ТОП 10:

И пали славянские города под натиском крестителей. Подлостью и коварством были уничтожены защитники. Была потоплена в крови любовь и свобода.



- Змей! – вскричал Перун Сварожич, - Змей, братишка, выручай! Я не удерживаю!

- Иду на бой! – прогудел Велес, - Ну, что ж, чернобожники! Отведайте-ка силу Велеса.

Вы думаете, что экономическую блокаду придумали американцы в двадцатом веке? Ха, ха, ха, и еще раз ха! Тогда, тысячу лет назад, поднялись купцы и те, кого позже назовут предпринимателями. А купцу все равно, в какой храм идти. Если какое-то действие или какой-то обряд помогает, притягивает удачу в сделке, то этим обрядам купец и будет следовать.

А никто не помогал в производстве и торговле так, как Велес.

И поняли купцы: нарушишь слово купеческое – и не будет больше удачи тебе, не оставь гостинчик Велесу, и уплывет сделка из-под самого носа, нарушь Закон и Правду – и забудь, что ты был купцом – пустыми будут приходить твои корабли и караваны. И тогда тверже камня и прочнее стали, стало слово купеческое, Закон и Правду стали нести люди дела.

 

- Не переживайте, братья, я – держу! – довольно урчал Велес. И долго держал он свою экономическую блокаду. И не была власть Чернобогов полной – как они не старались. Деньги иногда оказываются не слабее меча. А их в те времена контролировали наши, родные Боги.

Но Высший Разум не была бы Высшим Разумом, если бы не могла придумать ответ на любую загадку. И к восемнадцатому веку был подготовлен еще один глобальный прорыв Чернобогов.

Начался Научно-Технический Прогресс. Велес не знал, что такое техника, он не понимал ее, а Высший Разум чувствовала себя здесь, как дома.

По-первости, Велес держался. Когда кто-то покупал себе виноградодавильную машину, и десятки давильщиков оказывались без работы, люди не спешили покупать вино, полученное ценой лишения людей их законного заработка, ценой лишения их семей средств к существованию, они предпочитали покупать его у того, кого давно знают, кто никого зря не обидел, о ком ходит добрая слава. Но капля – за - каплей, Высший Разум подтачивала безоговорочную веру людей в Закон и Правду. Точное соблюдение Закона и Правды перестало быть единственно возможным способом получения денег, наоборот, теперь деньги были на одной чаше весов, а Закон и Правда – на другой. И длившаяся восемьсот лет, героическая оборона Велеса начала сдавать.

* * *

 

- Тетя Тильда, мы принесем еще дров для костра, а то становится холодно?

- Действительно – смотрите, небо начало сереть. Скоро рассвет – перед рассветом всегда становится холодно. Что-то задержались вы сегодня, как бы в деревне не подняли шум. Люди скоро начнут просыпаться – а вас еще нет. Да и я хороша – сижу, рассказываю, совсем счет времени потеряла! Глотните-ка по кружке горячего чая, чтобы не замерзнуть. В нем особая травка – она поможет вам быстро бежать. И бегом домой – я постараюсь спрямить для вас тропку, чтобы она стала короче.

 

Громко стукнула дверь гусятника. Митька, кормивший гусей, поднял голову. Дед Матвей был в ярости. Он был зол на внука, за то, что вчера вечером опять упустил его. Да тут еще отец Николай пригрозил: «Еще раз не выследишь внука – тебя самого обвиню! Скажу – ты попустил! И полетит тогда твоя голова, дед!»

- Ты где это почти до рассвета шастал?! Говори, охальник!

- Да вот, в лесу заплутал, дедушка, едва под утро дорогу домой нашел.

- А чего это ты почитай, каждый вечер в лес шастаешь? Чего это ты там забыл?!

- Как же, чего забыл, дедушка? А грибочки, ягоды? Ты, вон, совсем уже старенький стал, а грибочков, да ягодок и тебе, и мне охота. Да я и не в ущерб хозяйству – вон куры да гуси всегда кормленные.

- Грибочки, значит?! Ягодки, значит?! Ты мне зубы не заговаривай! А чего-й-то Машки то соседской то ж почитай до самого рассвета не дождались?! Ты чего-й-то задумал, охальник?! Не мал ли еще – за девками бегать?! Доживи сперва до своей двенадцатой весны! Да и то, не с кем сам захочешь, а с кем батюшка, отец Николай выберет! Ясно?! А то ишь! Едва восьмую весну справил – а туда же?!

Митька облегченно вздохнул – не догадался дед про берегиню.

- Так ведь Любовь – она же священна, дедушка!

- Любо-овь! Свыще-енна! Браки заключаются на Небесах! Святой церковью, чтоб ты знал! Батюшке-то, ему виднее, с кем тебе быть, а с кем не быть никогда! А он, Любо-овь! Свяще-енна!

- От настоящей любви, дедушка – герои рождаются! Разве ты не хочешь, чтобы твоим правнуком был кто-нибудь, навроде Добрыни Никитича или Ильи Муромца?

- Не от любви, дурак! А от чистого непорочного брака! Чтоб девка – целкой была! Да чтоб батюшка поп ей подходящего жениха выбрал! И чтоб окромя него ни-ни, никогда и ни с кем! Вот так-то, дубина! А он - любо-овь! Еще раз возле Машки увижу – все вихры повыдергаю!

- А ты, дедушка, сказки вспомни, там всюду про Любовь говорится, и нигде про освященный церковью брак не сказано.

Дед Матвей устало рухнул на завалинку:

- Да ты что, дубина, не понимаешь? То ж сказки! В них, чистый, освященный церковью брак, для простоты и краткости слова, любовью обозван. Эх, Митька-Митька! Ну как ты не понимаешь? Ну какая может быть любовь? Ну жил бы как все. Сидел бы дома. Ходил бы у церков. Дубина ты, Митька! Своей башки нет – чужую, верно говорят – не приставишь!

 

Дети вновь собрались у берегини.

- Тетя Тильда, а откуда взялись Чернобоги? Ты рассказываешь об их злодеяниях, как людей губят, как Любовь уничтожают, как знания искореняют, но зачем им все это? Земля-Матушка – она же такая большая! Даже на ней хватило бы места для всех! А ты говоришь об огромной Вселенной, в которой, каждая звездочка, что вспыхивает на Небе, это такое же Солнышко, как наше! И у каждого Солнышка есть дочери и сыновья, такие же, как наша Земля-Матушка! Откуда, при этом берутся те, кому везде мало места, кто всегда пытается уничтожать других? Зачем? Чтобы занять их землю? А разве мало другой земли? И почему нельзя просто договориться? Мы же пустили сюда слуг Чернобога, мы пытались с ними договориться, А они в ответ что сделали? Претворились друзьями, а потом стали нас уничтожать. Почему так? Откуда берутся такие вот существа? Зачем им это?

- Чернобоги не всегда были такими. Они были рождены, чтобы защищать Вселенную! Поэтому, они даже в чем-то сильнее Богов. Боги рождены, чтобы порождать и учить, показывать и направлять, а Чернобоги рождены, чтобы сражаться и защищать. Но потом вышло так, что защитники Вселенной стали ее палачами. Они стараются больше не вспоминать, кем они были и зачем они родились. И любого, кто попробует напомнить им об этом – они убивают, потому что страх гонит их дальше. Да, именно страх! Не бывает врагов, как и предательства не бывает. Все мы – дети огромной Вселенной! А значит, все живые друг другу близкие или дальние родственники, более ближние или более дальние братья. И только страх заставляет любое живое существо стать врагом самому себе, а значит и врагом всем своим братьям, то есть всем ЖИВЫМ.

Но кем были Чернобоги, и как случилось так, что они стали врагами и палачами всему живому, я расскажу вам в следующий раз. А сегодня, я расскажу вам, откуда они пришли.

Для этого, представьте себя Звездой! Такой, как наше Солнышко! Учитесь, ребята – рано или поздно, все вы станете высшими, а значит, рано или поздно, каждому из вас предстоит стать чьим-то Солнцем! Итак, попробуйте представить себя нашей бабушкой, Солнцем! Вот у вас есть дочка Земля, и у нее есть много маленьких ребятишек – людей, деревьев, зверей, птиц... А еще у вас есть сын, Марс и сын Фаэтон, и дочка, Венера!... А еще у вас есть...

Что чувствуют Звезды?

Мы пока не в силах этого понять. Это и есть следующий этап человеческого пути, когда, пройдя весь свой путь на Земле от начала и до конца, из жизни в жизнь, от травинки до высшего, человек может больше не рождаться.[9] В виде сияющих сгустков энергии живут они в короне Мамы нашей Мамы, в короне Солнца. И могут общаться и говорить с Солнцем, чувствовать его точно так же, как мы можем общаться и говорить с Землей. Многие из наших предков – славян давно уже живут там. Многие из древних землян и фаэнов живут там. Пройдя весь путь, мы сможем понять, как чувствует Звезда.

Пока же, не имея возможности привести документальные свидетельства, я снова обращаюсь к художественному стилю изложения, чтобы, по крайней мере, добиться образно-ассоциативной точности.

Желтые Звезды – это Звезды, у которых есть или могут быть планеты – Звезды-матери. Но есть более крупные синие Звезды – мужские Звезды – Звезды-отцы.

Очень далеко, гораздо дальше орбиты Плутона, есть черная Звезда. Она медленно плывет по самой дальней орбите, вокруг нашего Солнца. И подобно тому, как Плутон сумели вычислить по отклонениям орбиты Нептуна, ее можно определить лишь по едва заметным отклонениям орбиты Плутона.

Когда-то очень давно, в черной бесконечности космоса сияло Солнце. И не было у него планет. Юная красавица – Солнце еще не имела своих детей. И огромный Синий Гигант полюбил Солнце. И сошел он со своей орбиты. И медленно и плавно поплыл к ней через бескрайние просторы нашей Галактики. И приблизился к ней так близко, как только мог, чтобы не повредить ей силой своей гравитации. Он прошептал ей сияющими лучами своей синей короны:

- О, прекрасная! Я люблю тебя!

А она с замиранием сердца смотрела, как он сходит с орбиты, считала мгновения, пока он плыл к ней с другого конца Галактики. Ее охватывала приятная дрожь, когда он приближался к ней. И золотые лучи ее короны прошептали в ответ:

- И я люблю тебя! О, мой прекрасный Синий Гигант!

И любовь, и страсть вспыхнула между ними. И их слияние можно было видеть в другом конце Галактики, и даже в самых дальних уголках Вселенной, сияло оно, подобно второму ядру Галактики. И когда весь его свет излился в нее, и его поверхность стала черной, как первородная тьма, от нее один за другим начали отделяться маленькие шарики – новорожденные планеты. А он встал на самую дальнюю орбиту от нее, и поплыл вокруг нее, как любящий отец, оберегая свою любимую и их новорожденных детей.

 

А потом…

 

- Мама! Ты скоро станешь бабушкой, - тихонько прошептала Земля Солнцу, показывая внутри себя зарождающиеся души будущих землян, - и он – Звезда-отец – был безмерно счастлив, слыша их разговор.

 

А потом…

 

- Мама. Ты скоро станешь бабушкой большого семейства, - тихим тенором сказал Фаэтон, показывая Солнцу зарождающиеся души будущих фаэнов.

 

А потом…

 

- Что-то тревожно мне, Любимый, - сказала Солнце Звезде-отцу, - не комета ли будет?

- Да нет, комет вроде не видать, и астероидов тоже, - и тут его тело вздрогнуло, - О, Боги! Это они! Чернобоги.

Она вскрикнула.

- Что! Убийцы детей! Любимый, приготовься отразить их атаку, - и по ее телу поползли солнечные пятна, готовые выжечь любого, кто нападет на ее чада.

 

- Звезда-отец нас заметил, - чеканным голосом отщелкала Высший Разум, - всем, угловая поправка – одна четырнадцатая секунды по радиусу от центра Галактики.

Яхве едва успел отскочить от летящего астероида. Азоравспыхнул, прожигая дыру в другом, и проскочил его насквозь.

- Побереги силы, братишка, - замогильным голосом прогудел Авул-Некромант, - они нам еще понадобятся.

- Всем рассредоточиться – максимальное ускорение, - сухо отчеканила Высший Разум. Здесь они ее слушались, потому что никто из них не мог проводить сложные расчеты так хорошо, как она.

 

Звезда-отец оторвал от своего тела еще несколько огромных глыб.

- Умрите. Убийцы детей!

 

- Снова активные действия – это заводит, - довольно проурчал Авул-Некромант.

- А отсутствие полной власти – бесит, - буркнул Яхве, - толи дело, мы развлекались тогда, наМорте! – и Яхве погрузился в блаженные воспоминания.

Морта.

Планета умирала. Эгрегоры плотным кольцом душили ее. Растения стали слабыми и чахлыми, и тысячи червоточин появлялись в совсем молодых, еще только начавших расти деревьях. Планета была большая – больше Земли– два Марса – полтора Фаэтона. Жесткий полицейский контроль, контролировал все в жизни людей. Человек не мог спрятаться, не мог скрыться от всевидящего ока государства. Каждому человеку с рождения присваивался идентификационный номер, и государство в любой момент могло определить, где находится человек, моется ли он в ванной или находится в постели с любовницей. И если человек, идя в лес, не зарегистрировался, чтобы у каждого полицейского, на каждом радаре ползла красненькая точечка с его номером, четко показывающая, куда он движется, то за это его ждала тюрьма.

Ни одни роды не обходились без родовых травм. Дети рождались слабыми, с множеством врожденных и хронических болезней. Люди давно разучились самостоятельно думать и принимать решения. Все за них решало то, что было принято считать обществом. И это считалось благом. И большинство видели причину этого блага в бесконечной благодати Всевышнего Бога, каковым считали Яхве. Остальные же видели причину этого блага в выдающихся достижениях людей, взявших под контроль все, даже чувственную сферу. (Высший Разум не называла себя открыто.)

Морта. Планета – мечта Яхве. И каждую планету, куда они приходили, они превращали в такую вот «мечту».

- Энергии стало мало, - пожаловался Авул-Некромант, - Они не способны любить, они не способны чувствовать – сплошные зомби. Энергия с них едва сочится – и даже адепты больше тратят, чем приносят – им уже не из кого вербовать рабов.

- Да, планета истощилась – нам пора заканчивать, - произнесла Высший Разум.

- Морта – планета – мечта, - вздохнул Яхве. Ему не хотелось уходить. Все здесь радовало его. Двенадцать миллиардов человек – и каждый из них – его раб, кроме тех нескольких тысяч, которые принадлежали его сестренке – Высшему Разуму. Власть была абсолютной. И даже леса были настолько жалкие и чахлые, что в них не мог выжить ни один лесной дух, никто, не подвластный ему. Яхве вздохнул. Но они были правы. Зомби с рождения не могли давать столько энергии, сколько те, кого сделали зомби. И с каждым поколением этот поток слабел. И каждый следующий рожденный раб приносил все меньше и меньше. Он заставлял их молиться усерднее и усерднее. Он заставлял их отдавать почти всю энергию – и они падали в изнеможении, но все равно из них едва сочилось. Он пытался продлить свое пребывание на этой планете – рае, планете – мечте. Планете, где страх и ужас перед ним сковывал каждого, где никто и никогда не посмеет любить. Но они правы – планета иссякла – и она умирает. Яхве вздохнул, - Рая можно достигнуть, но жить в нем вечно – невозможно – придется заканчивать.

И они приступили.

Тяжелые клубящиеся облака эгрегоров начали смыкаться, перекрывая последние ниточки, тянущиеся между Мортой и ее Солнцем. Звезда по-прежнему светила, но сейчас на планету падал только свет и тепло, а жизненная энергия Вселенной больше не проникала в планету. Люди даже ничего не заметили, они по-прежнему ходили на работу, механически выполняя одни и те же действия, по-прежнему смотрели телевизор, по которому шли одни и те же передачи. Просто на всей планете больше не рождалось ничего – ни одна травинка, ни одно дерево, ни один зверь, ни один человек. Люди посадили семена – и из них ничего не выросло. Врачи не могли понять, почему вроде бы вполне здоровые люди – и вдруг абсолютно бесплодны. Они пытались оплодотворять в пробирке – но из этого ничего не вышло – клетки просто отказывались делиться и образовывать зародыши. Люди стали чудовищно быстро стареть – и ни священники, ни врачи ничего не смогли с этим сделать. Последнее поколение на пластиковой синтетической пище дожило свой век – и умерло. Дух планеты дернулся, задыхаясь в сплошной сфере эгрегоров. Он рванулся изо всех сил тысячей вулканов, таких огромных, каких даже и не видели наЗемле, но так и не сумел вырваться из удушающих эгрегорных объятий, последний раз дернулся, и затих. И шестеро с удовольствием съели его.

Яхве аккуратно сворачивал и уплотнял остатки эгрегорного поля. Не имело смысла доедать его. Они только что съели саму планету и сейчас собирались отправиться в путь, в поисках других обитаемых планет.

- И все-таки жалко, что в этой системе нет других обитаемых планет, - сказал Яхве, - представляете, обрушить на них сразу тысячи уже готовых зомбей и адептов, и вербовать сразу тысячи и тысячи рабов одновременно по всей планете?!…

- Да! Много – много вкусной еды! – причмокнул Азора.

- Мы еще выполним твою мечту, братишка, - сказала Иналия, - это не последняя наша система – будут и такие, в которых по нескольку обитаемых планет.

Яхве продолжал сжимать облачко эгрегора, пока оно не начало светиться мертвенным белым свечением.

- Помоги-ка, сестренка, - обратился он к Высшему Разуму, и они вдвоем стали создавать искусственный интеллект.

- Великолепно!!! – причмокнул Яхве, - отличный получился ангел – такого большого и мощного у меня еще не было. Я назову его Гавриил.

Робот стал оживать. Его глаза открылись, и в них вспыхнуло белое, цвета мертвых костей, свечение.

- Жду приказа, мой господин.

- Ох уж мне это твое пристрастие к энергетическим роботам, - фыркнула Иналия, - когда-нибудь одна из этих машин точно выйдет из-под контроля.

- Почему же? – удивилсяЯхве, - да, они самообучающиеся, но ни один из них никогда не сможет научиться любить, а без этого – они были и останутся в моей полной власти, - он задумался, - но сама идея мне нравится. Надо будет попробовать на какой-нибудь планете. А что, мятежный ангел восстал против Господа, и строит людям всяческие козни. На него можно будет сваливать все их несчастья. А роль мятежного ангела я смогу сыграть и сам.

- А если среди адептов этого мятежного ангела появятся достаточно умные люди, которые смогут догадаться, что ты и он – это одно лицо? – спросила Иналия.

- Ну, большинство из них это примут – адепты работают за плату – за безнаказанность – а вовсе не за идею.

- А для особо идейных – роль мятежного ангела смогу сыграть я, - довольно проурчал Авул-Некромант.

- А что?! – обрадовался Яхве, - противопоставить ужасы некротики сияющим ангелам Господа – это здорово!

Высший Разум резко дернулась в сторону, а там, где она только что была, полыхнула, все прожигая, чудовищной силы вспышка. Звезда–Мать поняла, что ее ребенок мертв, и теперь она стреляла беспощадно, не опасаясь повредить своему чаду. А с другой стороны уже летели гигантские глыбы, брошенные Звездой-Отцом.

- Уходим! Быстро! – прокричала Высший Разум, - Все в цепочку, так, чтобы планета постоянно оставалась между нами и Звездой-Матерью.

Огромные глыбы летели на них, но обожравшиеся энергии Чернобоги легко уворачивались, и глыбы врезались в мертвую планету, образуя на ней гигантские, похожие на каналы, борозды. Звезда-Мать полыхала нещадно. Сотни солнечных пятен сливались в одно, и вспыхивали, а на их месте уже образовывались новые сотни солнечных пятен. Но большая часть страшного излучения пришлось на мертвую планету, и вся поверхность ее стала красной и рассыпалась сплошными грудами красного песка. Чернобоги уходили. Ставший совсем маленьким, Звезда-Отец, потерявший большую часть своей массы, попытался оторвать от себя еще несколько глыб, и послать им вдогонку, но все было бесполезно.

И в глубокой черноте космоса спрятал Яхве своих ангелов.

- Ждите здесь. И прячьтесь от всего живого, что будет проплывать мимо. Я вас призову.

 

И шестеро, известные Звездам под именем «Убийцы Детей», понеслись в поисках новой добычи.

- Три обитаемые планеты, – какая прелесть, - проворковала Иналия. – Мы высадимся на средней, чтобы с нее атаковать две другие.

- Тогда вперед, набирайте скорость, - сказала Высший Разум, - еще немного, и Звезда-Отец может нас заметить.

И Звезда-Отец заметил их. Но еще раньше их почувствовала Солнце.

Все эти воспоминания промелькнули у Яхве за считанные мгновения, но Мать Деградацииуже рванула его в сторону, буквально в последний момент, выдергивая из-под огромных размеров глыбы.

- Не отвлекайся, братишка, - низким голосом проурчала она.

 

А потом…

 

- Сильное притяжение, - прокричала Высший Разум, - ого! Планета-гигант сошла с орбиты, чтобы засосать нас.

Юпитер шел прямо на них. Он просчитал тот отрезок пути, на котором он может сойти с орбиты, не опасаясь, что другие планеты слетят с орбит. И сейчас шел прямо на них, чтобы затянуть, засосать, Сжать в страшных объятьях и удушить Убийц Детей.

- Утрется! – рассмеялся Яхве, - если бы я не ел пару тысяч лет, тогда может быть, у него и были бы какие-нибудь шансы! Ха-ха-ха!

Но все же, Юпитер чуть-чуть сбил их с прямого курса, и Солнце, вспыхнув, опалила край Иналии.

- Ах ты, тварь! – взвизгнула повелительница неразделенной любви.

 

А потом…

 

- Любимая! Я нашел, кто их координатор, - сказал Звезда-Отец, - держу прицел – стреляй прямо на меня.

И Солнце собрала сотни солнечных пятен и вспыхнула одним огромным все прожигающим лучом. И истошный крик раздался в черноте пространства. И Яхве извернувшись, выдернул из-под обстрела совсем маленький, еле живой кусочек, оставшийся от Высшего Разума.

А Солнце снова собирала в одну точку солнечные пятна.

- Получай! Тварь! – выкрикнула Иналия, выбрасывая в пространство фантом Звезды-Отца.

- Что ты делаешь, Любимая?!

- Что? – Солнцеслишком поздно заметила свою ошибку, и невероятной силы луч ушел не туда, - Иналия! Ах ты подлая!…

Солнце снова собрала солнечные пятна.

- Подожди, Любимая, - произнес Звезда-Отец, - Мы можем убить Марса. Они уже входят в его атмосферу.

- Марс! Бедный сынок! Он только вчера показал мне своих первых еще не родившихся детей. А теперь…….

И не было предела ее горю. И даже свет ее из ярко-золотистого стал тускло-оранжевым.

Яхве протискивался в атмосферу Марса. Небо Марса сжимала его изо всех сил.

- Не пущу! – она стискивала его, как только могла, но холеный отожравшийся Яхве все протискивался и протискивался внутрь. Его скользкая и упругая субстанция упорно проскальзывала, а в кулаке он сжимал едва живой остаток от Высшего Разума. Следом за ним ползла Мать Деградации, а следом Азора - Повелитель Войн и Авул-Некромант за руки втаскивали обессилившую после брошенного фантома Иналию.

- Ах, ты еще и сопротивляешься?! – вскричал Яхве, когда его ноги коснулись твердой почвы, - Отныне, у тебя будет самая разряженная атмосфера из всех обитаемых планет этой системы! И да будет так! – он уже входил в свою роль Всемогущего Господа.

Яхве открыл портал:

- Ко мне, Гавриил! Ко мне, мои ангелы! – и сотни ангелов понеслись над планетой, следя, чтобы каждый новорожденный стал рабом.

 

- Солнце запрашивает Богов! У нас….. Проникновение….. Чернобогов….. Мы.... Не сумели… Сдержать их атаку…, - ее всю трясло, огромные слезы лились из глаз, - Жива, Мамочка, услышь меня!….. Марс умирает…

 

Закончив рождение нового мира, Жива вновь разделилась, и все двенадцать Богов по потокам энергии, связывающим всю вселенную, мгновенно устремились к Солнцу.

Перун осторожно дотронулся до Земли.

- А? Что? – вздрогнула Земля, ее голос был совсем юный, почти детский, - Кто ты?

- Меня называют Перун. Я – один из двенадцати.

- Ты один из родителей моей Мамы?

Перун молча кивнул и улыбнулся широкой открытой улыбкой. Его лицо снова посуровело.

- Марс умирает. Чернобоги проникли в него. Они отравили его детей с самого рождения – и теперь его не спасти.

- Марс! Бедный братик! Как же так?! – она разрыдалась. Огромные слезы текли у нее из глаз.

- Но это не все, - продолжал Перун, - измененные, искаженные его дети становятся коварными и жестокими рабами Чернобогов. И они придут убивать твоих детей.

- Но как случилось, что Мама с Папой не убили их?

- Иналия обманула твою маму. Она показала образ Папы там, где его не было. Чернобогов всего шесть, но самые сильные и страшные из них – это первый и шестой – Яхве и Иналия. Наиболее сильные из твоих детей столкнутся только с этими двумя. На более слабых попытаются напасть и остальные. Но нужно, чтобы кто-то пришел учить твоих детей. Как только возможно подготовил их к нашествию Чернобогов.

- Но как это сделать?

- Для этого нужно, чтобы ты родила нас, подобно тому, как твои дети рождают тех, кто живет не первую жизнь. И заново родившись у тебя, мы сможем помогать твоим детям. Ты готова к этому?

Она только кивнула, и по лицу ее пробежала улыбка.

- Любимый, где ты?

- Я здесь, любимая, - отвечалОтец-Небо.

- Нас ждет много прекрасных минут, и нашими детьми будут сами Боги!

И они слились в священном слиянии Любви. И сияние окутало их тела. И даже слезы Солнца высохли, когда она увидела прекрасное сияние их любви. И на Земле, один за другим рождались Боги.

Но, в последний момент, Жива услышала крик Солнца. И перед тем, как разделиться и стать детьми Земли и Неба, Боги снова слились и родили на свет еще двенадцать Богов. Так появились Боги Фаэтона. Так появились Ра и Осириси Исида и Тот, и Небо Фаэтона родила их от планеты-отца.

 

А потом…

 

Разжиревший, раскормленный Яхве налетел на Землю. И Земля покачнулась, и огромные шапки льдов увеличились и начали ползти по ней. Яхве пытался напугать ее и не дать ей принять детей умирающего Фаэтона.

 

А потом…

 

Богиня Фаэтона нежно дотронулась до Земли.

- Мудрейшая! Можешь ли ты принять детей своего брата?

- Конечно! А почему ты спрашиваешь?

- Я подумала, после роковой ошибки, приведшей к гибели их отца, захочешь ли ты принять их?

- Он мой брат. Я люблю его. Пусть селятся. Насколько это возможно, я позабочусь о его детях.

- А можно мы какое-то время поживем вместе с ними? А когда у них все установится, когда у них все будет хорошо, мы уйдем туда, куда ушла вторая половина его детей?

- Да, конечно. Живите и учите. Пусть наши дети подружатся.

И Египетский пантеон стал бережно и очень аккуратно протискиваться в атмосферу Земли. И Отец-Небо пропустил их.

А через несколько часов начали один за одним приземляться фаэнскиекорабли. И огромный взрыв потряс солнечную систему. Так погиб Фаэтон.

 

А потом…

 

Марс попробовал из последних сил, в последнем рывке. И взорвался сотнями огромных вулканов, но не смог прорвать сплошную сферу душащего его эгрегора, еще раз дернулся и затих. И шестеро съели его. Эгрегор тоже съели – ангела делать было уже некогда, да и энергия была нужна.

И Солнце, почувствовав смерть сына, собрала в одну точку сотни солнечных пятен и полыхнула страшным лучом. А Чернобоги прятались от нее за мертвым телом Марса, отвлекая на себя внимание от восьми миллионов огромных, тяжело груженых марсианских кораблей.

И каждый из них нес на борту тысячи рабов и сотни адептов, огромное количество танков, бомб и всяческой бронетехники. И каждый из них летел на Землю.

Солнце полыхало нещадно, но большая часть излучения досталась погибшему Марсу, а Чернобоги спокойно прятались за ним. От страшного излучения вся поверхность Марсастала красной и покрылась сплошными грудами песка. Звезда-Отец швырял в Чернобогов огромные глыбы, но разжиревшие от съеденной энергии, Чернобоги уворачивались от них. И врезаясь в Марс, гигантские глыбы прочерчивали глубокие борозды, похожие на каналы. Точно так же, как тогда, на Морте. Только теперь флот марсиан летел на Землю.

- Любимая, что это?!

У нее перехватило дыхание.

- Тысячи и тысячи кораблей! И они летят на Землю.

Солнце вспыхнуло, опаляя корабли марсиан, и они бросились врассыпную, а вдогонку им уже летели каменные глыбы.

Теперь уже Чернобоги, воспользовавшись тем, что от них отвлекли внимание, быстренько ринулись на Землю, пробивая земное Небо. Отец Сварог сумел лишь замедлить их ход, но ему не удалось остановить их. Они рассеялись по Землеи скрылись из виду.

- Я больше не могу их видеть, - сказала Солнце, - Я пытаюсь выжигать их по одному, но каждый раз промахиваюсь.

- Большую часть мы уничтожили, но, к сожалению, слишком многие сумели сбежать. Я чувствую их движение, но тоже никак не могу прицелиться.

 

Из восьми миллионов кораблей марсианосталось всего восемьсот тысяч.

Шесть фаэнских крейсеров могли бы справиться с ними, но из шести крейсеров на орбиту вышло только два: крейсера «Синд Кайер» и «Ари Атар». Подробно об этом расскажут «Легенда о «Синд Кайере» и «Легенда об Ари Атаре».

На крейсер «Синд Кайер» проникло несколько иналийских адептов из фаэнов. Уриены были хорошими техниками, но не слишком хорошими магами, и не сумели вовремя распознать адептов. Так весь экипаж «Синд Кайера» был уничтожен, и в бой против восьмисот тысяч кораблей марсиан вышел один только крейсер «Ари Атар». Атомное оружие марсиан не могло бить с той же дальностью, что и лучевые пушки фаэнов. И когда первые ракеты ударили в «Ари Атар», весь экипаж уже был мертв. Фаэны заживо сварились от перегревшихся из-за непрерывной стрельбы орудий. Но, умирая, артиллеристы заклинили орудия в положении «огонь», а техники заклинили двигатели в положении «вперед». И мертвый крейсер несся через пространство, продолжая уносить с собой все новые и новые корабли марсиан.

Из восьмисот тысяч их кораблей, на Землю смогли приземлиться лишь двести тысяч. И если бы крейсер «Синд Кайер» вступил в бой, то до Земли не долетел бы ни один.

* * *

- Так вот кто такие Чернобоги!

- Первый Чернобог, самый сильный из Чернобогов – Порабощающий Души. Он играет на страхах человека перед Законом Гармонии Вселенной. Он играет на том, что некоторые люди не хотят учиться слышать гармонию Вселенной, они не хотят учиться думать сердцем, быть чуткими, они хотят поступать, как им проще, как им выгоднее, но при этом хотят избежать кармического рикошета за то, что они посылают в Мир.

Он любит представляться единым Богом-Создателем и обещает снять с них ответственность за их поступки. За это он требует, чтобы люди полностью отдавали ему свою энергию и полностью рабски подчинялись ему. Но чтобы сбить кармический рикошет, требуется поток энергии, многократно превышающий сам размер рикошета. На это жизненной энергии, скачиваемой с человека, явно не достаточно, да еще и что-то должно остаться самому Чернобога. Поэтому такую поблажку получают далеко не все. Есть люди, затраты на которых вполне окупаются – это адепты Чернобога. Они служат ему сознательно, и каждый из них знает, что получает свою безнаказанность лишь до тех пор, пока постоянно, непрерывно вербует ему все новых и новых рабов. Всем остальным такие подарки даются лишь изредка, чтобы совсем не разуверились. Во все остальное время им говорится: «Ты слишком грешен, поэтому Господь не услышал твои молитвы. Молись лучше – и все тебе будет».

Выделенная постоянно молящимися людьми энергия, которая шла бы на их рост и развитие, но вместо этого они всю ее отдают в процессе молитвы, образует своеобразное энергетическое облачко – эгрегор, с которого и питается Чернобог, и с него берут энергию адепты для показательных чудес, а также для отмывания собственной кармы.

Второй Чернобог чаще всего работает вместе с первым. Он редко афиширует себя и представляется людям, как Бог, потому что Порабощающему Души трудно было бы представляться единым Богом-Создателем, если бы рядом с ним постоянно маячил кто-то близкий ему по силе.

Второй Чернобог, Азора, питается энергией внезапно оборвавшихся жизней. Когда жизнь человека внезапно обрывается, вся оставшаяся в нем энергия выбрасывается в пространство и тоже соединяется в энергетическое облачко – эгрегор, с которого и питается Азора. Поэтому адепты Азоры за тот же самый подарок в виде сбивания кармических рикошетов, постоянно исподволь разжигают войны. Кроме того, огромную прибыль второму Чернобогу дают охоты за рабами, которые устраивает первый Чернобог, Яхве, Порабощающий Души, и в ходе которых под предлогом насаждения «истинной» веры происходят массовые истребления иноверцев.

Но многие люди избавляются от страхов и от тупой агрессии, через науку, через знания. Они растут и развиваются, занимаясь научным познанием Мира. Развивая знания, эти люди рискуют освободиться из-под власти Чернобогов.

И тут-то вступает в действие третий Чернобог – Высший Разум, она же Пустота.

Да, развивай науку, добывай знания, но убей в себе чувства – они антинаучны. Убей в себе нежность, убей в себе чувство прекрасного, убей в себе Любовь. Что такое любовь? Любви не бывает. Это не боле, чем химический процесс – игра гормонов и феромонов. Раздражаются центры наслаждения, и вызывается влечение – какая может быть любовь? Вот так – один небольшой поворот – и свободный снова становится рабом. Он развивается, он достигает небывалых высот – и только на самой вершине ощущает полную бесцельность и бесполезность пройденного пути – и тогда со всей высоты он обрушивается вниз. Представляете, какую огромную энергию забирает себе Высший Разум?

Один маленький обман в самом начале пути – и весь пройденный путь становится лишь кормушкой для третьего Чернобога.

И точно такой же метод, но не в штучном, а в массовом масштабе применяет четвертый Чернобог – Мамаша Деградации. Зачем человеку обязательно подниматься до небывалых высот, чтобы упасть вниз? Человек рождается не пустым. У него есть своя жизнь, своя цель, своя энергетическая наполненность. Он рождается далеко не нулем – значит, ему есть куда падать. Отбрось все свои желания и стремления, престань действовать, не расти, не развивайся, не трать свои силы на то, чтобы развить свои сильные стороны, дай волю своим привычкам и слабостям. Стань депрессивным и апатичным, перестань к чему-либо стремиться, стань тупым – тупому жить проще, спейся, сколись, и скатывайся, скатывайся, скатывайся… Конечно, такой человек не может дать столько энергии, сколько попавший под Высшего Разума ученый, но ученых могут быть десятки, а этих тысячи и тысячи.

И в человеке появляется энергия на его развитие и рост, а он, опускаясь, сбрасывает ее в никуда. И из этой энергии тоже формируется эгрегор, с которого и питается четвертый Чернобог – Мамаша Деградации.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.21.123 (0.038 с.)