Памятные даты. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ И. И. МЕЧНИКОВА (К 160-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ УЧЕНОГО)



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Памятные даты. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ И. И. МЕЧНИКОВА (К 160-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ УЧЕНОГО)



Автор: В. А. КОЛЬЦОВА, Ю. Н. ОЛЕЙНИК

© 2005 г. В. А. Кольцова*, Ю. Н. Олейник**

* Доктор психол. наук, зав. лабораторией истории психологии и исторической психологии, ИП РАН, Москва

** Кандидат психологических наук, зав. кафедрой общей психологии и истории психологии, МосГУ, Москва

В статье рассматриваются психологические взгляды известного русского ученого И. И. Мечникова (1845 - 1916), анализируется его вклад в разработку геронтологии, изучение проблем долгожительства, обеспечения активной и деятельной старости.

Ключевые слова: сравнительно-эволюционный метод, соотношение биологического и социального, теория активного долголетия.

...Полное изучение человеческой личности должно составить необходимую ступень при обсуждении планов устройства общественной жизни людей.

И. И. Мечников

Развитие любой отрасли знания всегда осуществляется на основе ее взаимодействия с другими смежными науками. Более того, уровень зрелости той или иной дисциплины во многом зависит от общего состояния научного мышления. Как правило в каждый конкретный период он задается определенными направления и подходами, доминирующими в данный момент времени и выступающими как своеобразные системообразующие факторы развития науки. В XIX-XX вв. такую роль выполняли естественнонаучные дисциплины. Идеи и положения, выдвинутые и разрабатываемые Д. И. Менделеевым, И. М. Сеченовым, СП. Боткиным, А. О. Ковалевским и рядом других известных русских ученых, оказали значительное влияние не только на развитие отечественного и мирового естествознания, но и на формирование ряда смежных с ними научных дисциплин, в том числе психологии. Именно поэтому реализация системного подхода в историко-психологических исследованиях предполагает рассмотрение генезиса психологических концепций и теорий в широком общенаучном контексте, изучение влияния научного наследия ученых-естествоиспытателей на динамику психологических знаний. В связи с этим несомненный интерес представляет анализ творчества Ильи Ильича Мечникова как важного источника становления научной психологической мысли.

Выдающийся естествоиспытатель, талантливый экспериментатор, автор ряда оригинальных теорий и основоположник новых направлений в области естествознания, крупный организатор и смелый пропагандист, блестящий полемист и популярнейший человек своего времени, он является гордостью русской науки, входит в славную плеяду отечественных ученых конца XIX - начала XX вв., оказавших мощное воздействие на передовую научную мысль России.

Являясь лауреатом Нобелевской (1908) и трижды лауреатом премии им. Бэра, почетным доктором наук Кембриджского университета, иностранным членом Лондонского Королевского общества, членом Парижской академии медицины и Шведского медицинского общества, почетным академиком Петербургской академии наук и Военно-медицинской академии, а также более чем 15-и зарубежных академий наук и практически всех медико-биологических научных обществ России, И. И. Мечников оставил колоссальное научное наследие. Его работы охватывают вопросы биологии (морфологии и эмбриологии низших животных), микробиологии (бактериологии и эпидемиологии инфекционных болезней), антропологии, геронтологии, иммунологии и физиологии высшей нервной деятельности. Не ставя задачу детально оценивать и анализировать все научные направления творчества Мечникова, тем более что это уже сделано в ряде трудов [17, 19 - 24], коснемся того вклада, который ученый внес в разработку проблем человекознания, и его идей, представляющих непосредственный интерес для психологической науки.

Следует сразу оговорить, что И. И. Мечников не занимался специально психологией. Но, разрабатывая широкий круг проблем человекознания,

стр. 102

рассматривая теоретические и практические вопросы человеческой жизнедеятельности, он естественным образом обращался к обсуждению психологических феноменов. Этому содействовала широчайшая эрудиция Мечникова в разных областях знания, его близкое знакомство с передовыми для того времени идеями физиологической науки, убежденность в наличии закономерных связей между разными уровнями организации живой материи. Он подчеркивал необходимость сосредоточения всех знаний о человеке в рамках одной науки, отмечал, что исследователь должен опираться на фактический материал, отражающий все многообразие факторов, участвующих в изменении видов. Этому требованию, по его мнению, может удовлетворить только единая наука о человеке [1].

Основную часть научного наследия И. И. Мечникова в области человекознания составляют труды, посвященные разработке проблем, связанных с природой человека, закономерностями и факторами ее эволюции (1, 3, 4, 7, 8, 10, 12, 14 и др.). И хотя среди них только одна работа специально посвящена вопросам психологии [10], все труды этого цикла пронизаны идеями и мыслями, которые представляют несомненный интерес для психологической науки и актуальны для общественной практики. Между тем многие содержащиеся в работах Мечникова конструктивные положения не получили дальнейшего развития и все еще недостаточно известны.

Переходя к изложению психологических воззрений И. И. Мечникова, необходимо сделать несколько замечаний о его методологической платформе. Ее краеугольным камнем стал естественно-научный подход к явлениям окружающего мира. В предисловии к первому изданию "Этюдов о природе человека" он указывает, что поколение, к которому он принадлежит, "легко и быстро усвоило основы положительного мировоззрения, развившегося, главным образом, вокруг учения о единстве физических сил и об изменяемости видов... Естественно-историческая сторона этого мировоззрения отвечала всем требованиям мышления. .." [16, с. 1]. Воспитанный на идеях революционеров-демократов, безоговорочно принявший эволюционное учение Ч. Дарвина и присоединившийся к взглядам И. М. Сеченова1 о соотношении души и тела, Мечников глубоко осознавал важность изучения нервной деятельности человека, подчеркивал ведущую роль мозга и центральной нервной системы в регуляции психической деятельности. Он призывал "обратить внимание на то, что центральные нервные органы должны иметь очень большое влияние на развитие чувствительности... Чувствительность не есть простое отправление нервных волокон, она зависит от центральной нервной системы" [4, с. 61].

Завершенное выражение методологические установки Мечникова получили не только в его теоретических построениях, но и в последовательно реализуемом им исследовательском подходе - сравнительно-эволюционном методе . При рассмотрении любого вопроса, касающегося психического развития или жизнедеятельности человека, Мечников обязательно проводил их сравнительный анализ с животным миром. При этом он избегал вульгарно-механических аналогий, рассматривая человека эволюционно выше самого разумного животного, подчеркивал его качественное своеобразие. Проведение такого сравнительного анализа он считал необходимым условием исследования природы человека. Так, анализируя выявляемые им "дисгармонии" в природе человека, он отмечал, что прежде "чем приступить к вопросу о человеке, необходимо бросить взгляд на организованный мир вообще, чтобы найти точки опоры, способные облегчить решение главной задачи нашего исследования" [16, с. 36]. На подобных "точках опоры" построены все теоретические обобщения и эмпирические выводы ученого.

Таким образом, методологическую позицию И. И. Мечникова характеризуют комплексный и естественно-научный подходы к изучаемым явлениям, материалистическое решение вопроса о соотношении психики и мозга и сравнительно-эволюционный метод исследования.

Оригинальны этнопсихологические взгляды И. И. Мечникова, изложенные в основном в работах по антропологии и этнографии [5, 6, 12, 13]. Интерес к этой теме у будущего ученого пробудился еще в юношестве. Он читал литературу и собирал статистические данные о разных народах мира, уделяя особое внимание северным народностям России и калмыкам. Собираясь в экспедицию с целью антропологических изысканий, он разрабатывает и представляет на утверждение в Географическое общество специальную исследовательскую программу, которая отличалась последовательностью применения сравнительного метода, глубиной и комплексностью охвата исследуемой проблемы [6]. В программе был выдвинут ряд основополагающих принципов антропологического исследования:

1. Изучение любых антропологических особенностей человека (рост, относительная величина частей тела и т.д.) с учетом возрастной изменчивости.

2. Учет в антропологическом исследовании половых различий, т.е. реализация принципа полового диморфизма.

1 И. И. Мечникова с И. М. Сеченовым связывали не только единство взглядов и мировоззренческих позиций, но и долголетняя личная дружба.

стр. 103

3. Изучение влияния географических факторов на развитие человека.

4. Анализ патологических и аномальных явлений у различных народов.

5. Проведение естественно-исторического и статистического исследования вопроса о жизни и вымирании первобытных народов: пока наука не будет располагать точными данными о естественно-научной стороне вопроса (плодовитость, смертность по возрастам, "прилипчивость разных болезней" и т.п.), "до тех пор ответы могут иметь только чисто гипотетический характер" [там же, с. 366].

6. Изучение народностей во всем многообразии их жизнедеятельности.

Очевидно, что эти принципы относятся не только к собственно антропологическим исследованиям, но имеют значение для любой науки, изучающей человека, в том числе и для психологии. И заслуга И. И. Мечникова состоит в том, что еще в 1873 г. он обратил внимание на эти важные, ключевые установки в исследовании человека.

Значительное место в творчестве ученого занимают вопросы воспитания человека. Он проводит детальный критический анализ популярной в XVIII - начале XIX вв. "теории естественного воспитания" Ж. -Ж. Руссо [4], определяя ее суть следующим образом: "Сущность этого метода заключается в том, чтобы ребенок видел в наказании необходимое последствие его поступка, чтобы он собственным опытом дошел до сознания, что наказание и поступок относятся как следствие к причине во всех естественных явлениях" [11, с. 43]. Мечников подробно анализирует основные положения этой концепции, указывая и на недостатки подобной системы воспитания [там же, с. 43 - 50]. Они состоят, по его мнению, в том, что, во-первых, основанное на испуге и боли, оно будет держать долгое время ребенка в "возбужденном состоянии"; во-вторых, ребенок не может соотнести болезненное ощущение с невидимым свойством предмета и за счет генерализации обобщения вообще откажется иметь когда-либо дело с этим предметом; в-третьих, некоторые вещи ребенку в его возрасте невозможно понять a priory (например, пользу чистоты); в-четвертых, наказание ребенка за те или иные черты характера приводит к неверному заключению, будто бы если характер воспитывается, то это всецело заслуга воспитателя, а не ребенка, а если характер природно обусловлен, то ребенок также здесь ни при чем; в-пятых, у ребенка не формируется различия между чувством справедливости и чувством естественной законности (полезности), ему вообще становится недоступна идея полезности; в-шестых, теория естественного воспитания исходит из принципа, что естественные наклонности ребенка, если не сознательно, то инстинктивно ведут к пользе, однако в общественной жизни далеко не все наклонности ребенка полезны.

Мечников раскрывает также собственные взгляды на процессы воспитания. Используя сравнительный анализ развития ребенка и детеныша животного, он приходит к выводу, что "даже на телесное развитие (не говоря уже о психическом) у человека употребляется гораздо больше времени (в послематочном периоде развития), чем у других млекопитающих.., что рождаясь на свет, человек представляется сравнительно менее развитым, чем другие новорожденные млекопитающие" [там же, с. 53 - 54], соответственно "ребенок разнится от взрослого человека гораздо больше, чем всякое другое молодое животное от взрослого" [там же, с. 54]. Опираясь на эти положения, Мечников подчеркивает качественное своеобразие ребенка по сравнению со взрослым, указывая, что речь идет не только о своеобразии телесной организации, но и о всей умственной, эмоциональной и волевой деятельности.

Кроме того, он поднимает вопрос о факторах, влияющих на формирование характера ребенка. Согласно его представлениям, "несоответствие желаний ребенка окружающей обстановке ведет к порче характера. Стоит умножить в уме случаи несоответствия внешней обстановки с естественными наклонностями ребенка, и тогда будет понятно, что они должны производить дурное влияние на развитие характера" [там же, с. 58]. Большое значение имеет, по мнению Мечникова, также неравномерное развитие чувствительной и волевой сфер ребенка, что отражается на формировании его характера и нравственных установок. Причем эти "несоответствия" и "неравномерности" детского возраста сказываются и на характере взрослого человека. Вывод Мечникова состоит в том, что, с одной стороны, необходимо "стараться ставить ребенка под влияние обстановки, наиболее для него соответствующей", с другой - уделять в процессе воспитательного воздействия равное внимание двум основным качествам человеческого характера: чувствительности, или "страстности", и уму, воле, т.е. по сути осуществлять комплексный подход в воспитании, не допуская гипертрофированного развития одних качеств человека в ущерб другим [там же, с. 58]. Конечно, идеи И. И. Мечникова о качественном отличии ребенка от взрослого, о неравномерности развития отдельных психических функций, о комплексном подходе к процессу воспитания и значении внешних условий для формирования личности вряд ли можно назвать новыми для того времени. Напомним, что статья Мечникова [4] была опубликована спустя четыре года после выхода книги К. Д. Ушинского "Человек как предмет воспитания", в которой все эти проблемы уже были подняты. Но их постановка ученым, никогда углубленно не занимавшимся проблемами

стр. 104

педагогики, характеризует Мечникова как человека передовых, новаторских воззрений, свидетельствует о глубоко научном понимании им сущности и путей воспитания.

Несомненный интерес представляют и взгляды И. И. Мечникова на природу человека. Стремление выработать общее и цельное воззрение на человеческое существование привело его к разработке концепции биологических дисгармоний человеческой природы. Анализируя историческое развитие взглядов на эту проблему, начиная с античности и кончая XVIII веком, Мечников приходит к выводу, что "воззрения на человеческую природу... распадаются на две большие категории: одна из них обнимает воззрения, по которым природа наша должна служить источником и образцом как для изящного, так и для нравственного искусства; другая же заключает взгляды, которые, наоборот, побуждают его унижать свою природу и изменять ее сообразно с какой-нибудь определенной целью" [8, с. 551]. По мнению Мечникова, более соответствующей истинной природе человека, естественной и доказательной является второй точки зрения.

"Опираясь на дарвинскую идею о происхождении человека, в соответствии с которой человек получил все свои органы от какого-нибудь более низкого в системе животного, передавшего по наследству между прочим и такие части, которые сделались бесполезными, мало-помалу заглохли, оставив, однако, по себе более ими менее заметные следы в виде... рудиментарных или остаточных органов [там же, с. 553] и его идею об изменчивости видов, согласно которой "будучи существом общительным и притом принадлежа к числу наиболее изменчивых видов, человек в высшей степени подвержен влиянию постоянно изменяющихся внешних условий, вследствие чего он находится в процессе применения к ним" [там же, с. 555], и наследственности, Мечников делает вывод: "вид Homo Sapiens принадлежит к числу видов, еще не вполне установившихся и не полно приспособленных к условиям существования. Унаследованные им инстинкты потеряли свою первоначальную силу, сделались шатки, тогда как долженствующий стать на их место разум еще недостаточно развился и окреп. Отсюда раздвоение и разлад, со столь ранних пор обративший на себя внимание человечества" [там же, с. 558]. Другими словами, основная дисгармония человеческого организма заключается в разладе "между данными природою свойствами и человеческим идеалом счастья" [там же, с. 556].

Таким образом, И. И. Мечников остро ставит проблему соотношения биологического и социального в человеке, показывает необходимость устранения дисгармоний в природе человека. Он считает, что именно этот путь позволяет решить задачу человеческого существования, понять его смысл и цели, а также разъясняет значение истинной культуры и истинного прогресса. При этом только активность и сознательное стремление человека к своему совершенствованию, опирающиеся на открытия науки, позволят достигнуть гармонизации его природы.

Не останавливаясь более подробно на рассмотрении теории дисгармоний, укажем лишь, что сам Мечников осознавал неразработанность многих ее положений, отмечал их гипотетический характер и высказывал надежду, что дальнейший прогресс науки принесет новые убедительные факты, уточняющие его выводы. Он верил, что "более молодые силы займутся их проверкой и дальнейшим развитием", рассматривал свой вклад в решение данной проблемы как своеобразное завещание "отживающего поколения новому" [16, с. 3].

Логическим продолжением теории дисгармонии стала разработанная Мечниковым теория ортобиоза, или "нормального цикла жизни человека". Стремление к продлению жизни, сохранению здоровья и обеспечению активной старости - первостепенная потребность и мечта человечества. Являясь сторонником гуманистического и оптимистического мировоззрения, Мечников был абсолютно убежден в возможности науки усовершенствовать природу человека и приблизиться к разрешению этой проблемы. Неслучайно его труд, в котором созданная им теория ортобиоза получила наиболее полное воплощение, называется "Этюды оптимизма" [14].

Ключевым положением теории ортобиоза является вывод о том, что настоящая цель человеческого существования заключается в деятельной жизни, соответствующей личным способностям, длящейся по появления "инстинкта смерти", т.е. до тех пор, когда человек чувствует себя уже удовлетворенным продолжительностью своей жизни и начинает желать небытия [15, с. 283]. Анализируя имеющиеся научные данные (работы Галлера, Бюффона, Флуранса), а также опираясь на собственные выводы и наблюдения, Мечников приходит к заключению, что естественная продолжительность жизни человека должна составлять 150 лет. По достижении этого возраста у человека возникает чувство жизненной завершенности, удовлетворенность и спокойное, радостное восприятие окончания своего жизненного пути. И наоборот, осознание дисгармоний своей биологической природы, переживание неотвратимости, а главное преждевременности смерти, краткости своего бытия, по мнению Мечникова, рождает чувства пессимизма и безвыходности. В связи с этим цель науки он видит в вооружении человека разумной программой изменения человеческой природы, преодоления трудностей бытия,

стр. 105

продления активной творческой деятельной жизни и тем самым в возвращении ему веры, оптимизма и счастья. "Человек способен на великие дела; вот почему следует желать, чтобы он видоизменил человеческую природу и превратил ее дисгармонии в гармонии. Одна только воля человека может достичь этого идеала" [14, с. 293].

С целью изучения поставленной проблемы Мечников приступает к исследованию феномена долгожительства и получает обширный научно значимый материал в этой области. Представляет интерес данное Мечниковым объяснение причин старения, которые он видит в механизме межклеточных и межтканевых взаимоотношений в организме, во влиянии фагоцитоза на старческую атрофию ("борьбе макрофагов"2 и "благородных элементов тканей"), развивая тем самым цитогеронтологическое направление в геронтологии.

В работе "Этюды оптимизма" Мечников предлагает широкую конкретную программу мер, направленных на борьбу со старением, за продление человеческой жизни, реализацию биологических ресурсов организма в полном объеме. Особое внимание им уделяется при этом вопросам гигиены, включая психогигиену. К последней он относит формирование у человека потребности и активного стремления к здоровому образу жизни.

Следует отметить, что сколь бы важным, по мнению Мечникова, не являлось удовлетворение естественных базовых потребностей, обеспечение нормальных условий существования человека не выступало у него в качестве самоцели, а рассматривалось как основа и условие "удовлетворения высших потребностей душевной жизни" [9, с. 10].

Конечно, не все поставленные проблемы могли быть решены ученым, опирающимся на научные достижения своего времени и ограниченным уровнем развития науки, недооценивающим роль социальных факторов в борьбе за здоровье и жизнь человечества. Но уже сам факт обращения к ключевой экзистенциальной проблеме человеческого бытия - вопросу жизни и смерти, попытка ее научного решения стали важным стимулирующим фактором для развития дальнейших поисков в этом направлении. В связи с этим работы Мечникова по праву считаются одним из источников развития современной геронтологии.

Постановка этой проблемы как научной имела большой социальный смысл, особенно в России, которая по уровню смертности (в первую очередь детской) и низкой продолжительности жизни во второй половине XIX века занимала одно из первых мест в Европе [18]. Очевидна актуальность данной проблемы и для современной России, переживающей сегодня беспрецедентно острый демографический кризис, поставивший под угрозу сохранение титульной нации и выдвинувший вопросы сохранения численности населения страны в число первоочередных государственных проблем. И это побуждает нас вновь обратиться к научному наследию И. И. Мечникова, посвятившего решению это вопроса все свое богатое и многогранное творчество.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Мечников И. И. Антропология и дарвинизм // Вестник Европы. М., 1875. Кн. 1.

2. Мечников И. И. Антропологический очерк калмыков как представителей монгольской расы // Известия Московского общества любителей естествознания, этнографии и антропологии. Труды антропологического отдела. 1876. Т. 20. Кн. 2. С. 205 - 209.

3. Мечников И. И. Возраст вступления в брак. Антропологический очерк // Вестник Европы. 1874. Кн. 1. С. 232 - 283.

4. Мечников И. И. Воспитание с антропологической точки зрения // Вестник Европы. 1871. Кн. 1. С. 205 - 232.

5. Мечников И. И. Мадейра. Воспоминания и заметки // Вестник Европы. 1873. Кн. 9. С. 212 - 239.

6. Мечников И. И. Докладная записка в Географическое общество: Акад. собр. Соч. М.: 1964. Т. 16. С. 366 - 367.

7. Мечников И. И. Закон жизни. По поводу некоторых произведений графа Л. Толстого // Вестник Европы. 1891. Кн. 9. С. 228 - 260.

8. Мечников И. И. Очерк воззрений на человеческую природу // Вестник Европы. 1877. Кн. 3 - 4. С. 537 - 560.

9. Мечников И. И. Предисловие по второму изданию книги "Этюды оптимизма" 1908 г. // Мечников И. И. "Этюды оптимизма". М., 1987. С. 8 - 14.

10. Мечников И. И. Рудименты человеческой психики в некоторых физиологических и психологических актах//Мир божий. 1904. N 11. С. 1 - 17.

11. Мечников И. И. Сорок лет искания рационального мировоззрения. М., 1913.

12. Мечников И. И. Флора нашего тела // Вестник воспитания. 1901. N 5. С. 1 - 34.

13. Мечников И. И. Экскурсия на острове Тенерифе // Вестник Европы. 1872. Кн. 5. С. 254 - 295.

14. Мечников И. И. Этюды оптимизма. М.: Наука, 1964.

2 Макрофаги определяются Мечниковым как элементы соединительных тканей, возникающие под влиянием продуктов гниения в кишечнике человека и противостоящие "благородным тканям" - нервным, мышечным, что в итоге приводит к прекращению их нормального развития. В связи с этим защиту организма от преждевременного старения он видел в обеспечении способов усиления благородных тканей и их способности противостоять воздействию макрофагов, а также в ослаблении функций последних. Развивая указанные идеи Мечникова, академик А. А. Богомолец, наоборот, ставит вопрос о важности соединительных тканей для деятельности организма и необходимости стимулирования их функций в старческом возрасте как условии продления активной жизни до 120 - 150 лет [25, с. 307].

стр. 106

15. Мечников И. И. Этюды о половом вопросе: Акад. собр. соч. М.: 1964. С. 283 - 290.

16. Мечников И. И. Этюды о природе человека. М., 1917. С. 282.

17. Анугин Д. Н. Мечников и его антропологические статьи // Русск. антрополог, журн. 1916. Т. 20. С. 129 - 138.

18. Берви-Флеровский В. В. Избр. экономические произведения. М., 1959. Т. 2.

19. Вайндрайх Т. М. Учение Мечникова о воспалении и иммунитете // Журн. микробиол., эпид., иммун. 1941. N 8. С. 1929.

20. Зенкевич Л. А. Мечников как биолог-эволюционист // Успехи современной биологии. 1945. Т. XX. С. 20 - 26.

21. Зильбер Л. А. Теория фагоцитоза Мечникова в свете современных экспериментальных данных // Успехи современной биологии. 1945. Т. XX. С. 6 - 20.

22. Кулагин Н. М. Мечников как зоолог // Природа. 1915. N 5. С. 703 - 706.

23. Нагорный А. В. И. И. Мечников и проблема удлинения жизни // Учен. зап. Харьковского ун-та. 1940. Т. VX. С. 145 - 156.

24. Сахаров Г. П. Мечников как патолог // Медиц. обозр. 1916. Т. 86. С. 507 - 523.

25. Тишкова А. А. У истоков геронтологии // И. И. Мечников. Этюды оптимизма. М., 1987. С. 277 - 313.



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; просмотров: 116; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.165.57.161 (0.012 с.)