ТОП 10:

РЕВНОСТЬ: ВДОХНОВЕНИЕ НА ТЕРПЕНИЕ



Видишь соперника — будь терпелив: и победа твоею Станет, и ты, победив, справишь победный триумф. Это не смертный тебе говорит, а додонское древо: Верь, из уроков моих это главнейший урок.

Милой приятен соперник? Терпи. Он ей пишет? Пусть пишет. Пусть, куда хочет, идет, — пусть, когда хочет, придет.

Сам я, увы, признаюсь, в искусстве таком неискусен. Сам в науке моей тут я плохой ученик. Как? У меня на глазах соперник кивает подруге. Я же терпи и не смей выразить праведный гнев? Поцеловал ее друг, а я от этого в ярость. — Ах, какой я подчас варвар бываю в любви! Дорого, дорого мне обходилось мое неуменье — Право, умней самому друга к подруге ввести!

Ну, а лучше всего не знать ничего и не ведать. Чтоб не пришлось ей скрывать вымыслом краску стыда. Нет, не спешите подруг выводить на чистую воду: Пусть грешат и, греша, верят, что скрыты грехи. Крепнет любовь у изловленных: те, что застигнуты вместе. Рады и дальше делить общую участь свою…

 

 

Ни в коем случае не пытайся не ревновать…

 

Душа — свобода, оплачиваемая одиночеством.

Частное наблюдение

 

…Вспоминаю, как эн лет назад был вытащен из предубийственной бездны пациент К-в, казалось, безнадежный ревнивец, хотя и не вовсе бредовый… Один из роковых борцов фронта любви (почему у многих из них густо заросшее переносье?). Чернявый, хорошего роста, вполне самец, но какой-то недорисованный, какая-то подростковость в линиях — вот так же не проросли верхние интересы…

Технарь, инженер. Не мастер жизнеустройства; в настоящем живет полуавтоматически, со сдвигом в «было» и «будет». Реальность воспринимает как тягостную неопределенность. По превышении некоего порога напряга страх переходит в агрессивность, с быстрым скатыванием в звериность…

Пришел посоветоваться, как добиться трех вещей: теоретически убедиться, что жена чиста в помыслах и деяниях; логически перестать ревновать и практически начать жить — ну и еще кое-какая мелочь из сферы интимной.

Как всегда, начал со множества лишних фактов: была там-то, пришла тогда-то, сказала то-то, один раз видел с тем-то, после этого было что-то странное с глазами и еще кое-что не так… В другой раз непонятно зачем задержалась у матери, пахло то ли одеколоном, то ли… А в то же время, как говорится, не пойман… Как же все это понимать? Как об этом думать, чтобы перестать думать?..

Я знал уже, на рубцах собственных и чужих, что в такой партии мат королю обеспечен заранее.

Верность в условиях эмансипации контролируется с большими издержками и требует либо постоянных подтверждений самого низшего сорта, либо благородного игноража, чреватого депрессиями, гипертониями, ипохондриями, вспышками гнева…

А ведь достаточно всего лишь условиться с собой, что это не твое дело, что в этом случае она — уже не Она… Но как раз это принять и немыслимо, потому что она — твоя, из ребра твоего, все — ТВОЕ, тысячу раз твое, и все, все обжигающе представляешь…

Вариант «Как мужчина мужчине»?..(«Слушай, брось лоха корчить. А на что ты рассчитывал?.. А сам без греха?.. Не то время выбрал, брат, ревновать: Пенелоп больше нету, а Отеллы получают по меньшей мере по десяти лет… Поищи-ка, блин, бабу, которая не давала бы поводов для подозрений, помяни Пушкина и успокойся: не при тебе, так после, не после, так раньше — ей-ей, дело того не стоит…») Попытаться заткнуть, замазать сквозняк жизни психотерапевтической пошлостью?.. Всегда у меня это выходило хреново, потом тошнило.

Вариант «Самоутверждение-отвлечение»(«имейте в виду, что вы интересная личность, пишите картины маслом») был после недолгих колебаний тоже отвергнут: пациент К-в и так уверен, что он интересная личность, но, общаясь с женой, почему-то об этом забывает; а картины писать не умеет и не желает.

Супруга при очном знакомстве не показалась ни Пенелопой, ни Мессалиной — обычненькая диспетчерша автобазы, работа на личных контактах…

«У меня нет подсознания, — заявила, хотя я не спрашивал, есть оно у нее или нет. — И сознания тоже нет, — добавила на полном серьезе, — один только здоровый смысл. Я ему сказала и вам говорю, доктор: еще один мордобой, и я окончательно подаю на развод».

Что же мне делать? — монотонно-металлически спросил К-в на третьем часу четвертой беседы, уставясь в пол. — Что же мне делать. Что же мне. Что. Что же. Что… Узнаю — убью вместе с собой и дочкой. Убью. Убыо. А я этого не хочу. Убью. Не хочу. А что же…

А вот что, — кто-то тихо мною сказал, наливаясь багрянцем, — а вот… Послушай, мужчина, довольно в жмурки… Не знаю, оправдана ли твоя ревность, и знать не желаю. Ревность всегда права. Когда я люблю, я ревную к воздуху, к лучам солнца, к микробам, к себе самому, и я прав, как прав сумасшедший…

Забудь и думать о преодолении ревности, ни в коем случае не пытайся не ревновать…Только вот в чем дело… (Здесь шепот звучал как крик…) …В том дело, что ты ревновать не умеешь. Ревнуешь как павиан, как скотина, прости, это мягко сказано. Бездарно ревнуешь, по-свински, да-да, и это еще комплимент… Ты имеешь представление, что такое настоящая ревность, МУЖСКАЯ ревность воина и художника, рыцаря и поэта?..

О том, какой она должна быть великолепной и мощной, утонченной и всепроникающей, какое неописуемое наслаждение должна доставлять женщине… Как, ты не знаешь?! Всякая нормальная женщина мечтает о том, чтобы ее ревновали! Да-да, мечтает, грезит по ночам, но только о такой ревности, о такой красивой… Как дай вам Бог любимой быть другим… Ах, ты не знаешь, никогда не учился…

Ну так послушай и посмотри, я тебе сейчас покажу в лицах, конкретно, как это делается, я профессионал…

Ревновать надо вот так (сцена с монологом Отелло)… А еще вот так (сцена с импровизированным монологом)… И вот так тоже можно (сцена с непередаваемым монологом) — и вот так, и всячески…

Так ты понял, досточтимый муженек?.. Ты обязан устраивать великолепные и могучие сцены ревности. В присутствии и с участием супруги, да-да, и она тебя будет поддерживать и одобрять… Ежедневно, в свободное от работы и секса время… О ее согласии не беспокойся, я позабочусь…

(В шахматах это называется «сумасшедший ход».)

Пожав плечами, супруга К-ва согласилась устроить дома театр ревности. Хоть под меднаблюдением…

Играли они оставаясь вполне собой. Вот одна из домашних сцен, с некоторой беллетризацией.

Она (вяло). Ну давай побыстрей, спать хочу.

Он (механически). А что же вас так утомило? Сегодня вроде выходной, и с вашей стороны не мило так грубо говорить со мной.

Она. Ну-ну. Отелло. То же мне, Отелло-Рассвирепелло. Давай, Дездемон Иваныч.

Он (оживляясь). Позвольте вас спросить, где были вы вчера. По нашим данным, не было дежурства.

Не думаете ль вы, что новая игра дает вам право на… халтурство?

Она. Чего?.. Чего это еще за халтурство? Заказы нормально идут…Ты это о чем?

Он. Да все о том же. Думается мне, что вы вчера не подменяли Тоню. От ревности я весь уже в огне, и если только вас припру к стене и выясню, то так отдездемоню… Отдездемоню страшно я тебя.

Она (со злостью). Гудела! Пила-гуляла! Спроси у Тоньки! Была у любовника! Все?! Ну, давай, ну! Ну! (Плачет, полуискусственно приближая истерику.)

Он. Ну ладно… Извини. Хватит… (Занавес.)

Недели через две чересчур жаркие объятия сознания и подсознания разомкнулись, ревность пошла на убыль, и игра упразднилась. Партия закончилась вничью. Через год родился второй ребенок.

 

Вскрытие покажет

 

Осталось несколько минут

на свете мельтешить,

а мы опять взялись за труд

учить друг дружку жить.

Пылай, учительский запал, дровишек не щадя,

чтоб кто-то раньше дуба дал, а кто-то погодя.

И встанет парочка дубов —

и надпись на плите:

ЗДЕСЬ НАСТУПИЛА ИХ ЛЮБОВЬ НА ГРАБЛИ В ТЕМНОТЕ

 

 

Скоро уже два… нет, двадцать два… нет, боже мой, уже скоро тридцать два года, как я занимаюсь изучением превосходной книги «Вежливость на каждый день» польского автора Яна Камычека.

Немножко застрял на том, в какой последовательности надлежит применять вилку, нож и салфетку, уничтожая заливное ассорти под грибным соусом с зеленым горошком и не нарушая хорошего тона.

А на странице 50 заинтересовало еще кое-что:

«Заверяю мужей, что в каждом споре Жену убедит заявление: «Ты мое самое дорогое сокровище». Невозможно объяснить, почему мужчины так редко обращаются к этому прекрасному аргументу».

Первые проблески постижения причин этого удивительного феномена появились у меня на одной из из наших психодраматических тренинговых игр, было это давно и прекрасно, как сейчас помню…

После семиминутной разминки, во время которой была разыграна ситуация «Первобытное стадо без вожака», перешли к очередному занятию Университета Любви. От обилия впечатлений слегка вспухла голова (к тому же из соображений инкогнито я сидел в балахоне, и было трудновато дышать).

А когда начался урок Школы Жен (мужчины сидели в сторонке, внимательно слушая) и Мудрая Подруга прочла краткую лекцию о том, что такое мужчина, мне стало, не скрою, и вовсе не по себе.

Вот эта лекция, прямо с магнитофонной записи, слегка мною отредактированная и сокращенная.

 

Как управлять Мужчиной

Сестры! Подруги!

Вспомним старую как мир истину: Мужчина управляет Вселенной, а Женщина управляет Мужчиной. Так и вовеки: повсюду сложное управляется простым, тонкое грубым, совершенное — несовершенным.

Давайте же узнаем, что такое Мужчина, вспомним, если забыли, некоторые азы.

Биология говорит нам, что это прежде всего существо, неспособное рожать детей. В великом деле продолжения рода — только обслуживающий персонал. На Земле есть виды, обходящиеся без самцов, но обратного нет и не может быть. Без мужчин мы пока обойтись не можем, но будущее за нами…

(При этих словах мне стало душно и грустно, захотелось выскочить из балахона.)

Сама Природа сделала Мужчину носителем комплекса непопноценности, у него отсутствует гпавное природное — таинственность. Ничто не исправит врожденный недостаток его психики — несамодостаточность. Природа женственна, а Мужчина, как всякий, кому предназначено быть исполнителем, не успокаивается, пока не находит способа вообразить себя всемогущим творцом. Сколько легенд сочинил он, чтобы убедить себя в этом: он-де и Бог, и первый человек, и патриарх, и мы происходим из ребра его. А все потому, что он не рожает детей.

Мы-то с вами знаем, подруги, что Мужчина — это наш упрямый и слегка дефективный ребенок, которому в глубине души хочется быть послушным. Соответственно своим функциям, он логичное, а потому управляемое существо; наши древние сестры постигли это задолго до Клеопатры, но сегодняшнее поколение сбито с толку эмансипацией. («Что да, то да!» — громко шепнул кто-то из мужчин.) …Оглушенные грохотом его техники, мы упускаем из виду свою, незримую и надежную. Мы забываем, что великий Рычаг Управления Мужчиной — его Самооценка; что ни наша внешность, ни возраст, ни интеллект, ни сексапильность при всем их кажущемся значении сами по себе не играют никакой роли.

Нужно ли напоминать простейшие сведения из учебника физики? Всякий рычаг имеет два плеча. Нажимая на одно (нужно только знать, на какое именно), можно поднять вес, сколь угодно превышающий наши физические возможности.

У Рычага Самооценки тоже два плеча: Пряник и Кнут — одобрение и неодобрение. Больше ничего.

Пока легкая, но твердая рука пребывает на Рычаге, женщина может быть спокойна, как богиня.

Помните! — стремление к вере в свою значительность исчерпывает содержание мужской психики: это его религия — самозначительность, набирающая очки по разным видам мужского многоборья.

Вот потому-то его мускулы, его кошелек, его положение, его творчество, его известность и прочее — все это, будьте уверены, законная наша добыча. Как бы ни подкреплялась его уверенность всевозможными успехами, она всегда неустойчива, требует все нового и нового питания, подкрепления.

Ибо мужская уверенность — всего лишь фантазия!

Всего лишь — запомните, это важно! — всего лишь некое представление о собственном образе в глазах Идеальной Избранницы. (Возможная множественность не в счет, собирательно всегда одна — некая нереальная, мифическая Она.)

Он жаждет, он добивается, чтобы мы эту фантазию разделяли, — почему же не пойти ему навстречу? И что еще остается? Он сам просит, он требует, чтобы им управляли!

Помните, подруги! Всякое поползновение Мужчины освободиться от женской власти — знак, что Рычаг Самооценки не отрегулирован. И, значит, ищется другая рука, более чуткая.

Замечали?.. Даже самая необразованная представительница нашего пола начинает свои атаки на мужскую психику с попытки ухватиться за самооценку. Всякая нажимает сразу на два плеча: и хвалит, и ругает, причем и то, и другое незаслуженно! И правильно, умницы! Хватайте его за самооценку! Это наш инстинктивный природный прием.

Но инстинкта мало! Нужно овладевать психотехникой…

В наше время, особенно в периоде брачных уз, техника мужеуправления опасно отстала и деградировала: всеобщая ошибка — нажатие преимущественно на отрицательное плечо, злоупотребление Кнутом в ущерб Прянику. В результате — пренебрежение семейными обязанностями, хамство, пьянство, обжорство, измены и уйма других неприятностей, включая и импотенцию, и инфаркты…

Я не говорю вам: «Берегите мужчин». Нет, сестры, я призываю вас: будьте грамотными. Пусть он бережется от себя самого, помогайте ему только в этом! Мы давно знаем, что, несмотря на все громовые проявления, мужчина — создание крайне хрупкое, пол, слабый воистину. Как он восприимчив к боли! Как любит жалеть себя, ублажать себя!..

Почему же мы об этом забываем? Почему вместо его самооценки, уподобляясь ему, заботимся о своей?

Куда годится диспетчер, который пудрится и красит губы, вместо того, чтобы следить за приборами? Что это за врач, рука которого не на пульсе пациента, а на своем собственном? Какая ошибка, — стремясь к внешней независимости, утрачивать внутреннюю!

До чего же жаль тех дурочек, которые, забыв о своем великом предназначении, состязаются с Мужчиной в так называемом уме, во всевозможных талантах, этих жалких павлиньих перышках, не хотят уступать им в шахматах, а некоторые докатились до бокса.

(«О темпора, о морее!» — послышался чей-то сдавленный хриплый басок.)

…Подруги, матери, сестры! Храните свое достоинство — достоинство тайное, не нуждающееся в рекламе! Не забывайте, что Мужчина ущербен, но никогда не напоминайте ему об этом. Пусть он играет в свои игры — подсовывайте ему игрушки. Пусть распускает перышки — подставляйте только зеркальца, и все перышки и крылышки наши. Помните ежечасно, что наша самооценка неуязвима: мы вне всяких оценок, мы — начало и конец, жизнь и смерть, мы — его Судьба.

А он уязвим сверху донизу. Мужская психика — сплошная ахиллесова пятка — растеньице, нуждающееся в непрерывном поливе.

Чем ее поливать?.. Постоянно растущим и опять уменьшающимся, и снова растущим, никогда не исчерпываемым, всегда еще чего-то ожидающим и подразумевающим восхищением… (На этом месте, к сожалению, оказался дефект пленки, записи не получилось, и я вынужден пропустить изрядный кусок лекции.)

…Помните, подруги: даже прирожденный подкаблучник, привыкший к режиму Кнута, при случае может взбрыкнуть и сломать свой Рычаг. Если уж вы решили, что данный Мужчина — ваш, то не нужно бояться передозировать Пряник: потребность одобрения — наркотическая потребность, она растет по мере удовлетворения.

А что до Кнута, то будьте столь же безжалостны, сколь осмотрительны. Играйте на его ревности виртуозно до незаметности.

Даже косвенный намек, что кто-то из представителей его пола что-то может — заработать ли деньги, вымыть ли посуду — вызывает, по меньшей мере, реакцию напряжения. Игра на мужской ревности — тончайшая гомеопатия, оружие это надо иметь наготове, но использовать лишь при крайней необходимости…

Доказывайте ему, что один лишь Он, единственный, несравненный и беспрецедентный, может все, что захочет, может невероятное, бесконечно может, ибо есть царь и Бог. И он щедро отплатит вам, если не достижениями, то привязанностью. Он сам, уверяю вас, сам захочет всего, чего вы хотите, и сверх того!.. («Так разве ж мы и так не хотим?» — слабо взвизгнул некий мужчина.)

…Никогда! — ни ворчания, ни агрессивного недовольства! — оставьте это ему; у нас, женщин, агрессивность есть признак нехватки женственности, у него — проявление недостатка духовности.

Очень дозированно и смягченно применяйте иронически-насмешливый тон и совсем исключите грубые сарказмы и издевательства.

Запомните, зарубите на носу! — Критика в адрес мужчины дает искомые результаты, только если идет в русле общего одобрения!

Не забывайте поглаживать мужскую самооценку!!

Признавайте его значительность и заслуги авансом, заранее!

Давайте ему мелочь на мелкие расходы самолюбия! Похваливайте за то, чего он не сделал (но, разумеется, сделает), — и все будет в порядке, он будет и рыцарем, и домработницей… (Со стороны мужской половины послышалось легкое коллективное рычание.)

…Однако не поймите дело так, подруги, что Мужчина должен привыкнуть к нашим похвалам и восторгам и принимать их как должное. Отнюдь нет! При хорошо отлаженном Рычаге одно лишь уменьшение дозы Пряника оказывается хорошим Кнутом, который иногда следует применять и профилактически. Мужчина должен знать, за что вы его перехваливаете, но не должен знать, за что недохваливаете. Не надо ставить двоек и единиц — достаточно иногда просто не поставить отметку.

Мимолетная сдержанность, мягкий холодок, пауза — поверьте, этого достаточно, чтобы вызвать в душе Мужчины священную панику! Ему ставят ноль без палочки — что может быть для него страшнее?

Знаки же крайнего неодобрения — упреки, слезы, истерики и так далее — должны применяться лишь в аварийных положениях и оформляться так, чтобы демонстрировать нашу знаменитую слабость, да, вплоть до унижения, которое всегда нас возвышает…

(Признаки протеста среди слушательниц.)

Учтите же, подруги, что, даже дойдя до полного понимания сути нашей над ним власти. Мужчина все равно не в силах освободиться; наоборот, понимая всю безнадежность этой затеи, он отдается нам с гордостью осознанной необходимости и, очертя голову, бросается со своей творческой скалы в первозданное лоно матриархата, озабоченный лишь тем, чтобы прыжок вышел лихим.

Будьте же артистическими царицами! Учитесь властвовать собой, чтобы владеть им, пока он чувствует себя вашим властелином. Будьте гордыми и спокойными, сохраняйте уверенность в своем превосходстве и благородной миссии — мозгом и руками этого существа мы создали цивилизацию, увы, несущую на себе все отпечатки его несовершенств — сколько же еще предстоит… (Обрыв пленки.)

Добавлю лишь, что роль Мудрой Подруги играла некая маска, в платье до пят, довольно широкоплечая, говорившая сгущенным контральто.

После перерыва началось занятие Школы Рыцарей. Теперь в сторонке сидели женщины. Выступил некто, отрекомендовавшийся Совершенным Джентльменом. Этот человек был тоже в маске, его стройную фигуру скрывал плащ из простыни, а говорил он весьма уплотненным дискантом.

 

Как командовать Женщиной

Джентльмены! Рыцари! Знают все: Мужчина открывает и завоевывает, а Женщина заселяет, Мужчина строит — Женщина преображает. Мужчина изобретает — Женщина приспосабливает. Творческое содружество, спору нет. Но не все еще постигли, что в мире со времен творения происходит и война полов, странная схватка — не на смерть, а на жизнь. В этой тайной битве каждая сторона, стремясь к победе, хочет быть побежденной, и инициатор войны, агрессор — существо, казалось бы, природно-миролюбивое, кроткое…

Взглянем в лицо Истины и оставим пыльные предрассудки, будто цель Женщины — найти мужа, опору, защитника, отца детей или жертвенного любовника, рыцаря или фантастического самца — все это, может, и так, но это совсем не предел, это не цель, а средство.

Средство для чего? — спросите вы. О, если бы знать, джентльмены, если бы знать. Женщина никогда не ответит на этот вопрос, ибо всегда знает, чего хочет, но никогда не знает, чего ей захочется и чего хотеть. Когда женщина под властью Мужчины, она борется за свободу. Когда господствует, ей хочется подчиняться. Ни с какой данностью не смиряется — влечет только несуществующее, как, впрочем, и нас… Наверное, единственное постоянное желание женщины — быть всегда нам необходимой, всегда нравиться, но всегда по-иному, всегда в разных житейских ролях.

Наша неудовлетворяемость адресуется к мироустройству, а в женских объятиях мы находим покой и теряем себя.

Неудовлетворяемость Женщины относится только к нам. Мужчина вечно желанен и вечно плох, мир же вполне хорош, а посему нисколько не интересен. Мы, мужчины, всюду немножко чужие и слегка дикие, в нас есть что-то от бродячих собак, но внутри мы существа домашние. У женщины же — кошачий дар превращать в жилье любую точку пространства. Женщина в мире уютна, но у нее нет дома в душе — там, в глубинной внутренней точке, она чужая самой себе, и ее тревога утоляется только поглощением наших душ…

Любовный боец древнейшей закалки, она жаждет нашей неостановимости, бесконечного мужского продолжения, развития и новизны, на всех уровнях. Без конца: борьба за власть над мужскою душой и за мужское сопротивление этой власти…

Самое неинтересное для Женщины существо — мужчина сдавшийся, предсказуемый, прирученный, попавшийся в ею же расставленные силки; сие домашнее насекомое холится и лелеется, а при возможности украшается многоярусными рогами…

(Шум с признаками возмущения как на женской, так и на мужской половине.)

…Ну а материнство? — возразите вы. — Разве не здесь замыкается круг женских желаний?..

Разве не это предел женской творящей сущности?.. Не принимайте желаемое за действительное: это новый фронт все той же войны, продолжение все той же междоусобицы господства и подчинения. Покориться, чтобы победить, победить, чтобы покориться, — в этом и состоит женский смысл, и нам остается лишь…

(Неопределенный шум, дефект пленки.)

…В чем должна заключаться наша стратегия в этом нескончаемом поединке? Ответ прост: бейтесь с женщиной ее же оружием. Позвольте ей побеждать, но никогда не давайте полной уверенности в победе. Признав Женщину непостижимой, отразите ее тайну в себе, станьте ее зеркалом. Пусть и она не знает, чего от вас ожидать.

Если она любима, то как и когда проявится ваша любовь — пусть остается загадкой, детективным романом…

Если она уверена во власти над вами, то это уже опасно, уже плохо прежде всего для нее же самой.

Немедленно позаботьтесь о том, чтобы убедительно показать ей вашу силу и независимость, вашу самодостаточность, ваше умение быть одиноким воином и хозяином жизни, ваш крутой нрав и загадочность.

Пусть женщина всегда чувствует, что и в самых страстных проявлениях служения и поклонения вы отдаете себя не столько ей, сколько чему-то высшему. Научитесь подчиняться ей радостно, гордо и властно, научитесь повелевать ею так, чтобы и в самых твердых словах приказа слышалось благоговение. Самую пылкую нежность умейте выразить и в виде веселой злости, и небрежной уверенности, и терпкой шутки, и многозначного иносказания…

О знаках внимания, к которым женщина якобы так чувствительна, о всех этих цветочках говорить не хочу: это все скидки на бедность духа.

Так неверующих во времена оны гнали в храмы и заставляли молиться… Так, пользуясь поводами, напоминают забывчивым, что знаком внимания должна быть каждая минута общения, подарком — вся жизнь, целиком… (Повреждение пленки, часть записи стерлась…)

…Оскар Уальд заметил: «Если хотите узнать, что думает женщина, смотрите на нее, но не слушайте». Женщина может жить только в соответствии со своими чувствами, и никак иначе. А вот искренне выражать свои чувства, за редкими исключениями, не в состоянии, ибо весь аппарат выражения нацелен у нее на одно — воздействовать, управлять мужчиной — и этой всегдашней целью тяжело искажен.

Да, уста Женщины большей частью лгут, но ее поступки всегда правдивы; нам же гораздо легче говорить правду, чем поступать по правде. Положа руку на сердце, я бы предпочел искренность в жизни… Учтите: словам своим Женщина не придает никакого значения, но зато значение наших слов непомерно преувеличивает — как говорят, «любит ушами».

Имея это в виду, при общении с Женщиной будьте в речах щедры, остроумны и осторожны, а в поступках решительны, смелы и круты. Изучайте своих подруг, изучайте на всех уровнях, не имея и в мыслях, что это изучение может когда-либо кончиться. Знайте: на свете живут миллионы перевоспитанных мужчин — мужей и любовников — или якобы перевоспитанных; но не было и нет ни одной перевоспитанной женщины — нет и не будет! Не надейтесь на безнадежное!!!..

 

…Из клуба «Маньяк» (придумают же название, раньше он назывался «Маяк»), где происходило занятие, мы небольшими группками разбредались по домам. Рядом со мной семенил сорежиссер игры — мой коллега Кстонов, хорошо знакомый читателям по другим книгам («Искусство быть Другим», где эта игра тоже описана, и «Нестандартный ребенок»). Он как раз в это же время штудировал «Вежливость на каждый день», и я обратился к нему со своим наболевшим вопросом:

— Так почему же все-таки мы так редко обращаемся к прекрасному аргументу… Этому, как его…

— «Ты мое самое дорогое чудовище…»?

— Вот-вот-вот…

— Это элементарно, Уатсон. Помните Первый Закон Зазеркалья? «В чужом глазу соломинку ты видишь, а у себя не видишь и бревна».

А вот Второй Закон: всяк требует от ближнего того и сколько не дает ему чего…

— Как-как? Что-то нескладно…

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-09; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.209.47 (0.037 с.)