ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГЛАВА 10. БУМАГИ ДЯДЮШКИ АБНЕРА



 

В мгновение ока девушки вскочили в машину, и Нэнси, нажав на кнопку, подняла верх и стекла. Медведь был уже совсем рядом.

— Надеюсь, он не рассвирепеет и не разобьет окна,— с опаской сказала Бесс.

Мишка поднялся на задние лапы и начал обнюхивать машину. Потом он опустился на все четыре и с ворчанием начал ходить вокруг.

— Мы в ловушке,— сказала Бесс,— Можем просидеть здесь несколько дней. Нэнси хмыкнула.

— Он же когда-нибудь проголодается и отправится искать пищу.

— Зачем ему уходить,— возразила Бесс.— Вдруг он захочет съесть нас?

— Не говори чепухи,— упрекнула Джорджи свою кузину.— Медведи едят мед и всякие там корешки...

Но Бесс было трудно в этом убедить.

— Даже если он нас и не съест, то просто растерзает.

Каждый раз, когда медведь поднимался на задние лапы, чтобы заглянуть в машину, Нэнси пыталась рассмотреть его шею. Наконец она увидела то, что хотела! Ошейник!

— Я думаю, он дрессированный и просто убежал откуда-то,— заявила она. Джорджи улыбнулась.

— Ты хочешь сказать, что ему одиноко и он желает забраться сюда к нам? — Она сделала вид, что собирается открыть дверь, и Бесс пронзительно завизжала.

— Его хозяин, вероятно, ищет его,— предположила Нэнси.— Надо погудеть, чтобы привлечь его внимание.

Она дала несколько отрывистых гудков, и минут через десять девочки увидели на дороге человека, направлявшегося к ним. На нем была белая рубашка, бриджи для верховой езды и краги. Когда он приблизился к машине, медведь заковылял ему навстречу. Мужчина погладил зверя и, достав из кармана цепь, закрепил ее на ошейнике. Затем он подвел медведя к машине. Нэнси к тому времени уже опустила стекло.

— Извините, если Салли вас напутала,— сказал мужчина.— Я задремал после обеда, и она удрала.

 

Затем он сказал, что зовут его Гарольд Хендерсон и он водит Салли по деревенским ярмаркам.

— Спасибо, что посигналили,— сказал он, улыбаясь.

— У нас были на это и другие причины. Нам нужна помощь.

И Нэнси рассказала, что у них случилось с бензобаком.

— Ну что же, услуга за услугу,— сказал Гарольд Хендерсон.— Я отведу Салли к фургону, запру ее, чтобы она ничего не натворила, а потом вернусь к вам и принесу шпатлевку, чтобы заделать дыру в баке. И бензин прихвачу.

И он ушел.

— Нам просто повезло,— заметила Бесс, пока они сидели в ожидании Гарольда.— Надеюсь, нам повезет и в поисках фермы Зукеров.

Вернувшись через некоторое время, Гарольд заделал дыру и залепил ее клейкой лентой.

— Я полагаю, теперь вы сможете добраться до станции техобслуживания,— сказал он, беря принесенную канистру и заливая бензин в бак.

Взять деньги он наотрез отказался.

— Моя помощь,— сказал он,— лишь небольшая компенсация за то, что вы вернули мне медведицу. Если бы она пропала, мне пришлось бы немало выложить за нее из собственного кармана.

Он сел в машину, и Нэнси поехала вперед по дороге. Ехала она осторожно и, добравшись до шоссе, свернула направо, чтобы подбросить мистера Хендерсона. Вскоре они добрались до фургона, в котором сидела Салли, оглядываясь по сторонам. Вид у нее был очень довольный.

— Станция техобслуживания в полумиле отсюда,— объяснил Хендерсон,— как раз на развилке дороги.

На станции им починили бензобак и заполнили его бензином. Нэнси поинтересовалась у механика, занимавшегося ремонтом, не знает ли он кого-нибудь по фамилии Зукер.

— Это ведь молодая пара с ребенком? — уточнил механик.

— Да, и живут они где-то на заброшенной ферме.

— Значит, это они и есть,— сказал механик.— Не пойму только, что это они надумали там жить. Земля — сплошные камни. И полей нет. Много там Зукеры не наработают!

Нэнси попросила объяснить поподробнее, как туда добраться, и узнала, что надо ехать, не сворачивая, целую милю.

— Затем смотрите внимательно и увидите дорожку. Дорожка узкая, но ваша машина там пройдет. Зукеры туда как-то добираются, так что и вам это удастся, хотя дорога очень плохая. А еще в полумиле расположен их дом.

Девушки снова отправились в путь и вскоре нашли нужную дорогу. Нэнси свернула и медленно поехала между деревьями. Вскоре показался дом. Было совершенно очевидно, что сначала жилище состояло всего из одной комнаты, к которой не так давно были сделаны пристройки.

В дверях девушки увидели детскую коляску-стульчик, закрытую сеткой. В ней спал малыш.

Из дома появились мужчина и женщина. Завидев девушек, они улыбнулись.

— Вы случайно не к нам? Мы Зукеры,— сказал мужчина.

Нэнси кратко изложила причину своего появления и спросила, не знают ли они чего-нибудь о старинном дилижансе Абнера Лангстрита.

— Боюсь, что нет,— ответил молодой человек. Он представился Мортоном и сказал, что его жену зовут Марджери. Девушки тоже назвали свои имена.

К их разговору присоединилась Марджери:

— Когда мы сюда въехали, здесь все было чисто. То есть, я хочу сказать, грязи было предостаточно, но никаких бутылок и мусора!

— А не упоминал ли прежний владелец имени Абнера Лангстрита, жившего здесь когда-то и владевшего дилижансом? — спросила Нэнси.

Зукеры задумчиво покачали головами, потом Нортон сказал:

— Но если вы надеетесь отыскать здесь что-нибудь, то, пожалуйста, милости просим, ищите!

— Спасибо,— поблагодарила Нэнси.— Может быть, где-нибудь, за какой-нибудь панелью, например, или еще где удастся найти счет за проданный Абнером дилижанс.

Зукеров все это очень заинтриговало, и они решили присоединиться к поискам. Сначала тщательно обследовали ветхий сарай, но ничего там не нашли.

— А для чего служил этот сарай?— спросила Нэнси.

— Наверное, это была кузница,— отозвался Нортон.— Лет сто тому назад жизнь на ферме была совсем не такой, как сейчас. Фермер должен был быть и кузнецом, и строителем. Не говоря уже о том, что он должен был уметь выращивать фрукты и овощи, разводить кур и другую живность. С помощью соседей строили дома и амбары.

— Поразительно,— пробормотала Бесс.

— Фермеры сами выковывали гвозди, каминные решетки, задвижки и подставки для ламп,— продолжал Мортон,— изготовляли инструменты и железные ящики...

Марджери улыбнулась:

— Наверное, отсюда и пошла поговорка — «работать от зари до зари».

В сарае тоже ничего не нашли, и Мортон предложил:

— Попробуем поискать в доме.

Когда они шли к дому, Мортон вдруг сказал:

— Мне вот что пришло в голову. Когда я покупал эту ферму, я тщательно изучил имена всех прежних владельцев, но Абнер Лангстрит среди них не числился — значит, он просто арендовал ее.

— Думаю, что так,— согласилась Нэнси.— Если бы он был зарегистрирован как хозяин собственности, его было бы легко найти.

— А может, мы просто не там ищем,— вставила Бесс.

Но Нэнси напомнила ей, что миссис Струк имела в виду именно это место, так что — если Зукеры не возражают — надо продолжать поиски. Мортон не возражал.

— Меня самого эта история ужасно заинтересовала,— сказал он.— Надо же, пропавший дилижанс! — Он вопросительно посмотрел на Нэнси.— Вы ничего об этом не сказали, но в нем, вероятно, спрятано что-то очень ценное?

— Надеюсь, что это так,— пришлось признаться Нэнси, однако больше она ничего не добавила.

Нэнси решила, что искать стоит только в первоначальной постройке. Они тщательно простучали стены и проверили, не вынимаются ли из каминной кладки какие-нибудь камни. Но все было напрасно.

— Вы не против, если я загляну под ковры?— спросила Нэнси у Марджери.— Может, в полу есть люк или неприбитые доски?

— Валяйте,— ответила жена фермера.— Желаю вам удачи.

Нэнси заглянула под каждый из ковров, устилавших дощатый пол. Она уже собиралась бросить эту затею и признать свое поражение, как вдруг наступила на одну из досок и ей показалось, что она не закреплена — возможно, под ней что-то есть! Нэнси взволнованно позвала всех к себе.

Мортон принес длинную палку и поддел один конец доски.

— Надо же, здесь какие-то записки! — воскликнула Бесс.

Бумаги заплесневели. Они были написаны в старинной манере, но прочитать их все же было можно. С большой осторожностью взяв первый листок, Нэнси начала читать. Там было написано: «Сегодня—первое захоронение». На следующем листке, лежавшем под первым: «Сегодня — второе захоронение».

К их удивлению, на каждой следующей странице, вплоть до тридцатой, повторялась одна и та же фраза, менялась только нумерация захоронений.

— Уф!— воскликнула Бесс.— Это все ужасно! Марджери Зукер была обеспокоена. Она обратилась к мужу:

— Мортон, наверное, здесь у нас целое кладбище!

Нэнси перевернула первый листок. На обороте было написано: «Абнер Лангстрит, 1 октября 1853 года».

— Так это и есть тайник дядюшки Абнера!— сказала она взволнованно,

Перевернули каждую бумажку — везде была та же подпись, менялись только даты захоронений.

На некоторых листках были какие-то короткие линии или кружки.

Нортон Зукер обнял жену:

— Я уверен, здесь похоронены не люди, а животные. Вероятно, защищаясь, мистер Лангстрит отстреливал диких зверей и закапывал их.

— Может быть,— согласилась Нэнси.— Но этому может быть и другое объяснение. Я уверена только в одном — если эти бумаги действительно написаны Абнером Лангстритом, то это было сделано всего через месяц после того, как он исчез из Фрэнсисвилла.

Затем она сказала, что необходимо сравнить почерк, каким написаны найденные записки и письмо Абнера Лангстрита.

— Могу я взять эти бумаги? — спросила она Мортона.— Я бы хотела отвезти их миссис Струк. У нее может быть образец почерка Абнера.

— Конечно, берите,— ответил молодой человек и улыбнулся.— Мне-то они вовсе не нужны.

Девушки пошли к машине. Зукеры пригласили их приезжать в любое время и продолжать поиски, при этом Мортон улыбнулся.

— Возможно, я и не стану вас дожидаться,— сказал он.— Поищу сам да и найду старый экипаж.

— Конечно, и если удастся что-нибудь обнаружить, пожалуйста, позвоните нам в лагерь «Мерриуэдер».

— Непременно.

По дороге к дому миссис Струк девушки обсудили находку.

— Как ты думаешь, эти записки подлинные?— спросила Бесс у Нэнси.

— Думаю, да. И я уверена, они доказывают, что мистер Лангстрит не ездил на Запад продавать свой экипаж. Он не успел бы до 1 октября 1853 года съездить туда и вернуться обратно. Дилижанс, по-видимому, находится где-то здесь!

— Может быть,— согласилась Бесс.— Но ведь он такой большой! Как можно было спрятать его так, чтобы за прошедшие сто лет его никто не нашел?

— У меня есть кое-какие соображения по этому поводу,— ответила Нэнси.— Судя по тому, что написано в бумагах, мне кажется, он разобрал его на части и в течение многих дней тщательно прятал одну часть за другой.

— А эти части не сгнили за это время? — спросила Джорджи.

— Все может быть,— ответила Нэнси.— Но у меня такое ощущение, что мистер Лангстрит что-то придумал, чтобы защитить их от сырости.

Бесс спросила, уж не намеревается ли Нэнси перекопать всю территорию фермы Зукеров, чтобы найти все детали дилижанса.

— Может, и придется,— ответила юная сыщица.— Но даже если мы и найдем дилижанс, может оказаться, что эта находка не принесет Фрэнсис-виллу никакой пользы.

— Почему же? — поинтересовалась Бесс.

Нэнси объяснила, что все, что находится на территории фермы Зукеров, является их собственностью.

Бесс и Джорджи застонали:

— Но ведь это разобьет сердце миссис Струк!

— Боюсь, что так,— ответила Нэнси.— Но нам придется... Ой!— завопила она.

Земля задрожала так сильно, что девушка чуть было не выпустила руль из рук. Затем где-то неподалеку раздался сильный взрыв.

ГЛАВА 11. СТРАННЫЙ ВЗРЫВ

 

— Это землетрясение!— закричала Бесс, а Нэнси резко повернула руль, чтобы машина не съехала в кювет.— Давайте остановимся и выйдем из машины, пожалуйста!

Нэнси выключила мотор, и девушки помчались по дороге, однако второго толчка не последовало.

— Наверное, где-то неподалеку производят взрывные работы,— предположила Джорджи.

Девушки вернулись к машине и поехали дальше. Проехав примерно полмили, они увидели толпу людей. На это место пришелся эпицентр взрыва, и люди собрались, чтобы выяснить, что происходит.

— Никто не имел права пользоваться динамитом или бомбами без специального разрешения! — возмущался мужчина в толпе. — А насколько я знаю, за подобным разрешением никто не обращался!

Нэнси и ее подруги присоединились к поискам человека или людей, которые были причастны к взрыву. На бегу Бесс спросила у Нэнси, что она думает по этому поводу.

— Недалеко отсюда находится окраина одного из новых жилых районов,— тихо объяснила Нэнси.— Может быть, взорвав бомбу, кто-то пытается выкурить поселившихся там людей.

— Ты хочешь сказать,— так же тихо произнесла Джорджи,— что это мог сделать какой-нибудь единомышленник Джадда Хиллари?

— Я не собираюсь никого обвинять,— ответила Нэнси,— но считаю, что неплохо бы держать ухо востро — вдруг да объявится кто-нибудь подозрительный.

Но никого подозрительного они не встретили — до тех пор, пока не добрались до огромной воронки, образовавшейся в результате взрыва. Там-то они и увидели Джадда Хиллари!

Нэнси с подружками протиснулась к нему поближе. Он беседовал с людьми, а на его лице играла самодовольная улыбка.

— Ну, может, теперь кто-нибудь из новеньких уберется отсюда,— говорил он.

Бесс подмигнула Нэнси, и та подошла к Джадду поближе.

— Мистер Хиллари, а почему вы против развития этого района? — спросила девушка. Джадд побагровел от ярости.

— Вы-то уж знаете почему. К тому же сами вы здесь не живете. Почему бы вам не совать свой нос куда не надо?

Такая грубость только разозлила Нэнси.

— Да, я действительно здесь не живу,— парировала она,— но я сочувствую людям, когда они попадают в беду.

— Действительно,— поддержала ее Джорджи,— вместо того, чтобы радоваться тому, что никто не пострадал от взрыва, вы, кажется, в восторге от того, что случилось. Вы заявляете, что выступаете против приезда сюда новых людей, что это повлечет за собой повышение налогов, но некоторые считают, что в действительности вы руководствуетесь совсем другими причинами, о которых умалчиваете!

Джадд Хиллари отпрянул, будто его ударили. Он не находил, что сказать, и на лице его появилось испуганное выражение. Однако он тут же овладел собой. Тряхнув головой, он презрительно заметил:

— Вы не имеете никакого права так разговаривать со мной, и я не собираюсь с вами препираться. Ваша подружка уже получила пару предупреждений. Теперь я заявляю еще и вам: лучше уезжайте, пока не поздно!

Тут вперед вышли двое мужчин. Они осадили Джадда Хиллари, сказав ему, что не годится так обращаться с молоденькими девушками, которые отдыхают в этих местах. Нэнси шепнула подружкам, чтобы они следовали за ней. Когда они прошли сквозь толпу, Нэнси сказала:

— Возможно, те два угонщика тоже здесь. Давайте поищем их.

Девочки обошли толпу, но больше никого подозрительного не обнаружили. Нэнси уже собиралась оставить эту затею, как Джорджи вдруг обратила внимание на двух мужчин, бежавших к дороге. Она решила, что это и есть угонщики. Девушки бросились за ними. Но прежде чем они успели разглядеть этих людей или номер машины, в которую они вскочили, те уже удирали на полной скорости.

— А вот и полиция,— произнесла Бесс.

Четверо полицейских вышли из машины и быстро пошли к толпе, собравшейся у места взрыва. Нэнси с подружками поспешили за ними. Полицейские объявили, что всем, кому нечего сказать о причинах взрыва, следует удалиться.

— Это относится и к нам,— сказала Джорджи.

— А может быть, и нет,— возразила Нэнси.— Наши подозрения о причастности к взрыву Хиллари и угонщиков дилижанса не имеют подтверждения, но все же следует сообщить их полиции.

Она подождала, пока люди разошлись, а потом рассказала полицейским все, что знала.

— Спасибо, мисс Дру,— поблагодарил один из полицейских.— Я доложу об этом начальству. Мне известно об угоне дилижанса. Возможно, ваша Догадка верна!

Нэнси кивнула, и девушки вернулись к машине, забрались в нее и вновь, в который уже раз, поехали к дому миссис Струк. Они застали ее в состоянии нервного шока, вызванного взрывом. Нэнси попыталась успокоить женщину, приговаривая, что все в порядке.

— Да, но ведь это было так страшно!— проговорила миссис Струк.— Заходите, я хочу показать вам, что случилось.

Она провела девушек в столовую, где в углу висело несколько полок, на которых стояли фигурки из фаянса и старинное стекло. Большинство предметов упало на пол и разбилось вдребезги.

— Некоторые из них были бесценными,— скорбно сообщила миссис Струк.— Они переходили по наследству из поколения в поколение!

Девочки выразили бедной женщине свое сочувствие, а Джорджи практично добавила:

— Хорошо еще, что вы сами, миссис Струк, не упали и не покалечились! Нэнси улыбнулась и сказала:

— А у меня для вас приятный сюрприз. Может, мы присядем, выпьем чаю и побеседуем?

Пока Нэнси готовила чай, девочки подмели пол и собрали осколки разбитой посуды.

После чая с домашним печеньем хозяйка сказала, что теперь она немного успокоилась и готова выслушать то, что Нэнси собирается ей рассказать.

— Надеюсь, это будет ниточкой к разгадке тайны дилижанса дядюшки Абнера,— сказала она.

— Да,— подтвердила Нэнси, достала из сумочки одну из странных записок, найденных под полом в доме Зукеров, и передала ее миссис Струк.— Это почерк мистера Лангстрита? — спросила она.

— Похоже, что да. Это можно легко проверить. Я тут наткнулась на письмо, которое дядя Абнер написал моей бабушке незадолго до своего исчезновения. Сейчас принесу.

Нэнси не стала показывать миссис Струк обратную сторону записки, где были нацарапаны зловещие слова. Она решила оставить это на потом.

Миссис Струк вернулась с небольшим письмом — оно было написано неразборчивым почерком и пожелтело от времени. Девушки и миссис Струк сравнили обе подписи.

— Несомненно, они сделаны одним человеком!— взволнованно воскликнула Нэнси. Она, однако, обратила внимание, что на записке, привезенной ею, почерк был более неровным. Очевидно, мистер Лангстрит писал записки о захоронениях, находясь в состоянии эмоционального напряжения.

— Скажи мне, Нэнси,— обратилась к девушке миссис Струк,— где ты взяла эти записки?

Тут Нэнси достала все тридцать записок и перевернула некоторые из них. Прочитав их, пожилая дама невольно поежилась.

— Интересно, что же все это значит? — спросила она.

Нэнси рассказала ей о своей догадке, о том, что, по ее мнению, старый дилижанс был тщательно разобран на части, которые потом поместили в какие-нибудь коробки и одну за другой торжественно закопали.

— Возможно, это сделали на ферме, где он жил,— пояснила Нэнси.— Но если это так, то Зукеры имеют право считать дилижанс и то, что в нем спрятано, своей собственностью.

Миссис Струк помолчала, а потом мужественно изрекла:

— Все равно, Нэнси, нужно использовать любую возможность найти дилижанс. Я, конечно, могу ошибаться, но мне кажется, что ниточка тянется вовсе не к ферме Зукеров.

— А что, если дилижанс покоится в чужой земле? — спросила Джорджи.— У той земли тоже есть владелец, и он сможет объявить дилижанс своим.

— Пожалуй, что так,— согласилась миссис Струк.— Господи, что же нам тогда делать?

— А меня вот что интересует,— сказала Нэнси.— Есть ли у вас еще какие-нибудь родственники в этих местах? Ведь экипаж может быть у них.

Миссис Струк подошла к письменному столу и вытащила большую старую карту. По ней определили, что отец Абнера Лангстрита являлся владельцем огромного участка земли в окрестностях Фрэнсисвилла, который он позднее разделил между своими дочерьми и сыновьями.

— А их у него было одиннадцать!— сообщила она, а потом добавила, что три участка до сих пор находятся в собственности семьи, остальные же восемь проданы.

Увидев, что миссис Струк совсем пала духом, Нэнси улыбнулась ей и сказала:

— Не стоит волноваться. Я убеждена, что нам нельзя сдаваться. Не так ли, миссис Струк?

— Верно! Завершить поиски нужно как можно скорее! Я по ночам глаз не могу сомкнуть — все думаю об этом дилижансе!

По дороге в лагерь Нэнси была необычайно серьезной и неразговорчивой. Бесс и Джорджи болтали без умолку, но Нэнси не произнесла ни слова.

В голове у нее роилось множество идей, но ни одна из них не была плодотворной. Когда они Добрались до своих комнат, Бесс прикрыла дверь, разделявшую их спальни. Поглощенная своими мыслями, Нэнси даже не заметила этого.

— Джорджи,— проговорила Бесс тихо,— Нэнси в скверном настроении. Нужно вывести ее из этого состояния.

— Согласна, но как?

— А вот послушай!— И Бесс, хихикая, прошептала ей что-то на ухо. Лицо Джорджи расплылось в широкой улыбке.

— Потрясающе!— воскликнула она.— Так и сделаем!

 

ГЛАВА 12. ТАЙНАЯ СЛЕЖКА

 

Оказавшись в своей комнате, Нэнси, как обычно, приняла душ и переоделась к обеду. Вечером предстояли танцы на площадке, возвышающейся в конце сада. Нэнси решила надеть элегантное желтое хлопчатобумажное платье и белые лодочки на каблучке. В ожидании Бесс и Джорджи она прилегла на кровать, продолжая думать о нерешенной загадке.

— Надо признать, что я зашла в тупик,— сказала она себе.

В этот момент раздался стук в дверь. Нэнси спустила ноги с кровати и крикнула:

— Входите!

Дверь в коридор широко распахнулась. У Нэнси глаза полезли на лоб от удивления, но через мгновение она громко расхохоталась.

В комнату вошли Бесс и Джорджи, наряженные как Одри и Росс Монтейсы. Бесс изображала Одри. Волосы ее были гладко зачесаны, а кудряшки на макушке выложены в виде короны. Она надела невероятно узкий спортивный костюм, позаимствованный у Джорджи, ее щеки и губы были ярко накрашены, а ногти как будто только что обмакнули в кроваво-красную краску. Она надела туфли на таких высоких каблуках, что ноги у нее заплетались.

Наряд Джорджи был еще забавнее — на ней были мешковатые штаны Бесс, белая рубашка и кричаще яркая спортивная куртка, которую она попросила у Джека Смита. Джорджи все время помахивала тросточкой. Иногда она моргала и принимала неестественные позы — точь-в-точь, как это делал Росс Монтейс.

— Прости, Нэнси,— произнес «мистер Монтейс»,— я буду весьма признателен, если ты поведаешь мне о своих планах на вечер.

— Да, да,— добавила «миссис Монтейс»,— мы с Росси не любим секретов и хотим быть рядом с тобой, куда бы ты ни пошла.

Нэнси весело захихикала, встала с кровати и легонько толкнула дверь, чтобы прикрыть ее. Затем она снова села.

— О, Одри! — продолжал «Росс», открывая шкатулку, в которой Нэнси хранила бижутерию,— какие потрясные, прелестные сережки! Я уверен, Нэнси с радостью даст их поносить Одри вместо тех, что она потеряла в лесу.— И Джорджи повертела тросточкой.

«Одри» зловеще хмыкнула.

— А я, может быть — может быть! — не верну их,— сказала Бесс, доставая сережки из шкатулки.

Тут Нэнси показалось, что из-за двери доносится какой-то шорох, и она подумала: «Неужели подслушивают? »

Она на цыпочках прошла по комнате и резко, распахнула дверь.

Там стояли Росс и Одри Монтейсы! Трудно было объяснить выражение удивления на их лицах: виной тому была то ли внезапно открывшаяся Дверь, то ли обстоятельство, что их застукали за неприличным занятием — подслушиванием. Однако выражение это быстро исчезло.

Придя в себя, Одри промямлила:

— Мы пришли спросить...

Тут взгляд ее упал на Бесс и Джорджи,

— Господи, что это?..

Но никто из девушек не потрудился объяснить суть этой пародии — если Монтейсы подслушали, как их высмеивают, то поделом им! Если же нет, то и говорить об этом не стоит.

Когда до гостей дошло, что никто не собирается им ничего объяснять, они решили изменить тему разговора.

— Мы пришли спросить вас, не хотите ли вы покататься с нами в телеге с сеном? Мы с Одри подумали, что завтра мы могли бы все впятером поездить по округе и найти фермера, располагающего лошадьми и телегой.

— Звучит заманчиво,— заметила Нэнси.— Но, боюсь, я не смогу участвовать в этом деле.

— У тебя уже что-то запланировано? — быстро спросил Росс.

Нэнси не сомневалась, что ему ужасно хочется выведать, какие у нее планы. Но с ней этот номер не пройдет, и она была уверена, что Бесс и Джорджи тоже не проговорятся.

— У меня много всяких дел,— сказала она,— и теннис, и плавание, и прогулка верхом — пока не знаю, с чего начать.

Она замолчала на полуслове, и на некоторое время в комнате воцарилась тишина. Джорджи решила, что наступил самый подходящий момент, чтобы избавиться от непрошеных гостей. Она демонстративно посмотрела на часы.

— Господи! Нам лучше поскорее сбросить все это и переодеться к обеду. Не то опоздаем!

— Да,— согласилась Бесс и хихикнула.— Опаздывать никак нельзя — я умираю с голоду!

Джорджи открыла дверь в свою комнату, но Одри и Росс вместо того, чтобы уйти, начали усаживаться. Это вовсе не входило в планы Нэнси!

Она быстро проговорила:

— Извините, но мне нужно помочь Бесс и Джорджи, так что я не смогу с вами поговорить.

— Ну что ты! Они и сами справятся,— возразила Одри.— Я ведь хотела узнать о твоих планах на...

Нэнси посмотрела ей прямо в глаза.

— Я вынуждена попросить вас уйти,— твердо сказала она и подошла к двери. Монтейсы поняли, что получили от ворот поворот, и последовали за ней. Не успели они выйти, как Нэнси захлопнула дверь и закрыла ее на крючок.

«Вот напасть»,— подумала она и направилась в комнату подруг. Зная, что Монтейсы могут подслушивать у дверей, девушки не стали комментировать их визит.

— Я принесла тебе письмо, Нэнси,— сказала Джорджи.— Оно там, на бюро.

Нэнси взяла письмо и подумала про себя: «Это Нед Никерсон! Отлично!»

Нед был студентом Эмерсон-колледжа, уже много месяцев он ухаживал на Нэнси и немало помог ей в раскрытии тайн.

Действительно, письмо было от Неда, и содержание его очень обрадовало Нэнси. Нед писал, что он, а, возможно, также Берт — молодой человек, который ухаживал за Джорджи, и Дейв, приятель Бесс, приедут в начале следующей недели на пару дней в лагерь «Мерриуэдер».

«Они будут здесь через несколько дней!— подумала Нэнси.— Отлично!»

Когда Бесс и Джорджи стерли грим, при помощи которого они изображали Монтейсов, и надели нарядные вечерние платья, Нэнси выглянула в коридор. Их незваные гости исчезли. Вернувшись в комнату, Нэнси рассказала девочкам, что написал ей Нед.

Покраснев, Бесс тут же сказала:

— Потрясающая новость! А Джорджи добавила:

— Еще бы! Но что ты тогда будешь делать с Риком, а Нэнси?

Нэнси притворилась обеспокоенной, потом заметила:

— В некоторых ситуациях решение приходит само собой.

Перед тем как выйти из комнаты, Джорджи спросила:

— Нэнси, как ты думаешь, что замышляют Монтейсы?

Нэнси пришлось признаться, что для нее это загадка. Ясно одно: они постоянно хотят знать, где находятся Бесс, Джорджи и Нэнси.

— А это наводит на такую мысль,— продолжала Нэнси.— Почему бы нам не поменяться ролями и не последить для разнообразия за этой парочкой?

— Классно!— воскликнула Джорджи.— И как это мы раньше до этого не додумались! Отличная идея!

Было решено, что, встретившись с Риком, Джеком и Хоубом, девушки доверят им свой секрет и попросят пошпионить вместе с ними за Монтейсами. Разделившись на три пары, они попытаются не выпускать Монтейсов из поля зрения.

Рику, как и другим ребятам, ужасно понравилась такая затея, но он заметил:

— Нам кажется, что наступила пора рассказать о том, куда вы все время пропадаете.

После ужина, когда все шестеро беседовали в холле, к ним подошли Монтейсы. Нэнси и ее подружки старались делать вид, что не дождутся, когда заиграет музыка и начнутся танцы, и в разговоре вскользь заметили, что не уйдут с танцевальной площадки до самого конца, пока музыка не смолкнет. Нэнси показалось, что Одри и Росс вздохнули с облегчением, услышав это.

В перерывах между танцами все три пары собирались вместе, чтобы обменяться впечатлениями. Одри и Росс все время исчезали куда-то — то в гостиницу, то в лес, затем вновь появлялись на танцевальной площадке. Они танцевали только друг с другом и почти не разговаривали с окружающими.

— Я уверена, они что-то замышляют,— с уверенностью заявила Джорджи.

— Да,— поддержала ее Нэнси,— нам нельзя терять их из виду.

Через некоторое время Нэнси, танцевавшая с Риком, заметила, что Росс и Одри вдруг исчезли куда-то. Оглядевшись вокруг, она увидела их на тропинке, ведущей к автомобильной стоянке.

— Вон они,— сказала Нэнси своему партнеру, и они с Риком последовали за Монтейсами.

— Я пойду к шоссе и прослежу, куда они повернут, а ты пока выведи машину,— предложил Рик.

Не прошло и минуты, как Нэнси догнала его. Рик вскочил в машину и указал направо.

— Их машина там внизу. Они явно торопятся!

Нэнси подняла верх машины, чтобы было не очень видно, кто едет в автомобиле, и помчалась вслед за Монтейсами, которые двигались к тому месту, где днем произошел взрыв. Потом они вдруг остановились у обочины дороги и выключили фары. Когда Нэнси с Риком подъехали поближе, они заметили, что Монтейсы вышли из машины и идут по полю.

— Наверное, направляются к тому месту, где образовалась воронка,— предположила Нэнси.

Поставив машину невдалеке от машины Монтейсов, но так, чтобы, вернувшись, они ее не заметили, Нэнси с Риком последовали за ними. Хотя в руках у них были фонарики, они их не включали, боясь, что их могут обнаружить.

В небе светила луна, иногда ее скрывали набегающие облака.

На полпути к воронке Нэнси внезапно остановилась и прошептала:

— Мне кажется, за нами кто-то идет.

— Да, и он, очевидно, тоже направляется к воронке,— подтвердил Рик.

Ребята подумали, что могут оказаться в ловушке. Рику очень хотелось защитить Нэнси от любой опасности. Ему казалось, что лучше вернуться к машине, но Нэнси была полна решимости довести дело до конца и выяснить, что происходит.

— Согласен,— сказал Рик.— Ты смотри вперед, а я постараюсь разглядеть, кто идет позади нас.

— Хорошо,— согласилась Нэнси.— Но учти: наши голоса могут быть слышны на большом расстоянии, поэтому нам лучше помолчать.

И они молча пошли дальше, пока не добрались почти до самой воронки. Здесь они услышали тихие мужские голоса. Стало ясно, что у Монтейсов назначена встреча с кем-то.

К этому времени тот, кто шел сзади, оказался совсем близко. Ребята решили спрятаться и огляделись по сторонам, но укрыться было негде. Тогда Нэнси знаками показала Рику, что самое лучшее — это лечь и затаиться в траве. Они так и сделали, и буквально через несколько секунд мимо них прошел высокий, хорошо сложенный человек. Он явно не заметил их присутствия и даже не остановился. Он присоединился к тем, кто стоял у воронки, и разговор продолжился. Но, к своему великому разочарованию, Нэнси не могла разобрать ни слова.

— Уверена, что готовится что-то нехорошее, — прошептала она. — Нужно выяснить, что там происходит.

И она начала осторожно продвигаться к воронке, чтобы расслышать, о чем идет разговор. Рик последовал за ней.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.66.86 (0.042 с.)