать все испытания и удержать невесту. А невеста, которой за это время добрый молодец полюбился, начинает ему помогать. Т.о. партнер, имеющий статус пассивного, пользуется привилегией назначения испытаний стороне активной. И активная сторона – не обязательно мужчина. В сказке «Перышко Финиста - ясна сокола» назначает испытание тот, кого девушка выбрала и кем завладела. Инициатива наказуема, а точнее, ответственна.

В последней сказке ясной становится еще одна вещь – фактор времени. Для того, чтобы вернуть себе возлюбленного, девушке приходится истоптать три пары сапог железных, три посоха железных, сгрызть три хлеба железных. В сказке на произнесение этих слов ушло несколько секунд, а у героев – целая жизнь. Быстро только кошки родятся. Хочешь настоящего – запасись терпением. Вспомните, к чему привела спешка Ивана-царевича в «Царевне-лягушке». Сжег он лягушачью кожу своей жены, не спросив ее. И она в горе ему отвечала:

- Эх, Иван-царевич! Если бы ты подождал еще три дня и три ночи, была бы я навек твоей, а теперь ищи меня за тридевять земель, в царстве Кощея бессмертного.

Многие родители спешат, подстегивая развитие своего ребенка, жгут лягушачью кожу его защитного поведения (странные игры, вранье, «лень» – на самом деле потребность в собственной внутренней жизни) и теряют отношения с ребенком, получая взамен его оболочку, маску, которую он интуитивно выбирает для вас. Получается как в анекдоте:

- Вовочка, сколько будет дважды два?

- А сколько вам нужно?

Душа ребенка при этом ускользает от нас в тридевятое царство, тридесятое государство, и искать его потом можно годами. Скупой платит дважды. А все что нужно ребенку и родителям, позволить побыть лягушачьей коже детства и безответственной радости столько, сколько нужно ребенку для того, чтобы вырасти. Сколько – это очень индивидуально. Илья – Муромец сидел на печи тридцать лет и три года, пока не пришлось встать и на ратные подвиги идти. Григорий Распутин, эта особа, приближенная к последнему русскому императору, в своей деревне вот так же до зрелости на печи просидел. Альберт Эйнштейн, Чарльз Дарвин … и многие другие, отстававшие в детстве. Я думаю, их мамы очень верили, что их дети не мытьем, так катаньем, найдут свое место в мире. И не боялись злых языков. И, вообще, были заняты своими делами, а не спутывали детям ноги своими тревогами. В нецивилизованных народах обряд инициации мальчиков, то есть посвящения в общество взрослых охотников, приурочивался приблизительно к 12 годам. И не раньше. А анатомически и физиологически полное созревание в головном мозге нашего центра управления полетом (это лобные доли мозга) относится к возрасту 18-19 лет. Законодательство учитывает этот факт – в смысле всей полноты ответственности за свое поведение. Право избирать и быть избранными у нас так же получают граждане с 18 лет, а в странах запада – с 21 года. Вот так.

Еще одна стратегия просматривается тут же по соседству. Помните, как герои сказок шли к своей цели? Иногда – с помощью клубочка, который перед ними катился, и нельзя было оглядываться по сторонам. А вокруг отвлекали и пугали, мешали пути. Эта тема хорошо представлена и в древней мифологии, в частности, греческой. Ясон, желая добыть золотое руно, должен был ночью, не оглядываясь по сторонам, глядя только вперед, пройти к своему кораблю «Арго». А вокруг бесновались адские псы и сонмы привидений Гекаты. Ясону удалось выдержать это испытание и не дрогнуть от страха. А вот у Орфея не получилось вывести Эвридику из царства умерших. Спустился он туда и волшебной своей музыкой покорил всех. Даже Тантал забыл о своих муках, трехликая Геката закрылась руками, чтобы не видно было слез на ее глазах, увлажнились глаза жестоких богинь мщения Эриний. Все, что нужно было Орфею по решению Аида, это вывести Эвридику из царства мертвых. Для этого нужно было идти, не оглядываясь. Орфей испугался, не слыша шагов за спиной (да и какие шаги могут быть у бесплотной тени?) и обернулся. Так он стал виновником повторной смерти своей жены.

У многих молодых родителей, начинающих воспитывать ребенка, есть масса советчиков, с одной стороны, куча соблазнов – с другой, страхов упустить что-то важное – с третьей. Какой светлый разум, какое верное, неиспорченное чутье надо иметь, чтобы не растеряться в этом сплетении.

А вот стратегия наведения мостов. Умерла у одного человека жена, и женился он во второй раз. Жена оказалась ведьмой и решила извести свою падчерицу. Послала она ее с поручением к сестре. А сестра-то баба Яга. Девочка не посмела ослушаться, да зашла к тетушке за советом. Та ее научила, как быть: у бабы Яги березка будет тебя стегать, глаза выхлестывать, а ты ее ленточкой перевяжи, ворота будут скрипеть, не пускать – ты им под пяточки маслица полей, будут тебя собаки хватать – ты им хлебца брось, кот будет глаза вырывать – ты ему ветчинки кинь. Девочка все выполнила, и все они помогли ей убежать от бабы Яги. А в скольких сказках добрый молодец, вызволяя из беды свою суженую, на своем пути терпит лишения и голод, но все же сохраняет жизнь тем животным, которых встречает на своем пути. Они потом ему службу верную сослужат. Неизвестно, когда и как увидим мы идущих навстречу по нами выстроенному мосту, но свято место пусто не бывает. Если мост хорош и крепок, кто-нибудь обязательно ему доверится.

Об искушении и риске. Можно было не рисковать Иванушке и не подбирать перо Жар-птицы, ведь предупреждали же, что будут неприятности, если поднять. Но кто не рискует, тот не пьет шампанского. Никто не может дать тебе однозначный совет, отсидеться в своей норе или вырваться на опасный простор. Ты один-одинешенек перед этим выбором. В этом и ужас и восторг бытия человека.

Феномен Ивана-дурака. Он состоит в том, что по большому счету Иван-то как раз и не дурак, а дураки его братья. Это по признаку, давно замеченному народом, что умный любит учиться, он смиренно открыт опыту и культурному наследию предков, а дурак любит сам учить. Перед смертью старик наказал трем своим сыновьям три ночи ночевать на своей могиле. Старшим сыновьям (умным) неохота было ночью на кладбище идти. Вот они и уговорили Ивана – дурака вместо них пойти. Вот там, на могиле, дурак и поймал волшебного коня Сивко-Бурко. А старшие с носом остались, будучи во власти гордыни и пренебрежения к авторитетам.

Алгоритм распределения возможностей. Спросил царь мужика, как тот доходы со своего поля тратит. Тот и ответил, что из 80 рублей выручки 20 на подати, 20 за долги отдает, 20 – взаймы, 20 – на ветер. Долги – родителям, в долг – сыну, на ветер – дочери.

И много еще можно узнать из народной сказки. Я уверена, что их нужно перечитывать взрослым людям, да так оно и происходит, когда у нас появляются дети и мы начинаем читать им сказки.

«Сказка – ложь, да в ней намек,

Добрым молодцам урок!»

(А.С. Пушкин)

 

Глава двадцать третья







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.172.213 (0.013 с.)