ТОП 10:

Архитектура Древней Греции. Афинский Акрополь.



 

Афинский акрополь — природная скала удлиненной формы с плоской вершиной. Размеры ее около 300 метров по длине, 130 (максимально) по ширине, уровень верхней площадки над морем — 156 м. Подъем на верх­нюю площадку — с узкой западной стороны, обращенной к морю (ил. 21).

Впервые поселение на верхней площадке Акрополя возникло еще в догреческие времена. В VII—VI веках до н. э. здесь уже существовали храмы, разрушенные позже персами. В отличие от более раннего вре­мени, теперь, в V веке до н. э., было решено создать единый, взаимосвязан­ный ансамбль.

Первое сооружение, которое встречает поднимающихся на Акро­поль — входные «ворота» — Пропилеи (архитектор Мнесикл; 440—432 гг. до н. э.), к которым вела тропа, развертывавшаяся серпантином по склону скалы. Основная часть Пропилеи состояла из двухколонных портиков, завершавшихся фронтонами западного и располагавшегося за ним во­сточного. Оба портика — дорические, но внутри их, с двух сторон централь­ного прохода,— ионические колонны. Таким образом, в этом сооруже­нии впервые применены два ордера — дорический снаружи, ионический внутри. Справа и слева от западного портика находились неравные по раз­мерам павильоны пинакотеки (картинная галерея) и библиотеки. Вслед­ствие этого Пропилеи приобрели асимметричный характер. Впечатление асимметрии усиливается наличием на правой стороне ската холма, за­вершенного Пропилеями, небольшого (высота колонн — 4,065 м) храми­ка — амфипростиля, посвященного Нике Аптерос — Бескрылой Победе. Это необычайно гармоничное сооружение (архитектор Калликрат; 449— 421 гг. до н. э.), изящное, тонко проработанное во всех деталях, поставлено на пиргосе — выступе скалы, обработанной подпорной стенкой.

Пройдя Пропилеи, поднявшись на Акрополь, видишь перед собой несколько правее, в отдалении, главный храм — Парфенон (ил. 18), посвя­щенный богине Афине — покровительнице города Афины (архитекторы Иктин и Калликрат; 447—432 гг. до и. э.); перед ним, чуть левее, возвы­шалась гигантская бронзовая статуя Афины Промахос (Афины Воитель­ницы), созданная Фидием, а за ней виднелся второй по размеру храм — Эрехтейон (архитекторы Архилох и Филокл, 421—407 гг. до н. э.), посвя­щенный Афине Полиаде и Посейдону, двум главным божествам Афин. Его название связано с именем древнейшего легендарного царя и героя Афин — Эрехтея.

Ансамбль Афинского акрополя асимметричен.

Парфенон от Пропилеи виден был в три четверти, что позволяло соз­дать полное впечатление о его объемной форме. Трехчетвертные точки зре­ния греки предпочитали всем другим. Доступ .в храм был с восточной сторо­ны; чтобы войти в него, следовало пройти вдоль всего сооружения снаружи, с северной стороны. Во время этого обхода возникало полное представле­ние о достоинствах его «внешней» архитектуры, и только после этого под­ходившие допускались архитектором внутрь храма. Здесь опять претворен принцип постепенного, «динамического» восприятия архитектуры.

В Парфеноне—большом восьмиколонном периптере (8х17 колонн, высота их — 10,5 м) — сохранены все признаки дорической архитектуры. Храм исключительно монументален, горделиво величав и красив суровой, мужественной красотой. Но вместе с тем он несколько отличается от храма Зевса в Олимпии: в нем нет подчеркнутой массивности, напротив, появ­ляется больше изящества, что достигнуто прежде всего использованием приемов ионического ордера в архитектуре сооружения. Высота колонн была увеличена до 5,48 нижнего диаметра вместо 4,6 в храме в Олим­пии, применен мотив зофорного — Панафинейского фриза, опоясываю­щего всю целлу с внешней ее стороны, и наконец установлены ионические колонны в интерьере храма, во втором помещении целлы.

Созданию впечатления гармонии и величавой красоты способствует активное применение скульптуры и снаружи, и внутри храма. Парфе­нон является одним из ярчайших образцов в мировой архитектуре под­линного и глубокого синтеза искусств. На метопах антаблемента развер­нута серия сцен мифологического содержания — битва лапифов и кентав­ров. Но главную роль в скульптурном убранстве экстерьера храма играют фронтонные композиции, посвященные рождению Афины из головы Зевса (восточный фронтон) и спору между Афиной и Посейдоном за преоблада­ние в Аттике (западный фронтон). Фронтоны Парфенона, совершенные по мастерству композиции и пластической выразительности, как и вся скульптура храма, изваянная под наблюдением Фидия и при его не­посредственном участии, могут служить изумительными образцами под­линного античного реализма.

Проходящий по стене Панафинейский фриз (общая протяженность 160 м) изображает торжественное шествие афинян, поднимающихся на Акрополь в день Великих Панафиней для возложения шитой золотом ман­тии — покрывала на статую Афины, стоящую в целле храма. В шествии участвуют почетные граждане города, старики, женщины; в процессии мы видим коней, которых ведут под уздцы воины. В изображениях много от живого наблюдения, замечательной меткости в рисунке. Прекрасно пере­даны движение, живая пластика человеческих тел, мастерски «вылеплены» складки одежд.

Внутри храма, заполняя собой глубину целлы, находилась хризоэле-фантинная статуя Афины Парфенос (Афины Девы), выполненная Фидием и сходная в пластическом отношении с другой его храмовой скульптурой Зевса в храме Олимпии.

Интерьер Парфенона определяется двумя основными помещениями, не считая пронаоса и опистодома — собственно целлой и расположенным за ней залом, где складывались дары Афине. Целла (наос) решена в виде своеобразного перистильного двора: две боковые колоннады заходят за скульптуру Афины и там соединяются. Таким образом, портики здесь рас­положены с трех сторон, сверху же вливается поток света, проникающий через гипетральнос отверстие в потолке.

К северу от Парфенона расположен Эрехтейон — двойной храм, посвя­щенный Афине Полиаде — покровительнице города и Посейдону (ил. 22). С мифом о Посейдоне связан образ мифологического персонажа — Эрехтея, отсюда и название храма. Сооружение это — едва ли не самое своеобразное из всех памятников Древней Греции. Небольшой по размеру храм имеет совершенно особую, асимметричную композицию, что было обусловлено рядом причин — постройкой храма на сильном скате почвы (падение с юга на север), наличием двух целл. необходимостью обеспечить вход в каждую из них. Основное внимание архитекторов было уделено стремлению придать композиции живой, индивидуальный, неповторимый характер — обеспечить постепенный обход сооружения (принцип «дина­мического» восприятия архитектуры), и,возможно, желанием сделать этот храм совершенно отличным, непохожим на соседний, огромный по разме­рам Парфенон. Парфенон решен в дорическом ордере, Эрехтейон — в иони­ческом; Парфенон симметричен, Эрехтейон несимметричен.

Знакомство с Эрехтейоном начинается с Пропилеи. Сперва зритель видит портик кариатид. Чудесная его пластика привлекает особое внима­ние. Зритель подходит к скульптурам, любуется ими и далее направляет­ся вдоль гладкой южной стены, завершенной тонко исполненным беломра­морным фризом на фоне черного мрамора. Далее раскрывается легкая. гармоничная композиция восточного фасада с входом в целлу Афины.

Правее восточного портика с определенного расстояния становится видна боковая сторона северного портика. Следует спуск но лестнице. В глубине портика зритель видит прекрасный портал — вход в пронаос целлы Посейдона. Очень просто оформленный, украшенный лишь налич­ником с сандриком, он являлся на протяжении веков образцом реше­ния парадных дверей монументальных сооружений. Композиция его была использована во многих зданиях эпохи Возрождения и периода клас­сицизма.

Таким образом. Акрополь — сложный архитектурно-пространствен-ный комплекс, организованный на началах объемно-пластического равно­весия и максимального учета и использования окружающей природы. Принципы построения планировочной композиции, последовательно разви­тые в ансамбле Акрополя и в других сооружениях Греции V века до н. э., обогатили мировую архитектуру, не утратив своего значения и по сей день.

Среди сооружений 2-й половины V века до и. э. особое место зани­мает дорический храм Аполлона в Бассах в Фигалии, на Пелопоннесе — уникальное сооружение классической архитектуры, творение архитектора Иктина. В фигалийском храме на оси сооружения, на границе двух частей целлы, стояла ранее одиночная колонна с коринфской капителью архаич­ного рисунка. Эта коринфская колонна -— первый образец коринфского ордера в античной архитектуре из числа дошедших до нас памятников.

Храм Аполлона в Бассах — первое в истории древнегреческой архитек­туры сооружение, в котором было применено сразу три ордера — дори­ческий (снаружи храма), ионический (в колоннадах целлы) и коринф­ский (в упомянутой колонне).

V век до и. э. — время наибольшего расцвета древнегреческого ис­кусства и архитектуры. В зодчестве IV века до н. э. расширился круг композиционных при­емов, появляется, в частности, тип круглого периптера. Архитектура, при сохранении строгости и композиционной ясности, обретает начала декора­тивности и эстетической взыскательности. Само активное использование круглой формы способствовало созданию повышенных эффектов. Сравнительно часто применялся самый декоративный и сложный из всех орде­ров — коринфский. Все это явилось следствием новой социальной обста­новки и изменений идеологического порядка после окончания Пелопоннесской войны. Потрясения и лишения, вызванные войной, побудили создавать архитектурные сооружения, способные более полно и многообраз­но удовлетворять запросы народа, отвлекать его от жизненных сложностей, доставлять эмоциональное наслаждение.

Театр в Эпидавре вмещал уже 25 тысяч зрителей. Он хорошо сохра­нился, и светлая каменная чаша его театрона, расположенная на лесистом холме, своими четкими круглящимися линиями убедительно контрастиру­ет с пологими очертаниями окружающих гор.

Последующее развитие греческой архитектуры в эпоху эллинизма (III—I вв. до и. э.) в значительной мере было основано на традициях древ­негреческого зодчества, хотя в это время резко возрастают восточные влия­ния. Главной темой архитектуры этого времени становится градостроительство. В пределах обширных территорий, завоеванных Александром Ма­кедонским, создаются многочисленные новые торговые центры, расположенные на пересечениях торговых путей, на берегах рек и на морском по­бережье. Строительство проводилось в больших масштабах и быстрыми темпами. Отсюда необходимость выработать теоретические основы для него. а также новые технические способы для возведения бесчисленных здании как в новых, так и в заново оформляемых старых городских центрах. В результате в это время создаются научные архитектурные трактаты, авторы которых стремятся разработать пути развития рационального строительства как в архитектурно-планировочном, так и в техническом отно­шениях.

В это время вырабатывается принципиальная схема планировки города, расчленяемого прямолинейной сеткой улиц на равновеликие кварталы. В центре города располагались основные общественные сооружения народного собрания, городского совета, базилики (здания судебно-административного назначения), гимназии, школы, храмы и другие. Централь­ная городская площадь приобретает характер рыночной площади — агоры, ограниченной но контуру колонными портиками, отчего она фактически превращается в подобие большого перистильного двора. Портики огромной протяженности, так называемые стой, окаймляли и главные улицы городов. Они вызывались практической необходимостью - под ними укрывались от лучей солнца продавцы и покупатели. Портики фактически являлись навесами перед входами в лавочные помещения, которые непрерывными рядами тянулись вдоль улиц.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.57.202 (0.005 с.)