Метод овладения поведением больного



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Метод овладения поведением больного



Обычно при наведении транса, как правило, стремятся изменить состояние испытуемого, в каком он находится в начале сеанса, и навязать ему какую-нибудь иную форму поведения. Испытуемому предлагают свободно устроиться в кресле, задержать на чем-нибудь взгляд, постепенно расслабиться и рисовать в воображении приятные картины идеосенсорного характера, что незаметно приводит к состоянию транса. Применяя метод, основанный на поднятии и опускании руки, Необходимо вызвать у испытуемого ощущение соучастия, интереса к проводимому эксперименту и его собственным идеомоторным реакциям.

Разумеется, такие методы должны предусматривать готовность испытуемого принять и осуществить ту форму поведения, которую ему предлагают или навязывают со стороны. Если испытуемый отвергает навязываемое ему поведение или сопротивляется ему, надо попробовать другой метод, более подходящий и приятный для него, или вызвать у испытуемого утомление настойчивыми действиями гипнотерапевта и добиться от него, пусть неохотного, согласия сотрудничать. Иногда для этого приходится отложить сеанс гипноза. Так или иначе, тем или иным приемом, а противодействие пациента, как правило, преодолевается. Но если метод меняют на другой, слишком долго индуцируют транс или несколько раз переносят попытку ввести его в гипноз на другой сеанс, то эти действия могут оказать нежелательный эффект на пациента и вызвать у него сомнения относительно того, является ли вообще гипноз подходящим для него методом лечения.

Некоторые пациенты нечувствительны к обычным методам индукции транса, но в действительности гипнозу поддаются. Чаще всего они встречаются в психотерапевтической практике но нередки и в обычной медицинской и стоматологической практике Полагают, что лечению гипнозом такие люди не поддаются. Это те пациенты, которые ни за что не согласятся слушаться других, если не считаются сначала с их собственным поведением, их возмущением и сопротивлением. Их физическое состояние, беспокойство, повышенный интерес, озабоченность или поглощенность собственным здоровьем не позволяет им активно или пассивно сотрудничать с врачом; и врач, естественно, испытывает трудности при попытках изменить их поведение. Имея дело с такими пациентами, следует прибегать к методу, который можно назвать “методом овладения поведением”. Он также ускоряет и облегчает индукцию транса и у обычного среднего пациента. По сути, это ни что иное, как перевернутый задом наперед обычный метод индукции транса. Обычно при начале индукции транса пациент в той или иной форме должен принять волю врача и сотрудничать с ним. в методе овладения поведением все иначе: здесь врач должен поначалу принять поведение пациента, каким бы оно ни было, и, исходя из него, вступить с ним в сотрудничество, как бы это на первый взгляд не расходилось с лечебным правилом.

Ниже приводится несколько клинических случаев, иллюстрирующих различные приемы метода овладения поведением.

Случай 1. Этот пациент вошел в кабинет очень энергично и с ходу объявил, что не знает, поддается ли он гипнозу. Он хотел бы, чтобы у него вызвали состояние транса, если это возможно, и надеется, что тут обходятся без мистики и глупых ритуалов, а дело поставлено на научной, интеллектуальной основе. Он заявил, что по ряду причин нуждается в курсе психотерапии, побывал у многих психотерапевтов, принадлежащих к разным школам, но все без толку. Его не раз уже пытались лечить гипнозом, но ничего из этого не выходило, а все из-за “мистики”, из-за “недостаточно интеллектуального подхода” к делу.

Из расспросов выяснилось, что он подразумевает под “интеллектуальным” подходом: врач должен расспрашивать его о том, что он думает об окружающей его действительности и о чувствах, которые она у него пробуждает. Автор, как врач, должен признать, что он, пациент, сидит сейчас в кресле, что кресло стоит у стола и что это, несомненно, реальные факты.

Их нельзя забыть, отрицать или игнорировать. С тем же напором пациент заявил, что его беспокоит и заботит дрожание рук, лежащих на подлокотниках, и что все вокруг, каждая вещь, привлекает его внимание, и от этого у него голова трещит. Автор тут же ухватился за это последнее замечание, поскольку оно давало хорошую возможность для контакта, и сказал: “Пожалуйста, излагайте свободно свою мысль и свое понимание вещей, но позвольте мне перебивать вас и кое-что уточнять, чтобы быть уверенным, что я правильно вас понимаю и не упускаю вашу мысль. Вот, к примеру, вы сказали про кресло, но вы, очевидно, замечаете и мой стол, и предметы на нем отвлекают вас. Растолкуйте, пожалуйста, подробнее”.

Речь его была многословной, изобиловала более или менее связными замечаниями обо всем, что он видел. При малейшей паузе автор вставлял слово или фразу, чтобы переключить внимание пациента на что-то другое. Делал он это все чаще и чаще, и выглядело это так: “И это пресс-папье; шкаф с документами; ваша нога на коврике; верхний свет; шторы; ваша правая рука на подлокотнике; картины на стене; ваш зрачок меняется, когда вы глядите вокруг; любопытные заглавия у этих книг; напряжение в ваших плечах; приятное кресло; раздражающий шум и мысли; тяжесть в руках и ногах; тяжесть проблем; тяжесть стола; неподвижная рука; карточки многих пациентов; трудности жизни; давление болезней, эмоций, физических и душевных переживаний; приятно расслабиться; потребность, чтобы вас поняли; как важно, чтобы поняли, как вам тяжело; просто смотреть на стол, на пресс-папье, на шкаф с документами; как приятно отключиться от всего; усталость, хорошо, когда она появляется; стол совсем не меняется; а шкаф с документами все так же скучен; как хочется отдохнуть; как приятно закрыть глаза; как снимает напряжение глубокий вздох; какое наслаждение узнавать все без усилий; способность познавать, полагаясь на подсознание”. В этом духе автор сделал много других замечаний, сначала медленно, а затем со все большей скоростью.

Поначалу эти реплики шли в русле собственных мыслей пациента и лишь дополняли его речь, не давая угаснуть красноречию. Когда такой контакт был установлен и пациент не возражал, что его поведение в какой-то мере стимулируется и поощряется, автор, прежде чем произнести свою реплику, стал делать паузу. Это невольно заставило пациента ждать, что скажет автор, и таким образом он попал в некоторую зависимость от автора.

Постепенно и незаметно, по мере продолжения “беседы”, внимание пациента переключилось на его субъективные переживания. Это позволило с помощью простого приема постепенной релаксации индуцировать у него состояние легкого транса. При проведении курса психотерапии метод индукции транса мало чем отличался от приведенного выше, но, разумеется, время, необходимое для наведения транса постепенно укорачивалось.

Случай 2. Нечто подобное произошло с одной женщиной. По ее уверениям, все лечебные мероприятия ни к чему не приводят из-за того, что каждая мелочь в окружающей обстановке невольно отвлекает ее внимание. Она никак не могла изложить свою историю и понять, что ей говорят, поминутно отвлекаясь, чтобы сделать замечание обо всем, что попадало в поле ее зрения (даже за время этого вступления она ухитрилась задать несколько вопросов о разных предметах в кабинете или просто назвать их). Один психиатр, друг семьи, посоветовал ей полечиться с помощью гипноза и направил к автору.

Автор пришел к заключению, что с пациенткой можно провести курс гипнотерапии, но поскольку предварительная беседа ничего не дала, он, исходя из характера ее поведения, сделал попытку ввести ее в транс. Провел он это следующим образом. Когда пациентка что-то спросила о пресс-папье на столе, последовал быстрый ответ: “Оно в углу стола сразу за часами”. Когда она, метнув взгляд на часы, резко спросила: “Который час?”, ей ответили:. “Минутная стрелка показывает то же число, что и настольный календарь”.

Это вызвало у пациентки целый поток замечаний и вопросов, она говорила быстро, переключаясь с предмета на предмет и не делая пауз, во время которых можно было бы вставить слово или ответить. Она вела себя как маленькая несчастная девочка, которая ни о чем не хотела слышать. Этот ее словесный поток удавалось прервать с большим трудом, да и то без результата. Однако когда передвинули нож для разрезания бумаг, она сделала по этому поводу замечание, на секунду прервала свой монолог и опять пошла тараторить без умолку. Автор снял и стал протирать очки, и это снова побудило пациентку сделать замечание на их счет. Автор положил очки в футляр, и это тоже на миг отвлекло пациентку; затем автор переставил пресс-папье, бросил взгляд на книги, открыл и закрыл регистрационный журнал.

Каждое из этих действий находило отклик в безудержном потоке речи. Поначалу эти действия выполнялись автором через короткие интервалы времени и довольно быстро. Но по мере того как пациентка стала ждать их от автора, он сознательно начал замедлять свои движения и делать паузы, точно колеблясь, выполнять их или нет. Такое поведение заставило и пациентку замедлить свою речь и ждать, как на это среагирует автор. Тогда автор стал пользоваться предметами по их назначению, молча или сопровождая свои действия словесными комментариями.

Это его поведение произвело на пациентку сильный тормозящий эффект, и она все более и более доверяла автору словами или жестами указать на предмет, который ей следует назвать или по поводу которого сделать замечание. После сорока минут такой работы автор предложил ей закрыть глаза и назвать по памяти все, что она видела. Женщина делала это до тех пор, пока не впала в глубокий гипнотический сон. Когда это произошло, ей сделали такого рода внушения: “А теперь „пресс-папье", и спите крепче; а теперь „часы", и спите еще крепче, и т. д.”. Через десять минут она уже была в сомнамбулической стадии глубокого гипноза.

Впоследствии, благодаря тому, что врач не противоречил пациентке, а использовал ее собственные противоречия для индукции у нее состояния транса, она прекрасно сотрудничала с ним при проведении курса психотерапии. А ведь до этого считалось, что лечить ее таким образом невозможно. В первое время в начале каждого сеанса психотерапии пациентка болтала все так же безудержно, но автору удавалось быстро погрузить ее в транс описанным выше приемом. Позже одного жеста в сторону кресла, куда ей следовало сесть, было достаточно для того, чтобы она погружалась в состояние транса.

Случай 3. Тот же метод пришлось применять к пациенту, которому едва минуло тридцать лет. Войдя в кабинет, он отказался сесть и стал ходить взад и вперед. Несколько раз он повторил, что не может рассказывать о своих проблемах, спокойно сидя на стуле или лежа на кушетке. Многие психиатры не раз отказывались от него, “обвиняя” в нежелании сотрудничать с ними. Он попросил провести с ним курс гипнотерапии, если это возможно, потому что он испытывает сильное беспокойство в кабинете психиатра, что заставляет его безостановочно ходить туда-сюда.

Когда он снова принялся объяснять, почему вынужден шагать взад и вперед, его удалось, наконец, прервать вопросом:

“Так вы считаете, что я могу лечить вас,пока вы будете вот так вотшагать по кабинету?” В ответ он изумился: “Считаю? Боже милостивый! Доктор! Я вынужден это делать, если хочу остаться в кабинете”.

После этого автор спросил, не будет ли пациент возражать, если его движение примет несколько целенаправленный характер. Сбитый с толку, тот согласился. Тогда ему предложили пойти вперед и назад, повернуть направо, налево, отойти от кресла и подойти к нему. Сначала эти приказы отдавались в темпе, совпадающем с его ходьбой. Постепенно темп приказаний снижался, а смысл их был несколько видоизменен: “Теперь пойдите направо от кресла, в котором вы можете посидеть; пойдите налево к креслу, в котором вы можете посидеть; отойдите от кресла, в котором вы можете посидеть”, и т. д. Такие внушения помогли заложить основу более покладистого поведения пациента.

Темп приказаний еще более снизили и включили в них такую фразу: “Кресло, к которому вы сейчас подойдете так, будто намерены удобно в нем расположиться”. Затем эта фраза в свою очередь была видоизменена так: “Кресло, в котором вы скоро удобно расположитесь”.

Пациент ходил медленнее, все более согласовывая свое хождение с указаниями врача, и, наконец, стало возможным внушить ему, чтобы он сел в кресло. По мере изложения своих жалоб он успокаивался, что дало возможность индуцировать у него состояние транса. На индукцию транса средней степени ушло сорок пять минут. Первый же сеанс гипноза снял у пациента напряжение и беспокойство, и это позволило провести с ним курс психотерапии, на что он охотно согласился.

Этот метод овладения поведением позволяет показать больному, что в его поведении нет ничего возмутительного и что психотерапевт может лечить его, невзирая на его поведение. Метод учитывает желания больного, и сами приемы индукции транса строят, исходя из поведения больного в данную минуту.

При другом виде этого метода овладения поведением пациента, исходят из проявлений его бессознательного поведения, которое противодействует сознательному, то есть приемы индукции должны основываться на выявлении мыслей пациента и понимания им окружающего мира. Этим методом пользуются в экспериментальной работе, а также в психотерапии, когда это диктуется характером противодействия больного.От испытуемого в этом случае требуется, чтобы он был достаточно интеллектуален, в некоторой степени искушен в жизни и серьезно относился к цели эксперимента.

Метод этот сравнительно прост. Испытуемого или больного просят свободно высказывать свои мысли, представления, мнения. Его все более поощряют размышлять вслух о том, как он представляет себе, что он думал и чувствовал бы, если бы его погрузили в состояние транса. Во время этих размышлений, и даже тогда, когда больной говорит, что не может себе такого представить, врач повторяет за ним все, что тот произносит, словно стараясь понять смысл выражений пациента и соглашаясь с ними. Этим больного вызывают на еще большую откровенность, а врач в свою очередь повторяет сказанное. Люди искушенные ведут себя свободно и естественно, но иногда и неопытные, и даже необразованные люди могут оказаться замечательно разговорчивыми. В своих размышлениях испытуемые или больные могут свободно переходить от темы к теме.

Для иллюстрации такого метода ниже в подробностях приводится один клинический случай.

Случай 4. Эта пациентка, обратившаяся за помощью к психиатру, с ходу заявила: “Три года лечения психоанализом ни к чему не привели: год меня лечили гипнотерапией, но я только зря потеряла время. Меня так ни разу и не усыпили, хотя я старалась. И никакого улучшения. Меня послали к вам, хотя я не вижу в этом никакого смысла. Скорее всего, опять ничего не выйдет. Я просто не представляю себе, как меня могут загипнотизировать. Я даже не знаю, что такое гипноз”.

Эти ее замечания, в дополнение к информации, поступившей от ее лечащего врача, убедила автора в том, что словоохотливость пациентки может быть положена в основу метода индукции транса.

Реплики автора выделены курсивом:

Вы действительно не можете понять, что такое гипноз? — Нет, не могу, а что это такое? —Да, что это? — Психологическое состояние, я полагаю. — Психологическое состояние, вы полагаете, а что еще? — Я не знаю. — Вы действительно не знаете. — Нет, не знаю. — Вы не знаете, но любопытствуете, думаете. — Думаю, что. —Да, что вы думаете, ощущаете? — (Пауза) Не знаю. — Но вы можете спросить себя. — Вы хорошо спите? — Нет, бываю усталым, расслабленным, сонным.— Очень устала. — Очень устала и расслаблена, что еще ? — Я озадачена. — Вы озадачены, вы удивлены, вы думаете, вы чувствуете. Что вы чувствуете? — Мои глаза. —Да, ваши глаза, что с ними?— Они затуманиваются. — Затуманиваются, закрываются. — (Пауза) Они закрываются. — Закрываются, и дышите глубже. — (Пауза) — Устала и расслаблена, что еще? — (Пауза) — Спать, устала, расслаблена, спать, дышите глубоко. — (Пауза) — Что еще? — Мне легко. — Легко, удобно и интересно. — (Пауза) — Интересно, да, интересно, все более и более интересно. — (Пауза) — Глаза закрыты, дыхание глубокое, расслабленность и удобно, очень удобно, что еще? — (Пауза) Не знаю. — Вы действительно не знаете, но сон все глубже и глубже. — (Пауза) Мне трудно говорить, я устала, хочу спать. — Может быть, слово другое. — Не знаю (с большим трудом). —Дыхание у вас глубокое, и вы действительно ничего не знаете, просто погружаетесь, засыпаете, засыпаете, все крепче и крепче. Ни о чем не заботясь, все дается вам без усилий, вы погружаетесь все глубже и глубже, и ваше подсознание открывается вам все больше и больше.

С этого момента с ней можно было работать, отдавая простые и прямые команды, не прибегая к хитроумным внушениям. Внушением постгипнотических действий удалось у нее обеспечить последующие индукции состояний транса.

Изложенное выше иллюстрирует метод овладения поведением, а реплики приведены в качестве примера. Как правило, долго повторяется определенный набор мыслей, и он бывает весьма различен в зависимости от личности больного. Иногда этот метод оказывает очень быстрое действие. Беспокойные, тревожные больные очень быстро успокаиваются, убеждаясь, что находятся в безопасности, ничто им не грозит, с ними ничего не делают и ничего им не навязывают; они могут контролировать каждый шаг врача, и это дает им чувство уверенности. Поэтому они охотно вступают в контакт с врачом, а этого было бы трудно добиться, если бы они чувствовали, что им насильно навязывают чуждое им поведение.

Общий принцип описанного метода может быть положен в основу другого метода овладения поведением, который, однако, сильно от него отличается. Применяют его в тех случаях, когда испытуемый, проявивший себя как хороший гипнотик, несмотря на все свои старания, перестает поддаваться гипнозу. При этом методе реиндукции испытуемому предлагают подробно, последовательно и с самого начала вспомнить вслух все этапы успешного его погружения в гипноз на прошлых сеансах. Когда он начинает вспоминать вслух, врач повторяет за ним сказанное и задает наводящие вопросы. Испытуемый, сосредоточенный на этом задании, восстанавливает в себе скрытые состояния транса, как правило, впадает в него снова, и общение с врачом осуществляется через раппорт.

Случай 5. Один испытуемый, добровольно согласившийся участвовать в опыте, на лекции в университете перед группой студентов сказал: “Однажды, несколько лет тому назад, меня уже гипнотизировали. Я был в состоянии легкого транса, не очень удачном. Я бы очень хотел быть вам полезным, но уверен, что меня нельзя загипнотизировать”. — “Не помните ли вы обстановку, в которой с вами проводили сеанс гипноза?” — “О да, его проводили в лаборатории психологии университета, в котором я тогда учился”. — “Можете вы, вот как сидите, вспомнить и описать обстановку того сеанса?”

Испытуемый принялся подробно описывать лабораторию, в которой его гипнотизировали, не забыв даже про стул, на котором тогда сидел. Дал он и описание профессора, проводившего сеанс гипноза. Затем автор попросил его так же подробно, ясно и последовательно вспомнить, какие внушения ему делались в тот раз и как он их выполнял. Медленно, напрягаясь, испытуемый вспомнил, как, внушая ему расслабленность, усталость и сонливость, от него добились того, что он закрыл глаза. По мере того как он вслух предавался этим воспоминаниям, глаза его медленно закрывались, тело расслабилось, речь стала более замедленной и неуверенной. Приходилось задавать ему вопросы, пока не стало ясно, что он впал в состояние транса. После этого испытуемого спросили, где он находится и перед кем. Он назвал предыдущий университет и бывшего профессора. Ему сказали, чтобы он слушал голос автора и выполнял его приказания. Автор провел с ним сеанс, на котором были ярко продемонстрированы явления глубокого гипноза.

Метод использования прежнего гипнотического опыта применяют по отношению к больным, которые без видимых на то причин начинают сопротивляться гипнозу или объявляют, что лечились гипнозом в другом месте и поэтому вряд ли смогут впасть в транс у нового психотерапевта. Если больного удобно усадить в кресло и попросить его подробно рассказать о своих переживаниях во время прошлого удачного сеанса гипноза, то уже одна эта процедура приводит к трансу, причем довольно быстро.Очень часто больной переживает прежнее состояние транса. К этому методу прибегают также и тогда, когда противодействовать гипнозу начинают и собственные пациенты. В этих случаях противодействие снимается довольно легко, а лечение становится более успешным.

Есть еще один вариант метода овладения поведением, который используют как в клинике, так и в исследовательской работе. Пригоден он для работы и с опытными людьми, и с новичками. К нему прибегают, когда нужно преодолеть противодействие испытуемого при первичном наведении транса или вновь индуцировать это состояние. Этот метод заключается в том, чтобы помимо сознательно направленной деятельности, добиться бессознательного исполнения целенаправленных действий. Суть этого метода станет ясной из приведенного ниже примера.

Случай 6. В зависимости от уровня образования испытуемого, ему дают разумное объяснение общих понятий о деятельности сфер сознания и подсознания. Такое же объяснение, включающее уже, однако, внушение поведения, дается и проявлениям идеомоторных реакций, например левитации руки. Затем испытуемого просят положить руки на бедра, сидеть спокойно и внимательно выслушать вопрос, который ему зададут. Ему объясняют, что ответить на этот вопрос можно только бессознательно, а не сознательно. При этом добавляют, что он, конечно, может ответить сознательно, но такой ответ будет лишь актом сознания, а не действительным ответом на вопрос. Что касается самого вопроса, то он задается с одной целью: дать подсознанию проявить себя в ответной реакции. Далее испытуемому разъясняют, что в ответ на вопрос, обращенный к его подсознанию, он непроизвольно поднимет одну руку. Поднятие левой руки будет означать “нет”, правой — “да”.

Затем последует вопрос: “Полагает ли ваше подсознание, что вы можете впасть в транс?” И тут же дается тщательное разъяснение: “Может ли ваше сознание знать, о чем думает ваше подсознание или что ему известно? Ваше подсознание может открыть сознанию, о чем оно думает или как оно понимает, совершенно простым способом — оно заставит подняться вашу правую или левую руку. Таким образом, подсознание очень наглядно может общаться с сознанием. Теперь просто наблюдайте за своими руками и отмечайте, каков ответ. Ни вы, ни я не знаем, что кроется в вашем подсознании и какой ответ оно даст, но следите за руками, и когда одна из них поднимется, вы это узнаете”.

Если дело слишком затягивается, можно сделать дополнительное внушение: “Одна из ваших рук поднимется. Постарайтесь заметить малейшее ее движение, постарайтесь почувствовать это и увидеть; ощущение того, что рука поднимается, очень приятно. Ведь это дает вам возможность узнать, как действует ваше подсознание”.

Независимо от того, какая рука поднимается, одновременно с этим наступает состояние транса, часто в сомнамбулической стадии. Поскольку обычно у испытуемых наблюдается тенденция сразу же проснуться, то желательно без проверки незамедлительно приступить к работе. Удержать испытуемого в состоянии транса лучше всего простым и разумным замечанием:

“Очень приятно обнаружить, что ваше подсознание общается таким путем с сознанием. Подсознательно вы можете еще многому научиться. Вот вы выяснили, например, в подсознании, что способны входить в состояние транса и делаете это замечательно, теперь вы можете подсознательно познать много различных явлений гипноза. Вас, например, интересует...” И тут можно перейти к тому, что подсказывает гипнотическая ситуация.

Прием построен на использовании интереса испытуемого к его собственному бессознательному поведению. Создается “да-” или “нет-ситуация”, причем действия должны быть обусловлены этим уровнем мышления и являться открытым бессознательным сообщением. Такого рода двигательная информация — важнейшая составная часть гипнотического транса. Другими словами, для того чтобы найти ответ на заданный вопрос, испытуемый должен погрузиться в состояние транса. Опытные испытуемые поняли это сразу, едва познакомились с этим методом. “Как интересно! Что бы ни ответил, а сначала засни!”.

У непредубежденных испытуемых глубокий интерес проявился с самого начала. Пациенты, у которых отмечалось внутреннее противодействие гипнозу, испытывали определенные трудности: не сразу схватывали предварительные объяснения, переспрашивали по несколько раз, что им делать, и торопились поднять руку, делая это произвольно. Испытуемые, оказывающие противодействие гипнозу таким образом, стремятся проснуться при первой же попытке проверить состояние транса или начать работу. Большинство из них, однако, тут же возвращаются в транс, если им сказать: “Ответив бессознательно на вопрос, вы снова можете легко и быстро погрузиться в транс, просто продолжая наблюдать, как непроизвольно вы подносите руку к лицу. Рука ваша поднимается, глаза закрываются, и вы засыпаете”. Почти у всех испытуемых вновь возникает гипнотическое состояние.

Применяя этот метод, врач готов к любому повороту, ведет себя легко и непринужденно, а вся ответственность за любое развитие событий ложится на испытуемого.

При индукции транса можно воспользоваться также растерянностью больного, его недоумением или сомнениями. Для иллюстрации такого подхода приведем два случая. Обе больные имеют университетское образование, одной под сорок лет, другой за сорок.

Случай 7. Одна пациентка сильно сомневалась, действует ли на нее гипноз, и колебалась, стоит ли ей к нему прибегать, но, как она объяснила, отчаяние и нужда в медицинской помощи заставили ее обратиться к психотерапевту в слабой надежде, что он ей поможет. Другая сказала, что, по ее мнению, гипноз и физиологический сон идентичны и что она, по всей вероятности, не сможет впасть в транс, если у нее сначала развивается физиологический сон, что, как она объяснила, исключает лечение. Однако она чувствует, что гипноз для нее единственное (хотя и сомнительное) средство лечения при условии, что психотерапевту удастся предотвратить у нее физиологический сон. Но она абсолютно не верит в то, что это возможно.

Попытки разумного объяснения ни к чему не привели, а только вызвали у обеих пациенток еще большее беспокойство и напряженность. Поэтому было решено сыграть на их заблуждении.

Метод, к которому мы прибегли с учетом особенностей каждой из пациенток, был в сущности один и тот же. Каждой сказали, что ее погрузят в глубокий гипноз. От женщин требовалось, чтобы, погружаясь в транс, они определяли, исследовали и оценивали каждый внешний предмет, его надежность и подлинность, а также любое субъективное переживание. Поступая таким образом, каждая была вынуждена осудить или отвергнуть все, что казалось ей сомнительным и в чем она не была уверена. Для одной упор делался, прежде всего, на субъективных ощущениях и реакциях, а замечания об окружающих предметах вставлялись между прочим. Для другой упор делался на внимании к окружающим предметам, фиксирование которых свидетельствовало о ее бодрствующем состоянии, а замечания о субъективных переживаниях вставлялись между прочим. Так удалось постепенно сузить полеих восприятия и увеличить зависимость пациенток от автора, укрепить связь с ним. Применяя простой прием расслабления и наведения транса, их удалось погрузить в сомнамбулическое состояние гипноза. Разумеется, словесные внушения для каждой, с учетом ее особенностей, слегка отличались.

Для иллюстрации словесных внушений, в которых приблизительно одинаковый упор делается как на субъективных переживаниях, так и на предметах внешнего мира, ниже приводится следующий набор выражений.

“Вы сидите, удобно устроившись в кресле, и ощущаете тяжесть ваших рук, покоящихся на подлокотниках. Глаза ваши открыты, вы видите перед собой стол, при этом вы изредка моргаете, но можете замечать или не замечать это, точно так же, как иногда, почувствовав на ногах обувь, тут же о ней забываете. И вы знаете, что можете видеть книжный шкаф, и можете только гадать, запомнилось ли вам непроизвольно название какой-нибудь книги. Теперь вы снова чувствуете обувь на ногах. Ноги ваши яа полу отдыхают. При этом вы ощущаете, как веки, когда вы посмотрели на пол, опускаются. А ваши руки также тяжело покоятся на подлокотниках кресла. Все это происходит в действительности, вы можете это видеть и чувствовать. Если вы взглянете на свое запястье и затем переведете взгляд в угол комнаты, то, возможно, почувствуете, как изменится фокус ваших глаз. Вы, вероятно, можете вспомнить, как в детстве играли, глядя на предмет так, будто он находится то очень далеко, то совсем близко. Воспоминания детства, проходящие сейчас перед вашим внутренним взором, могут быть легкими воспоминаниями или тяжелыми переживаниями, ибо они реальны. Как бы абстрактны они ни были, они все же реальны, как это кресло, и стол, и это ощущение усталости, которое возникает от неподвижного сидения и которое можно снять, расслабив мышцы и почувствовав всю тяжесть тела; и по мере того как усталость и слабость наваливаются все больше, веки становятся все тяжелее и тяжелее. И все, что тут говорилось, реально, и внимание ваше реально, и когда вы обращаете внимание на свою руку, или ногу, или на стол, или на свое дыхание, или на воспоминание о том наслаждении, которое вы испытываете, когда закрываете усталые глаза, — чувства становятся все богаче и ощущения все приятнее. Вы знаете, что они реальны, что во сне вы можете увидеть стулья, деревья и людей, можете слышать и чувствовать, что зрительные и слуховые образы так же реальны, как стулья, столы и книжные шкафы, которые становятся зрительными образами”.

Мало-помалу эти рассуждения переходят во все более часто повторяемые простые и прямые внушения выполнить то или иное требование.

Этот метод, в котором в процесс индукции транса вовлекаются сомнения и заблуждения испытуемых, применялся нами как в клинике, так и в исследовательских целях. На заключительном этапе в нем удобно использовать поднятие руки, поскольку идеомоторные движения являются отличной объективной и субъективной реальностью, находящейся в поле зрения испытуемого.

Другой метод овладения поведением построен на учете того факта, что, как это не парадоксально, некоторые потенциально талантливые гипнотики решительно противодействуют или даже полностью отвергают гипноз, уже после того, как пережили это состояние.

Благодаря их наивности или потому, что противодействие их направлено не туда, куда нужно, у такого типа людей можно случайно вызвать гипноз в сомнамбулической стадии, но впоследствии они или целиком отвергают гипноз, или упорно и необъяснимо противодействуют ему, сужая свои способности к гипнотическим реакциям. Чаще всего такие люди, несмотря на их очевидную внушаемость, не поддаются гипнозу. И это происходит до тех пор, пока к ним не найдут подход, который удовлетворял бы их специфические внутренние потребности. У тех, у кого способность к гипнозу ограничивается отдельными его проявлениями, можно, к примеру, провести гипноанестезию в родах, но невозможно вызвать нечувствительность к зубной боли, и наоборот. Еще одним примером подобного рода может служить психотик, который под гипнозом выполняет только определенный вид ограниченных терапевтических действий.

В общем, до тех пор, пока не выявлены их частные интересы, эти люди кажутся не поддающимися гипнозу, а их поведение непредсказуемо и неопределенно. Однако, как только определен их частный и специфический интерес, они легко входят в состояние транса и с ними приятно работать. Ниже приводятся случаи, взятые из клинической практики и экспериментальных работ.

Случай 8. Группа студентов-психологов принимала активное участие в экспериментах с гипнозом, выступая в качестве испытуемых у гипнотерапевтов. Одна студентка из этой группы, двадцатилетняя девушка, несмотря на все свои старания, так и не смогла испытать состояние транса. Вначале она высказала убеждение, что ей не дано пережить состояние гипноза, но затем стала говорить, что все же попробует и найдет способ испытать его. Два ее товарища, успешно проявившие себя в качестве и гипнотиков и гипнотизеров, предложили ей, как последнее средство, отправиться к автору. Так они и сделали.

МиссX, высказав убеждение, что она негипнабильна, попросила автора сделать все возможное и индуцировать у нее состояние транса. Вся ее внешность и поведение говорили о том, что она относится к типу особенно общительных людей. После трех часов интенсивных попыток, при которых были испробованы различные методы прямого и косвенного внушения, обнаружилось, что, несмотря на все свои старания, она решительно противодействует гипнозу и никак на него не реагирует. Это укрепило мисс Х в убеждении, что она негипнабильна, а автора натолкнуло на мысль провести эксперимент, в котором противодействие мисс Х гипнозу использовалось как средство, с помощью которого ее можно было бы погрузить в транс.

Автор напомнил мисс X, что оба ее товарища, А и В, прекрасные сомнамбулы и могут в мгновение ока впасть в состояние глубокого гипноза. Обратившись к А и В, он попросил их постоянно пребывать в состоянии психологической готовности и оценивать все, что в данный момент вокруг них происходит. В то время, пока автор работает с мисс X, они не должны выдавать ей, подействовали ли на них внушения автора. (Они не были погружены в состояние транса. Автору это было видно, а мисс Х — нет.) Затем мисс Х предложили внимательно осмотреть своих товарищей и сказать определенно, находятся те в состоянии транса или нет. В свою очередь А и В сказали, что когда автор задает им какой-нибудь вопрос, они должны ответить на него честно, кивнув или покачав головой.

Мисс Х призналась, что не может определить, в каком состоянии находятся ее товарищи А и В. Ей напомнили, что она бодрствует, что у нее не удалось индуцировать состояние транса, и потому она не может демонстрировать гипнотические явления, а А и В, опытные гипнотики, легко это делают. Она с этим согласилась. Тогда была высказана мысль, что если А и В находятся в состоянии транса, то у них можно вызвать отрицательные зрительные галлюцинации. Она снова выразила согласие. Автор отвернулся от всех троих, стал лицом к стене кабинета и сказал следующее: “Мисс X, поскольку я не гляжу на А и В, прошу вас следить за тем, каковы будут их ответы. В конце всего, что я скажу, я задам особый вопрос, на который они должны ответить кивком или покачать головой. Об этом я уже говорил. Вам всем знаком близлежащий пруд не так ли? В ответ каждый может кивнуть. Вы видели его много раз, вы хорошо его знаете и можете увидеть, когда пожелаете. Мисс X, следите внимательно за А и В и будьте готовы сообщить мне их ответ. А и В, пока мисс Х ждет ваших ответов, не видьте (автор говорил это мягко и выразительно, при этом медленно и задумчиво сделав жест в сторону стены, которая находилась и в поле зрения мисс X), не видьте там пруд! Вы не видите пруда, не так ли?” А и В покачали головами. Мисс Х закричала в возбуждении: “Они оба в трансе. У них обоих отрицательные галлюцинации”. Автор оставил ее восклицание без ответа и спросил А и В, видят ли они студентов, идущих мимо пруда, или рыбу, или водоросли в пруду. А и В снова покачали головами.

После этого автор выразился в том смысле, что А и В следует предоставить самим себе, а ему с мисс Х стоит потолковать о гипнозе. Она согласилась и тут же заявила, что демонстрация отрицательных галлюцинаций со стороны А и В убедила ее некоторым образом в том, что ее можно загипнотизировать. Она была уверена, что ей можно внушить состояние глубокого гипноза.

Вместо прямого ответа на ее замечание девушке был за



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; просмотров: 92; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.165.57.161 (0.017 с.)