СФЕРЫ БОРЬБЫ И ОСНОВНЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

СФЕРЫ БОРЬБЫ И ОСНОВНЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ



 

Человек живет в окружении других людей и связан с ними определенными взаимоотношения­ми.

Уже на ранних ступенях развития у человека обнаружива­лись, а в ходе исторического процесса бурно развивались, с одной стороны, социальные - общественные инстинкты (инстинкт самосохранения, стадности, вожачества, сохранения рода, под­ражания и т.д.), с другой - социальные - общественные чувст­ва. В центре нашего внимания стоит человек, но не с его ин­стинктами, а с его социальными чувствами.

Физиолог А.Герцен определял два вида социальных чувств у человека: врожденные - боязнь одиночества, стремление к обще­нию, чувство симпатии - расположение к другим и т.д. и чув­ства приобретенные - связности и общности, товарищества, удовлетворения от общественной работы, классовой солидарно­сти и ненависти к классовым врагам.

Борьба человека с окружающим мирон, с силами природы объединила его с другими людьми. Родилось общество. Возникла сложная система взаимоотношений.

Человек живет в обществе и строит его. Он влияет на об­щество, оно влияет на него. Именно в этой сфере возникает много противоречий и столкновений.

Коллективный процесс производства предполагает воздейст­вие людей не только на природу, но и друг на друга. Посте­пенно люда вступают в определенные производственные отноше­ния, которые включают в себя также отношения обмена и рас­пределения. Здесь открывается сфера, где проявляются проти­воречия и происходят столкновения между отдельными людьми, группами людей, а потом и классами.

Но вступая в производственные отношения, люди не осозна­ют общественного характера этих отношений, и тут возникает новая сила, с которой сталкивается человек - социальная си­ла.

"Социальная сила, то есть умноженная производственная сила возникающая благодаря обусловленной разделением труда совместной деятельности различных индивидов, - учил Энгельс, - эта сила, вследствие того, что сама совместная деятель­ность возникает не добровольно, а стихийно, представляется данным индивидам не как их собственная сила, а как некая чу­жая вне их стоящая власть, о происхождении и тенденциях развития которой они ничего не знают; они, следовательно, уже не могут господствовать над этой силой, - напротив, по­следняя проходит теперь ряд фаз и ступеней развития, не толь­ко зависящих от воли и поведения людей, а наоборот, направ­ляющих эту волю и это поведение."

Произошло отчуждение общественной социальной силы, и от­крылась еще одна своеобразная и наиболее сложная сфера, где человек сталкивается с многообразными проявлениями этой от­чужденной общественно-социальной силы.

Человек сталкивается с многообразными проявлениями этой отчужденной социальной силы, которая воплощается в форме го­сударственной власти и ее аппарата, проявляет себя в нормах идеологии, в норнах права и морали, которые утверждают дан­ное общество. Помимо материальных общественных отношений возникают идеологические, научные, религиозные, политичес­кие, морально-этические и др.

Так в жизни возникают общественно-социальные противоречия, образуется коллизии, вспыхивает борьба - конфликты, кото­рые движут развитие общества.

"Основой драмы является социальный конфликт, - говорит Лоусон, - в которой находит свое выражение разумная воля лю­дей: люди сталкиваются с другими людьми, люди выступают про­тив коллективов, коллективы противостоят другим коллективам, отдельные личности или коллективы противостоят социальным силам или силам природы... Поскольку драма имеет дело с социальными взаимоотношениями, драматический конфликт должен быть конфликтом социальным. Мы можем представить себе драматическую борьбу человека с другими людьми или окружающим ми­ром - с социальными силами или с силами природы, но трудно вообразить пьесу, в которой одни силы природы противопостав­лены другим.

Конфликт героя с социальными силами, противодействующими ему в достижении поставленной цели, может относиться к сфере политической, философской, нравственно-моральной, классовой, семейно-бытовой и т.д.

При такой форме конфликта автор вовлекает в сферу драма­тического действия силы, которые не принимались в расчет ге­роем, а между тем эти силы оказывают решающее воздействие на исход борьбы.

Даже в древнегреческой трагедии конфликт носил социаль­ный характер. Античный драматург не вычленял человека из об­щества. Голос хора звучал как бы голосом общественного мне­ния. В коллизиях древнегреческой трагедии воля общества ото­ждествлялась с волей олимпийских богов, с волей рока. Герой - игрушка рока. Он не способен действовать, он способен страдать, у него нет потребности отстаивать собственные ре­шения; отсюда глубокий пессимизм многих древнегреческих тра­гедий.

В драматургии средневековья социальная сила обретает форму божественного закона, перед которым человек бессилен.

Но уже в эпоху Ренессанса абсолютизируется человек, его разум и воля. Человек в драматургии Возрождения - первооткрыватель мира. Вступая в многообразные конфликты с другими людьми, он утверждает себя в мире, в обществе. Он борется настойчиво, активно, пуская в дело всю изобретательность ума, находчивость, знание человеческой натуры г жизненных обстоятельств. Подобно Гамлету, он мучительно пробивается мыслью к тайникам механизма, управляющего обществом, пытает­ся противопоставить, свою волю воле "железного века". Герои Шекспира, Лопе де Веги, Кальдерона, Корнеля в решающий мо­мент своей жизни полагаются на себя, на свои шаги, действуют изолированно друг от друга. Но кроме активной борьбы на пути к достижению намеченной цели герою не чужда и внутренняя борьба.

В трагедиях Шекспира, кроме противопоставления героев друг другу, внешний конфликт дополняется и усиливается внут­ренним конфликтом. Душевный разлад героя с самим собой вы­ступает и в "Отелло", и в "Короле Лире", и в "Гамлете". Вве­дением в обиход драмы внутренней коллизии Шекспир предвосхи­щает драматургию Просвещения.

Противоречие между человеческой волей и социальной силой - "отчужденной" волей общества - становится главным источни­ком драматизма в искусстве, отображающем личность в классо­вом обществе.

Если в драматургии предшествующих эпох не так сложно об­наружить "генеральную коллизию", отражающую основные проти­воречия действительности, характерные для той или другой эпохи, то применительно к драматургии середины XIX века это сделать значительно труднее.

Литература критического реализма, особенно драматургия, отображает господство над человеком "факта", жизненных об­стоятельств, создающихся в процессе действия социальных сил.

Господство факта над человеком особо обострено в драматур­гии Ибсена. Ибсен показывает неодолимую власть обстоятельств над человеком. Так над Норой в "Кукольном доме" тяготеет проклятье незаконно выданного векселя. То же мы встречаем и в русской классике:

"Борьба, требуемая теорией от драмы, - писал Добролю­бов, - совершается в пьесах Островского не в монологах действующих лиц, а в фактах, господствующих над ними.

Но несчастья в жизни человека все чаще определяются при­чинами непостижимыми, и человек не знает кого или что ему винить. Враждебная человеку действительность не принимает вызова на поединок. Конфликт с действительностью выливается в бессильные метания, нервические выплески, мечтательность.

А.П.Чехов с необычайной чуткостью ощутил непрерывную из­менчивость действительности, никогда не обретающей закончен­ной формы. Его герои повсюду на своем пути встречают глухую стену этой действительности. Ее нельзя ни обойти, ни прошибить. Перелететь через нее может только надежда, мечта. Его герои замыкаются в себе, обособляются друг от друга. Их ин­тересы сталкиваются редко. Типической коллизией действитель­ности, открывшей новые источники драматизма, оказалось отлу­чение человека от общественно полезной деятельности в дегра­дирующем буржуазном обществе. Этот отрыв мучительно пережи­вают чеховские герои, жаждущие "настоящего", "умного", "вер­ного" дела. Во многих плесах Чехова социальные силы конфлик­та и движущие мотивы не отчетливы, но они есть и конфликт в них социален. Он образуется сложными, многообразными отноше­ниями действующих лиц с действительностью, он стал этическим выражением раздумий Чехова о неблагоустройстве действитель­ности, о ненормальности жизненных отношений в обществе, по­рождающих душевную апатию, инертность, пассивность воли.

В пьесах А.М. Горького социальная коллизия отлучения че­ловека от общества встала во всей ее исторической значимости в пьесе "На дне". Здесь разорваны судьбы людей. Они вообще не пересекаются, не противодействуют друг другу. Человек оторван от дела и тем самым оторван от жизни. Та же идея и в "Варварах". Варварство - это не только невежество, стяжатель­ство, пошлость. Это отказ от дела, от того, что придает жиз­ни смысл и цель.

Но индивидуальным волевым усилиям не преодолеть про­пасть, образованную "отчуждением" социальных сил. Прежде чем эта пропасть была преодолена в драматургии, она должна была исчезнуть в жизни общества.

Маяковский в своей "Мистерии Буфф» запечатлел в острой публицистической форме основной конфликт эпохи - противоре­чие между угнетателями и угнетенными, "чистыми" и "нечисты­ми . Он устранил из пьесы все частное, индивидуальное, дав в драматическом конфликте схему конфликта классового.

Но социальный конфликт в драме не монет быть сведен к от­ражению только классовых противоречий. Гораздо сложнее об­стоит дело в тех пьесах, где нет ни мотивов классовой борь­бы, ни сословных предрассудков, ни кастового или имуществен­ного неравенства, где социальные позиции героев одинаковы.

Столкновения, возникающие на почве личных интересов, то­же несут в себе огромный заряд социальности, ибо глубинные истоки этих столкновений лежат в общественной практике, в устремлениях, свойственных данному классу, характерных для данной общественной формации.

Любовная, семейно-бытовая коллизия, отображающая частные отношения, тоже может стать первоосновой конфликта огромной социальной емкости. Таковы "Ромео и Джульетта" Шекспира, Коварство и любовь» Шиллера, "Гроза" Островского и Д Сложные противоречия и отношения в таких пьесах растворены в мировоззрении и психологии героев, выражены в сугубо индивидуальной форме.

Несомненно одно - магистральный путь мировой драматургии определен произведениями, в конфликте которых отражены суще­ственные противоречия развития общества, взаимосвязи общества и личности.

Но может оказаться, что коллизии, отражающие частные от­ношения, могут замкнуться в себе, и в них не будут выступать закономерные связи с реальными жизненными противоречиями.

Асоциальный конфликт игнорирует общественную практику, разрывает цепь общих причин и частных следствий. Он замыкает человека в сфере индивидуальных отношений.

"Сфера асоциального конфликта... широка, - замечает в своих исследованиях В.Сахновский-Ланкеев. - С одной стороны, очерчена она произведениями, где человек предстает сущест­вом чисто биологическим, живущим лишь по велению инстинктов, подсознательных импульсов, неотличимым от животного. С другой стороны - пьесами, построенными на извечных коллизиях, игнорирующих реальное общественное бытие человека. Между этими двумя полюсами - множество типов асоциального конфликта, по­рожденных различными гносеологическими и историческими причинами и, несмотря на разительное, казалось бы, несходство, единых в главном - в отрицании социального начала."

Современная западная модернистская драматургия предпочи­тает отображению реальной действительности зарисовку реакции подсознания героев на эту действительность. Опору и источник этот принцип находит в учении Фрейда.

Английский писатель Джеймс Олдридж в своей статье "Ком­бинация секса и эгоизма", резко высказал свое мнение о со­временной западной драматургии: "Сегодня на западе почти вся литература пронизана сексом как доминирующим стимулятором."

Гораздо дальше идет современная западная авангардистская драма. Герои ряда произведений С.Беккета и З.Ионеско призва­ны воплотить ужас, бессмысленность существования одинокого человека в жестоком, бессмысленном мире. Страдание, вызван­ное абсурдностью условий, в которых живет человек, и являет­ся темой пьес Беккета, Адамова, Ионеско, Жене.

Театр абсурда отказывается спорить но поводу бессмысленности условий человеческого существования, он просто показы­вает их и приходит к одному выводу; жизнь человека абсурдна, ибо человек смертен и обречен на одиночество и непонимание другими. Человек лишь единица, и ничто не изменится, если его не станет.

Единственный раз социальные противоречия легли в основу конфликта в пьесе Ионеско "Носороги". В других пьесах абсур­дистов социальные мотивы отсутствуют.

Историческая и социально-общественная ценность драматур­гического произведения всегда измеряется тем, какие общест­венно значимые социальные противоречия отражает конфликт данного произведения.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.243.21 (0.015 с.)