Раппорт и галлюцинаторное поведение



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Раппорт и галлюцинаторное поведение



Субъекта, все ту же девочку, попросили вернуться к первоначальному месту, где она продолжала сидеть, пассивно глядя на свою первую куклу, лежащую в кровати. Один из ассистентов гипнотизера вошел в комнату, прошел к креслу, взял эту куклу и положил в правое кресло. Казалось, девочка не заметила изменений в ситуации. Через несколько минут гипнотизер спросил, что она делает. Она ответила: “Я смотрю за своей куклой”. Когда ее спросили, что делает кукла, она сказала: “Спит”. В этот момент ассистент окликнул девочку по имени и спросил, давно ли спит ее кукла. Ребенок ничего не ответил. Вопрос повторялся несколько раз без каких-либо результатов, при этом ассистент тряс девочку за плечо.

После этого ассистент взял обеих кукол и бросил их на колени гипнотерапевту. Затем девочку спросили, не думает ли она, что обе куклы хотят спать, тем самым заставляя ее перевести взгляд с пустого кресла на гипнотерапевта. Она, очевидно, не смогла увидеть кукол в новом положении, но когда кукол взял сам гипнотерапевт, она сразу же осознала их присутствие, с сомнением посмотрела на пустое кресло, а потом на кукольную кроватку, и заметила: “Они сейчас у вас!”. Казалось, что она в большом замешательстве. Однако когда ассистент осторожно взял кукол из рук гипнотерапевта и прошел в другой конец комнаты, девочка явно продолжала видеть кукол в руках гипнотерапевта; На попытку со стороны ассистента привлечь ее внимание к куклам она никак не отреагировала.

Потом в комнату вошла мать девочки и попыталась обратить ее внимание на себя, но безрезультатно. Девочка могла пройтись по комнате, поговорить с гипнотерапевтом и видеть какой-то отдельный предмет или человека, обращавших на себя внимание, хотя явно была не способна реагировать на что-то, не относящееся непосредственно к гипнотической ситуации.

Амнезия

Все посторонние лица ушли из помещения, одну куклу уложили в кресло, другую в кроватку, девочку тоже заставили занять свое место, после чего приказали ей проснуться. По ее внешнему виду сразу было заметно, что она проснулась. Девочка приняла свою обыкновенную позу и вернулась к первоначальной ситуации, заметив: “Я не думаю, что кукла хочет еще спать. Она уже проснулась”. Гипнотерапевт задал ей несколько обычных вопросов о кукле, после чего заметил, что, наверное, кукле не хочется спать в кресле. Девочка сразу же ответила, что уложит куклу в кроватку. После ужина девочка увидела в кроватке новую куклу. Здесь не было ни узнавания, ни понимания — никаких признаков того, что она видела эту куклу раньше, никакого знания о том, что ей был сделан подарок. Она проявляла обычное возбуждение, детское желание новой игрушки, спрашивала, чья это кукла и можно ли ей взять ее в руки. Когда в комнату вошел ассистент и взял куклу, девочка переадресовала ему свои вопросы.

Отвечая на них, ассистент прошел к креслу и взял в руки первую куклу. У девочки появилась полная и адекватная реакция на это, что указывало на полный контакт со своим окружением и амнезию всех событий транса.

Повторение этой процедуры с ней в различных обстоятельствах дало такие же результаты. Кроме того, подобные процедуры успешно использовались и с другими субъектами разного возраста.

Мы нашли, что этот общий метод особенно полезен как при экспериментах, так и при лечении, ибо он намного уменьшает трудности, которые возникают при необходимости устранить модели поведения, встречающиеся в обычном процессе индукции и течения транса, при пробуждении. Как только первоначальный транс был индуцирован и его проявления были строго ограничены, поведение субъекта оставалось пассивным. В этот момент производилось такое постгипнотическое внушение, при выполнении которого действия испытуемого совпадали с естественным ходом обычных событий при пробуждении. При этом возникает возможность выявить постгипнотические действия с сопутствующим спонтанным трансом. Правильное вмешательство гипнотерапевта, совсем необязательное в вышеописанном примере, из-за характера постгипнотических действий может потом служить для того, чтобы задержать и сохранить это состояние транса у испытуемого.

Вся ситуация должна способствовать тому, чтобы субъект остался в спонтанном трансе. При благоприятных обстоятельствах субъект охотно подчиняется новой гипнотической ситуации и реагирует пассивно. Повторный опрос испытуемых, находящихся в таком длительном состоянии транса, показал, что у них нет понимания того, как было закреплено состояние транса, и они не проявляли к этому интерес. Более того, почти все испытуемые не понимали, что они находятся в состоянии транса.

С помощью этого общего метода можно закрепить новые состояния транса, свободные от ограничений, которые обусловлены такими факторами, как психическое состояние субъекта, уменьшение сознательных намерений относительно поведения в трансе, неправильные понятия и непрерывность моделей поведения при пробуждении. В обычных обстоятельствах загипнотизированный субъект, подчиняясь постгипнотической команде, определенным образом реагирует на внушение, которое он не воспринимает на сознательном уровне. Он настолько поглощен своими действиями и их автоматическим выполнением, настолько ограничен в своих реакциях на общую окружающую обстановку, что у него не возникает необходимости в сознательном отношении и сознательных моделях поведения. Вместо этого осуществляется диссоциация от непосредственных обстоятельств, более адекватная и полная, чем можно получить с помощью внушения в обычном процессе индукции транса. Короче говоря, это последовательное явление, которое базируется на оживлении гипнотических элементов в другой ситуации и, таким образом, ограничено гипнотическим поведением.

Значение повторных индукций транса для закрепления более глубоких гипнотических состояний общепризнанно. Этой же цели можно достигнуть более легко за счет применения постгипнотических действий и сопутствующего транса. Постгипнотические действия позволяют закрепить состояние транса быстро и неожиданно, не давая субъекту возможности подготовиться или перестроиться. Вместо этого он внезапно обнаруживает, что находится в гипнотическом состоянии, которое ограничено моделями реакции и поведения, принадлежащими только этому состоянию.

Проявление определенных постгипнотических явлений было продемонстрировано в вышеприведенном отчете. Хотя то же самое можно сделать в обычном индуцированном трансе, часты критические замечания относительно того, что постгипнотическое поведение является непосредственной реакцией на преднамеренные или непреднамеренные внушения, сделанные во время индукции транса, или на неожиданные конструкции, построения, введенные субъектом в ответ на внушения. Поведение, вызванное таким образом, только выражает гипнотическую тенденцию к автоматическому подчинению, а не является непосредственным выражением самого гипнотического состояния. Применение спонтанного постгипнотического транса позволяет возбуждать определенные явления, не прибегая к сомнительным эффектам длительной серии внушений во время процесса индукции.

В терапии применение спонтанного постгипнотического транса имеет особое значение, так как исключает появление и развитие сопротивления и делает пациента особенно восприимчивым к терапевтическим внушениям. Кроме того, амнезия после этого спонтанного транса труднее прерывается желанием пациента вспомнить сделанные внушения, как это часто бывает в случаях с индуцированным трансом. Следовательно, уменьшается возможность пациента противостоять психотерапии. Спонтанный постгипнотический транс позволяет легко комбинировать в ходе терапии периоды пробуждения и гипноза, что бывает достаточно для успешных результатов.



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; просмотров: 84; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.144.55.253 (0.009 с.)