ТОП 10:

Философ с пустышкой и тайна Теремка



(о сказках для самых маленьких)

 

Мама уложила Вовчика спать и вышла из комнаты, тихонько прикрыв за собой дверь. (Вовчик это малыш одного года и двух месяцев от роду). Из соседней комнаты мать некоторое время прислушивалась. Этот ребенок не очень жаловал укачивания и предпочитал засыпать сам, но перед сном любил заниматься разными интересными для себя делами. Мама уловила короткую и нешумную возню в детской, потом стало тихо. Она заглянула туда – удостовериться, что можно спокойно заняться своими делами. Вовчик лежал на вытащенном из кроватки и расстеленном им одеяле с пустышкой во рту и книжкой про курочку Рябу в ручках. Он сосредоточенно смотрел в нее, посасывая пустышку. Вот какую картину застала мама в детской.

Вовчиковы родители серьезно готовились к его появлению на свет, посещали специальные курсы для беременных и их мужей, по вечерам к большому изумлению будущих бабушек и дедушек уединялись для чтения вслух сказок и былин. Читали они будущему бэби и уверяли, что ему это нравится. Не будет судить, откуда родители об этом узнали, но после рождения ребенок действительно мог долго слушать сказки в записях и рассказанные мамой. Очень скоро выяснилось, что у него два вида любимых игрушек – совершенно неигровые замочки, запоры, вилки с розетками, утюги, переноски, всевозможные вкладыши геометрических фигур и книжки, которые он сам выбирал в своей библиотеке и приносил читать родителям и прочим родственникам.

Что в книжке с картинками обнаружило дитя, еще ничего практически не говорящее, хотя вполне разумное и понятливое? Какую роль играют сказки в жизни малыша – предстоит нам попытаться понять. Конечно, наши домыслы будут во многом фантастичны, но ход рассуждений будет открыт.

Теперь ни у кого не вызывает сомнения аксиома: сказка один из важнейших формообразующих моментов в судьбе человека – наряду с прочими аспектами воспитания. Она является неким мощным концентратом закодированной символическим языком древней и по-прежнему актуальной информации о том, какова жизнь. И сам тот факт, что древние сказки по-прежнему живы и здоровы, вселяет уверенность, что основа человеческого бытия, его костяк, остался практически неизменным, меняя лишь свое облачение, внешний вид, следуя моде либо необходимости.

Язык символов – эсперанто, понятное любому малышу. «Бух», например, отражает целый процесс возможного падения и появления большой «вавы». «Вава» тоже понятие чрезвычайно обширное. Язык таких кратких символов начинает вспоминать любая мама (и многие папы), для которых доставляет удовольствие возня с малышом. Для всех прочих взрослых язык символического мышления младенца и его матери постепенно становится практически недоступным, за исключением поэтов, к коим следует отнести художников и прочих живописцев образа. Нам предстоит знакомиться с ним заново – через сказки для самых маленьких.

Теперь нужно немного сказать о рабочей (удобной для наших целей) классификации сказок. Выделяют кумулятивные сказки (с закономерно изменяющимися повторами в сюжете – типа «Репки», «Курочки Рябы», «Колобка», «Теремка»). Они традиционно и не зря считаются сказками для самых маленьких. За ними следуют народные волшебные, плутовские и бытовые сказки. Затем – авторские сказки. У каждой разновидности – своя основная цель и задачи, кое в чем они могут пересекаться и обобщать целый комплекс воздействий. Наша тема – сказки для самых маленьких.

Необходимо также прояснить связь между сказкой и мифом. Существует распространенное представление о том, что сказка это десакрализованный миф, т.е. миф, с которого снят ореол священнодействия, в сюжете которого главные действующие лица уже не боги или богоподобные герои, а люди и специфические сказочные персонажи. Первой нашей задачей будет сопоставление некоторых мифологических сюжетов с сюжетами сказок, а второй – попытка понять смысл сказок для развития малышей. Для чего это нужно – для грамотного отношения взрослых, воспитывающих ребенка, к сказке и ее роли. Время от времени в книгопродаже попадаются очень красочные и заманчивые, но искаженные и подслащенные варианты классических сказок. Например, «Теремок» традиционно должен закончиться тем, что медведь сел на него и раздавил. Ан - нет: в одной из современных версий бедные зверушки, оставшиеся бездомными, ругают Медведя, и ему становится стыдно, и он строит для зверушек новый Теремок. Сказка получилась совсем другая и полностью теряющая свой первоначальный смысл. Вот и в первоначальной «Курочке Рябе» скорее всего не было: «Снесу я вам другое яичко…».

Начнем же с тайны курочки Рябы и Теремка. Сразу оговорюсь – нет смысла и возможности добиваться полной, исчерпывающей трактовки этого сюжета. Каждое явление мира, к счастью, безмерно богаче всех наших попыток его понимания. К настоящему времени исследователи-юнгианцы достоверно выделяют три слоя амплификации (уточнения, прояснения) образа (по Джеймсу А. Холлу). На поверхности лежит личностный слой, имеющий отношение к непосредственному опыту человека, читающего или сочиняющего сказку, видящего сон. Второй слой амплификации – культуральный, связан с принадлежностью человека к определенной этнической общности, культурной зоне. Символика такого сюжета специфична для сказок определенного народа. Так, в чеченских сказках один из ведущих мотивов – взаимная поддержка и верность друг другу двух братьев или друзей, один из которых, например, помогает другому добыть невесту. Это типично для психологии малого народа, возможность выживания которого полностью зависит от солидарности и взаимной поддержки его представителей. И этот мотив практически не встречается в сказках русских. Можно даже сказать, что там он встречается с точностью до наоборот: завистливые братья губят отважного младшего брата и умыкают его невесту. Третий слой амплификации – архетипический, касается сюжетов самого глубинного свойства, пронизывающих фольклор и эпос большинства народов мира, в том числе лишенных естественной возможности непосредственно передавать друг другу сюжеты. Так, чрезвычайно распространенным в мире является сюжет о царевне-лягушке или принце-лягушке, красавице и чудовище. Сегодня мы коснемся архетипического слоя сказки, т.к. речь идет о самых маленьких слушателях ее, у которых личностный опыт и культурная сопричастность еще только формируется и единственным их реальным достоянием является генетическая база в виде архетипов - образов коллективного бессознательного. На самом деле генетический характер присвоения и передачи архетипов не имеет до сих пор строгого научного доказательства и служит нам рабочей гипотезой.

Итак, Теремок. Сказка про Теремок – одна из самых первых сказок для самых маленьких. Теремок был маленький, а жителей в нем становилось все больше, и размеры этих жителей все увеличивались. Возможности Теремка по размещению жителей и его история подходила, таким образом, к своему завершению. Неизбежность этого факта пришла в виде медведя, который сел на Теремок и развалил его. Мифологически сюжет сказки соответствует началу и концу мира в космогонических и эсхатологических мифах. Это элемент зарождения мира в индийской мифологии, когда юный Индра, родившийся от союза Земли и Неба, глотнул хороший глоток сомы, и стал так быстро расти, что раздвинул их навеки и заполнил пространство между ними, олицетворяя воздушную стихию. Но этого было мало для сотворения мира. Собственно, Индра был сотворен для победы адитьев (олицетворение светлых сил во главе с Варуной) над данавами (от слов «стеснение», «несвобода», олицетворение злых сил) во главе с Вритрой (что значит на санскрите «нечто скрытое»). Юный Индра вооружился важдрой, копьем-молнией, проявив себя, таким образом, громовержцем, и поразил Вритру и Дану, его мать, расколов демона и землю под ним. Тогда из демона (из земли – по другой версии мифа) хлынули космические воды, подобно стаду мычащих коров. Воды были уже беременны и содержали в себе солнце. Освобожденное светило и воды расположились на небе. Так начался мир, и одним из элементов этого начала был раскол Нечто скрытого, олицетворения стеснения, несвободы, замкнутости. Раскол Вритры, Теремка …

Но не менее, чем такое своеобразное, катастрофическое начало мира, сказка про Теремок напоминает мифы о конце мира. Впрочем, в мифологии он никогда не бывает вполне окончательным и всегда подразумевает последующее возрождение. Скандинавский конец мира, Рагнарек, вовлек весь мир в хаос огня, но все же выжили дети богов Одина и Тора, и один из сынов Локи, и двое людей, мужчина Ливтрасир и женщина Лив, и заколосились без посева поля. После гибели старого мира на его пепелище зародился новенький мир. В индийской мифологии конец мира должен обозначить Шива, исторгающий из себя пламя, которое поглотит мир. Шива также создаст новый мир, когда будет на то его воля.

В ранней детской классической литературе есть еще одна сказка про раскол. Конечно, это «Курочка Ряба». Золотое яичко – практически полная аналогия с сущностью Вритры, который скрывает в себе космические воды, содержащие внутри себя солнце. Расколоть яйцо пытались дед и баба (адитьи) и у них ничего не получалось, пока не появилось юное существо с волшебным хвостиком, подобным по эффективности громам и молниям Индры. Индра был столь могущественным, что напугал даже породивших его Землю и Небо и те навеки разлетелись. Не исключено, что грандиозностью катаклизма раскола космического яйца Вритры были потрясены и сами адитьи, равно как дед и баба. И хочется и колется… И как получаешь то, о чем мечтаешь долго, то потом и непонятно, что с этим делать.

А что же значит простое яичко, которое курочка обещала снести еще? Дану, мать Вритры, олицетворяет Несвободу, стеснение, силы, сдерживающие нечто внутри, в нашем случае – внутри яйца и земли. В греческой мифологии Деметру, земную богиню плодородия, иногда называют богиней Дан, т.е. земной. Считается, что Посейдон получил свое имя как муж богини Дан (игра корней «дон» - «дан»). Именно этот смысл отражает его имя. Нам известно, что Посейдон преследовал Деметру в виде коня, а Деметра была тогда в образе лошади. Случайно ли это созвучие? Нам известно, что в санскрите и других древних языках индоариев немало общих корней. Кроме того, в кельтской мифологии (относящихся к индоевропейцам) описываются племена богини Дану (Туата де Дананн), которые прибыли в Ирландию по одной версии в окружении темных облаков, три дня закрывавших солнце. Племена богини Дану вытеснили предыдущих обитателей Ирландии фоморов и стали хозяевами земли. Потом их вытеснили люди, и Туата де Дананн ушли в сиды (холмы, в которых жили представители того мира, духи умерших). Таким образом, индийская Дану и греческая Дан, Деметра, и кельтские племена богини Дану, могут быть олицетворением сдерживающих сил земли, как порождающей стихии. В этом с одной стороны их зло, хотя в греческой мифологии Деметра считается образчиком чрезвычайно заботливой матери, но ее связывающая опека приводит к тому, что юная и невинная Кора, ее дочь, достается самому «скверному» парню (с точки зрения матерей) из всех возможных, Гадесу-Аиду, царю подземного царства смерти. В реальной жизни совсем нередки подобные факты, когда долго и бдительно выдерживаемая своими родителями барышня из приличной семьи выскакивает замуж со скандалом за самого большого хулигана из своего окружения. Нам известно, что мужчины не играли большой роли в жизни Деметры. Смыслом ее жизни становились дети. Налицо симбиотическая связь, затрудняющая развитие ребенка, будь то яйцо или девственница-дочь. И в каждом случае трансформация в иное качество существования становится возможной только через смерть. Яйцо разбивается, Вритра погибает, дав жизнь солнцу и космическим водам, Кора-Персефона теряет девственность (символическая смерть невесты) и становится царицей подземного царства. Еще одна немаловажная подробность – санскритский корень «дан»-«дон» санскритологами трактуется и как нечто текучее, отсюда, как предполагается, произошли названия рек – Дон, Дунай, Днепр. Коротенький корень, в котором заложена двойственность, противоположность, а, значит, потенциальная возможность развития. Сдерживающее начало раскалывается, что обеспечивает свободное излияние животворного начала.

Вот как иллюстрирует «Курочку Рябу» ЗАО «Мир поздравлений» в маленькой открытке «Сказка в подарок». Не правда ли, разбитое яичко похоже на восходящее из вод солнце?

Согласно мифологиям различных народов получается, что нет другого пути для радикальной (космической) трансформации, кроме космического же по своим масштабам катаклизма. Смерть, если не физическая, то уж непременно символическая – с разрушением старых иллюзий, образа жизни, системы ценностей – вот что единственное дает гарантию поистине радикального преобразования.

А простое яичко – это воспроизведение прежних форматов жизни, ее повторение без каких-либо радикальных преобразований. Мир, будучи однажды сотворен, какое-то время нуждается в плавном, эволюционном развитии. Кроме того, появление простого яичка может вообще не иметь отношения к основному сюжету, а служить своего рода компромиссом, реверансом в сторону читающего сказку взрослого, которому мало чисто космического смысла малюсенькой истории. На самом деле мавр сделал свое дело, мавр может уходить. Курочка Ряба снесла золотое яйцо мироздания, и больше от нее ничего не требуется.

С точки зрения древней мифологии уместно вспомнить сказку и о Колобке. Путь Колобка, как мы помним, закончился в пасти рыжей Лисы. Позвольте провести очень древнюю параллель с одним из сюжетов египетской мифологии. Небесную богиню Нут (по разным версиям она мать или жена бога солнца Ра) представляли в облике небесной коровы или свиньи, пожирающей своих поросят. Древнейшие элементы мифа известны как доисторическое представление о небесной корове, рождающей своего теленка, Солнце, и, скорее всего, пожирающей быка вечером, чтобы снова родить теленка утром. Колобок это очень солнечный символ по своей форме и характеру продвижения по лесной (дневной) тропинке, минуя все препятствия. В конце дня солнце-Колобок тонет в рыжем закате-Лисе.

Что же нам дает космогонический миф в младенческой версии, почему он продолжает существовать в сказках для самых маленьких, почему песенка про кузнечика, который сидел в травке до того, как его проглотила лягушка, стала так некритично популярна среди детей и взрослых? Почему вполне грустный сюжет о срубленой-загубленой в лесу ёлочке стал символом новогоднего праздника? Об этом много написали этнологи, этнопсихологи, культурологи, исследователи сказок и мифов. Мифология и фольклор всегда были элементом инициатической культуры, культуры посвящения в новое социальное или духовное состояние. Никто, разумеется, не убивал ребенка, чтобы из него возник взрослый охотник, но символическая смерть яйца, личинки, младенца была заложена в сюжетах самых ранних сказок и совокупности ритуалов первобытных людей. Сказка ложилась на почву древнего архетипа трансформации, превращения живого существа, и готовила его к реалистическому восприятию мира людей и природы. Буквально: все однажды рождается и все однажды закономерно умирает, служа материалом нового мира, явления, существа. Таким образом, маленькая сказка служит основой для формирования диалектического восприятия мира.

Иными словами, в метафорической форме сказки про золотое яичко и теремок сообщают маленьким девочкам и мальчикам, что период их пребывания в утробе детства однажды закончится выходом в белый свет. И легким этот выход не будет.

Не менее важную роль эти сказки и эти мифы играют и в формировании родительской позиции. Сколько веревочке не виться… Однажды ребенок станет готов выйти из яйца предыдущего состояния, и только при условии этого выхода он сможет жить дальше, но в уже новом качестве. Нам известно не менее трех кризисов детства, проходящих под знаком почти космических трансформаций: 2-3-х лет, 6-8 и 12-15 лет. И в каждом из них буквально из куколки, яйца появляется новая во многом, неведомая ранее личность.

В заключении: сказка для самых маленьких выполняет с этой точки зрения одну, но очень важную задачу – формирует диалектическое мышление будущего человека, закладывает иммунитет к страху превращений, переходов, перемен. Это наднравственный или вненравственный континуум мышления. Нравственный еще недоступен мышлению ребенка первого-второго года жизни, поэтому воспроизводить сказки надо точно, в классическом варианте. Нравственные же нормы и оптимальные способы существования в человеческом социуме содержатся в сюжетах волшебных и авторских сказок, которые мы рассмотрели в предыдущей главе. А такие вот мифосказки должны быть самыми первыми, с которыми мы можем знакомить малыша еще до его рождения. Даже без понимания смысла сами повторы повествования с последующим его завершением уже являются отражением ритмического рисунка мироздания.

Глава двадцать четвертая

Новый домострой

 

Когда я растила собственных детей, было очень мало хорошей литературы о психологии детей и отношений с ними. Сейчас ее стало слишком много, и бедные родители бывают совершенно растерянными от того, что не понимают, к какой концепции воспитания или к чьим конкретным советам им стоит примкнуть. Я не очень хорошо отношусь к конкретным советам, потому что за словом, например, «агрессивность», стоит целый мир ребенка, опыт прожитой им и вами жизни. В чем-то наши опыты совпадают, во многом и разнятся. Поэтому плодом моего десятилетнего регулярного общения с родителями и детьми в качестве психолога и психотерапевта (а вместе с материнским опытом это уже более двадцать лет) стал свод несложных правил, прошедших через века и сохранивших свою актуальность поныне. Ими можно пользоваться как информацией к размышлению (ни в коем случае – как догмой), творчески осмысливать возможность применения в каждом конкретном случае. Правила логически и информационно связаны с содержанием предыдущих глав.

1. Таблица уважения: раньше считали, что родители должны любить детей, а дети должны уважать родителей. Сейчас достоверно известно, что если родители еще и уважают ребенка и сами ведут себя достойно, ему легко и любить и уважать их.

2. Правило чистой страницы (или утро вечера мудренее): грязь и исправления на страницах жизни ребенка - результат его труда и издержки процесса роста. Тот не ошибается, кто ничего не делает. Копи и запоминай все успехи и достижения свои и своих близких, неудачи благодари как ценный источник опыта. «Смотри на каждую утреннюю зарю как на начало твоей новой жизни, и пусть каждая из этих кратких жизней будет отмечена чем-то важным и интересным» (Джон Рескин).

3. Правило Ивана-царевича: сначала доброго молодца накорми-напои, в баньке попарь, а потом и спрашивай. Даже баба Яга соблюдала это правило испокон веку. Оно правомерно в отношении и взрослых и детей. В детях полезно воспитывать мужество Ивана-царевича, который не боялся напомнить бабе Яге о правилах хорошего тона. К этому правилу близко правило «Апчхи». Если вы слышите «Апчхи» (замечаете признаки нездоровья, неблагополучия), то привычно желаете здоровья, почему бы при виде вернувшегося из школы расстроенного ребенка не пожелать ему чего-нибудь хорошего, а потом выяснять, не получил ли он опять «неуд.» по поведению или «пару» по учебе?

4. Правило царевны-лягушки: если ребенок не делает того, что от него ожидают, часто это бывает оттого, что он еще не готов к этому. Поспешив с требованиями, рискуете потерять отношения с ним. (Эх, Иван- царевич, если бы ты подождал еще три дня и три ночи и не трогал моей лягушачьей кожи, была бы я навек твоей, а теперь ищи меня за тридевять земель, в тридесятом царстве, у Кащея Бессмертного).

5. Правило чудо-рыбы или Подменыша (индивидуальности) - не корми меня тем, что я не ем. У каждого ребенка свой путь в жизни, он может и не быть воплощением ваших представлений о нем.

6. Правило клубочка: если вы идете к цели по нити клубочка, вам стоит придерживаться пословицы - собака лает, ветер носит, а караван идет. Хор критиков всегда звучит громко и искушает оглянуться и потерять цель из виду (вспомните мифы о Язоне, Медее, Гекате с ее адскими псами и сонмом призраков, об Орфее и Эвридике). Но этот путь не имеет ничего общего с глупым упрямством и зазнайством. Как их отличить друг от друга? Кабы сама точно знала…

7. Правило избушки (стрелочника): избушка, встань к лесу задом, а ко мне передом. Умей перевести стрелку отношений в нужном направлении. Легче это сделать, если из конфронтации вы переходите в состояние эмоционального и делового присоединения, рассмотрите ситуацию с другой стороны (всякая палка о двух концах).

- Э-э-й, больше вселенной горе мое...

- Э-э-й, больше вселенной счастье мое!

Представьте, что ваш ребенок может сказать: «Перестань быть моим страхом, стань моей мамой!»

8. Правило золотой рыбки - благодарности жизни за то, что вы имеете здесь и теперь, умения быть счастливым от повседневных мелочей. (Лучше сказать «слава богу», чем «господи, помоги»). Всегда можно сравнить свою ситуацию с гораздо худшей. Если этого не делать, однажды можно обнаружить себя возле разбитого корыта.

9. Правило хрустальной туфельки (активной позиции). Когда к королю привели сестру Золушки, обутую в хрустальную туфельку, он в ужасе сказал учителю танцев примерно следующее:

- Это не она!! Что же делать?

- Как что делать? Танцевать!

И как мы помним, именно в танце туфелька и слетела, не удержавшись на слишком большой ноге.

А одна лягушка, попавшая в кринку со сметаной, вместо того, чтобы утонуть, стала бить лапками до тех пор, пока из сметаны не сбила масло. Тогда она выпрыгнула из кринки.

Везет тому, кто сам везет.

Все перемелется - мука будет.

10. Скупой платит дважды (или ложка хороша к обеду).Растущий ребенок требует больших материальных и духовных вложений. Если не сделать это своевременно, то в дальнейшем придется совершать длительные, изнурительные и многократные усилия.

11. Про убежавшее молоко. Не стоит слишком долго его оплакивать. Жизнь продолжается, и орешник зеленеет каждую весну.

12. Правило зайчихи. Она кормит своим молоком любого зайчонка, которого встречает на своем пути, потому и заячий род до сих пор не перевелся. Если мы будем замечать не только своих детей, но и чужих, то не исключено, что и другие люди не дадут пропасть нашим (основной принцип архаических коллективистических культур).

13. Благословение матери (поцелуй доброй волшебницы) хранит ребенка в трудностях его пути (вспомним Дороти из «Волшебника из страны Оз» и Гарри Поттера).

14. Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива. Без комментариев, но с цитатами из диалога мамы и дочки, а потом И.А. Крылова:

- Ах ты, чертово отродье!

- Я твое отродье, мамочка!

***

- Чем кумушек считать трудиться,

Не лучше ль на себя, кума, оборотиться? (И.А. Крылов)

***

Возможно, эти правила уже нуждаются в пересмотре, но, скорее всего, в осмыслении и постоянном переосмыслении. Применение любых правил есть труд.

Родительство и есть творческий беспрестанный труд, очень интересный и содержательный, если войти во вкус. А аппетит, как известно, приходит во время еды.

 

Глава двадцать пятая

Техническая

  Сезам, откройся!

 

Здесь речь пойдет о некоторых родительских техниках воспитания и сопровождения развития детей. Они, будут связаны, как и все главы, с работой над сюжетами, образами средствами литературы, кинематографа, культуры и искусства в самом широком плане. Хочу сразу оговориться, что культурно-развивающий компонент системы воспитания никак не является единственным, хотя, может быть, ключевым. Он никак не подменяет интеллектуального, физического и трудового воспитания, которым нужно уделить не меньше внимания для гармоничного развития ребенка. Но он является важной составной частью нравственного воспитания, без которого человек не является человеком.

Домашние уроки приобщения к культуре могут выглядеть внешне почти незаметно и уроками-то вовсе не называться. Здесь важно достичь со своим растущим ребенком взаимных интересов – найти ту музыку, которая нравится вам и ребенку, ту сказку, которая увлекает ребенка и все еще или снова интересна вам, тот фильм, на который «запал» ребенок, а вам еще только предстоит разобраться, почему. В психологии воспитания есть принцип оптимальности усилий. Или по-другому – ложка хороша к обеду. Только обед в данном случае – это созревшая потребность ребенка в каком-то научении и развившаяся способность его реализовать. А ложкой будет ваше педагогическое усилие в этом процессе научения. Причем, родители обычно используют следующие тактики:

1. Предлагают ребенку – давай я тебе покажу то-то и то-то, на что упрямый ребенок (особенно если он в одном из переходных возрастов: 2-4, 6-8, или тем паче – 12-15 лет) ответит, что не хочет этим заниматься - просто в силу потребности в протесте, в бунте, в определении границ своего «Я».

2. Если же ребенок соглашается с вами, это вовсе не значит, что он хочет заниматься чем-то, это значит, что он дорожит вашими отношениями. И только дальнейшие события являются тестом на его готовность принять ту пищу, которую вы ему пытаетесь дать с вашей ложечки. Например, он, скучая, слушает ту сказку, которая, как вы знаете, идеально подходит для его возраста. Но он ничего не желает знать об этом. А хочет смотреть мультики про Покемонов или других чудовищ, которые вам до глубины души противны. В другом варианте, позитивном, вы достигли успеха, попали в точку – ребенку очень понравилась ваша стряпня в виде сказки или истории, которую вы прочитали или вместе прослушали в аудиозаписи.

3. Однако, чтобы успех носил неслучайный характер, более продуктивна следующая тактика – учения с увлечением. «Заразить можно только тем, что имеешь» (из книги М.Л. Покрасса «Активная депрессия»). Поэтому чуткие родители стараются, во-первых, понять сформированную потребность ребенка, во-вторых, попытаться ее удовлетворить и на его лад и на свой, как это важно для вас, заразить ребенка своим интересом. Например, ребенка привлекает героическая тема победы над врагами (в переводе на взрослый язык – страхами). Поэтому он увлечен Человеком-Пауком, Бэтманом, Черной Смертью, Дьяволиком и прочими персонажами из телевизора, наводящими ужас на миролюбивых мам. А мамы, в свою очередь, часто умудряются сделать своими сторонниками вечно занятых и как следует забывших свое собственное детство пап. В результате герои экрана подвергаются гонениям, а ребенок - фрустрации своей потребности. Наши «добрые» мультики ему почему-то не интересны. Лучшим вариантом для ребенка и его семьи будет попытка посмотреть вместе его любимые вещи и попытаться понять хоть что-нибудь в них. И обязательно выслушать ребенка, как он понимает то, что видит. И, самое главное, не пугаться никаких эмоций ребенка, какими бы агрессивными они не оказались. Отождествляя себя с воинственным персонажем, играя в него, ребенок освобождается от груза соответствующих эмоций и способен возвратиться в реальную жизнь разрядившимся и заинтересованным новыми возможностями познания и научения. Если вы хорошенько и внимательно посмотрите или послушаете интересные для вашего ребенка вещи, вам станет там близко и понятно хоть что-нибудь. Именно это «что-нибудь» сделает вас ближе друг другу. Вспоминаю девочку-подростка (она была не единственная из моих знакомых такого рода), которая увлекалась творчеством Мэрилина Мэнсона, весьма одиозной фигуры в мире шоу-бизнеса. Его просатанистские взгляды, поражающий воображение (это очень мягко сказано), внешний вид, целью которого словно было вселять ужас, сочащиеся кровью, гноем, смертью и ужасом тексты – все это приводило родителей в состояние шока. Девочка же была на самом деле чиста, открыта всему свежему и правдивому, и в кумире видела честного человека, бросившего вызов лживому обществу с его обветшалыми ценностями прошлого века. То, что Мэнсон крушит, но не пытается созидать, не смущает девочку-подростка. Она сама находится в психологическом возрасте ниспровержения ценностей, пересмотра унаследованных стратегий. Ее мама оказалась мудра и позволила дочке познакомить себя с творчеством своего кумира, стала заинтересованным наблюдателем. В предшествующие годы совместной жизни мама успела вложить столько любви и доверия в отношения с ребенком, что сейчас девочка на самом деле иммунна к силам разрушения.

А вот следующим шагом может стать ваше предложение. Оно будет находиться на надежной платформе возникшего с ребенком сотрудничества и паритета. Помню, в свое время у меня была проблема с увлечением моих детей боевиками, которые мне самой совсем не нравились. Посмотрев некоторые из них с детьми, я убедилась, что не так страшен черт, как его малюют, и что там немало интересного. А потом запустила кассету со старой комедией «Девчата», даже не предлагая детям посмотреть. Велико же было мое удивление, когда они сначала застряли возле экрана, а потом этот «хит» стал у них одним из любимых. Потом у них возникло доверие к моему вкусу, и приносимые мной фильмы и книги воспринимались критически, но без тотального протеста.

Что касается книг, увлечь иного ребенка бывает очень сложной задачей. Для этого родителю нужно выбрать историю или сказку, которая не только соответствует возрасту ребенка, но и собственному вкусу. Если вам самим будет «вкусно» рассказывать или читать что-либо, то и ребенку это, скорее всего, понравится. Очень важно, чтобы родители реализовали в себе присущие всем в той или иной мере актерские способности, которые на самом деле состоят в том, что надо войти в образ героя и всей душой его показать ребенку. Это вопрос не притворства, а вашей искренности, симпатии, собственной увлеченности. Т.е. первый шаг слушания сказки – это драматизация, а не сказывание. Чтобы «включить» внимание ребенка, необходим яркий сценический образ. А уж затем, когда ребенок научится включаться в повествование и не только смотреть, но и слушать, необходимо будет перейти к сказыванию, т.е. к напевному воспроизведению с ровной повествовательной интонацией. Акценты будет расставлять воображение ребенка, причем в той мере, в которой это свойственно лично ему. Сказывание – это древняя народная традиция, способствующая максимально свободному полету мысли и воображения.

Хочу несколько слов сказать о непонятных взрослым сказках, их абсурдном на первый взгляд содержании. Непонятыми многими взрослыми были в свое время произведения Корнея Ивановича Чуковского, его странные герои и их не менее странные приключения. До тех пор, пока в силу своей необъяснимой популярности не стали классикой детства. А с классиками, как известно, спорить бесполезно за давностию лет и многочисленными заслугами. Сейчас подобная история в какой-то степени происходит с произведениями Григория Остера, любимыми детворой и не всегда понимаемыми взрослыми. Я сталкивалась с бурными реакциями протеста на одно лишь название его книги «Воспитание взрослых». «Кого-кого воспитание?» – с угрожающими интонациями в голосе переспросила меня пожилая лоточница, когда я интересовалась у ее соседки-книготорговки о наличии этой книги. А его «Школа ужасов» на первый взгляд может показаться вам полной чушью (да простит мне эти слова мой любимый и уважаемый писатель), но это только первое впечатление. На самом деле – это хорошее пособие по семейной и дворовой психотерапии детских страхов. Ведь нет более сильного оружия против страха, чем смех над ним. Остер смог намекнуть на тонкую грань между реальностью и жуткой пропастью нездоровой фантазии, обозначив ее именно вопиющей чушью, вызывающей смех. Вот что пишет об этом явлении К.И. Чуковский в своей книге «От двух до пяти». «Это было в Алупке в 1929 году. Больные ребята изнемогали от зноя. Они шумели и хныкали. Какая-то растяпистая женщина кудахтала над ними по-куриному, но не могла их унять. Я пришел издалека и, чтобы обрадовать их, начал читать им «Мюнхаузена». Через две минуты они уже ржали от счастья. Слушая их блаженное ржание, я впервые по-настоящему понял, какое аппетитное лакомство для девятилетних людей эта веселая книга и насколько тусклее была бы детская жизнь, если бы этой книги не существовало на свете. С чувством нежнейшей благодарности к автору я читал под взрывчатый хохот детей и про топор, залетевший на луну, и про путешествие верхом на ядре, и про отрезанные лошадиные ноги, которые паслись на лугу, и, когда я на минуту останавливался, дети кричали: «Дальше!» Но вот подбегает ко мне эта женщина, и на лице у нее красные пятна:

- Что вы! Что вы!.. Да мы никогда, ни за что!.. И хватает у меня из рук мою бедную книгу, и глядит на нее, как на жабу, и двумя пальцами уносит куда-то, а больные дети ревут от обиды, а я иду растерянно за женщиной, и руки у меня почему-то дрожат. Тут возникает какой-то молодой в тюбетейке, и оба говорят со мною так, будто я пойманный вор:

- Какое вы имеете право читать эту дрянь нашим детям?

И объясняют мне учительным тоном, что в книге для советских ребят должны быть не фантазии, не сказки, а самые подлинные реальные факты.

- Но позвольте, - пробую я возразить.- Ведь именно при помощи своих фантазий и сказок эта книга утверждает ребят в реализме. Самый хохот, с которым встречают они каждую авантюру Мюнхаузена, свидетельствует, что его ложь им ясна. Они именно потому и хохочут, что всякий раз противопоставляют его измышлениям реальность».

Эти размышления помогут вам не бояться того, что сказка уведет детей из мира реальности в мир несбыточных иллюзий.

 

Глава двадцать шестая

Рекомендуемая литература

 

В этом списке собраны далеко не все, а лишь хорошо известные мне произведения литературы с краткими аннотациями. Получилась мешанина из психологических бестселлеров, классики детской и возрастной психологии, сказок, НФ – всего, что дает пищу для ума и чувства, помогает расти человеку и родителю, помогает растить своих детей.

 

Книги для родителей и подростков:

 

1. Азимов Айзек «Профессия». Если бы школа была не принудиловкой, а заветным и труднодоступным местом, как бы стремились туда любознательные дети…

2. Байярд – супруги с книгой «Ваш беспокойный подросток» – именно о них и пойдет речь.

3. Бестер Альфред «Выбор». Да, это о разнице между тем, что нам действительно нужно и тем, чего мы хотим.

4. Бредбери Рэй «Урочный час», «Вельд», «В дни вечной весны», «Маленький убийца». Это страшилки для родителей, но если не испугаться утрированной ситуации, то есть над чем поразмыслить.

5. Буянов М.И. «Ребенок из неблагополучной семьи», «Беседы о детской психиатрии». Популярные книги, написанные живым, доступным языком, вводят нас в мир тех проблем детей, которые напрямую касаются медицины, психиатрии в частности.

6. Винникотт Д.В. «Разговор с родителями». В этом разговоре всемирно известного английского детского психиатра и психотерапевта очень мало конкретных советов, потому что истинно правильную позицию может выбрать только родительская интуиция. Вот об этой-то интуиции и речь.

7. Дарьялова Н. «Великая и загадочная». Как ученик становится мастером.

8. Захаров А.И. «Детские неврозы». Это превосходное руководство для родителей по профилактике и первой помощи при пограничных нервно-психических расстройствах у детей.

9. Исаев Д.Н., Каган В.Е. «Половое воспитание детей». Серьезное исследование, позволяющее сориентироваться в выборе стиля сексуального воспитания детей и подростков.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.220.225 (0.018 с.)