ТОП 10:

Глава 7. Нууигад и все все все.



 

Гелийские горы приближались.

Если верить отрывному походному календарю Рогволда, то наступило одиннадцатое мая и все вокруг цвело и зеленело. Весна вступила в дорфакские леса, по крайней мере, до той их части, куда не добрался пожар, учиненный хоббитом. Но на душе у Фолко было пасмурно. После россказней Шантрапа и Пенопласта, а также пьяных бредней Келаста, Недаста и, особенно, Передаста, он вдруг ощутил, насколько мал тот, казавшийся ему необъятным западный мир. Другой мир, странный и непонятный, где на деревьях развешивали купцов и восславляли разбойников, постепенно раскрывал перед хоббитом все свои тайны. И этому миру, похоже, не было дело ни до магических колец, ни до магов, ни до черных властелинов. Ночная хозяйка (не путать с публичным домом), Леса Чакчак, Ущелье прыгающих горлумов и еще целая куча непонятных слов, все это было не из Красной книги, похоже, что и Саурон, тут был не совсем при чем.

- Какого хера, я вообще втравился в этот блудняк, - взволнованно думал Фолко. - Нафига мы с Торином завидовали походу Хранителей? После похода Хранителей все думали, что магия исчезнет из нашего мира, однако даже Галадрели свойственно ошибаться. На всякую Галадрель есть перфоратор с алмазным наконечником, - продолжал думать Фолко. - Превратились в безделушки и были немедленно проданы гномам три эльфийских кольца, после чего чтобы замести следы исчезновения реликвии, руководство эльфов организовало выезд своих подданных в Валинор. Потерю колец списали на возникшую спешку и путаницу, а на счету товарища Элронда в Валинорском банке волшебным образом появилось три тысячи мифрильных монет. Вдобавок перед отъездом, каждый эльф счел необходимым занять денег на дорогу у гномов-ростовщиков, в результате чего переселение было осуществлено в течение одной ночи. Спохватившиеся гномы застали в домах эльфов только кучи грязного белья, наваленного у самого входа. В результате три эльфийских кольца пошли в переплавку, пойдя на изготовление унитазов для платных туалетов. Неизвестно утратили ли свои свойства волшебные кольца, но эти туалеты стали пользоваться бешеной популярностью, ибо к ним ничего гм... не прилипало. Валинор же во избежание скандала закрыл свои границы для смертных, проведя незримую черту в море на окраинном западе.

И тут Фолко понял, что те, кто провел эту черту, невольно приумножили число соратников Олмера, ибо бессмертным эльфам ничего не стоило дождаться смерти займодавцев, а потом вернуться, как ни в чем не бывало обратно в Средиземье. Фолко вспомнил историю Нуменора, пошедшего войной на эльфов из-за отказа продать секрет бессмертия. Эльфы ссылались на запреты из Валинора, копирайт при производстве эликсира, налоги на копирайт и прочие маловразумительные причины и, в конце концов, чтобы люди отстали, продали втридорога Нуменору огромную партию настойки из мухоморов. Подписи на контрактах волшебным образом испарились, в результате чего весь Нуменор (правитель собрал со всего населения деньги на приобретение эликсира) оказался не просто на грани дефолта, а совершенно без средств к существованию. Промучившись головой и животом после настойки, жители Нуменора сначала прикончили последние запасы спиртного, а потом, когда буквально через два дня от старости скончалось несколько старейшин, похватали оружие и, направились на плотах, лодках и кораблях в сторону Валинора. Эльфы всегда были чрезвычайно осторожны и рассудительны, а уж завидев неисчислимое множество перекошенных от мухоморной настойки лиц, применили страшное, длинное и труднопроизносимое заклинание "Валаринженерагарина", в результате чего высвобожденная мощь Валаров низринулась на нуменорцев с небес. Из всего отряда нуменорцев в живых остался только предводитель, по кличке Ишак Назгуль (Великий назгул по нуменорски).

Поднявшаяся после этого волна возмущения всего свободного мира вынесла на политическую арену Средиземья предводителя Мордорской демократической джамахерии - Саурона Нигера, впоследствии переродившегося в темного владыку тьмы - Саурона Темного. Множество людей вставало в его ряды, только из-за того, что он выступал за Нуменорскую футбольную команду, ставшую в тот злополучный год чемпионом Средиземья...

Гелийские горы, невысокие и старые, сильно разрушенные водой и ветрами, набегами гондорцев, желавших отменить сделку по продаже Йайавротибора и Далинтоконевзада, (что, впрочем, не принесло им ничего, ибо поговорка "кто на свете всех жаднее" как нельзя больше подходила к обитателям подземных чертогов), находились в самой глубине дорфакских лесов. Давно уже занесло листьями кости гондорцев, а гномы принялись на вырученные деньги торговать с дорфаками и другими народами. У Малыша за незаконное сношение с несовершеннолетней самкой дракона в этих горах отбывал заключение один из родственников, некий Херрис, по кличке Длиннус, так что гномы надеялись получить помощь и поддержку, а также получить дотации на поселение в Гелии. Вдобавок Малыш лелеял мечту взять кредит в гномьем банке на развитие бизнеса.

Толстенные каменные створки ворот были широко распахнуты, в глубину уходил широкий коридор, заваленный бытовым мусором, живописно освещаемый множеством факелов.

Перед воротами расстилалось обширное торжище, сейчас по весеннему времени пустое, если не считать частокол из колов с насаженными на них ворами. На ворах, если можно так выразиться "лица не было" от ужаса и боли.

Но у самых ворот то и дело шныряли всякие темные людишки и гномы. То толпа гномов гналась за каким-то воришкой, то толпа стражников гналась за гномом, обсчитавшем полгорода на своих волшебных весах. У самых ворот стоял маленький трактир, из окон которого то и дело вылетали полупьяные посетители, причем, невзирая на расу, вылетали они не по своей воле, а приземлившись, тут же бросались обратно в трактир, из которого они вновь вылетали через окно. Словом жизнь на Гелийском торжище кипела вовсю, напоминая "вечный двигатель".

Разведчики дорфаков Келаст, Недаст и Передаст остались на постоялом дворе, а наша неразлучная троица направилась в Гелию.

Шаги гулко отзывались эхом, Фолко испытал чувство, словно он снова в Мории, хотя своды и отделка, надо признаться заметно уступали Морийскому царству гномов, то есть были вообще ниже всякой критики.

От главного тоннеля ответвлялись боковые коридоры, все больше и больше погруженные во мрак. Оттуда из мрака то и дело доносились глухие удары, крики избиваемых, звук раздираемых карманов и звон монеток, поменявших хозяина. Туристы с подбитыми глазами встречались все реже и реже. На путников уже поглядывали с любопытством, но военная выправка, огромный даже по меркам людей рост Малыша и зловредная ухмылка хоббита останавливала даже самые горячие и бесшабашные головы от непродуманных поступков. Вместо того чтобы набросится на немногочисленных чужаков и разделить их имущество, подгорные обитатели Гелии с почтением кланялись и спрашивали, что слышно о Дори Бесшабашном, чьи рати, согласно последнему рудному эху, вышли из Эребора и направились прямиком в Морию.

Фолко настороженно косился на прохожих, то и дело, хватаясь за рукояти своих метательных ножей. Торин и Малыш отвечали на вопросы сдержанно, стреляли сигареты и зажигалки, рассказывали скабрезные анекдоты про Дори, словом вели себя, как дома.

Хоббиту Гелийское поселение показалось очень уютным и опрятным, особенно после посещения дорфакских владений. Шелуха из-под воблы на полу не валялась, как оказалось позднее, из нее варили уху. Фолко с удивлением узнал, что в Гелии не было короля, последнего монарха заживо сварили в ухе из шелухи, которой он кормил всех гномов, экономя на государственных расходах. Королем с тех пор быть никто не захотел, а вот к баланде из шелухи скаредные гномы привыкли, ворча, правда, что та самая, "королевская" уха (то есть уха из короля) была гораздо вкуснее. Поставки шелухи велись дорфаками, экономные гномы заключили с ними договор на вывоз мусора из-под воблы, а недавно, гелийские гномы наладили производство супов из шелухи быстрого приготовления. Под большим секретом, хоббит узнал, что уха 5 сорта (сваренная не менее пяти раз), засушенная и расфасованная в пакетики идет на экспорт оркам. В качестве дополнительный ингредиентов в сухой суп добавлялся мышиный "изюм". Все это им сообщила родня Малыша, Фрепир, Дис, его жена и их дети Аншлак, Пасторшлак и сестра их Вамин. Дис, как понял Фолко, вообще работала стенографисткой у Председателя Совета Гелии. Она умела печатать со скоростью не менее чем тысяча слов в минуту, и говорить со скоростью пять тысяч слов в минуту. К счастью для ее мужа, он был с детства глухим, и потому очень сильно удивлялся, почему их семью никогда не приглашают в гости. Сам он работал кузнецом в оружейной мастерской, и не уставал нахваливать свою продукцию, в основном ту, которую не купили по-дешевке даже скаредные дорфаки. Торин с усмешкой глядел на кучу разложенных алебард, кинжалов и мечей, пока, наконец, не выпростал из-за спины свой топор и с громким хеканьем, разрубил всю связку одним ударом. Фреир смущенно закатил глаза к потолку пещеры и виновато пошаркал ножкой. Разговор постепенно перешел на серьезные темы.

- Этой весной Олмер засылал к нам своих людей, - заявил Фреир. - Предлагал производить продукцию в кредит, а первый взнос (десять процентов) обещал внести награбленным и краденым имуществом. Да только у нас дураков нет, грабителям и душегубам продавать оружие, да еще и в кредит. Наш Совет им отказал, хотя я знаю, они нашли с десяток ренегатов, согласившихся работать в кредит. Но самого главного я вам не рассказал.

С его слов лет сто назад в Гелии появился странный пришелец с востока. По виду и языку гном, но не из Дьюринова колена и не из шести остальных праотцев. На голову выше любого обитателя Гелии, он обладал чудовищной силой и владел чудесными секретами мастерства. Заперевшись на месяц в своей келье, он выпил три ящика эльфийского "здравура де люкс", а потом за одну ночь выковал чудесный клинок. Правда, злые языки говорили, что ничего он не ковал, а просто достал клинок из своего заплечного мешка, но после того, как недоброжелателей кто-то поймал во тьме коридоров Гелии и отрезал им языки, подобные толки быстро смолкли. Из его рук выходили такие замечательные камни, что раз взглянувший на них, тут же лез за кошельком. Пришелец назвал себя Нууигадом. (Фолко удивился, ибо Нууигад по-эльфийски означало просто "гном"). За сто лет пришелец сотворил всего пять или шесть камней, но они принесли ему и богатство и славу. И проблемы с местной налоговой инспекцией. В конце концов, он отдал все заработанное безвозмездно Совету, сказав, что ему не нужны проблемы и он не олигарх. Кроме этого, он прославился еще и тем, что давал дельные советы, а потом еще и начал предсказывать. Он предсказал нашествие кочевников с Востока, когда лишь объединенные ватаги гномов, дорфаков и войск Торговой Области в тяжелой битве окружили и разбили наголову вдесятеро уступающий им по численности отряд истерлингов, просто заблудившийся на местности. А за несколько лет до появления Олмера он предрек появление Короля-за-Грядой, но предсказание оказалось настолько страшным и запутанным, что пока он сам и куча переводчиков расшифровали его, было уже поздно. Над грядой уже развивался страшный белый флаг с черной короной и устрашающей надписью "Боромиры-короли!"

Фолко похолодел. Мир начал терять вокруг свои четкие очертания. Он почувствовал, что вот он шанс, которого может не быть.

- Как увидеть Нууигада? - только и смог вымолвить он.

- Я провожу вас, - спустя полчаса после того, как хоббит и гномы, наконец, сумели объяснить глухому сородичу, что от него хотят, сказал Фреир. - Он еще никому не отказывал.

Нууигад вышел к ним сам, похоже, он знал об их появлении. Он был действительно очень высок для гнома, почти такой же высокий, как и Малыш, он был гораздо более широк его в плечах, черная густая борода спускалась ему до пояса, концы волос были обожжены. Но больше всего Фолко поразил цвет его кожи. Нууигад был Черным Гномом.

- Здравствуйте, я давно ждал тебя и твоих спутников, - плавно и певуче произнес Нууигад, с этими словами он провел наших героев к себе в келью. Они с удивлением увидели посреди его огромной кельи пропасть, огромный ручей, мини-водопад и дорожку для боулинга. Все стены его кельи были покрыты драгоценными камнями.

- Так вот, как ты камни "гранишь", - с восторгом заявил хоббит. - Просто от стены отколупываешь, да?

Но Нууигад оставил ехидную реплику хоббита без ответа.

- Вы бросили свою долю на чашу весов Средиземья, - сообщил Черный Гном, а я помогу вам, ибо я тот, кто придумывает черный юмор, - наши герои переглянулись. - А умирать, смеясь, гораздо лучше, чем умирать, умоляя о пощаде. Будьте уверены, когда придет ваш последний час, вы сможете доблестно покинуть этот мир, смеясь.

- Спасибо, но мы не настолько торопимся откидывать сандалии, - вежливо возразил хоббит. - Лучше помоги нам пройти по пути мрака и все такое, а то мы уже больше года болтаемся как фанера над Минас-Тиритом. Или на крайний случай предскажи выигрышные номера в лотерею на следующую неделю.

- Хорошо, - вновь певуче произнес Нууигад. Я помогу вам. Но то, что я вам покажу и скажу должно остаться между нами, - Вы заслужили это, к тому же мне вчера позвонил на мобилу Радагаст Карий и просил за вас. Я ему многовато задолжал, наверняка не обошлось без пары тузов в рукаве, но что делать, что делать.

- Итак, вы идете по следам Олмера Боромировича Денеторского, Короля-без-Королевства. Вы надеетесь избавить все Средиземье от новой опасности. Кстати, Радагаст рвет и мечет, кто-то испортил ему "диктофон-говорун".

- Да? - притворно удивился Фолко. А что, собственно говоря, случилось?

- Да его попугай-летающий диктофон сошел с ума, - кто-то впихнул в него парочку лишних мегабайт информации, - объяснил Нууигад. - Теперь Радагаст в отчаянии, ему придется обучать этому своего придурковатого гуся, которого он подобрал на помойке. Гуся кто-то отметелил доской с гвоздями, зато полоумный гусь научился говорить что-то типа "я - белый орел". Мы все так смеялись, так смеялись с Орлангуром, - улыбаясь, сообщил Черный Гном.

- А кто такой этот самый Орлангур? - хотел поинтересоваться зардевшийся Фолко, но не смог перебороть себя.

- Не ищи Олмера в его лагере, его там нет. Он ускакал к хазгам, попутно искать места падения Небесного огня. Он думает о Тропе соцветий и о Доме Высокого, полагая, что там находится клад Ореме. Ждите его возле Дома Высокого. Ибо он уже не тот Олмер, которого вы могли бы убить в далеком отсюда Ануминнас-тауне.

- Почему это не тот? - удивился Маленький Гном, размахивая своим любимым молотком. - Один удар молотком по голове и его унесут на носилках.

- А что такое Дом Высокого? - спросил любознательный хоббит, пытаясь незаметно отколупать от стены один из драгоценных камней. Однако оказалось, что все камни всего лишь искусно нарисованы на стене кельи. Фолко с досады плюнул в пропасть.

- Дом Высокого, ты увидишь сам, я не могу говорить вам о нем, от чистоты ваших помыслов зависит, пробьетесь ли вы к нему. А почему Олмер не тот, я могу сказать лишь, что страшная и неведомая сила изменяет его природу. А вот откуда взялась эта его сила, сказать не может никто. Но истоки его силы наверняка - наследие Саурона, быть может, он нашел парочку эльфийских векселей с бланковым индоссаментом, пропавших еще во времена Исилдура. Они обладают значительной финансовой мощью, ведь над ними не властна инфляция, а набежавшие проценты вскоре перекроют всю стоимость Средиземья, вместе взятого. Короче, все будет зависеть только от вас, что вы сможете разузнать.

- Тогда чем же можешь помочь нам именно ты? - рассердился Фолко.

- Подсказать и направить, - сказал Нууигад. - И не мешкайте, времени мало. Если вы не выполните волю Радагаста, он не выполнит свой долг перед Советом, то вам уж точно трындец будет. Заградотряды, в отличие от вас, выполнят свою миссию в любом случае. Поверьте, им это сделать будет гораздо проще, чем вам.

- И это все? - хмуро осведомился Торин.

- А фули вам еще надо то? - удивился Черный Гном. - Я могу предсказать, что вы пройдете владения Ночной Хозяйки, одолеете бурные реки и высокие горы. И помните, Дом Высокого интересует его даже больше чем Небесный Огонь, поэтому там у вас больше шансов. И вообще ищите ответы на свои вопросы в Черном замке. А в каком не скажу, Весы, Равновесия и все такое. Если бы не эти законы, мы бы давно вручили вам атомную бомбу и кирдык. Но вот то, что висит у меня на стене, это типа карта, ее я мог забыть случайно, а вы могли бы случайно ее того, скоммуниздить, - продолжал рассказывать Нууигад. - Кстати, а где она? - удивился он.

Маленький гном смущенно отвернулся, фальшиво насвистывая какую-то песенку. Взоры всех устремились на него. Нууигад хмыкнул.

- Если пойдете вдоль гряды, то бойтесь голубого вихря. Он приносит несчастье.

- Че еще за голубой вихрь? - удивился хоббит.

- Это то, что осталось от некогда Великого, но затем Падшего, который посчитал себя Сильнейшим, но у него не срослось и обломилось, короче это остаток его сущности, силы и злобы. Короче вы поняли, а не поняли, все равно не могу сказать. Ты узнаешь его сам, хоббит. Держи крепче лук и не нагибайся, если уронишь мыло в бане. Не жалей эльфийских стрел. Они устроены так, что возвращаются к хозяину, если их не унесут раненые враги или (если промахнешься, хе-хе) друзья. Ты заметишь приближение голубого вихря, но помни, он не должен вас коснуться.

- А типа можно тебя спросить о результатах лотереи на следующую неделю? - поинтересовался Фолко.

- Нет, так каждый дурак бы выигрывал. Результаты лотереи присылают из самого Валинора, и предсказать их я не могу.

Фолко пожал плечами.

- С кем мы встретились в Мории? - решил поинтересоваться Торин. - Только хватит всякую муть на уши вешать, мы в гимназиях не обучались, а вот промеж глаз запросто можем съездить.

Тем временем, из пропасти, раздиравшей "скромную" келью Нууигада раздался рев сантехника, ремонтировавшего на дне пропасти канализацию. Это плевок хоббита долетел до лба сантехника.

- Убью бля! - донеслось до наших друзей.

- Да, ты умеешь заводить друзей! - Торин похлопал хоббита по плечу.

- В Мории вы столкнулись с Пожирателями Скал. Это ужасный плод группового секса между Балрогами, Макдональдсами и порождениями Подгорной Тьмы. Много веков они спали, но какая-то мохноногая подлюга их разбудила, и они направились прямо на Запад. Они выгрызают в скальной плоти земли огромные туннели, ведущие далеко на Запад.

- Но как им противостоять? - ужаснулся Фолко. - Я совсем недавно вложился в акции компаний по строительству королевской автострады, они же, мля, обанкротятся, когда все их автострады рухнут в бездну!

- Не знаю, - вздохнул Нууигад. - Вам могли бы помочь в этом Черные Гномы. Говорят, они имели дело с подобными созданиями. Но будьте осторожны. Черные Гномы это не тангары, запомните это, Торин и Малыш. У Черных Гномов свой путь в этом мире, им нипочем Гнев Моря, Гнев Ветра, или Гнев Кредиторов. Их можно убедить, но их нельзя запугать, а найдете вы их в Черном Замке.

- Но ты же сам Черный Гном! - воскликнул Фолко. - И нужно же послать сообщение Кирдэну, председателю совета директоров компаний по строительству автострады, чтобы они перестали вбухивать деньги коту под хвост!

- Уже послано, - печально сказал Нууигад. - А насчет меня, не могу вам ничего рассказать, скажу лишь, что по моей вине деньги Черных Гномов были вложены в свое время в акции компаний по производству вечных двигателей, и с ними случилось то же, что и с Кольцом Всевластья. Мне тогда удалось все свалить на Саурона, но осадок неприятный остался, так что я теперь Ренегат- Изгнанник. К счастью, у Гелии нет договора об экстрадиции с Черным Замком, поэтому я здесь и живу.

- Черный Гном, Черный Замок, завтра еще Черный Плащ появится, - проворчал Фолко. - Что же нам делать-то?

- Я уже сказал, остановив Олмера, вы остановите лавину. Он тот камешек, который способен сорвать с гор лавину. Он как налоговая декларация, которую вы забыли заполнить. Устранив его, вы сможете спасти Средиземье. Но если вы не успеете, то лавина поглотит вас и всех нас.

- А кто такая Ночная Хозяйка (не путать с публичным домом) и как ее победить? - спросил Малыш, шмыгая носом.

- Если встретитесь с ней, бегите, против нее нужна магия.

- Вот это по мне, - радостно встрял Малыш. - Отступать и не сдаваться, - вот наш девиз!

- А если Олмер начнет войну, на кого ставить у букмекеров? - вновь встрял хозяйственный хоббит.

- Ответ на этот вопрос не знают даже Валары, - вздохнул Нууигад.

- Откуда столько нечисти вокруг, - проворчал Торин. - Я в Красной Книге про такое и не читал вовсе.

- В мире много вещей, друг Горацио, о чем ты и ухом не видывал, ни глазом не слыхивал, или наоборот, я точно не помню.

- А если попроще? - скривился хоббит.

- Ну, если попроще, то ты даже представить себе не можешь, сколько всяких духов, призраков и просто отстоев продались в свое время Тьме и каждый из них, старался, чтобы его запомнили, в связи с чем творил то или иное исчадие Тьмы, причем все кто во что горазд. А те в свою очередь принялись размножаться как китайские кролики. А когда владычеству тьмы приходил конец, они бежали все сюда, на восток, поскольку у Валар досюда руки коротки. И кстати, на вашем месте я бы не полагался бы на свои мифриловые доспехи. Есть на свете один меч, меч настоящего джедая, его в свое время выковал сам Эол, темный эльф. Он его выковал сам из упавшего с неба огненного железа. И ни один земной металл, включая мифрил, не в силах противостоять ему. Эол вообще выковал штук двадцать таких мечей, но восемнадцать из них замыкало, уничтожая при этом своих обладателей, а еще один Турин Турумбар, неосторожно включил, ворочаясь во сне, да так, что тот пропорол его насквозь, после чего меч замкнуло. Короче все умерли, вот такой вот конец. Сейчас этот меч где-то в Гондоре. Многие пытались его купить. Еще больше его пытались украсть, пока король Арагорн не проиграл его в карты сыну Боромира. Чтобы не отдавать меч, Король вызвал сына Боромира на поединок, мотивируя это тем, что он осмелился поцеловать руку его жене. Что произошло неизвестно, но говорят, что Арагорн порубил парня в капусту, а меч выронил в реку. Парня потом выслали по кусочкам королевской почтой домой, в двух или трех посылках стандартного размера, а меч джедая Арагорн на радостях куда-то прое..., гм, ну в смысле дел куда-то. Короче остерегайтесь его, ибо никакое другое оружие не сможет пробить вашу броню. А сердце подсказывает мне, что этот клинок скоро может вновь увидеть свет.

- Полундра! - заверещал Фолко. - Мы так не договаривались! Неужели на всем пути нам будет попадаться только одна нечисть?

- Нууигад внимательно посмотрел на него.

- Эльфы считали, что страх может привести к загрязнению штанов, поэтому избегали давать черные пророчества. Поэтому утешу тебя, мой смелый хоббит. Хорошо бы тебе, миновав, Опустелую Гряду, Леса Чакчак, и земли хазгов, отклониться к северу, к великому лесу Бомборбия, по эльфийски Кер-Гу-Ду, в переводе, Лес Рока и Секса. Там вы наверняка можете встретить кого-нибудь из эльфов Аварии. Если Вам повезет, то они вам помогут. Если не повезет, незабываемые впечатления от эльфийского секса вам обеспечены.

- А сумеет ли Олмер добраться до Дома Высокого? - спросил осторожный хоббит. По книгам Билл-Бо он знал, что тот, кто хочет заполучить эльфийский секс, должен быть готов ко всему. В том числе и к тому, что вместо эльфийки ему попадется сексуально озабоченный эльф. Больше всех об этом написано Билл-Бо со слов несчастного Горлума, который в свое время немало времени провел в застенках у эльфов.

- Может и сумеет, - задумчиво сказал Нууигад. - Он сейчас набирает силу и вес, многие, кто мог бы преградить ему дорогу, отступят перед его силой.

- А кто такие, эти, ну, как их там, мать их за ногу, не помню кто, словом нечисть всякая? - спросил Малыш, просто для того, чтобы спросить что-нибудь.

- Гурры? - спросил Черный Гном. - Это что-то типа орков, только их делают из мертвых гномов, их в свое время вывел Великий Враг. Они злые, упорные, и если орки ненавидели всех, включая себя и своего Повелителя, то гурры считают его божеством, которое дало им жизнь, научило пить, курить и ругаться матом. Поэтому они злее и упорнее орков, они мастера протянуть где-нибудь парочку веревочек и вырыть ямы, так чтобы противник был искалечен до конца жизни. Как и гномы, они искусны в рытье тоннелей и подземного строительстве, но сохранили и какие-то познания в черном лиходействе, могут загипнотизировать противника и дать ему кайлом по кумполу. Здесь нужно тайный напиток гномов под названием "гномья сивуха". После него глаза расходятся в беспорядке, и загипнотизировать противника практически невозможно. Что тут посоветуешь, держи клинок крепче.

Кроме гурров, за лесами Чакчак обитают хегги и ховрары. Хегги издавна жили на склонах гор, сбрасывая мусор к его подножиям. Если бы не эта привычка, наверняка был бы славный народ. Но постоянные склоки с соседями, а потом и дружба с Сауроном, восстановила против них всех окружающих. Саурон оказал военную помощь хеггам, и те присягнули ему на верность. А король хеггов принял из рук Саурона Кольцо и стал назгулом. И что удивительно, когда Саурон пал, хегги не сдались на милость победителя, а продолжали упорствовать в своих черных замыслах. Они воздвигли крепости в труднодоступных местах и, в конце концов, на них плюнули. Они овладели искусством злого колдовства, которое извещает их обо всех попытках нарушить их границу. О нем ничего неизвестно, кроме того, что оно воет дурным голосом, стоит пересечь невидимую границу, а сами хегги называют его "аларм".

Под стать им и их соседи ховрары. Они с незапамятных времен служат Ночной Хозяйке, их земель ты никак не минуешь. Это крайний форпост земель , подчиненных Немытому Когтю, как еще называют Ночную Хозяйку. Но не сможет ее миновать и сам Олмер, интересно как он с ней сладит. Самое интересное, что она смертна, каким-то образом продолжает свой род. Та, что правит сейчас, появилась впервые в этих местах лет триста тому назад, во время большой разборки с Сауроном. Ховрары не знают магии, но за их областями, уже за Великим Хребтом, есть области Великого Орлангура, и это, самое страшное из всех место.

Орлангур и его Брат Демогоргон - третья сила, пришедшая в мир. Откуда он взялся, и откуда у него еще и брат есть, неведомо самим Валарам. Посланные туда рати не вернулись домой, а те, кто уцелел, сошли с ума, повторяя услышанное в бою страшное заклинание "В чем сила брат? У кого правда, у того и сила, брат. Солнце, небо голубое, это все мое, родное. Не брат ты мне, гнида черножопая, не брат".

Наша неразлучная троица с интересом вслушивалась в такие простые, и вместе с тем понятные для каждого слова. Фолко сразу же вспомнилась родина.

- А за областями Орлангура и Демогоргона лежит Серединное княжество. Там все равны между собой. Но некоторые равнее других. Это самое древнее княжество в Средиземье, оно сплотило в незапамятные времена людей и Черных Гномов. В свое время они схватились с эльфами аварии и в самый ответственный момент раздачи звездюлей, на поле брани приперся Саурон со своим бесчисленным войском. На него ополчились и те, и другие, в результате Саурон позорно бежал, потеряв половину войска, и больше в эти области не совался. Когда-то Ореме Великий (сказочник), странствующий по Средиземью, неожиданно наткнулся на них после очередной продолжительной попойки и был немало удивлен их умениями в области подделки кредитных эльфийских карт и виртуозным владением трехэтажным матом. И он научил их многому, и они научили его тоже (впоследствии Ореме Великий (сказочник) был осужден эльфийским судом за продажу поддельных эльфийских грамот на въезд в Валинор), но еще больше они переняли у Черных Гномов, которые щедро делились с ними знаниями и награбленным, в смысле завоеванным после великой битвы с Сауроном имуществом. Но и Серединное княжество не предел. За ним расстилаются благословенные земли вокруг внутреннего моря Хинин, вокруг одного из заливов, носящего красивое название Гуимпленрассол, что, по-эльфийски, означает Воды Пробуждения (после похмелья), прославившиеся чудесным источником, испив из которого на следующий день после какого-нибудь праздника, избавляешься от жуткого похмелья, а во рту ощущаешь нежный привкус рассола из маринованных помидор и огурчиков. Вам должно быть знакомо название этих мест, ведь во всем Средиземье рассолы продают под этой маркой. И по сей день на берегу стоит серебристое здание заводика по производству этого божественного (Нууигад мечтательно закрыл глаза) напитка. И по сей день рядом с заводиком высится гордое здание коттеджа директора заводика, товарища Илвэ, короля эльфов Авари.

Наступило молчание. Молчал бесстрастный Нууигад; молчали потрясенные гномы; молчал потрясенный Фолко, захваченный величественной панорамой нехоженых земель и обиталищ тайных сил. Перед ними в воображении нарисовалась вожделенная бутылочка божественного напитка Гуимпленрассол. Все дружно сглотнули слюну. Фолко вдруг вспомнил о рассказах Билл-Бо о Томе Бомбадиле, который потчевал его рассолом, невиданной крепости и божественного вкуса. И Фолко решился на вопрос.

- А кто такой Том Бомбадил?

- Он бывший директор этого завода, - Нууигад вздохнул, - Он пришел извне, служил еще Первым Слугам Стихий, ведь они тоже любили выпить, и у них тоже по утрам раскалывалась голова после здравура.

- А кто такие Первые Слуги Cтихий?

- Это всякие там майяры и хуйяры, - улыбнулся Нууигад. - И не верьте так слепо всяким там эльфийским преданиям о Днях Творения. Большинство этих сказок написал Ореме Великий (сказочник), причем именно в то время, когда он еще не открыл для себя сказочного напитка с берегов Гуимпленрассола, так что мало ли что напишешь, если раскалывается голова после очередной эльфийской оргии. Да и Валары открыли эльфам не больше того, что хотели. Не только майяры служили Силам Арды. Немало всяких помощников вышло и из Серых областей Унголианта, вот их-то и прозвали хуйяры. Злые языки, правда, говорят, что им прозвища дали любвеобильные эльфийки, но как бы там ни было, Бомбадил один из них, и я немало знаю еще таких как он, шляющихся по всему Средиземью. Причем все они в свое время нажили себе нехилый капитал, работая на Заводе в свое время директорами и главными инженерами, за что их потом со скандалами выперли.

- А это, - смутился Фолко.- Я читал Красную книгу, там говорилось о магах, Редборе и Фендаре. Что с ними сталось?

Странный огонь блеснул в глазах Нууигада Редборовича. Он отвернулся и помолчал.

- Один из них женился на гномихе. Другой на троллихе, - тихо сообщил Нууигад.

Дружный гогот заполонил келью. Оба гнома принялись кататься по полу от смеха. Нууигад замолчал и отвернулся.

Смеялись гномы так долго, что даже радушный Нууигад не выдержал и выгнал их из своей кельи. Хоббит, пока Нууигад "радушно" прощался с гномами, высморкался в пропасть. Крик, раздавшийся внизу спустя полчаса, перепугал не только Нууигада, но и всех окрестных гномов.

 

 

Глава 8. Голубой вихрь.

 

Наши герои же, на следующее утро уже вместе с дорфаками шагали дальше. Впереди перед ними лежали болота, затем кручи отрогов Опустелой Гряды.

Первое, что бросилось в глаза хоббиту, это отсутствие птиц и зверей вокруг. Зато в изобилии встречались банки из-под пива, пластиковые бутылки и засохшие недоеденные гамбургеры встречались на каждом шагу, куда ни кинь взгляд. Фолко, прислушиваясь к себе, и пытаясь угадать. Откуда может идти опасность, не мог почувствовать ничего определенного, только смутное беспокойство.

- Неужели близится назначенный конец света, - думал он, выбрасывая пустые бутылки в придорожную траву. - Гэндальф, Гэндальф. Где же ты! Нам так нужна помощь, ибо скоро все Средиземье будет застлано пластиковыми отходами, а армия Олмера завоюет весь мир.

Они медленно, с трудом, пробивались к северу. Ночами Фолко все больше и больше лежал в бесчувственном состоянии, напиваясь, как сапожник, и смотря в небо на звезды. Торин и Малыш составляли ему компанию. В одну из таких ночей, хоббиту начали слышаться голоса. Сегодня ему послышался голос его клинка, подаренного Олмером.

- Из всех на свете артерий, я сонную люблю обрывать, - пел тонким голосом клинок. - Что зимой и летом одним цветом? Конечно, КРОВИЩА!!!! - слышал Фолко.

- Плохо дело, - подумал хоббит. - В последний раз со своим клинком разговаривал Турин Турумбар, а потом заснул и накололся на свой клинок. Меч, стоимостью в пол-Средиземья сломался, о чем потом долго жалели наследники Турина.

Фолко, словно по наитию, обнажил клинок и порезался об него. Кровь хлынула на клинок, и тот завопил как бешеный.

- Зашибись, еще давай, еще!

Хоббит очумело уставился на окровавленную руку, с которой стекала кровь. Клинок вопил еще с полминуты, а потом, сказал:

- Ты первый, который догадался меня напоить своей кровью. Теперь никогда я не смогу даже случайно убить тебя или сделать тебе вред. И высока и удивительна судьба твоя, ибо мошенник ты, и сволочь последняя, дядюшку своего на ржавые гвозди кинул, прямо как мой создатель, но он покруче тебя будет, закатал своего богатого дядюшку в эльфийский бетон, набрал кучу долгов от имени Совета Магов, кинул Белый Совет, половину Валинора и ухитрился зажилить деньги у самого Саурона. Но и ты тоже хорош, так что будешь стоять всего лишь на одну ступень ниже моего создателя и, клянусь тебе, что никогда не выскользну из твоих ладоней и найду щель в любой вражеской броне. Я помогу тебе замочить кучу врагов.

Фолко обрадовано откинулся и заснул. Разбудившие его гномы встревожились количеством разлитой вокруг него крови, но он принялся рассказывать про чудесный клинок, и был поднят на смех.

- Опять напилась маленькая подлюга, как еще других не перерезал с пьяных глаз, - таково было мнение гномов. Дорфаки с испугом отшатнулись, глядя, на налившиеся кровью маленькие глазюки хоббита.

- Че уставились, передасты дорфакские, - заорал хоббит, глядя на осуждающие лица дорфаков. На гномов он кричать поостерегся, видя, что и у них состояние глубокого похмелья. - Развелось панимаешь, келастов, недастов и передастов. Плюнуть, и то некуда, - к этим словам хоббит присовокупил плевок. Как и следовало ожидать, плевок пришелся в Передаста. Негодованию последнего не было предела. Но, связываться с хмурым хоббитом, Передаст не решился.

Следующий день отряд, страдая от похмелья, долго плелся кругами по направлению на север, пока случайно не наткнулся на свежие отпечатки копыт. Знаток-следопыт Торин заявил, что подковы сделаны в Изельгриде, гномом-рангтором Изельгадом, полтора года назад по заказу Олмера Великого, тиражом 4 штуки.

На вопрос хоббита, откуда он это все прочитал, гном хвастливо отмахнулся, заявив, что только настоящий следопыт умеет читать по следам. Фолко долго ломал голову, пока не глянул на отпечатки копыт. Ему сразу все стало ясно. Гномы-рангторы, в целях хвастовства на подковах выгравировывали всю необходимую информацию, так что по отпечатку можно было прочитать не только то, что сказал Торин, но и пару скабрезных бородатых анекдотов про гнома и эльфийку.

Шел июль месяц, а они забирались все дальше и дальше на север, в поисках места падения Небесного Огня. Фолко, все еще слабый после внушительного похмелья и отсутствия рассола, а также после потери крови погрузился в какое-то безразличие. Он перестал подкладывать кнопки в спальные мешки своих спутников, связывать шнурки их ботинок вместе и, даже, перестал по ночам играть на балалайке. Все спутники беспокойно ворочались и плохо спали ночью, предполагая, что хоббит задумал очередную пакость (к заунывным трелям балалайки за долгое время пути они уже привыкли как к колыбельной).







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.137.4 (0.037 с.)