ТОП 10:

Глава 15. Убить Олмера (том первый).



 

Мирно спящий лагерь ожил. Костры вспыхнули, факелы зажглись в ночи, словно фонари. Отон скомандовал построение. Фолко и гномы стояли в общем строю. Все косились на них. Их радовало прибытие Вождя и то, что он, наконец, разберется с этой странной троицей. На лицах у всех была написана готовность исполнить любое желание Вождя.

Строй стоял, не шелохнувшись, уже долгое время. Хоббит и гномы едва не шатались от нервного напряжения. Ждать в полном облачении несколько часов было просто невыносимо. Но вот, полог шатра качнулся и показался Олмер.

Мечи ударили в щиты. Невольно отшатнувшись - клинок соседа едва не задел щеку хоббита, Фолко дернулся сам, и его сосед с другой стороны остался без уха - эльфийский тесак был острым как бритва. Завопив от боли как полоумный, он бросился бежать, не разбирая дороги, прямо навстречу Вождю. На его пути мелькнуло с десяток клинков, и до Олмера он добежал без обеих рук, одной ноги и, потеряв по пути еще и голову. Но упасть ничком его тело не смогло - оно было сплошь утыкано стрелами Телохранители Вождя не зря ели свой хлеб. Торин и Малыш посуровели лицами. Увиденное впечатляло. Невозмутимым выглядел лишь Фолко. Ему осталось только вычеркнуть имя несчастного Гарлога из своей записной книжки.

Остатки свихнувшегося, как посчитали все, Гарлога, уволокли, и Олмер двинулся вдоль строя. Рядом с ним шел Санделло, держа в руке факел. Вслед за горбуном шел знаменосец со знакомым уже штандартом - страшный белый флаг с черной короной и устрашающей надписью "Боромиры-короли!".

Олмер шел вдоль короткого строя, вглядываясь в преданно смотрящие на него в щенячьем восторге лица людей, морды орков и троллей. От него так и веяло Силой. Фолко почувствовал, что у него снова пучит живот, но тут Вождь, сделав еще один шаг, встретился глазами с хоббитом. Олмер огляделся и довольно улыбнулся, заметив рядом двух гномов. Его довольная улыбка продрала Фолко с ног до головы.

- Вы славно послужили мне, - раздался его голос. - Вас осталось так мало, значит, вы бились до конца, чтобы выполнить приказ, - голос Вождя был какой-то безжизненный, но величественный. Хоббиту показалось, что Олмер словно постарел вмиг и похудел.

- Эй! Старые знакомые! - Вождь ждет вас... - Санделло подкрался незаметно и кивнул в сторону шатра. - Я вообще-то рад видеть вас здесь. Нам нужны такие мерзавцы и негодяи, как вы, подлецы самого высокого пошиба, - он добродушно протянул руку с приклеенной к внутренней стороне ладони кнопкой и поочередно пожал руку каждому из наших героев.

- Ух!

- Ах!

- Уй, бля!

Санделло гадостно улыбнулся и сделал знак следовать за ним.

- Вот козел! - шепнул Торину Фолко.

- Не, ты посмотри, Торин, какая гнида этот горбун, - вполголоса возмущался Малыш.

- Таких уродов надо было топить в ведре вместе со щенками, - согласился Торин. - Но все-таки он достойный противник для каждого из нас, поэтому я бы выбрал объект для ругани послабее...

Они подошли к шатру. Санделло встал у полога и, криво улыбаясь, сказал:

- А оружие можете оставить здесь, - с этими словами он выхватил два парабеллума и нацелил их на друзей.

Фолко разоружился первым, при этом тесак остался висеть у него на груди. Санделло махнул парабеллумом.

- Мы не обыскиваем своих. А этот дар Вождя для очистки карандашей, можешь оставить...

Зато Торин и Малыш сдавали свое бандитское снаряжение аж несколько минут. Даже видавший виды горбун крякнул от удивления, увидев топоры, короткие мечи, нунчаки, рогатку, велосипедные цепи, кастеты, арматурные прутья и железные шарики разной величины. Венчала все это оружейное великолепие пара боксерских перчаток Малыша с залитым внутрь свинцом.

Внутри шатра горел огонь. Факелы, вдетые в железные кольца, горели ровно и успокаивающе. В центре шатра стоял стол с макетом - картой Средиземья. На складных табуретках сидели люди. Вместо ковра в центре шатра лежал тролль. Тут был Отон, Берель и еще несколько неизвестных.

Горбун ловко спрятал парабеллумы под плащом. При этом всего на секунду, он распахнул плащ, и взору Фолко предстала эсесовская форма.

- Тоже мне, папаша Мюллер нашелся, - подумал хоббит.

В дальней части шатра в кресле-качалке качался сам Олмер, слушавший рэп.

- Эй, чатлане поднимайтесь!

Эльфы-поцаки совсем на голову сели,

Настоящий-то король - Боромир был.

Малорослый ханыга, и серый прощелыга

в дурацкой шляпе, заныкали колечко!

А колечко не простое,

А колечко золотое.

Заварил Гындальфа кашу,

Посадил на трон бродягу

Орков он не уважал,

Орков он заобижал

Эльфам - льготы по налогам,

Зато втрое для народа.

Фули нам такой король?

Триста лет нас душат, душат,

Никого кроме Олмера не слушай,

Поднимайся простой народ!

Будем грабить эльфов

Всем кой-че перепадет,

Хэй-хо, заипатая песня, не правда ли?

- Ну, вот мы и встретились, - начал Олмер, сплевывая жвачку. - Я рад видеть вас в моем войске. Мы расстались на Сиранноне. Расскажите мне весь ваш путь и постарайтесь того, не врать. А то есть у нас сомнения, что ты мил человек, - Вождь пристально посмотрел на хоббита, - стукачок. И два твоих дружка тоже. Давайте, рассказывайте, что вы там в своем эльфийском МУРе удумали.

И тогда вперед выступил смелый Фолко. Он открыл толстую тетрадь и, дрожащим голосом начал свой рассказ.

Во время выступления хоббита открыли рот даже Торин и Малыш. Молчал и потрясенный Отон. Фолко умудрился сохранить только маршрут их следования. Все остальное представляло собой что-то вроде хоббитской версии фильма "Не бойся я с тобой", где трое друзей прокладывали целые просеки во вражеских рядах, а когда уставала даже сталь клинков, в дело вступали боксерские перчатки Малыша, арматурные прутья Торина и тяжелые металлические шарики хоббита. К слову, в повествовании хоббита, треть словарного запаса тетради занимало пронзительное слово "кийя". Живописал хоббит и будни в отряде Отона. Все погибшие бойцы были сплошь героями, а Отон тактическим гением-главнокомандующим.

После того, как героическая эпопея закончилась, у присутствующих зародилось только одно смутное сомнение. Судя по количеству павших врагов, их было истреблено раз в пять больше, чем их было в Средиземье, даже если сложить вместе всех взятых людей, эльфов и гномов.

- Мда, складно калякаешь, мусор, - сказал, наконец, Олмер. - А слабо на пианине сыграть? Руки у тебя я смотрю длинные, загребущие...

- Правда твоя, Вождь, - взволнованно ответил хоббит. Я в мирное время у дядюшки в салуне на пианино тренькал, - с этими словами Фолко подошел к пианино и в пижонской манере, то есть не только руками, но и мохнатыми ногами, и даже задницей, наиграл нехитрый мотив и громко, некрасиво фальшивя, запел:

В шумном балагане был завсегдатаем,

Эльф Калигулас по прозвищу Лютнист.

Был он и талантлив, был он гениален,

Но в душе, пожалуй, не совсем он чист...

- Калигулас на все горазд, играет он как пидарас, ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля... - вприсядку станцевали и спели гномы.

Все ошарашено молчали, глядя на нашу троицу.

- Э-э-э, ну эдак и я смогу, - нарушил тишину один из подвижников Олмера. - А ты нашу сыграй, родную.

- Сижу на нарах, как король в Минас-Тирите, - принялся тренькать хоббит, задирая на пианино, еще и правую ногу.

- Вождь, - разом подобрел подручный Олмера. - Да они же из наших, век здравура не видать!

- Утихни, Промокашка, - посоветовал Санделло. Олмер едва заметным кивком головы подтвердил слова Санделло.

- Ну а про Черных Гномов что молчишь, как Склифасовский? Колись давай, славненький хоббит, - улыбаясь, произнес Олмер.

- Мы не можем, о, Великий Вождь, - смиренно заявил хоббит. - Если мы скажем хоть слово, они нас уничтожат при помощи браслетов, - в доказательство хоббит обнажил запястье. В следующее мгновение браслет Фолко ожил. Яркая вспышка озарила шатер, а когда глаза вновь привыкли к освещению, то узрели на лбу Вождя детскую присоску. Браслет Фолко и впрямь оказался особенным...

В следующую секунду к груди хоббита и гномов приставили столько колющего и рубящего оружия, что наши герои почувствовали себя в роли овоща для ошинковки.

- Это не я, это все Черные Гномы, - завизжал Фолко так, что у всех заложило уши. - Я предупреждал!

- Успокойтесь, - заорал Олмер. - А ты мой маленький мохноногий друг, прекрати визжать как свинья, а то уши закладывает. - Это действительно не наши друзья. Браслет самовольничал, - с этими словами он попытался отодрать присоску, но ничего не получилось.

- Мой Вождь, клей гномов действует моментально и отодрать его возможно только по окончании срока годности, - тихо промолвил Малыш.

- А какой срок годности у вашего клея? - спросил Олмер, продолжая попытку отодрать присоску ото лба.

- Не меньше трехсот лет, - с гордостью ответил Торин и тут же полетел на пол. Рассерженный Олмер ударил Торина, а гном, удерживающий обычно удары весом в полтонны, рухнул на пол, словно мальчишка.

- Я что, триста лет с этой присоской ходить буду? - возмущенно заорал Олмер. - гномы пархатые, что удумали! Да я всех на диваны кожаные порежу! Санделло, внеси в список первоначальных дел новую запись. После "завоевать Средиземье", "обессмертить эльфов через производство вечных кожаных диванов", и перед "выбросить мусор", запиши "заклеить всем Черным Гномам задницы их гребаным клеем". Пускай триста лет животами помучаются, шутники, мать их! - ни хоббит, ни гномы никогда не видели столь разъяренного Олмера. - Ну а с вами мы еще разберемся, - заявил Олмер, глядя на наших героев и немного поостыв. - Если окажется, что вы честные фраера, то положу вам жалованье пятьсот триалонов. А если прихвостни эльфийские, то мы вас небольно, чик и зарежем.

- Тысячу! - заорал Фолко. - Тысячу триалонов давай, о, Великий Вождь.

- Зачем тебе столько денег, мой маленький и очень жадный друг? - удивился Олмер.

- Они мне сердце согреют, когда я под стрелы эльфийские пойду, - пылко и цветасто ответил хоббит, прижав для правдоподобности кулачок к сердцу.

- Каждому! - деловито заявил Торин. - Бьют, понимаешь ни за что, а я кровь проливай.

- Торин дело говорит, - прогундел Малыш. - Мы тут, как хоббит, говорит, боксерские перчатки со свинцом до дыр истерли, шарики-подшипники от вражеской крови ржавеют не по дням, а по часам, понимаешь, а нас как Ваньку Жукова, по мордасам бьют, - монолог Малыша вышел на загляденье и оборвался лишь, когда Вождю надоело слушать его жалобное занудство.

- Вон!!! Пошли вон! Завтра с вами разберемся! Клееложцы херовы!

Наших героев вытолкали из шатра взашей, не дав сказать ни слова.

- Что будем делать друзья? - спросил Маленький Гном. - Нам только что пообещали тысячу триалонов. Каждому! И ничего не надо делать. Красота!

- А как же судьба Средиземья? - горестно вопросил Фолко. - К тому же, если Вождь нас заподозрит в работе на эльфов, нам всем каюк. Вот если бы он подарил нам тысячу просто так, или на худой конец, не угрожал бы нам, тогда бы другое дело.

- Ты прав, брат хоббит, но и Малыш тоже прав, - молвил Торин. - Но я бы предложил подождать, может быть, нам обломится тысяча триалонов от Олмера, а потом мы его замочим и заработаем еще тысячу, - и Малыш с хоббитом уставились на Торина так, как будто видели его первый раз в жизни.

- Ты самый умный и хитрый гном, которого я когда-нибудь видел, - вскричал воодушевленный хоббит. - Эх, заживем!

Малыш ничего не сказал. Он только раззявил свой рот до ушей в глупой счастливой улыбке и преданно пялился на Торина.

Друзья на радостях откупорили неприкосновенный запас "овцежоповки", заныканный запасливым хоббитом и всю ночь провели в разговорах. Наутро Маленький Гном предложил пойти потренироваться в воинском искусстве "ик-ик", а то в назначенный час рука дрогнет или оружие подведет.

Тренироваться все решили на двери наспех срубленного к приезду Вождя туалета. Фолко прилепил на дверь плакат с изображением Олмера и надписью "Олмер-мать порядка" и началось. Торин и Малыш с громким хеканьем метали свои топоры в дверь, а Фолко всаживал стрелу за стрелой в глаза плаката. Туалет скрипел и кряхтел, но держался из последних сил.

Фолко после длительной передышки, вызванной опустошением новой порции "овцежоповки", вновь оттянул тетиву и с глубоким придыханием послал стрелу прямо в лицо настоящего Олмера, осторожно открывающего дверь туалета изнутри. Вождь не успел даже испугаться, но какая-то нечеловеческая сила заставила его поскользнуться. В следующую секунду стрела хоббита пробила щеку Олмера и вылетела наружу из другой щеки. Вождь в мгновение ока оказался залит собственной кровью, хлеставшей из двух огромных рваных ран.

- Прощай вторая тысяча триалонов, - застонал захмелевший хоббит. И, придя в себя, заорал, что было сил, - Мочите его прямо в сортире! - с этими словами он сорвал и послал одну за другой три стрелы. В Олмера он, однако, не попал, зато три охранника с заспанными глазами, появившиеся из кустов, повалились замертво. У каждого в левой глазнице торчало по стреле.

- Умри сволочь, - заорал Торин и, пошатываясь, поплелся навстречу Олмеру, с трудом удерживая в руке топор.

- Убью! - заорал свой привычный клич Малыш и потопал вслед за Торином.

В следующую минуту оба гнома повалились в траву и захрапели.

Фолко почувствовал, что тоже засыпает и, зевая, послал стрелу.

Вождь со спущенными штанами, уже трижды простившийся с жизнью, опомнился и бросился бежать, оглашая окрестности истошными криками.

- А-а-а-а! Убивают! Вождя - убивают! Всех уволю нахрен! Охрана!

В этот момент стрела хоббита ударила Олмера в плечо, и Вождь со стоном повалился на землю. Хоббит уже было приготовился добежать до раненого и сделать контрольный выстрел в живот, но тут на шум подвалили телохранители Вождя во главе с Санделло. Увидев хоббита с луком в руках, горбун злобно пукнул и взмахнул рукой. В следующую секунду в грудь Фолко ударил метательный нож, отбросив его назад на несколько шагов. Поняв, что покушение не удалось, Фолко решил задать стрекача.

- Это не я, это все гномы, Торин и Малыш, они меня заставили, - завизжал хоббит, отчаянно работая ногами. Спустя несколько секунд он исчез в кустах.

Лучшего средства для того, чтобы пробудить своих сотоварищей, Фолко выдумать не мог. Гномов словно подбросила неведомая сила. Один взгляд вокруг и гномы сорвались с места, как ужаленные. Уж на что кряжисты и приземисты были гномы, но бежали они почти так же быстро, как и хоббит. В мгновение ока они исчезли в кустах, не забыв, впрочем, прихватить свои топоры. Бросившаяся вслед за ними погоня попала в засаду. С десяток телохранителей Вождя, сдуру сунувшиеся вслед за гномами в заросли, разметала, разрубила и покалечила неведомая сила. Двое вывалились из кустов утыканные эльфийскими стрелами, еще пятеро со сломанными ногами и шишками на лбу выползли из кустов, с громкими стонами. Кто-то неведомый заранее натянул веревочки, развесил металлические шарики и вырыл глубокие ямы в кустах. Троим выползти из зарослей, и вовсе не было суждено. Кто-то разрубил их на кусочки вместе с частью кустов. После непродолжительной рубки в кустах все стихло и лишь удаляющийся топот босых ног хоббита и ботинок из орочьей кожи гномов, свидетельствовал об их причастности к случившемуся.

Немногословный Санделло долго взирал на своих подчиненных и выслушивал их жалобы на подлую засаду в кустах.

- Шумел камыш, деревья гнулись, - насмешливо сказал он. - А ночка темная была. Расстрелять! - скомандовал он.

- Вперед! Вперед! - орал хоббит, улепетывая во весь опор. А может быть, нам следует сделать еще одну засаду, у Небесного Огня? - выкрикнул Торин и тут же повалился на землю, захрапев.

- Точно! - заявил Малыш, останавливаясь и зевая. - Только проспимся пять минут, - и повалился рядом.

Фолко ничего не ответил. Он сослепу влетел головой в дуб и теперь отдыхал у его корней.

Очнулись они в полдень. Жутко болела голова. Гномы принялись жутко поносить хоббита, который гнал подобное пойло, приносящее только головную боль. Фолко показал им язык. Свою фляжку он бессовестным образом осушил в однеху.

Троица поплелась зигзагами в сторону Небесного Огня. Но они опоздали. На подступах к яме их встретил разнесшийся на всю округу вопль Олмера.

- Какая зараза обгадила всю Яму?

 

 

Глава 16. Великий Орлангур или "Они назвали тебя земляным червяком, Каа".

 

Где-то на Востоке Средиземья, посреди сгоревшего позавчера леса, чадил огромный костер, разожженный неумелой рукой Малыша. Над костром булькало малоаппетитное варево из последних запасов брюквы в рюкзаке хоббита. Три свежеукраденных хазгских лошадки мирно щипали последнюю травку в когда-то большом лесу.

Фолко лежал на спине, бездумно уставившись в облака. Рядом в похожем невменяемом состоянии валялись гномы. Две недели беспробудного пьянства, пьяная стычка, пьяная стычка с каким-то хазгским отрядом, после которой у каждого появилось по лошадке и сгоревший почти дотла лес, словом ничто не могло утешить наших героев.

Олмер взял силу у Небесного Огня. Это почувствовали даже гномы, потому что в виде побочного эффекта на всю округу распространилась ужасная вонь. Лошади бесились от этого запаха, люди сходили с ума, гномы и хоббит же сохранили рассудок только оттого, что были под действием "овцежоповки". За эти две недели Фолко наварил столько самогона, что во время очередного распития вспыхнула емкость с самогоном, и сгорел лес.

Положение друзей можно было назвать отчаянным. Запасы брюквы иссякли, самогон сгорел. Завтра их ждала жуткая головная боль. Друзья потеряли слишком много времени и сил, след Вождя уже, как говорится, простыл и слабо пах.

И тут вдруг ожил мини-палантир на перстне принца Фондю. Изображением принца улыбалось и махало руками.

- Здравур! - промычал вдруг Фолко, тыкая в экран. - У них наверняка есть здравур! Мы где-то недалеко от Вод Пробуждения и мы спасены!

- Ура! - завопили гномы, приоткрыв один глаз.

Друзья после непродолжительных сборов двинулись вперед. Большую часть пути, пройденного за день, они проползли на карачках, и так измазались в грязи, что отряд эльфов Аварии, пришедший на встречу, был немало шокирован появлению наших героев буквально из-под земли.

- Вы многому научились во время своего похода, если уже сейчас способны замаскироваться, даже от глаз эльфов, - заявил принц Фондю, близоруко щурясь, и брезгливо протягивая руку грязному донельзя хоббиту.

- Лучше бы мы научились варить здравур, - ответил Торин, смотря на предводителя эльфов красными, как у кролика, глазами.

- О! Тут, оказывается, небольшой водопадик есть, - обрадовался Малыш, - Заодно и умоемся, - он с гиканьем ринулся к красивому водопаду, расположенного шагах в пятидесяти от них.

- Мы приведем себя в порядок и продолжим разговор, - заорал хоббит и с разбегу плюхнулся в воду вслед за Малышом.

- Куда двое, туда и третий, - Торин c разбега плюхнулся вслед за ними.

- Стойте, стойте, это же Воды Пробуждения, - завопил принц Фондю, с ужасом смотря на грязные потеки, покрывающие поверхность источника и водопадика. - Именно отсюда берут воду для здравура, - принц продолжал размахивать руками и широко разевать рот, как рыба выброшенная на берег.

Когда Фолко понял, что они натворили, и вместе с гномами вылез из источника, то взору эльфов предстала грязная вода, изломанные кусты и ободранный газон вдоль берегов (гномы и хоббиты очищали им свою одежду).

Эльфы, бывшие в свите принца Фондю, горестно заламывали руки, рвали на себе волосы, а потом дружно на счет "раз-два-три" сделали себе харакири.

- Да ладно тебе, принц, - попытался утешить светлого принца хоббит. - Сейчас закупаешь готовую продукцию по старым ценам, и продаешь ее втридорога, когда все откроется. Вот мы действительно не знаем, что делать. Нам бы мог помочь, разве что, мифический Орлангур.

- Почему мифический? - Вон идите по той дороге из желтого кирпича, и попадете к нему. А про втридорога это ты здорово придумал, подлюга мохноногая, побегу пока все не открылось, закупаться, - с этими словами эльф исчез в окружающих зарослях.

- Да, как-то неудобно получилось с источником, - смущенно заявил Фолко.

- Неисполненный долг перед Средиземьем хуже супружеского, мрачно ответил Торин. - Что уж говорить про какие-то эльфийские святыни. Вперед, нам надо вернуть себе надежду на тысячу триалонов. А здравура, - Торин окинул взглядом ряды эльфов-самоубийц, выискивая фляги у каждого на поясе, - здравура нам хватит!

- Вперед, к приключениям! - вскричал Малыш, размахивая бейсбольной битой.

И дружная троица двинулась вперед, напевая.

- Идем дорогой трудной, мы к твари изумрудной, дракон ведь изумрудный, совсем не голубой, - напевала веселая троица с подачи хоббита.

Дорога петляла и вилась через лес. Фолко и гномы были в пути уже три дня, когда на одном из привалов Фолко подстрелил на обед улага.

- Ты не мог бы пристрелить на обед что-нибудь повкуснее? - возмущался Торин. - Вечно только гадости от тебя, - ворчал он.

- Что это? - удивился Малыш, разделывая раненого улага заживо топором.

- Письмо! - взволнованно воскликнул Фолко.

- Великому Вождю Эарнилу от спецотряда хазгов от капитана Езтудея. Мы нашли последнюю, девятую яму Небесного Огня. Она в Мордоре, близ развалин Дур-Гулдура.

- Хе-хе, значит ям всего девять. Прямо не ямы, а назгулы, - насмешливо сказал Малыш.

Фолко словно обухом ударили по голове.

- Повтори, что ты сказал! - закричал он. - О горе всем нам! - завопил Фолко. - Его сила от назгулов. Их наследие уцелело, и он собрал уже восемь из девяти. Средиземье в опасности на самом деле! А я думал, Гэндальф и Радагаст просто свихнулись на старости лет.

- Ты хочешь сказать, что нам придется плюнуть на тысячу триалонов и убивать Олмера просто так? - сокрушенно спросил Торин.

- Я хочу сказать, что тысяча триалонов ничтожно мало для спасителей Средиземья, - горестно сказал хоббит. - Надо известить эльфов, Гэндальфа и Радагаста.

- А мне, честно говоря, пофиг, тысяча, десять тысяч или всего десять триалонов, - заявил Малыш. - Я бы и бесплатно его убил, такой уж я положительный герой, - скромно потупился Малыш.

- Отлично, значит, твою долю, мы поделим пополам, - радостно подытожил Фолко. Но вся его радость испарилась после того, как Маленький Гном последовательно поднес к его лицу фигу, а потом кулак.

- Э-э, я рад, что ты не фанатик, а такой же, как и мы, - промямлил хоббит, - Словом, настоящий бизнесмен.

Принц Фондю схватился за голову, узнав страшные известия.

- Мы пропали, - писклявым голосом заявил он, и принялся биться головой об сосну. Принц пообещал напоследок известить Гэндальфа и тут перстень отключился.

Хоббит вздохнул. Их ждала дорога к Орлангуру.

На следующее утро маленький отряд вприпрыжку нагнали трое эльфов. Среди них вприпрыжку скакал и сам сиятельный принц Фондю.

- Познакомьтесь, это мои верные вассалы князь Нипацца-в Ротт, его можно называть просто, Нивротт, и его друг, и приятель Монпарнас. Оба эльфа скосились в сторону наших героев одним глазом и сплюнули через плечо. - Они единственные из моего отряда, кто не покончил с собой из-за загрязнения Вод Пробуждения. К счастью, мой дедушка, Верховный Правитель Авари оказался настолько взволнован вашим известием об Олмере, что трижды сам плюнул в святой источник и послал меня нах... Впрочем, это неважно. У эльфов Аварии тоже скопилось вопросов к Орлангуру. Мешкать нельзя, вперед, мои друзья, - и принц все в той же непринужденной походкой - вприпрыжку, поскакал вслед за Нивроттом и Монпарнасом.

Фолко вздохнул, глядя на быстро удаляющихся эльфов и, пошарившись в своем рюкзаке, утвердительно кивнул Торину. Тот показал Малышу на столетний кедр, а тот в свою очередь, поплевал на ладони и принялся рубить. Не прошло и трех минут, как старое и величественное дерево с грохотом рухнуло наземь. Следующие два часа ушли на то, чтобы вырубить три небольших, цельных подобий доски, к которым Фолко на скорую руку приладил колесики, свинченные перед прибытием Олмера у толпы чучел.

Вскоре хоббит и гномы весело катили по дороге. К вечерку они настигли немало изумленных этим эльфов.

- Купили по дешевке на распродаже, - объяснил эльфам происхождение скейт-бордов правдивый хоббит. - На что только не пойдешь, ради спасения Средиземья!

Местность менялась. Леса становились гуще, просветы в них реже. Дубы с развешанными на них орками, постепенно уступали свое место смешанному чернолесью. Кости обглоданных коров и лошадей попадались все чаще. У самой границы лесов, прямо на дороге застыл сгоревший рыцарь со своим конем. Фолко для интереса ткнул в него пальцем, и рыцарь с конем осыпались пеплом.

- Сейчас на нас нападут разные страшилища, но вы их не бойтесь, это стража Великого Духа Познания. Она предназначена для того, чтобы всякие там глупые рыцари не докучали Великому Дракону, - сообщил Фолко принц Фондю.

Как бы в подтверждение этих слов, навстречу дружной компании высыпало несколько маленьких барлогов, размерами походивших на колобков.

Фондю выудил из своего безразмерного эльфийского одеяния огнетушители, и брызнул из него на барлогов. Те с громким визгом ретировались. Зато на смену им из травы показались огромные, размером с кошку тараканы. Фондю улыбнулся им, как старым знакомым. Огнетушитель исчез так же быстро, как и появился. Но тут вперед выступил Нивротт, выудивший нехилых размеров баллон с дихлофосом.

- Пшшшшш, - сказал баллон, и тараканы исчезли также быстро, как и барлоги.

И тогда на пути героев встали жуткие, до зубов вооруженные лилипуты. Каждый из них имел устрашающий вид и высокий, не ниже чем обыкновенная серая мышь-полевка, рост. Эльфы и здесь не сплоховали. Правда, пришлось немного подзадержаться, бессмертные воины с энтузиазмом принялись топтать стражу Великого Орлангура, и не угомонились до тех пор, пока не растоптали всех лилипутов.

Монпарнас с сожалением попрыгал на трупиках стражей Орлангура еще с полминуты, и поспешил вслед ушедшим вперед сотоварищам.

Фолко же никак не мог удержаться от смеха.

- Они так смешно лопаются, если на них наступить, - объяснил он гномам и продолжал хохотать. Он никак не мог остановиться, несмотря на то, что и гномы и эльфы осуждающе смотрели на него и кивали головой, даже Монпарнас. Фолко продолжал смеяться даже тогда, когда они вошли в пещеру.

Когда же он увидел в глубине пещеры изумрудного дракона, размером с годовалого бычка, его смешливости и вовсе не было границ.

- Это ты, что ли, Великий Орлангур? - задыхаясь от смеха, спросил Фолко.

- Ну я, - шмыгнул носом Орлангур, и напялил себе на голову идиотский цилиндр. Типа, садитесь и задавайте свои вопросы.

- Куда садиться-то? - спросил Малыш. - Эй, Орлангур, тут же сидеть не на чем.

- Я знаю, - усмехнулся Великий Орлангур. - Но правила приличия требуют, чтобы я предложил вам сесть.

- Слушай, а неплохо ты тут устроился, - улыбаясь, заявил Фолко. - Тихо, непыльно, и мухи не кусают.

- Спасибо мой мохноногий друг, не жалуюсь, - величественно ответил Орлангур.

- Мы пришли сюда, о Великий Орлангур, искать твоего совета в тяжелый для Средиземья час, - прокашлявшись, начал зачитывать текст по бумажке светлый принц Авари. - Новая сила поднялась среди людей. Мы подозреваем, что человек именем Олмер, он же Вождь, он же Эарнил, собирает остатки силы назгулей. Он поднял под свою руку армии на Востоке, готовясь напасть на Запад, и покончить с эльфами. Этих доблестных бойцов, коих ты видишь пред собой, науськал полоумный Радагаст Карий. Он послал их, гм, убить Олмера, чтобы спасти Средиземье. Они сделали невозможное, но Вождь остался в живых и скрылся. Что же делать нам, бедным эльфам?

Но ответ Орлангура был направлен хоббиту.

- Несмотря на мой невзрачный вид, я все-таки, именно тот самый Орлангур. И я знаю ответы на ваши вопросы. Вы полные кретины, или окончательно свихнулись, если идете против Олмера, ибо сила его беспредельна! И сила его действительно от назгулей. Я знавал их людьми, видал их и в гробу. Это были честные, смелые и умелые воины, не чета, скажем всяким там Буратинголу Темному Эльфу. Но подлый Саурон подарил им в день рождения золотое колечко, поработившее их Волю и Разум. Но не только кольца воздействовали на людей, превращая их в призраков, но и носившие их люди воздействовали на творение могучего Черного Духа. И потихоньку кольца превратились из первозданно разрушительной субстанции в сложный сплав Добра и Зла, смелости и подлости. Носившие их прибавили к силе колец - к умению подчинять страхом - умение управлять людьми, воинское искусство, умение нравиться людям, умение вникать в нужды слабых, умение всегда находить место на стоянке для своей лошади и, наконец, пусть и черное, но все-таки чувство юмора, словом все то, без чего не может добиться успеха ни один Вождь. Вот вы думаете, что черный юмор придумали негры? Нет, черный юмор - это предмет искусства, созданный назгулями, - дракон усмехнулся. - Когда Фродо предложил глупому Горлуму поиграть в Терминатора-2, и спустил того в огненную лаву, содрогнулись недра Ородруина. Саурон развоплотился, а назгули последовали за своим новым повелителем - Горлумом в пылающие недра Роковой Горы. Но тут произошло невообразимо страшное, ибо измененные кольца назгулей оказались не по зубам Первозданному Огню. Восемь колец, вернее, их остатки в результате страшного взрыва, выпали на землю в виде Небесного Огня. А вот девятое кольцо - Предводителя Назгулей, не попало под уничтожающее пламя, ибо мерзкий недорослик Меррис поразил его в зад на Пелленорских полях. В результате, это Кольцо осталось лежать в развалинах Дур-Гулдура. А Небесный Огонь по странному стечению обстоятельств пометил и это место.

- Бродя с отрядом золотоискателей, Олмер наткнулся на место падения одного из назгулей. Почти сразу после того, как Олмер нашел первое кольцо, вернее то, что от него осталось, его отряд набрел на золотой участок. Все сочли кольцо волшебным талисманом, и попытались отобрать его у Олмера. После кровавой стычки в живых остался только Олмер и Санделло. Горбуна новоявленный Вождь пощадил и не прогадал - тот стал его верным псом-телохранителем.

- Мало-помалу, Олмер сколотил вокруг себя ватагу бесшабашных отморозков. А затем он нашел второе кольцо и ощутил, как возросла его сила. В конце концов, бредивший властью Олмер, начал посылать отряды на поиски Небесного Огня. Перед его войском представал могучий, удачливый и неустрашимый Вождь. К нему потянулись Люди, и что самое главное, орки. Орки чудом избежали истребления во времена Арагорна, и потянулись к своему защитнику.

- Но самое страшное в том, что у носителя колец возник тайный канал связи с Мелькором. В голове у него как бы доктор Джекил и мистер Хайд. А недавно, его разведчики обнаружили последнее, девятое место падения Небесного Огня. Там лежат останки кольца Короля-Призрака. Он еще только готовится развязать войну, но как только он возьмет последнее кольцо, война станет неизбежной.

- Спасибо тебе за ответ, о, Великий Дракон в цилиндре, - поклонился Торин. - Как же справиться с ним?

- Вы, лузеры, упустили последнюю возможность замочить его в сортире. Теперь Вам может помочь только Чудо. Эй, Чудо, поможешь им? - спросил дракон.

Из мрака выскочила маленькая собачка и затявкала, мотая головой.

- Нет, даже Чудо Вам не поможет, - глубокомысленно заявил дракон. - Чудо, место, - собачка тявкнула еще раз и скрылась в темноте.

- Великий Дракоша, - хоббит поклонился, - Может, ты поможешь нам?

- Я помогаю вам и так, - дракон принялся дымить трубкой.

- Но они называли тебя лягушкой! - принялся подзуживать дракона хоббит.

- Что? - заорал дракон. - Лягушкой?

- Да, да, - поддержали Фолко гномы. - И еще земляным червяком.

- Кто посмел? - загремел дракон.

- Олмер и этот, как его, Санделло, а еще Отон, да, - быстро нашелся Фолко.

Дракон разбушевался не на шутку. Он бегал по пещере, пускал струю огня, испускал газы, пока, наконец, пристально не посмотрел на честное лицо хоббита.

- Да ты пытаешься подначить меня, и нарушить Закон Равновесия, мой маленький мохноногий пакостник.

- Ну, должен же хоть кто-то пытаться спасти Средиземье, - смущенно заявил Фолко. - А то заладили Весы, Весы, Равновесие, а никто палец о палец не ударит.

- Не стоит ждать помощи от Валар, - дракон печально и вместе с тем торжественно, вновь закурил трубку.

- А что делать нам, Авари? - робко спросил принц Фондю. - Олмер наверняка захочет прибрать к рукам и Гуимпленрассол и Воды Пробуждения после победы на Западе.

- Делайте, что хотите, я вам не судья. Я выше всех этих войн. Сейчас меня, кроме Дагор Дагоррата, волнует еще одно неотложное дело. И дело это - дописать Коричневую Книгу Бредней Средиземья, - голос дракона задрожал, Фолко попятился, у него по коже пробежали мурашки.

- Кто же ты на самом деле? - прошептал хоббит. Гномы благоговейно обратились в слух.

- Для этого мира я - Орлангур, у меня много всяких имен. В другом мире я, скажем, Демогоргон, а в третьем и вовсе Райвизхем.

- Что еще за чушь? - подумал Фолко, и спросил напоследок. - Но что же делать Светлым Силам?

- У Средиземья остался только один шанс. Этот шанс - ваша бандитская троица, умудрившаяся напакостить всему Средиземью больше самого Олмера. И то, шанс станет чуточку реальнее, лишь, если Король поднимет награду до десяти тысяч триалонов.

Фолко аж подпрыгнул на месте, услышав такое.

- Да за такие деньги я своего дядюшку урою, - воскликнул Фолко.

Лицо Торина и Малыша просветлело. Их лица можно было писать маслом для выставки на тему "Лицо приговоренного к смертной казни, которого только что помиловали, да еще впридачу сообщили, что богатый дядюшка откинул сандалии и оставил ему огромное наследство.

- Во поперло! - словно было написано на их лицах.

- А теперь всем пока, мне пора, - заявил дракон и, выпустив струю огня, испустил газы. Раздался взрыв, всех ослепила вспышка, а когда глаза привыкли к темноте, то взгляду Фолко, гномов и эльфийского принца предстало каменное ложе с выжженной надписью у его подножия "Поцелуйте меня в фалду".

 

 

Глава 17. А пошел ты в... Гондор.

 

Времени у нас мало, но я должен отбыть во Дворец своего дедушки. Я наберу дружину добровольцев, честь не позволит мне оставаться в стороне. Я извещу и Срединное Княжество - большую армию они не пошлют, но на несколько тысяч надеюсь.

Фолко, Торин и Малыш не ответили. Они подсчитывали в уме десять тысяч триалонов и пытались представить, на что их можно потратить. Поэтому, они даже не поняли, что, говоря о Срединном Княжестве, эльфийский принц имел в виду финансовую помощь, а вовсе не военный отряд. От приятных подсчетов их оторвал голос принца, споткнувшегося и растянувшегося на дороге.

- Во бля, - выругался светлый принц. - Какая-то сволочь веревочку протянула! Минуточку, это же место нашего предыдущего привала.

Фолко смущенно потупился.

- Здесь мы подождем тебя, светлый принц, а потом двинемся на Дур-Гулдур. С такой силой мы сомнем Олмера... - голос хоббита дрожал, ему было стыдно за свои мелкие пакости, но отказаться от них было выше его сил.

Спустя два дня Фолко и гномы, беспробудно игравшие в карты на десять тысяч триалонов, увидели столб пыли над дорогой.

- Наверное, это добровольцы, - обрадовался Фолко, втихаря запихивая в рот последний кусочек пайки, утаенной им от друзей.

- Нет, - печально заявил принц Фондю, возникая рядом с друзьями. Это идут те, кто отказался стать добровольцем. А добровольцев идти с вами вызвалось всего трое. Это Нивротт, Монпарнас и Мылохлор, - рядом с принцем из травы материализовались три эльфа.

- Да и у меня столько дел, столько дел, ну я пошел, удачи вам. Государственные заботы, знаете ли, и все такое, - с этими словами пресветлый принц исчез в кустах столь же бесшумно, как и появился

Фолко взглянул на пропитые физиономии эльфов-добровольцев и вздохнул.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.137.4 (0.045 с.)