ТОП 10:

Амбиции лидеров и распыление сил



 

Это, пожалуй, главная причина упадка черносотенства. Борьба вокруг различного понимания смысла Манифеста 17 октября и задач Государственной Думы, несомненно, усугублялась амбициями лидеров, которые ловко использовали враги черной сотни. В результате, несмотря на громогласные заявления, так и не было создано единой организации. Черная сотня на всем протяжении своего существования представляла собой множество мелких партий и групп. Более того, амбиции лидеров приводили к тому, что постоянно происходило дробление крупных движений.

Руководители черной сотни конечно прекрасно понимали опасность распыления сил. Уже на первом съезде Русского Народа в феврале 1906 года была принята резолюция, направленная на объединение монархических союзов и групп: 1) Желательно, чтобы организации, существующие в одних и тех же городах и соседних с ними местностях, объединялись по округам.

Такое объединение не должно служить препятствием к соединению отдельных организаций между собой, независимо от поместного объединения. 2) Формы окружного объединения и способы его осуществления должны быть предоставлены усмотрению самих организаций, вступающих в окружную группу. 3) Число окружных групп должно быть в пределах возможностей невелико [Деяния первых двух Всероссийских Съездов Русских Людей. СПб. 1906. С.23].

Следующий шаг на пути к объединению был сделан в октябре 1906 года на третьем съезде в Киеве.

Во‑первых, в целях сближения программных установок съезд определил в качестве образца для всех черносотенных организаций программу Союза Русского Народа и постановил разослать ее для ознакомления всем единомышленникам. Во‑вторых, после дебатов о форме объединения было принято решение: для координации действий создать Главную управу Объединенного Русского Народа из трех человек, представлявших самые сильные черносотенные организации.

В нее вошли председатель Русского Собрания князь М.Л. Шаховской, глава Союза Русского Народа А.И. Дубровин и один из руководителей Русской Монархической партии протоиерей И.И. Восторгов [См.: Подробный отчет о Третьем Всероссийском Съезде Людей Земли Русской в Киеве. М. 1906].

Этот орган, однако, оказался скорее представительным, нежели рабочим. Поэтому, на четвертом съезде в апреле 1907 года была выработана новая форма объединения. Съезд постановил, что ввиду преобладающего значения Союза Русского Народа, имеющего в настоящее время более 900 отделов, союзу этому предоставляется забота о возможном объединении остальных монархических организаций, не вошедших в состав Союза Русского Народа [Цит. по: Степанов С.А. Ук. соч. С. 93].

Однако достичь реального объединения черносотенного движения так и не удалось. Более того вскоре расколы и внутренняя борьба фактически парализовали деятельность крупнейшей черносотенной организации Союза Русского Народа. Разный подход к вопросам об участии в деятельности Государственной Думы и союзу с другими правыми силами усугубился амбициями лидеров.

Вскоре стало очевидным, что А.И. Дубровин не обладал необходимыми качествами (ни организаторскими, ни интеллектуальными, ни ораторскими) для того, чтобы стать безусловным вождем черносотенного движения. Сказалось и то, что глава СРН продемонстрировал неспособность разбираться в людях. В результате этого в Союзе (в том числе и в ближайшем окружении самого Дубровина) оказалось немало людей, дискредитировавших своими действиями святые цели черной сотни.

Раздоры начались с трений между председателем Главного Совета СРН и его товарищем В.М. Пуришкевичем. В результате последний осенью 1907 года оставил пост, а затем вышел из Союза. В феврале 1908 года на съезде в Петербурге члены Главного Совета В.А. Андреев и В.Л. Воронков при поддержке ряда делегатов выступили с заявлением, в котором осудили враждебное отношение руководства СРН к умеренно правым и октябристам, а также методы руководства Союзом со стороны Дубровина и его ближайших помощников. Но в ответ двух старейших членов‑учредителей и их сторонников исключили из СРН.

Этим не преминул воспользоваться Пуришкевич. Вскоре группа бывших союзников создала Русский Народный Союз имени Михаила Архангела, руководителем которого стал В.М. Пуришкевич. Устав новой организации был утвержден в марте 1908 года. От устава СРН он отличался лишь тем, что признавал необходимость существования Государственной Думы. Естественно началось перетягивание на свою сторону местных отделов Союза Русского Народа. Раскол охватил чуть ли не всю организацию. Кое‑где, например в Одессе, дело доходило до откровенных стычек. Все это нанесло огромный вред образу черной сотни в обществе.

В 1909–1912 гг. Союз Русского Народа потряс более мощный раскол, от последствий которого черносотенное движение уже не смогло оправиться. Все началось с предательства одного из близких А.И. Дубровину людей кандидата в члены Главного Совета СРН Пруссакова. Из корыстных побуждений в начале 1909 года он вышел из Союза и опубликовал в газетах сведения о причастности Дубровина и других руководителей СРН к убийству Герценштейна. Опасаясь судебного преследования Дубровин уехал в Ялту на лечение. Эти события серьезно подорвали авторитет Дубровина в Союзе.

Еще в 1908 году кандидатами и членами Главного Совета СРН был избран ряд известных и влиятельных членов Государственной Думы и Государственного Совета: Н.Е. Марков, граф В.Ф. Доррер, граф Э.И. Коновницын, М.Я. Говоруха‑Отрок, бывший ярославский губернатор, уволенный Столыпиным за черносотенные убеждения, А.А. Римский‑Корсаков и др.

Все они принадлежали к умеренно‑правому крылу черносотенного движения и выступали против непримиримости Дубровина в отношении Государственной Думы и правительства. Так Н.Е. Марков писал: Если, по примеру доктора Дубровина, каждый раз, как нам покажется, что тот или иной из поставленных самим Царем министров действует неправильно или даже во вред народу, мы будем всенародно издеваться, позорить и шельмовать такое лицо, то где же будет разница между членом Союза русского народа доктором Дубровиным и членом партии социалистов революционеров…? [Цит. по: там же. С. 205].

Воспользовавшись ослаблением позиций А.И. Дубровина и его отсутствием в Петербурге, эта группа провела в декабре 1909 г. на должность товарища председателя Главного Совета СРН руководителя петербургского отдела, человека умеренных взглядов графа Э.И. Коновницына. Более того, вернувшемуся Дубровину было предложено сложить с себя председательские полномочия и остаться лишь в должности почетного председателя и основателя Союза, а всю текущую работу передать в руки заместителя. В 1910 г. из состава Главного Совета были выведены все сторонники бывшего председателя: казначей СРН вдова купца Е.А.Полубояринова, академик А.И.Соболевский и др. Органами нового Главного Совета стали газета Земщина и появившийся в 1910 г. Вестник Союза Русского Народа.

Однако сторонники А.И. Дубровина не смирились с тихим переворотом в Союзе. В их руках остался орган СРН, издававшаяся на средства Полубояриновой, газета Русское знамя, где была развернута кампания против обновленцев. Кроме того они обратились за поддержкой к местным отделам Союза. В провинцию устремились агитаторы и от противников Дубровина.

Попытка руководства Русского Собрания примирить враждующих не увенчалась успехом. В итоге сторонники Дубровина во главе с Б.В. Никольским были исключены из этой старейшей черносотенной организации (несмотря на то, что Никольский за свои заслуги был избран в 1908 г. пожизненным членом РС), а само Русское Собрание поддержало умеренно правых.

В конце 1911 г. сторонники А.И. Дубровина провели в Москве съезд, на котором был упразднен обновленческий Главный Совет во главе с Коновницыным и был избран новый. Его возглавили почетный и действительный председатель А.И. Дубровин, товарищи председателя Е.А. Полубояринова и А.И. Соболевский. В ответ их противники провели в мае 1912 г. свой съезд, который принял прямо противоположные решения. Наконец, раскол оформился организационно. В августе 1912 г. сторонники Дубровина создали самостоятельный Всероссийский Дубровинский Союз Русского Народа. А в ноябре председателем обновленного СРН стал вместо графа Коновницына Н.Е. Марков.

Дурной пример оказался заразительным. Произошел раскол и в московском Русском Монархическом Союзе. Эта организация была создана по инициативе В.А. Грингмута для объединения всех черносотенных групп и союзов Москвы. Однако после смерти Грингмута эту идею в полном объеме осуществить не удалось. А в 1913 г. и так уже ослабевшую организацию, которой руководил отец И.И. Восторгов, постигла участь СРН из нее вышла группа В.Г. Орлова.

На потеху врагам черносотенцы начали поливать друг друга грязью, переманивать на свою сторону рядовых членов движения. В междоусобную борьбу оказались втянуты многие право‑монархические организации и группы. Результатом этого стали еще большее падение авторитета черной сотни, сокращение численности организаций и союзов, закрытие части отделов СРН. Словом, черносотенцы уничтожали сами себя. И как правительству опираться на нас, с горечью писал архимандриту Макарию (Гневушеву) о. Иоанн Восторгов, если мы сами друг друга едим [Цит. по: там же. С. 175].

Последние попытки преодолеть пагубный раскол и объединиться были предприняты в самый разгар мировой войны в 1915 г. Положение на фронте было крайне тяжелым. В Думе был создан Прогрессивный блок, включивший все основные политические партии и группы. К нему примкнули даже некоторые известные правые деятели (В.В. Шульгин, В.А. Бобринский). Запахло антимонархическим заговором.

В этих условиях прошли совещания монархистов в Саратове, Петрограде и Нижнем Новгороде. На них было сказано много слов о необходимости объединения всех правых сил в противовес Прогрессивному блоку. Однако единственным результатом этим совещаний стало создание Временного совета монархических съездов во главе с бывшим министром юстиции И.Г. Щегловитовым. На следующий день после Петроградского съезда сам Щегловитов с грустью писал старейшине черной сотни историку Д.И. Иловайскому: «Как все у нас странно. В монархии монархистов только небольшая кучка» [Правые в 1915 феврале 1917. По перлюстрированным Департаментом полиции письмам. Публ. Ю.И. Кирьянова. Минувшее. Исторический альманах. Т. 14. С. 176].

Следствием кризисов и расколов стал практически моментальный и полный развал черной сотни сразу после февральской революции. После февраля 1917 года против черной сотни начались репрессии Временного правительства. Все черносотенные организации были запрещены, все печатные органы закрыты.

Но настоящий шквал репрессий на черносотенцев обрушился после захвата власти большевиками.

Многие руководители черной сотни стали жертвами красного террора, погибли в застенках ЧК. В Петрограде были расстреляны А.И. Дубровин, Б.В. Никольский (его тело, по слухам, было брошено на корм зверям в зоопарк). В Москве о. Иоанн Восторгов, епископ Селенгинский Ефрем, И.Г. Щегловитов, Н.А. Маклаков. В других городах и весях империи священномученик Гермоген (Долганов), А.С. Вязигин, П.Ф. Булацель, Н.Н. Родзевич. Погибших рядовых черносотенцев просто не счесть.

Опыт создания и функционирования в начале ХХ века русской национально‑патриотической организации выявил те слабости, которые являются «ахиллесовой пятой» и современного черносотенного сопротивления: нелюбовь к организации и неспособность организоваться, неумение вести финансовые дела, излишняя доверчивость, приводящая зачастую к тому, что в движение проникают авантюристы и проходимцы, а то и откровенные провокаторы.

 

* * *

 

Определяя смысл и значение черносотенного движения, один из его вождей Владимир Андреевич Грингмут писал: Если бы Союз Русского Народа ограничивался лишь политической деятельностью, например выборами в Государственную Думу, то значение его было бы преходящим и временным… Но Союз наш имеет несравненно более высокую и вечную цель национальное, религиозно‑нравственное возрождение Русского Народа, дабы сделать его столь сознательным и сильным, что ни внешним, ни внутренним врагам не могло бы даже придти какое бы то ни было покушение на славу, целость и державную мощь России [Владимир Андреевич Грингмут… С. 108].

Эта задача до сих пор не выполнена. И сегодня она, как никогда, актуальна. А потому дело черносотенцев не устарело!

А. С. Степанов,

Альманах «Православие или смерть», № 14

 

Приложение 4. Ещё раз о Комплексе власти, Никоне и о Голубых патриотах…

 

«В церковной среде процветает гомосексуализм».

Роман Южаков, бывший иподиакон.

 

Мы знакомы почти десять лет – с того времени, когда он ушел из Московской Патриархии. Конечно, было немало переговорено на самые болезненные для него темы: о подчинении церкви советам, о сотрудничестве ряда иерархов со спецслужбами, о нравственном состоянии священства. Эти разговоры и подтолкнули меня к решению рассмотреть скрытые от глаз постороннего стороны церковной жизни. И первым открыто согласился высказаться он – бывший иподиакон одного из московских храмов Роман Южаков: «Надо же кому‑то, в конце концов, рассказать о моральной деградации в церкви». (Кстати, сейчас Роман занимается церковной историей.) *Как ты, выпускник истфака Московского педагогического института, оказался служителем церкви?

– Еще школьником я пришел в храм. Был служкой, чтецом. Собирался поступать в духовную семинарию, но меня предупредили, что загремлю в стройбат, если подам туда заявление. Пришлось повременить. Будучи студентом, продолжал ходить в храм. И только окончив институт, стал штатным церковнослужителем – иподиаконом, прослужил в штате три года.

Но дальше по церковной иерархии ты решил не подниматься. Почему?

– В те времена очень многих удерживала от вступления в клир необходимость пройти через «поповку» – так называют в храме комнату для священнослужителей. Известно было также, что среди священнослужителей было много внедренных агентов госбезопасности или просто неверующих людей, которые, естественно, плевали на традиционную христианскую этику.

Особенно дурной репутацией пользовались отделы Московской Патриархии, где праздношатались номенклатурные монахи, для которых иноческие обеты являлись лишь карьерным моментом их биографии, ступенью к епископству. Это были совершенно светские люди, лишенные нормальной сексуальной и семейной жизни со всеми вытекающими отсюда последствиями, в частности, в их среде процветал гомосексуализм.

Многим молодым неофитам духовники также не советовали идти и в монастыри. Особенно страшная ситуация была в Псково‑Печерском монастыре. Монахи жаловались, что настоятель, пользуясь своей дружбой с уполномоченным Совета по делам религий, безнаказанно закатывал настоящие оргии, а недовольных этим иноков избивал и просто изгонял из монастыря. Да и в Загорске, честно говоря, тоже было много чего…

Помню, как в 1990 году, будучи в Чехословакии на международной конференции «Христианство в современном мире», я разговорился с одним православным священником, учившимся в свое время в Троице‑Сергиевой лавре. «Что, – спросил он, – у вас все по‑прежнему курить нельзя, а „никодимов грех“ совершать можно?» Кстати, тогда были выборы Патриарха, и священник добавил по этому поводу: «Если Патриархом будет избран митрополит N (он назвал имя человека с ужасной для монаха репутацией. – Р.Ю.), это осложнит отношения Патриархии со многими православными Церквами».

*Что такое «никодимов грех»?

– Содомия. Именно покойному митрополиту Никодиму (Ротову) приписывалось внедрение в церковную жизнь, мягко говоря, не евангельских принципов монашеского общежития. Не слух ли это? Увы, не слух, а свидетельства разных людей, ставшие тем, что еще называется устным церковным преданием, которое в церковной среде обладает силой факта. К сожалению, в православном церковном предании митрополит Никодим остался далеко не святым человеком.

*В чем, по‑твоему, причина моральной деградации ряда православных иерархов и священнослужителей?

– Понимаешь, власть предержащим было выгодно иметь на ключевых церковных постах людей с каким‑либо пороком – как для того, чтобы посредством шантажа управлять ими, так и для того, чтобы просто разлагать изнутри Церковь. Эта политика стала осуществляться едва ли не сразу после легализации в 1943 году Московской Патриархии, но с митрополитом Никодимом она приобрела особенно одиозный характер и, к сожалению, плоды моральной деградации части церковной иерархии мы пожинаем и поныне.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.97 (0.014 с.)