Период «Северо-западного края» Российской империи



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Период «Северо-западного края» Российской империи



(1795 - 1918 г.г.)

После третьего раздела Речи Посполитой на белорусских, украинских и литовских землях продолжали действовать местные законы и, в частности, Статут ВкЛ 1588 г. с изменениями, а также обычное право. Поэтому длительное время правовое регулирование трудовых отношений не претерпевало существенных изменений.

С 1830-х годов XIX века, когда прекратил действовать Статут ВкЛ 1588 г., на большей части белорусских земель, важное значение в регулировании трудовых отношений приобретает законодательство Российской империи. В этой связи важно подчеркнуть, что до 1835 г. в России вообще не существовало закона, регулирующего вопросы свободного найма работников. До второй половины XIX века в сфере труда господствовало крепостное право, причем оно охватывало не только значительную часть крестьянства, но и рабочих. Так, по сведениям Г.В. Балицкого на начало XIX века в России из 95000 рабочих вольнонаемных было всего 45625, т.е. меньше половины[30]. Остальные рабочие - это в основном бывшие крепостные крестьяне, принудительно переведенные на работу на заводы и фабрики. Процедура такого принудительного перевода состояла в следующем. На вотчинных фабриках (принадлежавших помещикам-дворянам) рабочая сила обеспечивалась повелением самого помещика о поручении крепостным крестьянам работы на его фабриках. Владельцы посессионных фабрик (не дворяне) пользовались предоставленным им еще петровским указом от 18.01.1721 года правом покупать целые села и деревни для фабрик «дабы те деревни всегда были уже при тех заводах неотлучно». Юридическое положение рабочих вотчинных и посессионных фабрик отличалось. Так, рабочие вотчинных заводов по своему статусу были близки к крепостным крестьянам, т.е. вообще защитой закона в трудовых отношениях не пользовались и были бесправны. В то же время посессионные рабочие не могли быть отделены предпринимателем от фабрики, переведены на другую фабрику или на сельскохозяйственные работы, имели право на «достаточную плату за труд»[31]. Но фактическое положение рабочих на обоих видах заводов было весьма тяжелым и схожим. А положение рабочих на белорусских землях было настолько плохо, что, по свидетельству Н. Тургенева, «вызывало сострадание даже русских крепостных».

Некоторое улучшение в правовом положении рабочих наступило только в 20-30-х годах XIX века, когда указами 1824 и 1835 годов было разрешено увольнение рабочих «в другие звания, по просьбе фабрикантов»[32]. Но, понятно, что это не вело автоматически к улучшению их фактического положения. Кроме того, многие правила данных актов остались только на бумаге. 24 мая 1835 г. император утверждает «Положение об отношениях между хозяевами фабричных заведений и рабочими людьми, поступающими на оные по найму»[33], подготовленное по инициативе князя Галицина. В данном положении в качестве общего правила закрепляется наем работников по срочному договору (не более срока действия паспорта), невозможность увольнения по инициативе работника до окончания его срока и ряд других реакционных правил. Отношения при переводах в данном акте не регулировались, а это значит, что на практике вопрос перевода решал сам фабрикант, поскольку работник стоял перед дилеммой: соглашаться на предлагаемую работу или быть уволенным и остаться без средств к существованию. Но надо помнить, что и такое право выбора было лишь у вольнонаемного работника, за крепостного все решал его хозяин (помещик или фабрикант) под угрозой физического насилия, каторги или ареста. Вплоть до отмены крепостного права 19 февраля 1861 года, сфера наемных отношений на белорусских землях, входящих в состав Российской империи, была весьма узкой из-за господства принудительного труда; законодательство до второй половины XIX столетия практически не вмешивалось в регулирование трудовых отношений между владельцами фабрик и рабочими.

Рассматриваемый исторический период (весь XIX - нач. XX века) характеризуется тем, что именно в это время вначале в Западной Европе, а затем и в России (а в ее составе и в Беларуси) стало развиваться, так называемое, рабочее, социальное, фабрично-заводское или промышленное законодательство, которое только в XX веке стало повсеместно именоваться трудовым. Интересно, что в дореволюционной России под трудовым правом иногда подразумевали крестьянское, обычное народное право[34].

Во второй половине XIX века в России, а значит и на значительной части Беларуси, общие правовые нормы о наемном труде составляли еще часть гражданского права, а именно институт цивильного права договор личных услуг. Данное обязательство регулировалось в Своде Законов Гражданских Российской Империи (далее - Св. Зак. Гр.)[35], а применительно к прибалтийским землям (в том числе и части белорусских) - в Своде гражданских узаконений губерний прибалтийских[36]. На территории Царства Польского, куда входила также часть белорусских земель, действовал Гражданский Кодекс Наполеона 1804 года, статьи 1710, 1779 и 1780 которого регулировали вопросы найма услуг и работ[37]. Особенности трудовых отношений (отношений найма) с отдельными категориями работников (фабричными рабочими, шахтерами, сельскохозяйственными рабочими и др.) регулировались в России Уставом о промышленности, Уставом горным, Положением о найме на сельские работы и иным специальным законодательством.

Интересно, что ни в одном из указанных выше кодифицированных актов, регулирующих и вопросы наемного труда, даже не упоминалось о переводах, а переход наемного работника к другому нанимателю осуществлялся по процедуре «увольнение-найм». При этом договор личных услуг был, как правило, срочным и заключался на срок до пяти лет (ст. 2214 Св. Зак. Гр.), поэтому закон воспрещал до наступления срока найма нанявшемуся отходить от хозяина, а последнему - отсылать, т.е. увольнять нанявшегося (ст. 2238 Св. Зак. Гр.). Нанявшемуся также запрещалось без ведома своего хозяина брать или отправлять чужую работу (ст. 2232 Св. Зак. Гр.)[38]. Согласно ст.4199 Свода гражданских узаконений губерний прибалтийских никто был не вправе нанимать слугу, находящегося в услужении у другого, прежде получения им надлежащего об отпуске его свидетельства; тем еще менее дозволялось переманивать слуг[39]. Кстати, это последнее правило весьма напоминает положение, содержавшееся еще в артикуле 24 Раздела двенадцатого Статута ВкЛ 1588 г.!

3 июля 1886 г. в Российской Империи был принят специальный закон, регулирующий отношения по найму рабочих. Как отмечает А.Н. Быков, договор фабричного найма «до 1886 года регулировался общими положениями законов гражданских, т.е. Х Св. Зак.»[40]. И хотя данный закон по-прежнему не регулировал процедуру переводов, переход рабочего от одного фабриканта к другому был возможен. По закону, если договор найма был заключен на неопределенный срок, каждая из сторон могла его расторгнуть, уведомив другую за 2 недели[41].

В качестве примера специального законодательства Российской Империи, распространяющегося только на одну категорию наемных работников и регулирующего трудовые отношения, можно назвать Положение о найме на сельские работы[42]. Это положение распространялось, в частности на Виленскую, Гродненскую, Ковенскую, Минскую, Могилевскую, Смоленскую губернии. В то время как аналогичные отношения в Клецкой, Люблинской и Полоцкой губерниях, входящих в Царство Польское, регулировались специальным Уложением, а также ГК Наполеона. Положение о найме на сельские работы (далее – Положение) было довольно совершенным по тем временам актом законодательства о личном найме. В нем содержалось много диспозитивных норм (например, статьи 12, 17, 21). Договор мог быть заключен как в устной, так и в письменной форме (ст.12). Существенными условиями договора были только срок и наемная (рядная) плата, остальные условия включались в договор по соглашению сторон (статьи 21-27). Положение запрещало нанимателю выдавать наемную плату в натуральной форме под угрозой уголовной ответственности, а за задержку выплаты рядной платы устанавливалась пеня - «по полукопейке с рубля недодонной суммы за каждый день просрочки» (ст.45). К слову, последнее правило, следовало бы учесть белорусскому законодателю в ходе реформирования трудового законодательства. Российский законодатель в этом вопросе продвинулся дальше и установил ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы в ст.236 Трудового кодекса Российской Федерации от 30.12.2001 г. (далее – ТК РФ). Ст.38 Положения, которое запрещало работнику отлучаться без дозволения хозяина и принимать на себя без его согласия чужую работу (ст.38). Но эта норма касалась только срочных договоров и из нее, как и в ст.41 ТК Беларуси, имелись исключения, связанные с нарушением нанимателем прав работника. Если же договор был бессрочный, то каждая сторона могла его расторгнуть уведомив об этом другую «не менее как за две недели, если в самом договоре не было условлено для предварения другого срока» (ст.65). Интересно, что близкое по содержанию правило содержится в настоящее время в ч.1 ст.40 ТК Беларуси и в ч.1 ст.80 ТК РФ. Положение, противодействуя переманиванию рабочих, закрепляло также, что наниматель, принявший к себе рабочего, зная, что он связан договором на то же время с другим нанимателем, обязан был вознаградить последнего за все причиненные ему самовольным уходом рабочего убытки (ст.47). Нормы, регулирующие трудовые отношения содержались и в некоторых иных актах законодательства, распространяющихся на отдельные категории работников (шахтеров, торговых агентов, моряков и др.)[43].

Таким образом, в дореволюционный период (во всяком случае до середины XIX века) трудовые отношения в Беларуси во многом регулировались древним белорусско-литовским законодательством (Статут ВкЛ 1588 г.), а с середины XIX до начала XX веков - гражданским и фабрично-заводским законодательством Российской империи.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-12; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.235.183 (0.007 с.)