Становление и развитие трудового законодательства в Беларуси



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Становление и развитие трудового законодательства в Беларуси



 

Правовое регулирование трудовых отношений на Беларуси, равно как и в России, имеет богатую, многовековую историю. Белорусское право насчитывает в своем историческом развитии более одного тысячелетия. Но до настоящего времени истории трудового права в белорусской науке трудового права не уделялось должного внимания. Не было написано ни одной монографии, диссертации по проблемам истории трудового права. В научной и учебной литературе вопросы истории трудового права освещались фрагментарно и охватывали преимущественно советский период и трудовое законодательство РСФСР.

В настоящем разделе не ставится задача осветить все или многие правовые институты отрасли трудового права в их историческом развитии. Эта задача может быть решена, на наш взгляд, лишь в объемном коллективном труде ведущих белорусских ученых-юристов и историков. Нами будут рассмотрены лишь основные вехи в становлении и развитии правового регулирования трудовых отношений в Беларуси.

Время возникновения трудового права как самостоятельной отрасли права в Беларуси и России обычно относят ко второй половине XIX века или даже к началу ХХ века[8]. С данным утверждением в целом следует согласиться, но с некоторыми уточнениями. Хотя отечественная отрасль трудового права насчитывают от одного до полутора веков, но правовые нормы, регулирующие труд (в том числе наемный), существуют много столетий, если не тысячелетий. Можно полностью поддержать мнение Е.Б. Хохлова о том, что «становление и развитие трудового права как самостоятельной отрасли в системе права неразрывно связано с развитием наемного труда и превращением его в социально значимое явление»[9].

На протяжении всей истории белорусской государственности (начиная с периода древних белорусских княжеств: Полоцкого, Городельского, Туровского и других) в нашей системе права существовала группа норм позитивного права, регулирующих трудовую деятельность человека.

Законодательство на территории современной Беларуси возникло после формирования древних белорусских государств (княжеств). Вместе с тем, обычное право возникло до государства, как верно отмечает Е.Н. Трубецкой[10], а право непозитивное (естественное) руководило жизнью людей еще до возникновения позитивного права и государственных образований.

Именно к непозитивному праву восходит ряд правовых принципов (свобода труда, свобода договора, справедливость, равенство, гуманизм и другие). Эти правовые идеи существуют объективно и всегда независимо от того закреплены ли они в законодательстве и проводятся ли в реальной жизни. Поэтому, характеризуя труд древних людей в догосударственном состоянии, следует учитывать их правовое положение полной свободы, ограниченной только требованиями надпозитивного (в первую очередь божественного) права, а позднее - и правовыми обычаями, в частности с соблюдением норм-запретов (табу).

 

1. Период древних белорусских княжеств (IX-XIII века)

Точное время возникновения древних белорусских княжеств установить практически невозможно. Но первые упоминания о них относятся примерно к IХ - Х векам нашей эры. Наиболее крупными княжествами были Полоцкое, Смоленское и Туровское, которые формировались с центрами в крупных городах.

По своему государственному устройству данные княжества представляли собой ранние монархии, но с элементами народной демократии, такими как народные вече, сеймы. Основным источником права в тот период был правовой обычай, которым преимущественно и регулировался труд людей. Общественный строй данного исторического периода белорусских княжеств характеризовался разделением всего населения на две группы: добрые, лучшие, богатые люди (землевладельцы, торговцы) и бедные, меньшие, подлые (городская беднота и крестьяне). Важной особенностью правового положения населения княжеств являлась личная свобода подавляющего большинства населения, в том числе и бедных земледельцев-крестьян.

Наемный труд уже использовался. Применительно к высшему сословию сфера его применения - военное дело, служба у князя на различных должностях (конюший, скарбник). При этом переход на службу к другому князю нередко рассматривался как государственная измена. Занятие же другой должности у этого же князя либо князя дружественного государства не влекло никаких неблагоприятных последствий, осуществлялось по милости (с согласия) князя и могло сопровождаться передачей новых земель в собственность или в пользование подданного и сохранением прежних земель[11].

В отношении бедных, черных людей вопрос об их переходе на другие земли, переезде в город, смене рода занятий зависел во многом от наличия у них личной свободы. Бедные собственники-крестьяне (смерды) и лично свободные горожане могли изменять место и род своей деятельности самостоятельно, а в случае их работы по найму - по соглашению с хозяевами. Крестьяне-закупы могли покинуть своего феодала только полностью с ним расплатившись за арендуемую землю, инвентарь, что практически было сделать невозможно[12]. Кроме того, существовали еще и рабы, холопы или челядь, хотя рабство на территории древней Беларуси не было распространено. Среди источников рабства белорусский историк В.М. Игнатовский называл «палон, самапродаж у няволю, пахаджэньне ад нявольных, праступствы, нявыплачаныя даўгі»[13].

Древнему русскому и белорусско-литовскому праву было известно такое обязательство, опосредующее трудовой наем, как договор закупничества. По этому договору, который регламентировался Русской Правдой[14], свободный крестьянин, становясь закупом, обязывался отработать предоставленную господином купу (денежные ценности, орудия труда и другие материальные ценности), выполняя в хозяйстве господина определенную работу в течение конкретного срока. Закуп нес ответственность за ущерб, причиненный имуществу господина. Господин был обязан предоставить купу или земельный участок (отарицу) и вправе был требовать от закупа выполнения работы и бить “про дело”.

Как отмечает М.Ф. Владимирский-Буданов, наем в услужение по Русской Правде «только тогда не вел к холопству для нанимающегося, когда это было именно выговорено в договоре»[15]. Холопы не пользовались право- и дееспособностью и поэтому и права переводиться на другую работу у них не было, а только обязанность работать. Место и род их занятий определял хозяин, осуществляя права собственника (правомочия пользования, владения и распоряжения).

Такое положение сохранялось длительное время (до XIV века). Но с возникновением относительно централизованного государства - Великого княжества Литовского - место правовых обычаев и Русской правды на землях Беларуси стало занимать законодательство Великого княжества.

 

2. Период Великого княжества Литовского (конец ХIII –

середина XVI веков)

В конце XIII- начале XIV века ряд белорусских, украинских и прибалтийских княжеств объединились, образовав крупное восточно-европейское государство - Великое княжество Литовское или Белорусско-литовское государство (далее - ВкЛ). Причины такого объединения были в основном политические - борьба с общими внешними врагами (с татарами с востока и с немецкими орденами с запада).

Как указывает Ф.И. Леонтович, ВкЛ «обнимало собою, кроме собственной Литвы, «самую коренную и древнейшую Русь: Киевскую, Северную, Волынскую, Полоцкую и Туровскую земли, то-есть, территорию зарождения и развития всех правовых институтов древней Руси (Русской Правды)»»[16]. Данное государство представляло собой феодальную сословную монархию, возглавляемую великим князем, отношения которого с удельными князьями строились на основе вассалитета.

Среди источников права, регулирующих трудовые отношения, наряду с правовыми обычаями стали активно издаваться и применяться нормативно-правовые акты (привилеи - частные законы, магдебургское право городов, а позднее - Статуты). Причем эти акты законодательства не реципировали римское право, как это было распространено в тот период в Европе, а фиксировали древние белорусско-литовские правовые обычаи, корректируя их с учетом изменяющихся общественным отношениям. Как отмечал белорусский историк права И.А. Юхо, к XVI веку «атрымалі значнае развіцце нормы, якія рэгулявалі ... абавязкі, звязанныя з работай па найму...»[17].

В этот период сохранялись все те же два основных слоя людей: лучшие и подлые. Но каждая из этих групп делилась на значительное число более мелких. Положение служилых феодалов в этот период истории существенно не изменилось. Они по-прежнему могли переходить на службу к другому князю, хотя и в пределах ВкЛ. В законодательстве закреплялось, что «князья, паны и бояре могут отлучаться в чужие земли, кроме земель неприятельских, лишь бы в их отсутствие служба великокняжеская (т.е. воинская) с их имений нисколько не страдала»[18]. Кроме того, согласно артикула 15 Раздела третьего Статута ВкЛ 1529 г. при таком переходе княжеские слуги теряли права на переданные им земли и имения[19]. В артикуле 30 раздела третьего Статута ВкЛ 1588 г. эта норма была усовершенствована, и были закреплены повышенные гарантии переходящих к другим господам служащих:

«Если бы который из подданных наших, будучи народу шляхетского, у князей или у панов, либо у кого иного выслужил лежачее имение, и будучи того имения владельцем, он сам либо потомки его, а потом хотел бы прочь, тогда можно будет ему и потомкам его уйти прочь, куда пожелает, со всей живностью, имуществом и со всем своим приобретением и издержками или постройками, что было в то имение вложено...»[20].

Существенные изменения произошли в положении крестьян, поскольку активно шел процесс их закрепощения феодалами. Вот как об этом пишет В.М. Игнатовский: «Юрыдычны ўласьнік баяўся, што юрыдычна вольны селянін пяройдзе на зямлю другога ўласьніка ці на незанятую зусім, ратуючыся ад цяжкасьці жыцьця. З першай палавіны XV сталецьця ўжо пачынаецца юрыдычны ўціск над вольным селянінам. Служылая кляса і праўдамі і няпраўдамі пачынае змагацца з правам селяніна на вольны выхад.»[21] Закрепощение крестьян осуществлялось поэтапно: началось с Привилея Казимира 1457 г. и Судебника Казимира 1468 г. и окончательно завершилось с принятием и реализацией Статута ВкЛ 1588 г. Так, ст.24 Судебника Казимира содержала следующую норму: «А который будеть люди выводити, а любо челядь невольную, а ухватять с лицом - того на шыбеніцу.»[22]

К XVI веку еще оставались некоторые категории лично свободных крестьян, такие как закупы и похожие[23]. Но первые практически не могли расплатиться с феодалом за землю и покинуть ее, а в отношении вторых в артикуле 13 Раздела двенадцатого Статута 1588 г. были предусмотрены специальные меры по закрепощению. Так, предусматривалось, что «если похожий проживал в имении одного и того же владельца десятилетний срок, то он лишался права свободного выхода, а должен был, кроме возврата полученной при первоначальном поселении ссуды, откупиться еще от службы десятью копами грошей...»[24]. В артикуле 12 раздела двенадцатого Статута ВкЛ 1588 г. предусматривались продолжительные сроки сыска беглых зависимых крестьян (10 и 20 лет), а в отношении беглой челяди дворной сыск вообще не ограничивался[25].

Вместе с тем в Статуте ВкЛ 1588 г. содержались и некоторые прогрессивные нормы, закрепляющие правовое положение бедных слоев населения. Так, из известных ранее праву четырех источников рабства сохранялся только один - пленные (артикул 21 Раздела двенадцатого)[26]. Кроме того, разработчики третьего Статута попытались урегулировать механизм (процедуру) найма, в том числе перехода на другую работу. В частности, артикул 24 Раздела двенадцатого Статута устанавливал для перехода на новую работу следующие требования:

- получение у старого хозяина открытого листа о том, «что тот слуга или челядинец, служивший у него, отошел от него честно». При неосновательном отказе хозяина предусматривалась специальная процедура перехода без его согласия - произведение записи в книге во вряде и со свидетельства возного;

- новый хозяин должен был уведомлять вряду о новых «наймитах» и об их жизни и «вписывать это в реестры врядовые»[27].

Артикулом 22 Раздела двенадцатого Статута ВкЛ 1588 г. регулировалась «аренда рабов». Следует согласиться с американским ученым Р. Хелли, что этот институт, по-видимому, существовал, притом не только на бумаге но и в действительности[28], поскольку Статут включал большинство древних правовых норм - норм обычного права, выработанных жизнью многих поколений.

Необходимо упомянуть и о нормах двух первых Статутов, запрещающих чужеземцам и даже соседям ВкЛ занимать государственные должности в княжестве и приобретать там земли и имения. Правда, с заключением Люблинской унии 1569 г., данные ограничения не стали распространяться на поляков.

По сравнению с крестьянами горожане (ремесленники, торговцы, чиновники) пользовались свободой передвижения, выбора рода занятий, что находило отражение, кроме общегосударственного законодательства, и в магдебургском праве. В этой связи уместно напомнить, что в 2009 году г.Минск отметит 510 лет с момента приобретения магдебургского права!

Завершая краткий обзор правового регулирования трудовых отношений в период существования ВкЛ, подчеркнем, что законодательство принятое в этот период (особенно Статут ВкЛ 1588 года) продолжало действовать с некоторыми изменениями на протяжении еще примерно двух с половиной веков на территории современной Беларуси, Украины, Литвы и западной части России.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-12; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.25.42.117 (0.01 с.)