ТОП 10:

Глава III Боевые действия и уход интервентов с Русского Севера.



По достигнутому соглашению с Мурманским Советом 6 марта с борта флагмана союзной эскадры линкора "Глории" в Мурманске высадился отряд британских морских пехотинцев (по различным данным от 130 до 200 человек). Интервенты постепенно накапливали силы в этом регионе. К лету 1918 г. в районе Мурманска было сосредоточено около 4 тысяч иностранных солдат. На очереди стоял захват Архангельска, Вологды и Петрозаводска. 5 июля 1918 г. было введено военное положение на Мурмане и в Карелии.

Ситуация осложнялась еще и тем, что в конце марта 1918 г. в северную Карелию вторглись белофинские отряды, ставившие своей целью овладение Кольским полуостровом и Карелией. Общая численность этих отрядов, наступавших на Кемь и Кандалакшу, составляла около 2,5 тысячи человек. Гражданская война и угроза расширения сил интервенции требовали создания регулярной Красной Армии.[97]

Работа по созданию красноармейских отрядов в Карелии началась в феврале 1918 г. До этого времени вооруженные силы края состояли из отрядов, созданных из рабочих местных предприятий и Мурманской железной дороги. Значительную помощь в организации Красной Армии и защите Карелии от интервентов оказали петроградские рабочие[98]. По распоряжению Советского правительства, в апреле 1918 г. из Петрограда на северные участки Мурманской железной дороги было отправлено два отряда красноармейцев. Отряд под командованием Комлева принял охрану дороги от Мурманска до Кеми, другой отряд Спиридонова – от Кеми до Масельгской. Большинство их распределилось по станциям по 10-15 бойцов. На станции Кемь – 150 бойцов[99].

2 июля 1918 г. интервенты напали на станцию Кемь, но Спиридонову с отрядом удалось вырваться и отступить к станции Шуерецкая (25 км южнее Кеми). На перегоне Кемь – Шуерецкая отряд сжег мосты через реку Мягреку и Шую, что задержало продвижение сухопутных частей интервентов, срывая план наступления Кемь- Сорокская-Мед.Гора – Петрозаводск.[100]

6 июля на Сорокском рейде появился военный корабль интервентов. Высадившиеся на станции англичане разогнали советы, закрыли профсоюзы, начались репрессии. В конце июля они оккупировали все побережье Карельского Поморья. Интервенты продолжали продвижение на юго-восток вдоль побережья Белого моря и на юг по направлению к Петрозаводску. Здесь их задержали отряды Спиридонова,Солунина. Встретившие сопротивление части англо-французских войск отошли к станции Олимпия-Парандово. Другая группа противника, захватив поморские селения Сумский Посад, Лапино и Нохгу, продвигалась на юг по Повинецкому тракту, но была остановлена петроградскими бойцами южнее озера Сумозеро и деревни Воренжа..

Тем временем, 2 августа 1918 г. интервенты заняли Архангельск и продвигались в направлении Котласа и Вологды. Из докладной записки военного руководителя Беломорского морского военного округа Ф.Е. Огородникова в высший военный совет от 3 июля 1918 г. следует, что на Мурманском рейде находились: британский броненосец "Глория", французский крейсер "Адмирал Об", американский "Олимпия" и еще крейсер "Кокрен" в Печенеге. По совокупности имеющихся здесь сведений, общее количество союзников могло достигать от 12 до 15 тысяч человек.[101]В итоге, в Мурманском крае интервентами было высажено около 10 тысяч человек, в Архангельске – 13 тысяч человек, а сил русских белогвардейцев хватило лишь на создание двух небольших партизанских отрядов, (общей численностью до 1 тысячи человек во всей северной области) Общее командование войсками интервентов осуществлял генерал Пуль. Союзники продвигались медленно и осторожно.

В середине февраля 1919 г. войска интервентов и белогвардейцев перешли в наступление вдоль линии Мурманской железной дороги. На Сегежу наступали с 3-х сторон, имея почти десятикратное превосходство над защитниками города, город взяли.

21 февраля интервенты начали наступление по всей линии боевого участка. Красноармейские части, разрушив мост через реку Сегежа отступили к станции Уросозеро. Около 2-х месяцев там шли бои и лишь в конце апреля в начале мая врагу удалось захватить станции Уросозеро и Масельгская. Как следует из сообщения чрезвычайного комиссара Мурмано-Беломорского края С.П. Нацаренуса В.И. Ленину еще 19 июля 1918 г. интервенты производили съемку местности с аэропланов.в районе станции Сегежа, Масельгская и Медвежья Гора.[102] Бои за станцию Медвежья Гора велись с 4 по 21 мая 1919 г., интервенты взяли ее. Дальнейшее наступление последних было приостановлено около станции Кяппесельга[103].

Положение советских войск становилось опасным. С выходом на побережье Онежского озера интервенты получили возможность сформировать озерную военную флотилию, начать операции по восточному побережью к Пудожу. Кроме того, весной 1919 г. на территорию южной Карелии вторглись части белофинских войск, пытаясь захватить Лодейное поле и Петрозаводск.

Дальнейшее продвижение внутренней и внешней контрреволюции было остановлено. Сопротивление народных масс политике интервентов и белогвардейцев возрастало. Ситуация на фронтах Гражданской войны резко изменилась, войска интервентов терпели поражение. Была полностью разгромлена большевиками армия Юденича, поспешно отступали на юг войска Деникина, а в Сибири терпели поражение за поражением колчаковцы.

На Северном фронте красные в ноябре - декабре 1918 г. овладели частью Коми края, заняли Яренск и Усть-Сысольск, ликвидировали угрозу Котласу. Неудачу потерпела попытка декабрьского наступления белых на Двине. В результате командование полностью отказалось от наступательных замыслов и основное внимание уделяло организации обороны.[104]

Усилилось недовольство и брожение в тылу. На смену августовскому подъему в настроении значительной части населения вновь появились апатия, усталость, неверие в перспективы борьбы. Наряду с политическими для этого были и экономические причины – углубление хозяйственного кризиса в области[105]. Нарастали движения с требованиями перемен, облегчения положения и прекращения Гражданской войны. Усиливалась политизация населения, росли просоветские симпатии. Сводка оперативного управления полевого штаба реввоенсовета республики о начале иностранной военной интервенции на советском Севере сообщала следующее: "Несмотря на то, что интервенты с жителями заигрывают, снабжая их продуктами, общее настроение местных жителей к пришельцам враждебное".[106]

К моменту вторжения интервентов из Архангельска уехали почти все видные работники. Для создания подпольной организации заранее не были приняты меры – не было ни связей, ни документов, ни оружия. Оставшиеся в Архангельске коммунисты в первое время старались прежде всего обезопасить себя от преследований и найти средства к существованию, а затем уже они начали налаживать между собой связи. Примерно в конце августа 1918 создается подпольная большевистская группа во главе с председателем профсоюза транспортных рабочих Карлом Теснановым.[107] В его подпольную группу входили Роберт Турко, Фриц Антынь, Ян Розенберг и др. Как руководитель профсоюза Теснанов находился под наблюдением белогвардейской контрразведки. На первом собрании группы было решено оказать материальную поддержку семьям арестованных большевиков, а политическим каторжанам и в Мудьюг были отправлены продовольственные посылки (хотя можно усомниться в том, что эти посылки дошли до своих адресатов).

Другая подпольная группа образовалась вокруг председателя профсоюза архитектурно-строительных рабочих Дмитрия Прокашева. Членами организации были Г. Юрченков, Н. Рязанов, Васильева и др.

Сапрыгин принимал активное участие в оборудовании подпольной типографии. Удалось выпустить три печатные прокламации. Печатались они тиражом от 2 до 3 тыс. Выпускались за подписью "Архангельский исполнительный комитет Российской Коммунистической партии (большевиков)"[108]. Проводили агитационную работу в тылу противника, раскрывая солдатам истинные планы их командования и подталкивая их на сопротивление против ведения военных действий. Деятельность подпольщиков усиливалась, расширялись связи с рабочими лесозаводов, морского порта, устанавливались контакты с надежными людьми среди солдат. Агитационная работа была налажена и среди иностранных солдат. Коммунистка Эмилия Звейниэк, владевшая немного английским языком, устроилась на работу в американский Красный Крест. Здесь она пыталась прощупать настроения американских солдат. Печатались листовки для французских солдат, их перевел на французский язык военный моряк Сывороткин[109].

На борьбу с большевиками союзническое и белогвардейское командование мобилизовало весь свой разведывательный, сыскной и полицейский аппарат, все квартальные комитеты, так как активная деятельность подполья представляла собой большую угрозу и в тылу, и на фронте, оказывала влияние на настроения народа и военнослужащих. Началась волна облав, обысков и арестов. На чердаке дома, где помещался совет профсоюзов контрразведчики нашли 8 винтовок, что стало удобным поводом для ареста Теснанова. Костяк подпольной большевистской организации был разгромлен, но ее разгром не положил конец уже начатому делу, просто изменились формы работы, усилилась конспирация, дух коммунизма уничтожить интервентам не удалось.

Труды большевиков не пропали даром. В антантовских и белогвардейских частях начался процесс разложения, усиливались антивоенные выступления.В январе 1919 г. в Кандалакше взбунтовались и отказались воевать против Красной Армии отряды английских солдат.[110] Они потребовали немедленной отправки на родину. Отряды были расформированы, зачинщики бунта арестованы. В феврале группа английских солдат в Мурманске подожгла склад с военным имуществом. В своей докладной записке о режиме на оккупированной интервентами территории Кольского полуострова и Северной Карелии заведующий агитационно-просвятительным отделом Олонецкого губвоенкомата М. Чуменков свидетельствовал: "Матросы с судна "Глория" устроили бунт, в результате чего 50 человек было расстреляно. Силы белогвардейцев и интервентов на Мурмане не превышали 9 тысяч человек, из коих более половины не надежны, то есть при первой возможности перейдут на сторону красноармейцев"[111]. Росту антивоенных настроений во многом способствовала агитационно-массовая работа политотдела 6-ой армии. Работники политотдела готовили специально для вражеских солдат листовки и прокламации на английском и французском языках, то есть предпринимали энергичные меры для развертывания пропаганды в прифронтовой полосе и в тылу противника.[112] Листовки печатали в Петрограде, Вологде и Москве, затем их разбрасывали во вражеском расположении. Текст некоторых листовок подписывал В.И. Ленин. Так в одном из агитационных материалов, озаглавленном "Зачем вы пришли в Мурманск?," говорилось: "Вы будете воевать не против врагов, а против таких же рабочих, как и вы сами. В России мы добились успеха. Сбросили гнет царя, помещиков… Нам еще предстоят гигантские трудности. Мы не можем построить новое общество за один день. Мы хотим, чтобы вы нам не мешали".[113] Большое значение и влияние имело модное движение в Англии, США, Франции и других странах за прекращение интервенции в России под лозунгом "Руки прочь от России!" В Лондоне были созданы специальные комитеты, а в листовках осуждались действия английского правительства, которое, по мнению британских рабочих, стремилось уничтожить свободу в России, опасаясь, что и англичане, как и русские рабочие, захотят стать хозяевами своей судьбы. В США трудящиеся оказывали поддержку русским людям в отказе грузить оружие для белогвардейцев и интервентов.

Все это обеспечило разложение белой армии и войск интервентов. Падала дисциплина в войсках, учащались случаи дезертирства и переход солдат на сторону красных, иногда целыми подразделениями. Солдаты начинали понимать всю бесцельность и бесполезность этой войны, выгоды от которой будут пожинать их командование, их правительство и крупные капиталисты.

О настроениях европейских рабочих до сведения солдат доводили большевики. Вот примерный текст листовки кемской подпольной организации:

"Британские рабочие протестуют против вашего пребывания здесь, против Вашей борьбы с нами. Вас требуют домой…Британские солдаты! Прекратите борьбу с нами, не позволяйте продолжать эту позорную блокаду, которая изнуряет наших женщин и детей…"[114]. Подобного рода пропаганда вызывала сильное брожение среди войск противника. Начались волнения.

В ноябре 1918 г., подняв красные флаги, ушел с фронта французский отряд. Командование учинило зверскую расправу над ним. А в декабре на позициях у деревни Кадыш произошло братание солдат 339-го американского полка и солдат 15-го советского полка. Один из американских офицеров заявил: "Американцы признают русское революционное правительство и никакой войны против большевиков вести не будут"[115].

Летом 1919 г. произошел ряд восстаний в белой армии, сорвавших наступление войск интервентов. В ночь с 6 на 7 июля вспыхнул мятеж в районе Топса-Троица в первом батальоне Дайеровского полка, сформированном при личном участии Айронсайда из пленных красноармейцев и заключенных губернской тюрьмы[116] Колебания усиливались и в четвертом стрелковом полку. Совместными действиями интервентов и белогвардейцев восстание было подавлено, 11 человек расстреляно, часть брошена в тюрьму а остальные вместе со вторым батальоном Дайеровского полка реорганизованы в рабочий батальон. Айронсайд видел глубокие противоречия в белом лагере и его недобрые предчувствия оправдались: раскол в войсках принимал угрожающие размеры. Особенно чувствительным ударом для союзников и белогвардейцев было восстание 5-го Северного стрелкового полка. Арестовав весь офицерский состав, солдаты 5-го полка возглавленные коммунистом Щетининым, со всем оружием перешли на сторону Красной Армии. Ситуация настала как снежный ком, происходило восстание за восстанием: на Пинеге в 8-ом полку, затем на Двине в Славяно-британском легионе, в 6-ом полку на железной дороге - и это только на Архангельском фронте[117].

Весна 1919 г., начавшаяся с серьезных внутриполитических и военных осложнений, завершилась некоторой стабилизацией ситуации. После неудачи в Шенкурском сражении (зимой 1919 г.), весной военная инициатива вновь перешла в руки интервентов и белогвардейцев. Весеннее наступление адмирала Колчака возродило надежды на соединение сил северной и восточной контрреволюции.3 июня 1919 г. состоялось совещание руководителей стран Антанты, где они выразили готовность предоставить Колчаку и др. правительством необходимую помощь.[118] Это решение стало важной вехой в деле развития сотрудничества союзников с антибольшевистскими силами в России. 10 июня войска и флот Северной области были слиты в единое целое с сибирскими вооруженными силами, а генерал Миллер был назначен главнокомандующим всеми сухопутными и морскими вооруженными силами белых. Все еще надеясь укрепить свое положение, белогвардейское правительство Севера решило усилить вербовку в так называемою "Новую русскую армию". Прежде всего было решено создать "Народное ополчение", которое могло бы взять на себя многие тыловые функции, в частности охрану складов, мостов, портов и освободить таким образом боевые подразделения для фронта.

16 августа 1919 г. было опубликовано воззвание к жителям Кольского полуострова и Северной Карелии, призвание все мужское население добровольно вступить в ряды ополчения[119]. Но надежды белых не оправдались. Рабочие и крестьяне отказались идти в ополчение. 6 сентября воззвание повторили с обещаниями высокого жалования, хорошего пайка и других благ. Но подкупить население не удалось. Тогда белогвардейцы решили прибегнуть к насилию. Началась насильственная мобилизация мужского населения 22 возрастов с 1880 г по 1901г. рождения включительно[120]. Но и те, кого удалось мобилизовать не были надежной силой, ибо при первом же случае переходили на сторону красных. Белогвардейская разведка сообщала: "Среди мобилизуемых в Княжной Губе и в Кандалакше настроения тревожные. У всех одна мысль, что "пусть, мол, только дадут оружие, а мы покажем им мобилизацию".

Контрреволюция развернула наступление. В конце июля 1919 г. красноармейским частям пришлось оставить ст. Кяппесельгу, потом Лижму, а к началу августа – станцию Кивач. В конце сентября советские войска при поддержке Онежской флотилии провели в районе Лижмы блестящую операцию, во время которой отбросили врага к станции Кяппесельга. Летнее наступление интервентов завершилось провалом[121].

После контрудара красных от замыслов продолжения наступления пришлось отказаться. Началось и отступление Колчака. 18 сентября 1919 г. союзники начали отводить свои отряды с передовых позиций. На рассвете 27 сентября последние корабли с войсками союзников покинули Архангельск, а 12 октября – Мурманск. Так бесславно закончилась иностранная интервенция на Севере России.

Осенью 1919 г. интервенты покинули Север, а 3 февраля 1920 г. 6-ая советская армия перешла в наступление, которое развивалось успешно. В середине февраля части Красной Армии подошли к Архангельску. Генерал Миллер бросил войска и позорно бежал 19 февраля 1920 г. на ледоколе "Минин". Утром 20 февраля отряды Красной Армии вступили в Архангельск. Там установилась советская власть.

Рухнул Онежский фронт и Северная область, разрезанная пополам, сухопутное сообщение с Мурманском было прервано, в тылу Мурманского фронта вспыхнуло восстание. Все началось с Мурманска где действовала подпольная организация. Особенно активизировалась деятельность подпольщиков с осени 1919 г. В ноябре в Мурманске образовалась крупная революционная группа, ставившая своей задачей подковку и проведение вооруженного восстания для свержения белогвардейского правительства. Одним из главных руководителей организации был большевик И.И.Александров. Членами ее были также В.Д. Грассис, И.Д.Скидер, С.А. Чехонин. После ареста последних работу продолжили Александров и Родченко, но уже усилив конспирацию.

Между тем в тылу усилилось партизанское движение. Под влиянием большевистской агитации крестьяне прифронтовой полосы уходили в отряды партизан. Из мобилизованных белых солдат удалось сформировать красный партизанский отряд[122]. В состав входило 65 человек, которые поддерживали связь с архангельскими подпольщиками.

Некоторые сведения о взаимоотношениях белых и интервентов содержаться в очерке Б.Ф.Соколова (член северного белого правительства) "Падение Северной области". Соколов пишет, что особенно бросалось в глаза обособленность англичан от русских военных. Зачастую и те, и другие жили бок о бок, и, однако, никаких отношений между ними не было. Каждый жил собственной жизнью, собственными интересами. Англичане держались в своем кругу, русские - в своем. Но все же англичане более и менее интересовались русскими, охотно вступали с ними в разговоры, принимали у себя и угощали. Русские же солдаты были преисполнены какой-то инстинктивной бессознательной враждебности к ним.[123] Совершенно ясно, что при таком положении дела, при разобщенности и даже ненависти среди людей, которые сражаются ради одной цели, нельзя достичь успеха. Над этим серьезно задумывалось командование союзнических войск. К концу июля 1919 г. вопрос об эвакуации обсуждался на заседаниях британского военного кабинета. Генералы Айронсайд, Мейнард и Хоор критически оценили итоги иностранной военной интервенции в России.

Поражение белогвардейской армии было предрешено, потому что власть в Северной области была восстановлена ими насильно. Это насильственное подчинение и стало причиной поражения, так как основную массу населения не устраивал установившийся там прежний режим. В победе над большевиками было заинтересованно только высшее командование белогвардейцев, а также интервенты, уже делившие между собой шкуру не убитого медведя, то есть разграничивали сферы влияния в России. А простому войску, на которое опиралась власть нового правительства Северной области, эта победа таких выгод не сулила, напротив, солдат ожидало подчинение и эксплуатация, как и остальное население. Вследствие этих причин ни о какой победе говорить было нельзя, и рассчитывать на нее было безнадежно, так как никакая власть без поддержки народа невозможна.

Большевистские подпольные организации своей пропагандой и агитацией в армии ускоряли процесс ее брожения и разложения, помогли понять солдатам их перспективы, взглянуть на будущее. В войсках началось сопротивление, произошел раскол, падал моральный дух солдат и офицеров, армия теряла боеспособность, уходила на сторону красных, которые одерживали победы на всех фронтах. Сначала выступления в белой армии и среди интервентов происходили стихийно и легко подавлялись командованием, а зачинщики расстреливались. Затем восстания приняли организованный, то есть осознанный характер, а восставшие стали переходить на сторону красных. В результате правительство белогвардейцев потеряло свою единственную опору и силу, не нашло поддержки у народа. Корыстные планы стран Антанты рухнули вместе с белым правительством.

Заключение

I. Источники:

1. Белый Север. Архангельск, 1993. Т.1.,Т.2.

2. Борьба за торжество Советской власти на Севере. СПб., 1967.

3. Борьба за установление и упрочнение Советской власти на Севере. Архангельск, 1959.

4. Вопросы истории. 1976., № 6.

5. Заброшенные в небытие. Интервенция на Русском Севере глазами ее участников. Архангельск, 1997.

6. Из истории Гражданской войны в СССР. М., 1961. Т.1.,Т.2.

7. Из истории интервенции и Гражданской войны в Карелии. Петрозаводск, 1960.

8. Карелия в период Гражданской войны и интервенции. Петрозаводск, 1964.

9. Новый мир. 1967., № 11.

10. Октябрьская революция и Гражданская война на Севере. Архангельск, 1933.

11. Рассказов П.П. Записки заключенного. Архангельск, 1952.

12. Сборник Истпарта Архангельского Губкома РКП(б). Архангельск, 1925.

13. Северный фронт. Документы. М., 1961.

14. Чуев В.П. Архангельское подполье. Архангельск, 1963.

II. Литература:

1. Алахвердов Г.Г. Краткая история Гражданской войны в СССР. М., 1960.

2. Балагуров Я.А. Борьба за Советы в Карельском поморье. Петрозаводск, 1973.

3. Боженко А.М. Черная книга о преступлениях империализма. М., 1983.

4. Буханов М. Цивилизованные разбойники. Вологда, 1951.

5. Васюков В.С.Предыстория интервенции. Февраль 1917-март 1918. М., 1980.

6. Голдин В.И. Интервенция и антибольшевистское движение на Русском Севере. М., 1993.

7. Гражданская война в России и на Русском Севере: проблемы истории и историографии. Архангельск, 1999.

8. Гражданская война в России: перекресток мнений. М., 1994.

9. Гражданская война в СССР. М., 1990. Т.1., Т.2.

10. Интервенция на Северо-западе России. СПб., 1995.

11. Какурин Н.Е. Как сражалась революция. М., 1990.Т.1., Т. 2.

12. Киселев А.А., Климов Ю.Н. Мурман в дни революции и гражданской войны. Мурманск, 1977.

13. Марушкин Б.И. Интервенционистская политика США. М., 1969.

14. Марушкин Б.И. США: стратегия интервенционизма. М., 1986.

15. Мымрин Г., Пирогов М., Кузнецов Г. Разгром интервентов и белогвардейцев на Севере. Архангельск, 1940.

16. Мымрин Г.Е. Англо-американская военная интервенция и ее разгром. Архангельск, 1953.

17. Мымрин Г., Потылицын А., Кузнецов Г. В борьбе за советский Север. Архангельск, 1950.

18. Отечественная история. 1994., № 3.

19. Потылицын А.И Мы помнем и не забудем. Архангельск,1950.

20. Ротштейн Э. Когда Англия вторглась в Советскую Россию. М., 1982.

21. Шумилов М.И. Октябрь, интервенция и Гражданская война на Европейском Севере России. Петрозаводск, 1992.

[1] Шумилов М.И. Октябрь, интервенция и Гражданская война на Европейском Севере России. Петрозаводск, 1992. С. 7.

[2] Шумилов М.И. Указ. соч. С. 8.

[3] Наумов В.П. Ведущие проблемы историографии гражданской войны // Из истории Гражданской войны и интервенции. М., 1974. С. 362.

[4] Наумов В.П. Указ. соч. С. 352.

[5] Овсянкин Е.И. Русский Север: первая четверть ХХ века. Проблемы историографии // Гражданская война в России и на Русском Севере: проблемы истории и историографии. Архангельск, 1999. С.58.

[6] Овсянкин Е.И. Указ. соч. С. .59.

[7] Пронин Н.А. К освещению вооруженной борьбы с интервентами и белогвардейцами на Севере // Из истории Гражданской войны и интервенции. М.,1974. С. 261.

[8] Пронин Н.А. Указ. соч. С. 261.

[9] Шумилов М.И. Указ. соч. С. 23.

[10] Шумилов М.И. Указ. соч. С. 24.

[11] Наумов В.П. Указ. соч. С. 372.

[12] Пронин И.А. Указ. соч. С. 263.

[13] Пронин И.А.Указ. соч. С. 264.

[14] Пронин И.А. Там же. С. 263.

[15] Пронин И.А. Указ. соч. С. 263.

[16] Шумилов М.И. Указ. соч. С. 52.

[17] Голдин В.И. Россия в Гражданской войне. Архангельск, 2000. С. 99.

[18] Голдин В.И. Указ. соч. С. 101.

[19] Голдин В.И. Там же. С. 101.

[20] Овсянкин Е.И. Указ. соч. С.60.

[21] Голдин В.И. Интервенция и антибольшевистское движение на Русском Севере. М., 1993. С. 9.

[22] Алахвердов Г.Г. Краткая история Гражданской войны в СССР. М., 1960. С. 17.

[23] Голдин В.И. Интервенты или союзники? Мурманский "узел" в марте-июне 1918 г.//Отечественная история.1994.,.№1. С. 75.

[24] Голдин В.И. Интервенция и антибольшевистское движение на Русском Севере. С. 8.

[25] Киселев А.А., Климов Ю.Н. Мурман в дни революции и Гражданской войны. Мурманск, 1977. С. 135.

[26] Ротштейн Э. Когда Англия вторглась в Советскую Россию. М., 1982. С. 6.

[27] Алахвердов Г.Г. Указ. соч. С. 17.

[28] Ротштейн Э. Указ. соч. С. 4.

[29] Из истории Гражданской войны в СССР. М., 1961. Т.1., С. 18.

[30] Голдин В.И. Интервенция и антибольшевистское движение на Русском Севере. С. 19

[31] Какурин Н.Е. Как сражалась революция. М., 1990. Т.1., С. 191.

[32] Марушкин Б.И. США: стратегия интервенционизма . М., 1986. С. 20.

[33] Алахвердов Г.Г. Указ. соч. С. 109.

[34] Алексеева И.В. Либеральная оппозиция и западные союзники в 1914-1917гг.//Интервенция на Северо-Западе России. СПб., 1995. С.46.

[35] Колоницкий Б.И. Иностранные мисси в Петрограде (март 1917 – март 1918гг.)// Интервенция на Северо-Западе России. СПб.,1995. С.52.

[36] Из истории интервенции и Гражданской войны в Карелии. Петрозаводск, 1960., С.118.

[37] Городецкий С.Н. Образование Северной области // Белый Север. Архангельск, 1993.Т.1., С. 20.

[38] Городецкий С.Н. Указ. соч. С. 53.

[39] Васюков В.С. Предыстория интервенции. Февраль 1917-март1918. М., 1980. С. 73

[40] Колоницкий Б.И. Указ. соч. С. 61.

[41] Чистиков А.Н. Финляндия: независимость, Гражданская война, отношение с Советской Россией//Интервенция на Северо-Западе России. СПб., 1995. С. 95.

[42] Чистиков А.Н.Указ. соч. С. 96.

[43] Голдин В.И. Интервенция и антибольшевистское движение на Русском Севере. С. 18.

[44] Голдин В.И. Указ. соч. С. 18.

[45] Киселев А.А., Климов Ю.Н. Указ. соч. С. 110.

[46] Киселев А.А., Климов Ю.Н. Там же. С. 135.

[47] Киселев А.А., Климов Ю.Н. Там же. С. 136.

[48] Голдин В.И. Интервенция и антибольшевистское движение на Русском Севере. С. 79.

[49] Алахвердов Г.Г. Указ. соч. С. 6.

[50] Алахвердов Г.Г. Там же. С. 6.

[51] Какурин Н.Е. Указ. соч. С. 210.

[52] Какурин Н.Е. Там же. Т.2., С. 211.

[53] Голдин В.И. Интервенция и антибольшевистское движение на Русском Севере. М., 1993. С. 82.

[54] Гражданская война в СССР. М., 1990.Т.1., С. 281.

[55] Робинс Л. Дневник дипломата в России, 1917-1918гг.// Заброшенные в небытие. Интервенция на Русском Севере глазами ее участников. Архангельск, 1997. С. 174.

[56] Голдин В.И.Указ. соч. С. 82.

[57] Голдин В.И. Указ. соч. С. 82.

[58] Гражданская война в СССР. М., 1990. Т.1., С. 290.

[59] Нуланс Ж. Моя последняя миссия в Советской России// Заброшенные в небытие. Интервенция на Русском Севере глазами ее участников. Архангельск, 1997. С. 104.

[60] Нуланс Ж. Указ. соч. С. 104.

[61] Потылицын А.И. Мы помним и не забудем. Архангельск, 1950. С. 52.

[62] Мымрин, Потылицин, Кузнецов. В борьбе за советский Север. Архангельск, 1950. С.111.

[63] Потылицын А.И. Указ. соч. С. 52.

[64] Мымрин, Потылицын, Кузнецов. Указ. соч.. С. 113.

[65] Михайловский С.Д. Побег с мудьюгской каторги // Вопросы истории. 1974., №6. С. 206.

[66] Рябов. Бой за Онегу // Октябрьская революция и гражданская война на Севере. Архангельск , 1933. С. 75.

[67] Лесуков Ф. Под игом белых//Сборник Истпарта Архангельского Губкома РКП(б). Архангельск, 1925. С. 19.

[68] Боженко А.М. Черная книга о преступлениях империализма. М., 1983. С. 18.

[69] Потылицын А.И. Указ. соч. С. 60.

[70] Михайловский С.Д. Указ. соч. С. 205.

[71] Зеленов Н.П. Трагедия Северной области // Белый север. Архангельск, 1993. Т.2., С. 213.

[72] Рассказов П.П. Записки заключенного. Архангельск, 1952. С. 20.

[73] Зеленов Н.П. Указ. соч. С. 215.

[74] Рассказов П.П Указ. соч. С. 25.

[75] Рассказов П.П. Там же. С. 30.

[76] Михайловский С.Д. Указ. соч. С. 206.

[77] Воробьев А. Остров мужества // Сельская жизнь. 1967. 27.06. С.6.

[78] Михайловский С.Д. Указ. соч. С. 206.

[79] Андрюхин. Воспоминания о мудьюгской каторге // Сборник Истпарта Архангельского Губкома РКП(б). Архангельск, 1925. С. 32.

[80] Потылицын А.И. Указ. соч. С. 62.

[81] Игнатьев В.И. Некоторые факты и итоги 4-х лет Гражданской войны // Белый Север. Архангельск, 1993. Т.1., С. 115.

[82] Кривенко И.С. Страницы жизни // Новый мир. 1967., № 11. С. 197.

[83] Кривенко И.С. Указ. соч. С. 201.

[84] Кривенко И.С. Указ. соч. С. 197.

[85] Буханов М. Цивилизованные работники. Вологда, 1951. С. 14.

[86] Буханов М. Указ. соч. С. 14.

[87] Мымрин Г.Е. Англо-американская военная интервенция на Севере и ее разгром. Архангельск, 1950. С. 19.

[88] Мымрин, Потылицын, Кузнецов. Указ. соч. С. 111.

[89] Мымрин, Потылицын, Кузнецов. Там же. С. 112.

[90] Буханов М. Указ. соч. С. 26.

[91] Голдин В.И. Указ. соч. С. 103.

[92] Голдин В.И. Там же. С. 82.

[93] Борьба за торжество Советской власти на Севере. СПб., 1967. С. 76.

[94] Борьба за установление и упрочнение советской власти на Севере. Архангельск, 1959. С. 76.

[95] Буханов М. Указ. соч. С. .30.

[96] Рассказов П.П. Указ. соч. С. 23.

[97] Шумилов М.И. Партийная мобилизация в Красной Армии в Карелии (1918-1920) // Из истории интервенции и гражданской войны в Карелии. Петрозаводск, 1960. С. 4.

[98] Шумилов М.И. Указ. соч. С. 5.

[99] Афанасьева А.И. Организация добровольческих отрядов Красной Армии в Карелии в 1918 г. // Из истории интервенции и гражданской войны в Карелии. Петрозаводск, 1960. С. 14.

[100] Балагуров Я.А. Борьба за советы в Карельском поморье. Петрозаводск, 1973. С. 98.

[101] Северный фронт. М., 1961. С. 23.

[102] Карелия в период Гражданской войны и интервенции. Петрозаводск, 1960. С. 367.

[103] Балагуров Я.А. Указ. соч. С. 103.

[104] Голдин В.И. Интервенция и антибольшевистское движение на Севере России. Архангельск, 1993. С. 163.

[105] Голдин В.И. Указ. соч. С. 163.

[106] Северный фронт. М., 1961. С. 44.

[107] Чуев В.П. Архангельское подполье. Архангельск, 1963. С. 37.

[108] Чуев В.П. Указ. соч. С. 54.

[109] Чуев В.П. Там же. С. 65.

[110] Киселев А.А., Климов Н.Ю. Мурман в дни революции и гражданской войны. Мурманск, 1977. С. 187.

[111] Карелия в период Гражданской войны и интервенции. Петрозаводск, 1964. С. 152

[112] Чуев В.П. Указ. соч. С. 62.

[113] Киселев А.А., Климов Н.Ю.Указ. соч. С. 223.

[114] Алахвердов Г.Г. Краткая история гражданской войны в СССР. М., 1960. С. 192.

[115] Алахвердов Г.Г. Указ. соч. С. 195.

[116] Голдин В.И. Указ. соч. С. 195.

[117] Игнатьев В.И. Некоторые факты и итоги 4-х лет Гражданской войны // Белый Север. Архангельск, 1993. Т.1., С. 240.

[118] Голдин В.И. Указ. соч. С. 82.

[119] Киселев А.А., Климов Ю.Н. Указ. соч. С. 144.

[120] Киселев А.А., Климов Ю.Н. Указ. соч. С. 144.

[121] Балагуров Я.А. Указ. соч. С. 103.

[122] Чуев В.П. Указ. соч. 1983. С. 40.

[123] Соколов Б.Ф. Падение Северной области. // Белый Север. Архангельск, 1993. Т.1., С. 326. ( http://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=28035 )

 

Министерство образования и науки РФ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Рязанский государственный университет им. С.А. Есенина»

Кафедра всеобщей истории и международных отношений

Курсовая работа на тему Интервенция стран Антанты на севере России в ходе гражданской войны

Выполнила: студентка 4 курса, гр. «Б» факультета истории и международных отношений Левушкина С.С.

Рязань, 2010

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

I глава. Начало интервенции стран Антанты на севере России

§1. Причины компании

§2. Планы интервентов

§3. Международный контингент

II глава. Ход боевых действий в 1918–1919 гг.

§1. Северный фронт

а) Боевые действия в Мурманске

б) Боевые действия в Архангельске

§2. Продвижение по Северной Двине

§3. Зима 1918 – лето 1919

III глава. Окончание англо-американской интервенции

§1. Эвакуация войск интервентов

§2. Причины поражения интервентов

Заключение

Список используемых источников и литературы

Примечания

Приложение

Введение

Станицы истории Гражданской войны в России, унесшие миллионы человеческих жизней и уничтожившие накопленные веками материальные и культурные ценности, притягивают внимание и остаются актуальными и сейчас, когда минуло почти девять десятилетий. За этот период было издано более 15 тысяч книг. Однако следует отметить, что такому событию Гражданской войны, как интервенция стран Антанты на Севере России определенной оценки так, и не дано.

Таким образом, предметом исследования данной курсовой работы является англо-американская интервенция на Севере России в 1918 – 1919 гг., а также ее причины и цели, ход боевых действий и причины поражения. Цель данной работы – это попытка дать объективный взгляд на излагаемые события, опираясь не только на отечественную, но одновременно и на зарубежную литературу. Основная задача – показать особенности интервенции держав Антанты на Севере России.

Необходимо отметить, что историография данного вопроса включает в себя два течения. Первое мы условно можем назвать «советским», второе – «западным».

Начало изучению истории Гражданской войны и иностранной интервенции в России было положено в 20-е годы ХХ века. Серьезный вклад в освещение Гражданской войны внесли историко-партийные комиссии при губкомах РКП(б) - истпарты. Они развернули сбор документов и воспоминаний по истории Гражданской войны и интервенции, а также приступили к публикации наиболее интересных материалов в местной периодической печати [1].

Еще в 20-е годы появились первые исследования, посвященные истории контрреволюции, в том числе на Севере России. В 1931 г. вышла книга И.И. Минца "Гражданская война в Сибири и Северной области". Но в дальнейшем в условиях сталинского произвола история Гражданской войны все более искажалась, становилась далекой от истины. А история антисоветского движения на многие годы была отнесена к разряду запретных и неприкасаемых [2]. В основном шло накопление данных по истории Гражданской войны, воспоминаний о зверствах и репрессиях интервентов и белых на захваченной ими территории [3].

После Великой Отечественной войны расширялся круг авторов, занимавшихся изучением истории Гражданской войны на Севере. Вышли работы В.В. Тарасова "Борьба с интервентами на Мурмане в 1918-1920 гг." (1948 г.), А.Б. Марголина "Международная интервенция 1918–1920 гг. и Северный морской путь" (1949 г.), Г.Е. Мымрина "Разгром англо-американской военной интервенции на Севере" (1949 г.)[4].

Присутствию интервентов на Севере России, их преступлениям посвящено исследование М. Буханова "Цивилизованные разбойники" (1951 г.). Опираясь на данные чрезвычайных комиссий, расследовавших злодеяния американо-английских интервентов, он приводит данные о численности людей, погибших в тюрьмах, ограбленных белогвардейцами, о потерях Севера, богатства которого были организованно вывезены "союзниками". Бывший узник Мудьюгской тюрьмы П.П. Рассказов в своих воспоминаниях "Записки заключенного" (1952 г.) очень подробно описал условия пребывания в тюрьме политических заключенных, пытки, которым они подвергались и ужасные издевательства интервентов.

В вышеназванной литературе повторялись уже известные данные о человеческих жертвах, о размере материального ущерба. Издавались лишь те работы, которые соответствовали идеологии того времени, направленной на усиление культа личности Сталина. Показывался лишь ужас оккупационного режима интервентов, насилие и грабеж ими населения.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.76.91 (0.06 с.)