ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГЛАВА 6. НА ПОМОЩЬ ПРИХОДИТ ПОЛИЦИЯ



Нэнси и Джорджи замерли как вкопанные, их сердца забились. Но хотя невидимый мужчина и напугал их, они решили не выдавать своего страха.

— Кто вы такой? — спросила Нэнси. Не отвечая на вопрос, мужчина велел девушкам отойти назад,

— Но почему? — не сдавалась Нэнси, пытаясь выиграть время, с тем чтобы Бесс успела привезти полицейских.

— Делайте, как я сказал! — потребовал муж чина.

Но Нэнси и Джорджи поняли, что он не опасен, раз он не собирается покидать своего убежища. Они решили не сдаваться.

— С вершины холма мы увидели дилижанс,— обратилась к незнакомцу Джорджи.— И нам бы хотелось посмотреть на него.

— И не думайте приближаться к нему! — прозвучало в ответ.

— Мы ничего не испортим! — запротестовала Нэнси.— Он что, ваш?

Все это время она внимательно прислушивалась, пытаясь определить, где же прячется их собеседник. И пришла к выводу, что он сидит на вершине огромного клена, стоящего неподалеку. Нэнси стала внимательно всматриваться в его листву.

— Это не ваше дело,— ответил незнакомец.— Убирайтесь отсюда!

Нэнси заметила, что на одной из толстых ветвей шевельнулись листья, и она увидела мужскую руку с косым шрамом на запястье.

«Это один из угонщиков,— подумала Нэнси.— Его сообщник-блондин, вероятно, тоже здесь. Пожалуй, нам с Джорджи лучше отправиться навстречу полицейским».

Вслух же она сказала:

— Извините, что мы вас побеспокоили. Мы сейчас уйдем.

Джорджи удивилась решению Нэнси, но спорить не стала. Девушки начали карабкаться вверх по холму. Когда они оказались на таком расстоянии, что их нельзя было слышать, Нэнси рассказала Джорджи о сидевшем на дереве человеке и о шраме на его руке.

— Ура! — воскликнула Джорджи.— Мы нашли угонщиков! Надеюсь, они не смоются и полицейские их арестуют, а мы им в этом поможем!

Эта мысль подстегнула девушек, и скоро были уже на вершине холма, откуда пустились бежать во весь дух в сторону шоссе. На полпути они встретили спешивших им навстречу Бесс, Старра и Гевина. Нэнси быстро рассказала о том, что они видели, и они все вместе поспешили к дилижансу, чтобы успеть задержать угонщиков.

Когда они достигли вершины холма, Старр решил, что девушкам лучше не спускаться к дилижансу, чтобы не спугнуть угонщиков.

— Мы пройдем лесом и подойдем к ним с другой стороны,— сказал он.— А вы, девочки, подойдете позднее.

Потом он обратился к Нэнси:

— Покараульте, пожалуйста, на краю оврага и, если вы заметите что-нибудь подозрительное, подайте нам сигнал — бросьте в нашу сторону камешек.

Нэнси кивнула в знак согласия и направилась к оврагу. Спускаясь вниз, она вдруг заметила, что оба угонщика вышли из своего укрытия. Один нес топорик, а другой — большую пилу. Они подошли к дилижансу и принялись разбирать его.

Увидев это, Нэнси тут же бросила камешек в ту сторону, куда пошли полицейские, и замахала им рукой, чтобы они вернулись.

 

— Угонщики уже там!— Нэнси указала в направлении дилижанса.

Полицейские быстро побежали вниз. Девушки почти что кубарем катились за ними. Когда они достигли подножия холма, откуда-то из-за деревьев раздался резкий свист. Угонщики пустились наутек и скрылись в лесу. Полицейские погнались за ними, а Нэнси остановилась и сказала подругам:

— Давайте попытаемся найти того, кто свистел. Это, наверное, их сообщник.

Вдруг неподалеку в подлеске послышался треск веток, и девушки бросились на шум. Но тут все стихло, они никого не нашли и оставили поиски.

— Давайте лучше вернемся и посторожим дилижанс,— предложила Нэнси.

Бесс и Джорджи согласились. Подойдя к дилижансу, Нэнси заметила:

— Ясно одно. В краже дилижанса замешаны, по крайней мере, трое. Интересно, кто этот третий?

Джорджи уставилась на топор и пилу, в спешке оставленные похитителями на земле.

— Эти вещи могут нам помочь,— сказала она.— Я имею в виду отпечатки пальцев и тому подобное. Лучше ничего здесь не трогать.

— Верно,— согласилась Нэнси. Вскоре вернулись полицейские — погоня не дала никаких результатов. Старр улыбнулся.

— По крайней мере, мы отбили похищенный экипаж,— сказал он.— Это ваша заслуга, девочки.

— Давайте поставим дилижанс на колеса и посмотрим, не повреждена ли боковая стенка,— предложила Нэнси.

Пять пар крепких рук быстро вернули экипаж в нормальное положение, и, ко всеобщей радости, выяснилось, что он почти не пострадал.

— А это значит, что его катили сюда, а не просто столкнули с холма— сказала Нэнси.— Так что мы впятером вполне сможем втащить его наверх.

Полицейские посмотрели на улыбающуюся Нэнси с некоторым сомнением, но тем не менее согласились с ее предложением. Джорджи и Бесс взялись за дышло с одной стороны, а Нэнси — с другой. Бесс хихикнула:

— Мы прямо тройка коней!

Старр и Гевин тоже улыбнулись и принялись подталкивать дилижанс сзади. Путь наверх был нелегким, но в конце концов они его одолели. А толкать дилижанс по дороге было уже совсем простым делом.

— Мне очень хочется самой доставить дилижанс миссис Поллинг,— попросила Нэнси.

— Хорошо,— согласился Старр.— Тем временем мы с Гевином сообщим об угоне в полицейское управление и займемся поисками преступников.

Пока Старр связывался с управлением, Гевин достал из машины веревку и крепко привязал дилижанс к заднему бамперу автомобиля Нэнси.

— Если бы дорожные правила не запрещали ездить на буксирах, я непременно влезла бы в дилижанс, — заявила Бесс.

Они отправились в путь. Нэнси осторожно вела машину. Водители встречных машин провожали дилижанс изумленными взглядами. Наконец Нэнси, проехав по дороге, ведущей к дому миссис Поллинг, остановилась у крыльца.

Миссис Поллинг, которая как раз в это время выходила из дома, воззрилась на дилижанс, не веря своим глазам. Обретя наконец дар речи, она воскликнула:

— Так вы нашли его! Заходите в дом и расскажите обо всем подробно!

Джорджи посмотрела на часы и заметила:

— Бесс, у нас в три часа игра! Нам нужно торопиться в лагерь!

Но так как была только половина первого, миссис Поллинг настояла на том, чтобы девочки остались пообедать, и спросила у Нэнси, нужно ли ей тоже возвращаться в лагерь.

— Вообще-то нет,— призналась Нэнси.— Я бы очень хотела остаться и осмотреть старый дилижанс.

— Прекрасно! Потом я сама отвезу тебя в лагерь.

Пока готовился обед, Нэнси подробнейшим образом рассказала обо всем, что случилось, и заметила, что, по ее мнению, необходимо сообщить об этих событиях Джону О'Брайену. Миссис Поллинг не возражала, и Нэнси позвонила в Бридж-форд. Услышав такие замечательные новости, Джон пришел в восторг.

Когда Нэнси положила трубку, миссис Поллинг сказала:

— Плотник, мистер Дженнингс, был сегодня здесь, но уже ушел. Думаю, надо снова вызвать его.

Она позвонила мистеру Дженнингсу, и он пообещал прийти к двум часам и разобрать дилижанс на части.

Стол накрыли во внутреннем дворике, в тени. Были поданы чудесные бутерброды с цыпленком, овощной салат и лимонад в высоких стаканах. За едой миссис Поллинг спросила у девушек, знакомы ли они с историей дилижансов, и убедилась, что в этом предмете они полные профаны.

— А ведь это очень интересно! — сказала она.— Первые дилижансы привезли из Англии. А во время войны 1812 года в Массачусетсе построили дилижанс типа «конкорд», который сразу же стал пользоваться большой популярностью. На Западе его использовали вплоть до семидесятых годов прошлого столетия.

— А ваш дилижанс тоже «конкорд»? — спросила Бесс.

— Да,— ответила миссис Поллинг и улыбнулась.— Проводили даже гонки дилижансов, во время которых дилижансы развивали большую скорость: за сорок пять минут они проезжали до двадцати миль! Результаты просто поразительные, если учесть состояние дорог в то время. Кстати, о дорогах,— продолжала она.— Экипажи иногда так глубоко застревали в грязи, что лошади не могли их вытащить. А переправа через ручей вброд или по мосту, сделанному из нескольких даже не скрепленных между собой досок, требовала незаурядной ловкости. Бесс пожала плечами.

— Не хотелось бы мне участвовать в такой поездке,— заметила она.— Ведь экипажи, наверное, ко всему прочему, ужасно трясло.

Миссис Поллинг кивнула.

— Но несмотря на все это, пассажирские линии не могли перевезти всех желающих. Когда же появились железные дороги, кучера дилижансов начали роптать. И они были не одиноки в своем недовольстве. Знаете, в те времена у мостов и дорожных застав собирали пошлину за проезд, и сборщики пошлины тоже лишились своих заработков.

— Я думаю, железные дороги не пришлись по душе и фермерам,— вставила Джорджи.— Ведь металлические кони не нуждались ни в сене, ни в зерне.

— Верно,— согласилась миссис Поллинг.— Хотя надо сказать, первые поезда тащили лошади. Такие живые локомотивы могли тащить один, а то и два вагона.

После обеда Бесс с Джорджи поблагодарили хозяйку и, сказав, что им нужно торопиться в лагерь, чтобы успеть переодеться для игры в теннис, ушли.

В два часа в дверь позвонил мистер Дженнингс, плотник, и сообщил, что готов приступить к работе.

Старый дилижанс втащили в пустой сарай на заднем дворе, и плотник занялся им. Мастер оказался очень разговорчивым человеком.

— Это один из лучших когда-либо построенных «конкордов»,— заметил он.— Смотрите, как он укреплен на кожаных ремнях! Они, знаете ли, выполняли роль рессор.

Нэнси очень хотелось, чтобы плотник поскорее начал разбирать дилижанс на части, но он неторопливо раскладывал инструменты, которые извлек из большого ящика, стоявшего в его машине.

— Существовало немало правил управления дилижансами,— продолжал он.— Согласно одному из них, по ночам все экипажи должны были быть оснащены лампами. Если их не было, кучеров штрафовали. Другое правило запрещало оставлять лошадей запряженными, если кучер отходил от дилижанса.

Наконец плотник принялся за работу. Сначала он снял обивку с дверей и позволил Нэнси тщательно осмотреть ее. Но там не оказалось ничего такого, что могло бы пролить свет на тайну. Затем очередь дошла до кожаных сидений, и снова удача не улыбнулась юной сыщице. Ничего не нашли и за кожаной обивкой ящика под сиденьем кучера.

— Придется разбирать весь дилижанс,— почесал в затылке мистер Дженнингс.

Сняли дверь и крышу, вытащили сиденья и, наконец, разобрали кузов дилижанса. Сняли даже колеса с осей, но все напрасно.

— Мне очень жаль, мисс Дру,— сказал мистер Дженнингс.— Я понимаю ваше разочарование.

Все это время миссис Поллинг сидела неподалеку, с любопытством и надеждой наблюдая за происходящим. Когда стало ясно, что старый экипаж не таит в себе никаких секретов, Нэнси начала извиняться за беспокойство, которое они ей причинили.

— Пожалуйста, не волнуйся,— добродушно успокоила ее миссис Поллинг.— Жаль только, что мечта, которую мы все лелеяли, не осуществилась.

— Должна признаться, я ужасно разочарована,— грустно сказала Нэнси.— Но я так просто не сдамся. Мне кажется, это не тот дилижанс. А это значит, что надо начинать все сначала и искать экипаж, который нам нужен.

Миссис Поллинг внимательно посмотрела на девушку.

— Меня восхищает твоя настойчивость,— сказала она.— Но как же, скажи на милость, ты собираешься найти тот самый дилижанс?

ГЛАВА 7. НАХОДКА НА ЧЕРДАКЕ

 

Когда Нэнси приехала в лагерь и вошла в свою комнату, там уже были Бесс и Джорджи, вернувшиеся с корта. Подруги сообщили друг другу безрадостные новости: Нэнси ничего не нашла, а Бесс и Джорджи проиграли теннисный матч. Нэнси улыбнулась:

— Плохо дело. Зато теперь у вас будет больше свободного времени, чтобы помогать мне в разгадывании тайны.

— Насколько я понимаю, у тебя уже появились какие-то идеи по этому поводу,— заметила Бесс.— Давай выкладывай!

Нэнси сообщила, что завтра утром она собирается нанести визит миссис Струк.

— К нашей загадке нужно теперь подходить совершенно с другой стороны, а миссис Струк, я надеюсь, даст нам какие-то дополнительные сведения.

— Неплохая идея,— отозвалась Джорджи.— А теперь пора перекусить. Я просто умираю от голода после такого тяжелого матча.

Сразу же после обеда Нэнси и ее подружки в компании молодых людей расселись в холле. С наступлением темноты на открытой площадке должны были показывать фильм, и в ожидании его начала ребята болтали о пустяках.

Нэнси разговаривала с Риком Лераби. Вдруг сзади нее неприятный женский голос произнес:

— Ну, как дела у нашей юной сыщицы? Нэнси обернулась и встретилась взглядом с Одри Монтейс.

— О, у меня все в порядке, благодарю! — сказала Нэнси и снова повернулась к Рику, чтобы продолжить прерванный разговор.

От Одри, однако, отделаться было не так-то просто.

— Нэнси, ну почему ты такая скрытная?— упрекнула она девушку.— Мне ведь очень хочется послушать рассказ о том, чем ты занималась сегодня.

Глубоко вздохнув, Нэнси как можно любезнее ответила:

— Но мне действительно нечего сказать. Я, правда, пыталась разгадать одну тайну, но пока у меня ничего не получилось.

Рик взял Нэнси под руку и повел к летнему кинотеатру. Вслед за ними потянулись все остальные. Они так плотно окружили Нэнси с Риком, что у назойливых Монтейсов не было никакой возможности продолжить разговор.

— Какие вы молодцы!— обратилась Нэнси к сидевшим вокруг нее друзьям.— Я вам очень признательна!

На следующее утро Нэнси разбудила Бесс и Джорджи и сообщила им, что хочет отправиться к миссис Струк как можно раньше, чтобы не дать Монтейсам возможности следить за ней. Улыбнувшись, девушки поспешили натянуть на себя спортивные костюмы. После завтрака они сразу отправились в дорогу.

Миссис Струк они застали в саду перед домом. Она срезала цветы. Поздоровавшись с девушками, хозяйка заметила, что утро стоит чудесное, и спросила:

— Что привело вас сюда в такую рань? Наверное, у вас есть какая-то важная новость?

— Мы собираемся посвятить весь день расследованию,— улыбнулась Нэнси. Потом она рассказала миссис Струк о том, что дилижанс из Бриджфорда оказался не тем дилижансом, который им нужен.— Значит, будем искать другой!— добавила она.

Миссис Струк, хоть и была разочарована, но сказала, что рада желанию Нэнси продолжать поиски.

— С чего вы начнете? — спросила она.

— Я бы хотела знать, не осталось ли у вас каких-нибудь вещей мистера Лангстрита — писем, дневников, книг, чего угодно,— что могло бы оказаться для нас подсказкой.

На несколько минут женщина задумалась, потом ответила:

— Сохранился дневник. Больше мне в голову ничего не приходит. Пойдемте в дом, я попытаюсь найти его.

Девушки предложили миссис Струк помощь, она с радостью согласилась и попросила их заняться книжным шкафом в гостиной, а сама решила поискать в ящиках письменного стола. Все молча принялись за работу, но минут через десять им пришлось признать свое полное поражение — старого дневника нигде не было.

— Тогда он, вероятнее всего, на чердаке,— пришла к выводу миссис Струк.— Давайте немного отдохнем, прежде чем подниматься наверх. Я хочу показать вам предмет моей гордости.

Из ящика письменного стола она достала небольшой альбом, полный марок.

— Это мое хобби — я собираю марки со всех концов света, и новые, и старые,— сказала она.— У меня есть несколько очень ценных экземпляров. Их цена была бы еще выше, не будь они гашеными.

Девушки внимательно просмотрели все страницы альбома, а миссис Струк еще раз подчеркнула, что блоки негашеных марок являются редкостью и очень дороги.

Она улыбнулась:

— У меня, конечно, таких марок нет.

— А какая из ваших марок самая ценная?— спросила Бесс.

— Вот эта, с Джорджем Вашингтоном, ее выпустили в 1847 году. Хотя она и не в самом лучшем состоянии, зато подлинная. Ведь на рынке немало подделок.

— Сколько мог бы стоить блок из четырех таких марок? — поинтересовалась Нэнси.

— Около десяти тысяч долларов, — сообщила миссис Струк.

— Вот это да! — восхищенно воскликнула Джорджи.

Пожилая дама улыбнулась и, закрыв альбом, спрятала его обратно в ящик. Потом она поднялась со словами:

— Я готова продолжить поиски дневника. Предлагаю всем подняться наверх и посмотреть там.

На втором этаже было так же красиво, как и на первом,— все было тщательно отделано светлым деревом и украшено причудливым орнаментом. Хозяйка открыла дверь на лестницу, ведущую на чердак, девушки поднялись по ней и оказались в чисто убранной комнате.

В одном конце комнаты были аккуратно сложены большие коробки и чемоданы, а в другом стояла ненужная мебель, среди которой девушки увидели старую прялку. На балках крыши тоже стояли коробки.

Миссис Струк распорядилась, кто какие вещи будет просматривать. Бесс была очень довольна — ей достался старый сундук, набитый старинной одеждой. Ей очень хотелось, не торопясь, рассмотреть каждое платье, но времени у них было мало. Поэтому она осторожно перебрала все вещи в сундуке, надеясь найти среди них дневник. Но дневника в сундуке не оказалось, и она разочарованно захлопнула крышку.

Другие тем временем также перерывали сундуки и коробки, просматривали старые газеты, письма и книги в надежде, что между страницами окажется письмо или газетная вырезка, где можно было бы найти какой-нибудь намек на то, что же все-таки имел в виду старый Абнер Лангстрит. Поиски, однако, ничего не дали.

Наконец, миссис Струк предложила передохнуть и уселась в старинное кресло. Бесс вызвалась спуститься вниз и принести всем попить. Она видела, что миссис Струк очень утомилась, и предложила ей полежать на старомодном диване.

Пожилая дама согласилась, сказав:

— А вы, молодые и сильные, продолжайте поиски. Я не помню, что хранится в ящиках, стоящих на балках.

Напившись воды, девушки снова принялись за работу. Они стали снимать с балок коробки. Та, которую пыталась снять Нэнси, оказалась такой тяжелой, что ее было трудно даже сдвинуть с места. Поднявшись на цыпочки, Нэнси начала медленно двигать коробку к краю балки, однако не сумела вовремя удержать коробку, и та грохнулась прямо ей на голову.

Нэнси вместе с коробкой упала на пол.

— Ох, Нэнси!— испуганно вскрикнула Бесс и бросилась к подруге. Через мгновение рядом с ними оказались Джорджи и миссис Струк.

— О Боже!— сокрушалась хозяйка.— О Боже! Надеюсь, с тобой не случилось ничего страшного?

— Все в порядке,— пыталась успокоить побледневшую женщину Джорджи.

Нэнси что-то бормотала. Открыв глаза, она потрогала макушку, где появилась большая шишка.

— Здорово тебя шарахнуло,— сказала Джорджи.— Схожу вниз за льдом, чтобы приложить к твоей голове.

Она поспешила вниз по лестнице и через минуту вернулась с завернутыми в полотенце кубиками льда.

Нэнси уже сидела на диване. Она заявила, что через несколько минут полностью придет в себя. Но лед тем не менее был очень кстати — шишка заметно уменьшилась. К девушке вернулось хорошее настроение, и она шутливо заметила:

— На пару дней изменю прическу, чтобы шишка не торчала.

Все засмеялись, а миссис Струк была просто счастлива, что все обошлось. Покачивая головой, она сказала:

— Это замечательно, что молодые люди способны так быстро приходить в себя.

Содержимое коробки — виновницы происшествия — рассыпалось по всему полу. Неожиданно миссис Струк вскрикнула — она увидела дневник своего деда. Подняв его, она начала перелистывать страницы.

— Послушайте! Здесь говорится, что мой дед пытался найти своего шурина. Он наводил справки по всем маршрутам дилижансов, писал владельцам частных дилижансов, которых сумел отыскать. Но о дилижансе старого Абнера так ничего и не узнал.

Миссис Струк продолжала молча читать дневник. Девушки не мешали ей. Через некоторое время она сказала:

— Вот еще кое-что. Мой дедушка пытался связаться с владельцами всех таверен и харчевен, расположенных по пути следования дилижансов. Но никто из них не знал Абнера.

— Значит, возможность того, что мистер Лангстрит продал свой экипаж где-то на Западе, исключается,— заметила Джорджи.— Похоже, он спрятал его поблизости от дома.

— Скорее всего, так оно и есть,— вздохнув, согласилась миссис Струк.— Но дилижанс вполне мог просто-напросто истлеть.

Нэнси была настроена решительно и надежды не теряла.

— Если мистер Абнер Лангстрит любил свой дилижанс — а мне кажется, что так оно и было,— он бы сделал все, чтобы не дать ему погибнуть. Я уверена, что он его где-то надежно спрятал. А в письме, которое он начал писать вашей бабушке, он собирался рассказать куда. К сожалению, он умер, не успев раскрыть этого секрета.

Миссис Струк ласково улыбнулась Нэнси.

— Ты чудесная девочка! — сказала она. А Бесс спросила:

— И куда мы теперь по этому поводу отправимся?

У Нэнси ответ был уже готов:

— Туда, где мистер Абнер Лангстрит провел свои последние дни.

ГЛАВА 8. ТЕПЕРЬ ПОНЯТНО, КТО СВИСТЕЛ!

 

— Может, вы тоже поедете с нами? — обратилась Нэнси к миссис Струк. Но та отказалась, сославшись на то, что ей в ее возрасте будет трудно совершить такую поездку.

— А вы можете указать на карте, где именно был его дом?

Миссис Струк кивнула, и Нэнси отправилась к машине за картой. Остальные же вернулись в гостиную.

Когда Нэнси подбежала к машине, она увидела припаркованный вплотную к ней грузовик. В кабине сидел водитель — это был Джадд Хиллари!

Увидев Нэнси, этот гадкий человек вылез из машины, направился к девушке и злобно произнес:

— А я вас тут поджидал!

— Правда?

— Я вас уже предупреждал, юная леди,— с ехидством произнес он,— но вы не обратили на это внимания. Не суйте свой нос в чужие дела! Вы здесь человек посторонний, налогов не платите. Приехали сюда развлекаться, вот и занимайтесь этим! Нечего шнырять повсюду и вмешиваться в наши дела!

— Мне и в голову не приходило, что я лезу не в свое дело,— холодно парировала Нэнси.

Она решила не обращать на Хиллари внимания, но он упорно шел за ней к машине, и ей пришло в голову, что он собирается следовать за ней повсюду и следить за всем, что она будет делать. Лучше уж не вынимать при нем карту!

Вдруг Джадд Хиллари выпалил:

— А что вы сделали с тем старым дилижансом?

Этот вопрос до того поразил Нэнси, что она ошеломленно уставилась на этого человека, не в силах произнести ни слова. Наконец она взяла себя в руки и ответила:

— Мистер Хиллари, а почему этот старый дилижанс вас так интересует?

Ответ последовал немедленно:

— Да потому, что он интересует вас! Но вам не удастся ничего от меня утаить. Вы работаете на наших противников, на эту шайку любителей закулисных ссор. Они что-то замышляют. Если уж они подрядили вас осматривать дилижанс, то это что-то да означает. И я желаю знать, что именно!

Нэнси не могла сообразить, как ей избавиться от Хиллари. Его поведение озадачивало девушку. С одной стороны, он вроде бы искренне озабочен ростом налогов, взимаемых с местных жителей. Но с другой — его осведомленность в ее делах могла означать, что он знает похитителей дилижанса!

«Как это проверить?» — спрашивала себя Нэнси. Вдруг ее осенило, и она решилась на смелый шаг. Глядя ему в глаза, она сказала:

— Мистер Хиллари, а вы очень хорошо умеете свистеть.

И тут этот высокий, мускулистый мужчина вдруг резко отпрянул назад.

— А откуда вы знаете? — он внезапно замолчал. По его лицу пробежала и тут же исчезла тень страха. Он стиснул зубы и продолжал: — Вы ведь никогда не слыхали, как я свищу, почему же вы так говорите?

Но Нэнси не ответила. Она была абсолютно уверена, что Джадд Хиллари выдал себя: он был как-то связан с теми, кто угнал экипаж. Убедившись в этом, она решила не сдаваться и еще раз выбить почву у него из-под ног.

— Видите ли, я была уверена, что в дилижансе спрятано что-то очень ценное, но я заблуждалась. Его разобрали на части и внимательно обыскали, но ничего не нашли,— сказала она и улыбнулась.— Так что все ваши волнения ни к чему.

Хиллари испытующе посмотрел на Нэнси. Он не мог решить — верить ей или нет. Потом он пробормотал что-то про себя, чего Нэнси не смогла разобрать. А вслух произнес:

— Предупреждаю вас еще раз — не суйте свой нос в чужие дела!

Затем он залез в кабину грузовика, завел мотор и, рывком тронувшись с места, поехал по улице. Нэнси с любопытством смотрела ему вслед.

— Так это он свистел,— сказала она себе.— И за эту ниточку следует ухватиться.

Открыв дверцу машины, она достала карту, вернулась в гостиную миссис Струк и разложила карту на столе. Она ткнула пальцем туда, где находился Фрэнсисвилл, а потом попросила миссис Струк показать, где доживал последние дни Абнер Лангстрит.

Миссис Струк потребовалось какое-то время, чтобы сообразить, где жил Абнер. Но в конце концов она нашла на карте его ферму, находящуюся в полумиле от проселочной дороги, обозначенной номером 123 А.

— Я думаю, это здесь.

— Это частная дорога, ведущая на ферму?— спросила Джорджи.

— Полагаю, ты права,— ответила миссис Струк.— Я там никогда не была, но слыхала, что это всего лишь тропинка. Но место там очень пустынное.

— А на ферме сейчас живет кто-нибудь?— спросила Нэнси.

— Да, с тех пор как умер дядя Абнер, на ферме постоянно живут какие-то люди, однако никто из них так и не привел ее в надлежащее состояние. Насколько мне известно, сейчас там живет молодая пара, и живут они очень бедно,

— Это ужасно! — посочувствовала Бесс. Миссис Струк кивнула:

— Их фамилия Зукер. Кажется, врач посоветовал мужу пожить какое-то время на ферме для поправки здоровья. Сейчас мистер Зукер чувствует себя лучше, однако он совершенно не разбирается в сельском хозяйстве, и они еле сводят концы с концами.

Сложив карту, Нэнси сказала, что им пора идти, и миссис Струк пожелала девушкам удачи. В этот момент послышались раскаты грома, и небо осветила вспышка молнии.

— Вам лучше переждать грозу, — предложила миссис Струк.

— Пожалуй, — согласилась Нэнси. — Я только выбегу и подниму верх машины.

В течение двадцати минут дождь лил как из ведра, потом постепенно он начал стихать, хотя и продолжался еще какое-то время. Грома и молний больше не было.

— Боюсь, что дождь прекратится только к вечеру, — сказала миссис Струк. — Вам не стоит сегодня ехать к Зукерам — можете застрять по дороге.

Нэнси не могла не признать, что миссис Струк права.

— Последую вашему совету, — сказала она, — и отправлюсь к Зукерам завтра утром.

Девушки попрощались с миссис Струк и, чтобы не намокнуть, бегом помчались к машине. Доехав до главной улицы, Нэнси свернула влево. Сообразив, что едут они не в сторону лагеря «Мерриуэдер», а к деловой части Фрэнсисвилла, Бесс спросила, зачем им это нужно.

Нэнси рассказала о своей недавней стычке с Джаддом Хиллари, произошедшей у дома миссис Струк.

— Это ужасно! — воскликнула Бесс. — Неужели он действительно связан с угонщиками? Нэнси кивнула, а Джорджи заметила:

— Раз Джадд Хиллари знает, что ты ведешь расследование, он обязательно сообщил или сообщит об этом угонщикам.

Бесс согласилась и обеспокоенно добавила:

— Нам даже не известны их имена. Это очень плохо, когда ты знаешь, что у тебя есть враг, но не знаешь, кто он. У меня мурашки по коже бегают, когда я об этом думаю.

Нэнси заметила:

— Теперь, когда я сказала Джадду Хиллари, что в старом дилижансе мы ничего не нашли, он, я думаю, оставит меня в покое.

— Будем надеяться, — сказала Бесс. — А зачем мы едем во Фрэнсисвилл?

— Сначала мы расспросим мистера Бенфилда, а затем и владельцев других магазинов, не видел ли кто-нибудь из них Джадда Хиллари в компании двух высоких мужчин — блондина и брюнета со шрамом на запястье.

Бесс и Джорджи предложили подруге свою помощь. Дождь к тому времени почти перестал, так что, перебегая от одного дома к другому, девушки не успевали намокнуть. Местом встречи они назначили одно из кафе поблизости.

Когда, наконец, они вновь собрались вместе, оказалось, что никто из них не смог ничего выяснить.

— Думаю, это доказывает, что Джадд Хиллари встречается со своими дружками где-то за городом, где их никто не может увидеть, — предположила Джорджи.

Нэнси кивнула.

Пообедав и убедившись, что дождь все еще продолжается, они решили вернуться в лагерь. Там им стало известно, что дирекция лагеря собирается устроить в восемь часов ужин и танцы. Столы, стоявшие в центре столовой, сдвинули в сторону. Нэнси, Бесс и Джорджи узнали, что ребята, с которыми они дружили — Рик, Джек Смит и Хоуб Уайт,— заняли им места за длинным столом. Нарядившись в красивые платья — Нэнси в голубое, Джорджи в желтое, а Бесс в светло-зеленое,— они около восьми появились в зале.

Рик с ребятами тут же оказались рядом с ними, и все вместе они вошли в столовую. Зал постепенно наполнялся. Там же были и Росс и Одри Монтейсы — они взяли стулья от другого стола, намереваясь присоединиться к группе Нэнси.

Рик нахмурился. Подойдя к Монтейсам, он предупредил, что свободных мест за их столом больше нет.

— Ну, два человека не помешают,— возразила Одри, пытаясь изобразить обворожительную улыбку, что, однако, ей не удалось.

— Здесь и так много народу,— сверкнул глазами Рик.

Вмешался Росс:

— Ты ведь знаешь — всегда можно потесниться.

— Да, но не в этом случае,— ответил Рик так решительно, что Монтейсам ничего не оставалось, как потащить свои стулья к другому столу.

— Молодец! — прошептала Нэнси своему спутнику.

Вскоре подали ужин, заиграла музыка, и Нэнси забыла об этой неприятной паре.

К десяти часам небо расчистилось от облаков и показалась луна. После танцев Рик и Нэнси побродили по чудесному саду. Заговорившись, они дошли до самого его конца.

— Еще год учебы в колледже, и я стану инженером,— сказал Рик.— Жду не дождусь того времени когда смогу начать работать.

Прежде чем Нэнси успела ответить, они услышали, что из леса, примыкавшего к саду, доносятся звуки чьих-то шагов. Ребята остановились и прислушались. Шаги прекратились, но зато раздались какие-то тихие щелчки.

— Что это такое? — прошептала Нэнси. Рик внимательно вслушивался еще несколько секунд, потом удивленно произнес:

— Похоже, это счетчик Гейгера. Но кто, черт побери, может разыскивать здесь урановую руду или измерять радиацию?





Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.190.82 (0.031 с.)