ТОП 10:

Царская гробница под курганом



 

Летним вечером 336 года до Р. Х. Филипп II устроил в старой столице Македонии Эгах торжества по случаю бракосочетания своей дочери и молосского царя Александра, родного брата оставленной им жены Олимпиады, от которой Филипп имел сына Александра. Сопровождаемой свитой царь шел в театр, где должна была состояться заключительная церемония бракосочетания. Проход был слишком узок, чтобы разом впустить всю свиту, поэтому под свод вступил сам Филипп, два Александра — зять и сын, Молосский и Македонский — и телохранитель Павсаний. Внезапно оттолкнув будущего царя мира, Павсаний вонзил в Филиппа кинжал и бросился бежать. Другие телохранители догнали и убили его. Официальная версия гласила, что Павсаний совершил акт кровной мести, отомстив Атталу, на дочери которого, Клеопатре, последним браком был женат Филипп. Однако все македонцы знали, что план покушения разработан тремя людьми: брошенной женой Олимпиадой, сыном Александром и Александром Молосским. Доказательств этому даже не надо было искать, все они были на виду, но не об этом речь…

Профессор университета в Фессалониках М. Андроникос никогда не сомневался, что под Большим Курганом возле деревни Вергина нужно искать царскую гробницу. Он, правда, не рассчитывал обнаружить что-то ценное, ибо по сохранившимся письменным сведениям знал, что царские гробницы в древних Эгах разграблены галльскими наёмниками ещё в 274 году до Р. Х. Но не могли же те вынести всё, — скажем, мраморный саркофаг или фрески со стен.

Царская гробница; схема

 

Большой Курган находился среди некрополя малых курганов, которые датировались временем от 1000 года до начала н. э. и раскопки которых уже дали превосходные результаты. В диаметре Большой Курган имел 110 метров, высота его — 12–14 метров.

Полный надежд, 31 августа 197 7 года Андроникос приступил к раскопкам. Почти сразу же в подножии холма археологи наткнулись на разрушенное до основания строение, которое оказалось святилищем Героев (Герооном). Это открытие ещё больше окрылило Андроникоса, и действительно скоро «показалась» подземная гробница прямоугольной формы (3,5 х 2 метра, высота — 3 метра). Оказалось, что она была почти подчистую разграблена в древности. Грабители оставили археологам несколько черепков и разбросанных в беспорядке костей. Однако, как и предполагал археолог, он был вознагражден настенной живописью, сохранившейся на трех стенах из четырех. Особенно потрясала композиция, выполненная в лучших традициях монументальной живописи и изображавшая похищение Плутоном Персефоны. Владыка подземного мира, стоя на колеснице, одной рукой сжимал узду и скипетр, а другой обнимал обнаженный торс молодой богини, от горя заломившей руки. Впереди колесницы бежал Гермес, позади — упавшая на колени от ужаса подруга Персефоны. По осколкам керамики гробница датировалась серединой IV века до Р.Х.

Теория и практика археологии учит, что любой курган должен быть раскопан до конца. Андроникос решил следовать науке и не прогадал. В начале октября к северо-западу от разграбленного помещения он обнаружил карниз фасада еще одной гробницы — большой камеры со сводчатым перекрытием, какие характерны для Македонии. С тяжкой мыслью, что и здесь придется идти по «проторенному пути», Андроникос взялся за расчистку фасада. Оказалось, что вход в гробницу оформлен в виде архитектурного сооружения с дорическими колоннами и сохранившими раскраску триглифами и метопами. Над дверью находился фриз длиной в 5,5 и высотой в 1 метр, он изображал всадников с собаками, которые охотились на оленя, льва и кабана. Вглядываясь в лица всадников, Андроникосу показалось, что он узнает Филиппа и Александра, но он пока отогнал эту мысль.

После полной расчистки большая двустворчатая мраморная дверь неожиданно предстала нетронутой. Несмотря на обилие древнегреческих находок, это была первая дверь обнаруженная целой и запертой. Открывать её без риска нанести неожиданный ущерб и фасаду, и тому, что за дверью, было нельзя. Но из долгого опыта раскопок Андроникос знал способ, с помощью которого грабители легко проникали внутрь, не причиняя вреда конструкции: надо было убрать центральную плиту перекрытия, основной камень, который подпирался боковыми сторонами свода. Для этого требовалось расчистить всю крышу, чем и занялись немедленно. Тут обнаружили груду сырцового кирпича со следами огня, два железных меча, наконечник стрелы и фрагменты конской сбруи. Так как все вещи побывали в огне, следовало, что сюда их принесли из погребального костра. Сама гробница оказалась длиной 10, шириной 5,5, высотой 5 метров. Внутри она была перегорожена стеной из сырцового кирпича с мраморной дверью.

8 ноября 1977 года все было готово к вскрытию гробницы. Когда убрали камень, Андроникос спустился по веревочной лестнице в заднее помещение, которое было главным. На полу сохранились остатки мебели, вероятно, погребального ложа со скульптурными миниатюрами людей из слоновой кости (позднее Андроникос определил, что это портреты Аминты и Эвридики, родителей Филиппа, самого Филиппа, жены Филиппа и Александра). У западной стены стоял мраморный саркофаг. Справа в углу камеры лежали серебряные и глиняные сосуды: ойнохои, флаконы, тазы, ситечко, идентичные найденным в курганах Керчи, на Тамани и в Карагодеуашхе (Прикубанье). В левом углу находились оружие и утварь. На железном треножнике стоял котел с подвижными ручками, как из Семибратных курганов. Наибольшее любопытство вызвал фонарь в форме фистулы с ажурными стенками и часто пробитыми дырками, внутри помещалась глиняная лампа на железном основании. Тут же находились бронзовый футляр круглого щита и распавшийся на части парадный щит, когда-то изготовленный из дерева, кожи, слоновой кости и золота. Из другого оружия — первый македонский железный шлем, меч в деревянных ножнах с навершием из слоновой кости, железный чешуйчатый панцирь, украшенный спереди шестью головками львов, подобными найденным в Керчи.

Понадобилось некоторое время на то, чтобы зафиксировать, очистить, скрепить и вынести весь погребальный инвентарь. Только после этого приступили к вскрытию саркофага. Уже сделанные находки позволяли надеяться, что и от содержимого саркофага надо ждать приятных неожиданностей. Так и оказалось. Внутри сверкала массивная золотая четырехгранная урна с многолучевой звездой на крышке. Такая звезда известна по изображениям на македонских щитах и монетах, но находили их и в других местах, например, на бронзовом панцире из кургана № 2 у станицы Елизаветинской. Формой и расположением поясного орнамента урна воспроизводила как бы в миниатюре деревянный саркофаг из Анапы. Растительный мотив орнамента по стилю и композиции совпадал с изображениями на чертомлыкской вазе и на нагруднике из Толстой могилы. Внутри археологи обнаружили человеческие кости, окрашенные в синий цвет — остатки пурпурной ткани, в которую были завернуты. Сверху лежал золотой венец из дубовых листьев и желудей. Золотая урна оказалась самым тяжелым сокровищем, оставшимся от Древней Греции, её общий вес 10, 8 килограмма.

После того, как все находки из задней камеры были переправлены в Археологический музей Фессалоник (где их можно видеть и сейчас), встал вопрос, как проникнуть в переднюю камеру. Дверь и в этом случае нельзя было ломать все из того же опасения повредить что-либо, хотя предыдущий опыт раскопок македонских гробниц говорил за то, что в передней камере особенно рассчитывать не на что. Но осторожность никогда не мешала. Андроникос опять уподобился древним грабителям: разобрав часть стены сбоку от двери, он проник в переднее помещение.

Необычайно просторная камера оказалась буквально набита погребальной утварью. У южной стены стоял еще один саркофаг, в нем оказалась вторая урна, меньших размеров и проще украшенная, весом 8,5 килограмма. Внутри вместе с завернутыми в ткань костями оказалась женская золотая диадема. Андроникос назвал ее «самым потрясающим известным нам украшением древности». Возле дверей, выходящих «на улицу», стоял деревянный горит (колчан для стрел), покрытый золотой обкладкой. Рядом лежали кнемиды (наголенники воина), причём левый был заметно короче правого (известно, что Филипп хромал).

Горит изображал сцену из разрушения Трои. Он был сделан с той матрицы, что и горит из Карагодеуашха, и до сих пор встречался только в курганах скифских вождей на юге России. Известно, что Филипп в 339 году до Р.Х. вторгся в землю союзников-скифов, желая якобы во исполнение обета поставить в устье Истра (Дуная) статую Геракла. Но престарелый царь Атей был не настолько наивен. Началась война, и «хотя скифы превосходили македонцев и числом и храбростью, — писал Юстин, — они были побеждены хитростью». Добычей македонян стали 20 000 женщин и детей и столько же коней. Но золота и серебра македоняне не нашли и тогда только поверили, что скифы бедны. Естественно, происхождение горита из гробницы Андроникос приписал военному трофею.

Весь комплекс вещей, обнаруженных в гробнице, позволил Андроникосу утверждать, что она из разряда царских. Напрямую об этом свидельствовал круглый предмет из золота и серебра, два конца которого скреплялись специальным приспособлением (Геракловым узлом), позволявшим регулировать размер. Андроникос посчитал эту «диадему» короной царя (русские исследователи, в частности А. Манцевич, по характеру застежки определили «корону», как шейную гривну). Все обнаруженные веши в гробнице датировались между 350 и 325 годами до Р.Х., как раз тем промежутком времени, в который произошла смерть Филиппа II. Наконец, роскошь погребения, миниатюрные портреты царя и членов его семьи, кнемиды разной величины — все сходилось именно на отце Александра Македонского. Но не удовольствовавшись этим, Андроникос настоял на антропологическом исследовании останков мужчины из задней камеры и женщины — из передней. И тут все складывалось в его пользу: возраст мужчины был определен между 40 и 50 годами (Филипп погиб в 46 лет). Краниология тоже дала обнадеживающие результаты: на черепе погребенного была отмечена травма правой глазницы, а из письменных источников было известно, что за 18 лет до смерти Филиппа ранили стрелой именно в правый глаз. Что же касается женщины из передней камеры, то ей оказалось от 23 до 27 лет. «Которая это из жён Филиппа (естественно, исключая Олимпиаду) — на этот вопрос отвечать историкам, а не археологам», — подытожил Андроникос.

Казалось бы, вопрос решен и исчерпан. Но нашлись скептики, указавшие на ряд несуразностей и возможных совпадений. X. Юкер первым категорически выступил против отождествления гробницы II с именем Филиппа II по самой датировке комплекса (наличию чернолаковой керамики и отсутствию краснофигурнои), по некоторым архитектурным моментам и на основании исторической ситуации. Трое английских ученых, изучавших череп, так и не вынесли безапелляционного решения, антропологи были еще осторожнее в выводах. По датировке керамики некоторые археологи пришли к выводу, что Филипп мог быть похоронен только в разграбленной гробнице I, а в гробнице II лежит его полоумный внебрачный сын Арридей, скончавшийся в 317 году до Р. Х. Непонятным оставалось и то, каким образом в переднюю камеру, где была похоронена женщина, попали горит и кнемиды — принадлежности воина. Даже инвентарь, который Андроникос посчитал безусловно царским, многие нашли чересчур бедным для такого царя. Наконец, совпадение горитов из Карагодеуашха и Вергины, датирующих комплексы не ранее конца IV или начала III века до Р.Х., полностью исключает возможность захоронения в последней Филиппа II. Общий вывод противников Андроникоса сводился к тому, что «мы, безусловно, имеем дело с царской гробницей, под которой, однако, не обязательно подозревать захоронение именно царя, но любого члена царской семьи».

Тайна Большого Кургана продолжает притягивать к себе внимание ученых. В результате появляются все новые и новые. Одна из них «сделана» русскими исследователями. На основании сходства деталей, единства форм и конфигураций погребального инвентаря из Вергины и скифских курганов России и Малороссии было высказано предположение о фракийском происхождении таких шедевров торевтики, как чертомлыцкая ваза, сосуд со сценами охоты на львов из кургана Солоха и множества других. Фракийцы, как известно, жили как раз между скифами и македонцами. Этот вывод А. Манцевич обескураживает: на тысячах иллюстраций, кочующих из книги в книгу и из учебника в учебник, нужно видеть не скифов, рвущих зубы или шьющих рубашку, или доящих кобылиц, а — фракийцев. По крайней мере, производство фракийских мастерских.

 

P. S. При доследовании Большого Кургана в нем были обнаружены еще две гробницы — целая и разграбленная. В первой обнаружены серебряные кубки, пять позолоченных бронзовых стригалей (скребков), позолоченные наголенники, серебряную гидрию с останками захороненного человека опоясывал золотой венец из дубовых листьев. Всего — 28 предметов. Владельцу было 12–14 лет. Методом исключения и датировкой инвентаря историки пришли к выводу, что здесь похоронен Александр IV, сын Александра Македонского, провозглашенный царем после смерти отца и убитый в 310 году до Р.Х.

Разграбленная гробница оказалась самой большой в кургане (10,6 х 8 метров, высота — 6 метров). Самым ценным в ней оказался массивный мраморный трон, украшенный на спинке фризом и мраморными изображениями женщин. Грабители физически не могли его унести через пролом в потолке. Рядом с троном стояла шкатулка (раньше она стояла на троне, ее сняли грабители), в которой оказались кости, завернутые в пурпурную ткань (пурпур — царский цвет). Андроникос решил, что здесь похоронена женщина из рода македонских царей, умершая около 340 года до Р.Х.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.3.228.47 (0.007 с.)