ТОП 10:

Характер и периодизация Второй мировой войны



Основные вопросы:

- во-первых, каков был характер войны, которую вели Англия и Фран­ция в начальный период второй мировой войны, т. е. в 1939-1941 гг., и особенно в период так называемой "странной войны" 1939-1940 гг.;

- во-вторых, как оценивать позицию, занятую в 1939 -1941 гг. Совет­ским Союзом.

Традиционная марксистская историография существенные изменения. Преобладающая тенденция в оценке войны, которую вели Англия и Франция в 1939-1940 гг., подчеркивались такие стороны действий западных держав, которые свидетельствовали об империалистическом характере войны со стороны Англии и Франции в эти годы. Как правило, делался упор на то, что руководители этих стран и в начальный период второй мировой войны не оставляли надежд на достижение компромисса с фашистской Германией, на продолжение курса на стравливание Германии и СССР.

Напротив, позиция Советского Союза рисовалась в чрезвычайно бла­гоприятном свете. Замалчивались все негативные стороны политики сталинского руководства в эти годы, подчеркивались преимущества, полученные Советским Союзом после заключения пакта о ненападении с Германией.

В конце 80-х - начале 90-х гг., в связи с открытием части советских архивов, с применением более объективных приемов научного исследова­ния, начался пересмотр традиционных концепций советской историогра­фии. Однако в новом подходе к решению этих проблем. В результате создавалась обратная односторонняя оценка.

В ряде книг и статей, опубликованных в 90-е гг., делает­ся упор на своеобразную реабилитацию действий Англии и Франции в начальный период второй мировой войны, а иногда и на прямое отрица­ние империалистических тенденций в политике руководителей Англии и Франции в это время.

С другой стороны, в этих работах производится кардинальный пере­смотр оценок политики СССР в 1939-1941 гг. Дается крайне негативная оценка пакта о ненападении с Германией, более того, утверждается, что это был фактически не договор о ненападении, а договор о взаимопомощи, что Советский Союз прямо помогал фашистской Германии.

Основной враг мира - державы реакционно-фашистского блока во главе с Германией, ибо они ведут войну не только за то, чтобы взять реванш за поражение в первой мировой войне, как Германия, или получить новые территориальные приобретения, как Италия и Япония, но и за то, чтобы установить мировое господство, ликвидировать независимые национальные государства, уничтожить парламентскую демократию и установить "новый миро вой порядок".

С другой стороны, страны англо-французского блок - это тоже импе­риалистические, но неагрессивные, миролюбивые державы, страны буржуазно-парламентской демократии, которые ведут борьбу за сохране­ние status quo.

Вплоть до лета 1939 г. эта концепция была официальной точкой зрения советской пропаганды.

Поэтому, делался вывод, "соглашение между Советским Союзом и неагрессивными государствами" было бы "актом справедливым, прогрес­сивным" и "встретило бы восторженную поддержку международного рабочего класса и трудящихся во всех странах".

В соответствии с этой новой внешнеполитической установкой сталин­ское руководство СССР, ведя переговоры с Англией и Францией, делало упор на разоблачение их "мюнхенской политики", вступило в контакты с Германией и в августе 1939 г. пошло на заключение с ней пакта о ненапа­дении.

До войны противопоставление фашизму демократического режима было совершенно правильно. Во время войны между империалистически­ми державами это уже неправильно. Деление капиталистических госу­дарств на фашистские и демократические потеряло прежний смысл, война вызвала коренной перелом.

Тезис об империалистическом характере второй мировой войны со стороны обеих воюющих коалиций оставался постоянным тезисом советской пропаганды вплоть до 22 июня 1941 г. С особой настойчиво­стью он стал пропагандироваться после подписания договора о "дружбе и границе" между СССР и Германией 28 сентября 1939 г. Вина за развязы­вание и продолжение войны все более возлагалась на Англию и Францию.

После нападения фашистской Германии на Советский Союз в офици­альной пропаганде СССР сразу же произошел новый кардинальный пересмотр, ибо Советский Союз стал союзником Англии.

В докладе на торжественном заседании в связи с 24-й годовщиной Октябрьской революции 6 ноября 1941 г. Сталин заявил еще более определенно: "Немцы ведут теперь войну захватническую, несправедли­вую, рассчитанную на захват чужой территории и покорение чужих народов. В отличие от гитлеровской Германии Советский Союз и его союзники ведут войну освободительную, справедливую, рассчитанную на освобождение порабощенных народов Европы и СССР от гитлеровской тирании".

Вплоть до конца войны эта точка зрения была господствующей.

Более того, сразу после окончания второй мировой войны эта точка зрения была не только повторена, но и распространена не только на период Великой Отечественной войны, но и на начальный период второй мировой войны (1939-1941 гг.).

Новый пересмотр официальной точки зрения на характер второй миро­вой войны произошел во второй половине 50-х гг.3 варианта официальной кон­цепции.

Наиболее жесткий вариант гласил, что до 22 июня 1941 г. вторая ми­ровая война носила империалистический характер с обеих сторон и превратилась в освободительную, антифашистскую войну для всех противников нацистской Германии только после вступления в войну Советского Союза.

Однако со временем на первый план вышел смягченный вариант этой концепции. Утверждалось, что вторая мировая война началась в 1939 г. действительно как империалистическая со стороны обеих коалиций. Но постепенно, особенно с лета 1940 г., когда после поражения Франции усилилась угроза установления фашистского "нового порядка" в Европе, началось ее перерастание в антифашистскую, освободительную войну для всех противников Германии. Вступление в войну Советского Союза завершило этот процесс и окончательно утвердило ее освободительный, антифашистский характер.

Наконец, сложился и третий, более диалектический вариант официаль­ной концепции. Да, говорили его сторонники, вторая мировая война началась как империалистическая со стороны обеих коалиций. Но все же в действиях западных противников Германии с самого начала существовала также и освободительная, антифашистская тенденция. Сначала, в 1939-м и первой половине 1940 г., она не играла решающей роли, была второсте­пенной. Но постепенно, особенно с лета 1940 г., эта вторая тенденция стала превращаться в одну из равносильных, а затем и в преобладающую тенденцию. Окончательно этот процесс завершился после начала Великой Отечественной войны.

Все эти три варианта, а особенно две смягченные разновидности офи­циальной концепции, сосуществовали и высказывались в литературе по второй мировой войне вплоть до начала 90-х гг.

Встает еще один важный вопрос: как же в связи со всем уже сказан­ным можно оценить позицию сталинского руководства СССР в 1939 -1941 гг.?

Да, на основании секретного протокола о размежевании сфер государственных интересов СССР и Германии 17 сентября 1939 г. советские войска вступили в Западную Украину и Западную Белоруссию, которые затем были объединены с Советской Украиной и Советской Белоруссией. На том же основании в конце сентября - начале октября 1939 г. СССР заключил договоры о взаимопомощи с Эстонией, Латвией и Литвой и ввел туда первые контингента войск. Летом 1940 г. страны Прибалтики вошли в состав Советского Союза. Тогда же советские войска вступили на территорию Бесарабии.

Все эти события нередко интерпретируются в современной отечествен­ной публицистике, а иногда и в научной литературе как свидетельство того, что Советский Союз выступал в этих акциях как союзник Германии, а иногда, как это было в сентябре 1939 г., даже вел "совместные военные действия вместе с фашистской Германией против Польши".

Но такая оценка чрезвычайно одностороння, при­страстна и недостаточно учитывает сложности реальной ситуации 1939 -1941 гг.

Абсолютно ни на чем не основаны появившиеся в последние годы ут­верждения, будто бы Сталин готовил в 1941 г. упреждающий превентив­ный военный удар против Германии.

В книгах В. Суворова и ряде других изданий утверждается, будто Со­ветскому Союзу в 1940 - 1941 гг. никто не угрожал, и, наоборот, именно Советский Союз был готов нанести удар по Германии. С этой целью в СССР шла усиленная разработка оперативных военных планов, строились новые укрепленные районы, происходила перегруппировка войск, моби­лизация новых возрастных контингентов, активно проводились военно-штабные учения и военные маневры. На этом основании делается вывод, что вступление Советского Союза в активные военные действия против Германии планировалось будто бы начать 6 июля 1941 г., и Гитлер лишь опередил Сталина, напав 22 июня 1941 г. на СССР.

Измышления В. Суворова не раз убедительно опровергались и в отече­ственной и в зарубежной научной публицистике.

Да и катастрофические поражения Советского Союза в первые месяцы Великой Отечественной войны, летом и осенью 1941 г., являются бес­спорным свидетельством того, что даже оборонительные действия Крас­ной Армии, не говоря уже о наступательных, были связаны тогда с огромными трудностями.

Однако это ни в коем случае не может умалить громадный вклад Со­ветского Союза и его западных союзников - Англии и Соединенных Штатов - в великое благородное дело разгрома сил фашизма в годы второй мировой войны, а согласованные решения важнейших междуна­родных конференций тех лет - Тегеранской, Крымской и Потсдамской -провозгласили многие принципиально новые основы послевоенного мира, которые в последующие десятилетия не раз успешно использовались народами мира в борьбе за прочный мир, демократию и социальный прогресс человечества.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.8.46 (0.005 с.)