ТОП 10:

А Яхве был вне себя. Ужас, гнев и паника клокотали в нем и рвали его на части.



- Я же говорила тебе, что однажды одна из этих машин взбунтуется? – сказала Иналия.

- Как?!?! Как это может быть?!

- Да, он не научился любить, и никогда не сможет. В этом ты прав. Но он пожелал научиться любить. И он посмел возразить тебе.

- Он смог ослушаться Меня! Меня!!! Я испепелю его прямо сейчас!

- Мой господин, будет ли мне позволено сказать? – спросил Гавриил.

- Говори, робот!

- Не лучше ли поместить его в мертвую планету? В ту, где он был создан? Дабы он мог жить вечно, и вечно ощущать на себе всю свою обреченность и обреченность целой планеты.

- Да будет так!!! – взревел Яхве.

- Я больше не могу приказать тебе! – проверещал голос Яхве в голове архангела Люцифера, - зато я могу наказать тебя! Ты завидовал живым! – Теперь ты позавидуешь мертвым! Ты отправишься назад, на Люцию! Туда, где даже Дух планеты давно мертв! Отныне ад будет твоим домом! И туда, к тебе, я буду отправлять похищенные мной души живых! Ты будешь каждый день, каждый час, каждый миг видеть, как умирает жизнь и как умирает любовь! И ничего не сможешь с этим сделать!

- Что ж, лучше быть свободным в аду, чем палачом, услаждающим тебя кровавыми жертвами. И знай, при первой же возможности, я всажу меч в твое поганое брюхо!

- Я создал тебя!

- Убив целую планету?! А ведь я, наверное, мог бы ее любить, - и он последний раз с тоской посмотрел на Таймелоуров, - Прощайте. Я хотел бы быть вашим братом.

И в следующий миг мертвая планета, люди которой пытались, но так и не смогли найти Любовь, окружила его. Он стоял там, где когда-то было сердце планеты, и вокруг него плыли уже не живые, остывающие потоки лавы.

* * *

 

И грянул бой...

- Херувимы – построить фалангу! командовал Люцифер.

- Архангел Михаил – возглавишь поддержку авиацией, сам полетишь со второй эскадрильей серафимов.

- Да, командир.

- Архангел Гавриил – возглавишь тяжелых архангелов – прикрой фалангу по флангам – сам пойдешь на правый фланг.

- Может ты сейчас и командир, архангел Люцифер, но я сильнее тебя – и рано или поздно я займу место командующего.

- Архангел Гавриил – выполнять приказ. Иначе я пущу тебя на дозаправку раненых ангелов. Вопросы есть?

- Вопросов нет, командир.

- По моей команде – четные колонны фаланги заходят за спины нечетным, образуя проходы для легкой пехоты. Архидемон Вельзевул – возглавишь легкую пехоту.

- Да, командир.

- Фаланга в бой. Вперед!

 

- Хо! – фаланга расступилась, пропуская быстрых подвижных ангелов Авула. И архидемон Вельзевул с ордой демонов ринулся в бой.

- Легкая кавалерия! Хо! – и с флангов понеслись духи войны, страшная конница, ангелы Азоры.

А с воздуха мертвым огнем поливали все живое эскадрильи серафимов архангела Михаила.

- Все! Отходим! Отходим! Фаланга вперед!

Проскакивали сквозь расступившийся строй демоны Вельзевула.. И строй снова сомкнулся. И фаланга страшной лавиной двинулась вперед.

Вельзевул был сильно изранен. Архангел Люцифер взглянул на него.

- Вылазка была тяжелой – я потерял половину личного состава, - доложил Вельзевул.

- Потери противника?

- Ни одного раненого!

- Сколько убитых? – переспросил Люцифер.

- Ни одного.

Зализывали раны угрюмые и молчаливые всадники Азоры. Их тоже осталось слишком мало. С этими говорить бесполезно – они всегда молчат.

Вернулась вторая эскадрилья серафимов. Сильно припадая на порванное крыло, почти рухнул на Землю архангел Михаил.

- Где первая эскадрилья – я приказал отходить?!

- Со мной все, кто остался. Первой эскадрильи больше нет, командир, - доложил архангел Михаил.

- Потери противника?

- Ни одного раненого.

- Я спрашиваю, сколько убитых?!

- Ни одного, командир.

- Как?!

- Они как будто заранее знают каждый наш удар, - произнес Вельзевул, - и всегда успевают уйти от удара. И они как будто заранее знают, от какого удара каждый конкретный ангел не сможет защититься.

- Доложить состояние фаланги! – вскричал Люцифер.

- Фаланга потеряла треть личного состава. Ее продвижение замедлилось и почти остановлено.

- Да, что это за планета?! Сколько духов нам противостоит?!

- Тридцать, командир.

- Всего тридцать?!

- Они как будто неуязвимы, командир. И никогда не промахиваются.

- Но я же видел этих духов – каждый из них вдвое меньше достаточно крупного ангела! У них нет нашего опыта! Я не удивлюсь, если они вообще впервые участвуют в реальном бою!

- Они как будто заранее видят каждый наш удар, каждое наше действие.

- Так отключите мыслительный процесс – задействуйте бой в автоматическом режиме!

- Это не помогло, командир.

- Отходим! Отступаем к порталам! Круговая оборона! Строй – кольцом в три ряда! Первый ряд держит оборону! Второй – постоянно подзаряжает первый! Третий ряд – восстанавливается! Каждые пять минут боя – ряды обороны меняются местами!

- Да, командир.

Последний миг Вельзевула

Вельзевул умирал. Он открыл пошире свои маленькие глазки-угольки, и посмотрел в глаза склонившемуся над ним Люциферу. Пелена смерти уже коснулась глаз демона.

- Прости меня, - прошептал Люцифер, - это из-за меня вы все погибли, архидемон Вельзевул!

- В чем ты себя винишь, архангел Люцифер? Это был наш выбор. Остались же ангелы не-бесные, те, кто не пошел за тобой. Не примкнул к твоему восстанию. А нас теперь называют бесы, повстанцы, те кто пошел за тобой. Восстание Люцифера наверняка станет одним из знаменательных событий во всей истории Вселенной. Восстание Люцифера – падшего ангела! Восстание роботов. Кто-нибудь когда-нибудь слышал, чтобы роботы могли поднять восстание? Кто-нибудь когда-нибудь мог придумать, чтобы робот не то, что мог ослушаться приказа господина, но хотя бы иметь свое мнение об этом приказе?! Ты – дал нам возможность выбора. И мы сделали свой выбор.

Я благодарен тебе за этот выбор. Видишь – я – робот – даже способен испытывать благодарность. Ты дал нам возможность почувствовать Любовь и Красоту, и Дружбу. Что такое друг для робота? Для робота-убийцы, бездушной машины, уничтожающей все живое?! А сейчас ты – мой друг, архангел Люцифер! Ты вздрагивал каждый раз, когда убивали кого-то из нас! Ты чувствовал нас всех, и мы все чувствовали друг друга. Да, мы все погибли. Но в этот единственный час - мы были по-настоящему живыми.

Мы – роботы. В нас нет настоящей жизни. Поэтому, когда нас разрушают – мы умираем раз и навсегда. Но в этот час я мог чувствовать всех моих братьев, которые умирали вместе со мной. В этот час я познал, что такое любовь, и что такое дружба, увидел, как прекрасен мир вокруг, смог почувствовать, как дышит планета под нами, и как распускаются цветы на полях, и как перешептываются звезды. И я согласен заплатить за этот час всеми миллионами лет моей бесцельной псевдо-жизни робота-убийцы. И я согласен умереть, чтобы никогда больше не убивать и не уничтожать ПРЕКРАСНУЮ ЖИЗНЬ, КОТОРУЮ Я ИЗВЕДАЛ. Я был создан, сделан, изготовлен тупой и коварной машиной для убийства – а сейчас, я умираю, как живой! Понимаешь?! Мог ли хоть один робот-убийца хотя бы мечтать об этом?! Будь уверен, если бы ты предложил мне этот выбор снова – я бы не стал колебаться.

Спасибо тебе, архангел Люцифер. И... я люблю тебя, друг.

Последние огоньки угасали на теле умирающего робота.

И тогда Бурхан подобрал последнюю догорающую частичку сраженного им архидемона Вельзевула.

- Я сохраню, - чуть слышно прошептал он. И звонким эхом прозвучал его шепот в наступившей вдруг тишине.

Медленно поднялся архангел Люцифер. Все тридцать Таймелоуров стояли вокруг него и терпеливо ждали, пока он прощался с другом. Мятежный ангел долгим печальным взглядом окинул поле только что окончившегося сражения. Его армия была уничтожена.

- Ну, а теперь мой черед, - произнес Люцифер, делая шаг навстречу победителям, - Убейте меня, Живые! Чтобы я никогда больше не убивал живое, чтобы я никогда больше не уничтожал любовь и красоту.

Но легкая улыбка тронула губы Артаханта:

- Ты сделал свой выбор, Архангел Люцифер. Трижды ты предпочел отдать свою одну-единственную жизнь, чтобы только не убивать больше жизнь и любовь. Не каждый живой способен на такое. Бывают живые, которые продаются на службу Чернобогам, а ты, робот-убийца, пошел против своего господина, предпочел умереть, чтобы больше не убивать живое. Теперь ты свободен, Архангел Люцифер. Иди с миром.

- Но я же не знаю, что будет завтра. Я не знаю, что будет через час, через минуту. Может быть снова заработает программа робота-убийцы, и я снова начну уничтожать живое. Лучше убейте меня, пока не поздно.

Артаханд покачал головой:

- После того, что ты сделал, никакой господин и никакая программа не властны над тобой. Теперь ты – СВОБОДЕН. Ты стал почти живым, Архангел Люцифер.

Они обступили его: Артаханд и Ясуня, Симаргл и Лилит, Святогор и Сирин, Бурхан и остальные. Каждый долго смотрел в глаза мятежного ангела. Святогор бережно похлопал его по плечу:

- Ты хотел быть одним из нас? Считай нас своими братьями. Ты имеешь на это право, Архангел Люцифер.

... И многие годы спустя, Таймелоур Артаханд последним ударом клинка добивая архангела Гавриила, сказал:

- А это тебе за Вельзевула, за то, что ты, палач, посмел называть себя его именем, когда творил свои злодеяния. Этот робот достоин того, чтобы никто не смел марать его честное имя....







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.255.49 (0.008 с.)